ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА)

Все существующее протекает во времени. Это касается и правоотношений, в том числе гражданских. Влияние времени проявляется также и в области обязательственного права, особенно в отношении исполнения обязательства. Само назначение обязательства заключается в его исполнении, именно в нем состоит точка напряжения, то главное, ради чего обязательство возникло. Поэтому немаловажным обстоятельством является время, в которое должна произойти развязка - исполнение обязательства.
Хотя сам по себе феномен времени принадлежит скорее к физическим явлениям, он не безразличен и для права. Поэтому совершенно обоснованно высказывается на этот счет В.С. Толстой. Срок совершения действия в законодательстве и в индивидуальных актах определяется различно. Но каким бы он ни был, соблюдение его (а значит, и нарушение) должно иметь юридическое значение, в противном случае нет смысла говорить о сроке как об одной из характеристик обязанности <*>.
--------------------------------
<*> Толстой В.С. Исполнение обязательств. М., 1973. С. 145 - 146.
Срок исполнения обязательства как гражданско-правовая категория корреспондирует с общими положениями гражданского права о сроках. Следовательно, на сроки исполнения обязательства в полной мере распространяются эти общие положения о сроках, их установлении, исчислении, наступлении сроков и проч.
Бессрочные обязательства
Может ли обязательство вообще не предусматривать срок его исполнения в том смысле, чтобы обязательство оказалось бессрочным? Такое положение представляется невозможным, ибо обязательство, в принципе не имеющее срока его исполнения, лишено всякого практического смысла <*>.
--------------------------------
<*> Причем здесь мы не ведем речь об обязательствах до востребования, обязательствах с неопределенным сроком исполнения. Срок исполнения таких обязательств все же существует и определяется соответственно востребованием, разумным сроком и т.д. Отдельно следует поставить вопрос и о сроках действия договора, то есть обязательства в широком смысле.
Даже когда в законодательстве употребляется такая терминология, как бессрочная обязанность, срок исполнения обязательства все равно известен либо определим. Например, согласно п. 2 ст. 583 ГК РФ по договору ренты допускается установление обязанности выплачивать ренту бессрочно (постоянная рента). При этом срок исполнения конкретных субъективных обязательств определяется соглашением сторон, а при его отсутствии - диспозитивной нормой. Если иное не предусмотрено договором постоянной ренты, постоянная рента выплачивается по окончании каждого календарного квартала (ст. 591 ГК РФ).
Существование бесконечно долгого (а по существу, бессрочного) обязательства потенциально открывает конструкция обязательства до востребования, если вслед за М.Я. Кирилловой <*> и В.С. Толстым <**> признать, что по таким обязательствам исковая давность не начинает истекать с момента возникновения самого обязательства. Технически не допустить такое положение вещей, если признать это недопущение необходимым, возможно различными средствами - как с помощью установления особого правила о течении срока исковой давности для таких, по существу, потенциально бессрочных обязательств, так и с помощью установления некоторого разумного срока, после истечения которого обязательство в силу закона трансформируется в срочное обязательство и при отсутствии исполнения начинается течение срока исковой давности.
--------------------------------
<*> Кириллова М.Я. Исковая давность. М., 1966. С. 86.
<**> Толстой В.С. Указ. соч. С. 147.
В связи с этим я склонен согласиться с мнением В.С. Толстого о том, что нецелесообразно разрешать в законодательстве установление бессрочных обязательств. Кроме того, полагаю небезосновательным его же мнение о том, что дело здесь не только в отдельных нарушениях, когда некоторые участники обязательственных правоотношений пытаются оправдать свою недисциплинированность отсутствием сроков в законе или договоре, а в том, что получается несоответствие между мотивами, которыми руководствовался законодатель при установлении сроков исковой давности, и мотивами, по которым в нашем гражданском праве не вводится запрет заключать бессрочные договоры <*>.
--------------------------------
<*> Толстой В.С. Указ. соч. С. 148.
Отрицательные обязательства
Особой спецификой обладает срок исполнения так называемых отрицательных обязательств. Поскольку существо таких обязательств заключается в воздержании от действий, обязательство исполняется ежесекундно. Представляется, однако, что в отрицательном обязательстве, в отличие от других обязательств, едва ли можно говорить о просрочке исполнения в силу самого характера обязательства. Всякое нарушение обязательства будет представлять собой неисполнение.
Нормативное регулирование
В обязательственном праве срок исполнения обязательства традиционно подвергается нормативному регулированию. Современное гражданское законодательство России сосредоточило общие положения о сроках исполнения обязательства в ст. 314 - 315 ГК РФ.
Если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения или период времени, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство подлежит исполнению в этот день или, соответственно, в любой момент в пределах такого периода (п. 1 ст. 314 ГК РФ).
В случаях когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства.
Обязательство, не исполненное в разумный срок, а равно обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства (п. 2 ст. 314 ГК РФ).
Должник вправе исполнить обязательство до срока, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо не вытекает из его существа. Однако досрочное исполнение обязательств, связанных с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, допускается лишь тогда, когда возможность исполнить обязательство до срока предусмотрена законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства (ст. 315 ГК РФ).
Установление срока
Субъекты
Феномен срока исполнения обязательства гносеологически проявляется с момента его установления. В связи с этим необходимо уяснить, кто именно может определять срок в каждом конкретном обязательстве.
Исходя из общего принципа автономии воли в гражданском праве (п. 2 ст. 1 ГК РФ) главными субъектами, имеющими право на установление срока исполнения обязательства, выступают сами стороны того или иного обязательства. Участники гражданских отношений могут своей волей и в своих интересах установить срок исполнения конкретного обязательства, возникающего или уже возникшего между ними.
С учетом того, что в современном гражданском праве многие обязательства, если не большинство, возникают из договора, установление срока исполнения обязательства тесно связано с принципом свободы договора (ст. 421 ГК РФ). Стороны договора по своему усмотрению определяют условия договора, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ст. 422 ГК РФ). Так, срок исполнения обязательства по передаче товара, возникшего из договора купли-продажи, определяется сторонами этого договора (п. 1 ст. 457 ГК РФ).
Однако реализация принципа автономии воли, равно как и принципа свободы договора, может быть ограничена законом в определенных случаях. Срок исполнения обязательства, таким образом, может быть императивно определен законом, и, следовательно, субъектом, устанавливающим срок исполнения обязательства; в этой ситуации в широком смысле понимания субъекта в праве вообще фактически выступает законодатель. При этом роль участников гражданского правоотношения здесь все же не утрачивается вовсе, ибо именно они, как правило, вольны решать, вступать им в такое правоотношение, в котором срок исполнения императивно определен законом, или нет. Императивные сроки исполнения обязательства не характерны для гражданского права и число их не столь велико.
Императивные сроки, как правило, устанавливаются для целей защиты экономически более слабой стороны обязательственного правоотношения. Например, при устранении продавцом недостатков проданного потребителю товара продавец обязан на период проведения ремонта предоставить потребителю аналогичный товар в трехдневный срок (п. 2 ст. 20 Закона РФ "О защите прав потребителей").
Требования потребителя о соразмерном уменьшении покупной цены товара, возмещении расходов на исправление недостатков товара потребителем или третьим лицом, а также о возмещении убытков, причиненных потребителю расторжением договора купли-продажи (возвратом товара ненадлежащего качества изготовителю), подлежат удовлетворению продавцом (изготовителем) или организацией, выполняющей функции продавца (изготовителя) на основании договора с ним, в течение десяти дней со дня предъявления соответствующего требования (ст. 22 Закона РФ "О защите прав потребителей").
Пределы установления срока
Принципы свободы договора и автономии воли в аспекте применения их к сроку исполнения обязательства не могут не привести к возникновению вопроса о пределах свободы в установлении срока исполнения обязательства. Насколько большим или малым этот срок может быть установлен сторонами? Есть ли здесь какие-либо пределы или свобода усмотрения сторон безгранична? На первый взгляд, с учетом сказанного, напрашивается положительный ответ на этот вопрос: стороны абсолютно свободны в установлении своих прав и обязанностей и, следовательно, по соглашению сторон они могут определить сколь угодно малый, равно как и сколь угодно большой срок исполнения обязательства.
Полагаю, однако, это неверным. Свобода сторон стеснена в этом вопросе объективными законами. Ничтожно малый срок исполнения обязательства, который объективно невозможно соблюсти, хотя бы и оговоренный сторонами в соглашении (например, построить дом за пять минут), очевидно не может иметь связующего значения для сторон, ибо imposibilum nulla obligatio est - и в этом смысле такое условие о сроке в договоре следует считать ничтожным. К схожему выводу можно прийти, когда срок исполнения обязательства в договоре определен чрезвычайно большим (например, оплатить стоимость проданной вещи через двести лет). Представляется, что и такой срок следует считать ничтожным <*>.
--------------------------------
<*> Здесь, правда, возможно некоторое затруднение в определении характера такого соглашения: является оно договором купли-продажи с неопределенным сроком исполнения или стороны в действительности фактически имели в виду дарение, прикрыв его соглашением о купле-продаже с таким явно нереальным сроком исполнения обязательства по оплате товара.
Некоторую практическую сложность могут составлять случаи, когда отдаленность срока исполнения от момента возникновения обязательства будет занимать, условно говоря, пограничную позицию, которую затруднительно будет квалифицировать как нереальность срока исполнения обязательства или его притворность. В таких ситуациях прийти к определенному выводу можно, лишь разобрав каждый конкретный случай с учетом всех имеющих существенное значение обстоятельств.
Общая классификация сроков исполнения обязательств
Для классификации сроков исполнения обязательств могут приниматься различные основания. Так, сроки исполнения обязательства могут составлять их дихотомию: установление сроков либо волеизъявлением сторон (стороны), либо законом. В результате можно говорить о договорных и законных сроках исполнения обязательств.
В зависимости от степени определенности срока исполнения обязательства выделяют обязательства с определенным или неопределенным сроком исполнения. При этом следует заметить, что не может существовать обязательство с неопределимым в принципе сроком исполнения. Если срок исполнения не определен сторонами правоотношения, не регламентируется для данного обязательства нормативно, его определение осуществляется на основании общих положений обязательственного права об исполнении обязательств.
Степень определенности срока исполнения позволяет выявить ряд сроков исполнения, в котором эти сроки располагаются по мере снижения этой степени определенности: 1) точно определенный срок; 2) срок, определяемый по условиям обязательства или по его существу; 3) разумный срок.
Каждая из названных категорий сроков может быть подвергнута отдельной классификации, которая будет продемонстрирована далее.
Выделяются также общие и частные (промежуточные) сроки исполнения обязательств. Как указывал В.П. Грибанов, частные сроки представляют собой разбивку общего срока на части. Это происходит обычно в тех случаях, когда правоотношения между сторонами носят длящийся характер и исполнение, которое должен осуществить обязанный субъект, производится по частям. Установление частных сроков, например при исполнении договора поставки, имеет важное значение, ибо обеспечивает более ритмичную поставку получателю сырья, топлива, материалов и т.п. и тем самым гарантирует бесперебойную и планомерную работу предприятия-получателя, устраняет временное омертвление оборотных средств при редкой поставке продукции крупными партиями, снижает расходы по хранению продукции и т.п. <*>. Цель промежуточных сроков, как правило, заключается в контроле со стороны кредитора за своевременностью исполнения обязательства должником <**>.
--------------------------------
<*> Грибанов В.П. Сроки в гражданском праве // Осуществление и защита гражданских прав. М., 2000. С. 253.
<**> Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого: 6-е изд., перераб. и доп. М., 2002. С. 638 (автор главы - М.В. Кротов).
При поставке товаров отдельными партиями (по частям) закон предусматривает их равномерную помесячную поставку. В литературе указывается, что Гражданский кодекс РФ урегулировал вопрос о частных сроках только для отношений по поставкам, и поэтому рекомендуется при заключении других торговых договоров пользоваться моделью, предусмотренной для поставок <*>. К этому следует добавить, что воспользоваться такой моделью целесообразно, только если характер хозяйственных отношений действительно отражает потребность в таком подходе.
--------------------------------
<*> Пугинский Б.И. Коммерческое право России. М., 2003. С. 155.
В зависимости от последствий пропуска срока исполнения обязательства можно выделять абсолютно строгие сроки и относительно строгие. Абсолютно строгие сроки исполнения обязательства характеризуются тем, что пропуск такого срока сам по себе дает кредитору право отказаться от принятия задавненного исполнения, тогда как при относительно строгом сроке исполнения такой отказ допускается лишь в связи с утратой кредитором интереса к исполнению в связи с просрочкой. Абсолютно строгие сроки, или по иной терминологии - необходимые сроки, были известны еще римскому праву <*>.
--------------------------------
<*> Дождев Д.В. Римское частное право / Под ред. В.С. Нерсесянца. М., 1996. С. 453.
Оценка срока исполнения как безусловно необходимого для согласования позволяет выделить еще одну дихотомию: срок исполнения обязательства, который сторонам необходимо согласовать, для того чтобы договор считался заключенным, и срок исполнения обязательства, не составляющий существенного условия договора в силу закона. По свидетельству М.И. Брагинского, еще при создании ГК РСФСР 1964 года вопрос о признании срока исполнения для всех случаев существенным условием договора отпал, а новый ГК РФ диспозитивной нормой ст. 314 перекрывает все возможные варианты решения вопроса о сроке исполнения обязательства <*>. Позволю себе дополнить это положение тем, что еще судебная практика Правительствующего сената Российской империи полагала, что закон не требует, чтобы во всяком договоре был означен срок его действия, а неуказание в договоре срока не служит основанием к признанию такого договора недействительным. Указывалось также, что всякое обязательство, в коем не указан срок платежа, но установлена обязанность платить долг, есть бессрочное долговое обязательство <**>.
--------------------------------
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное). <*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. 2-е изд., испр. М., 1999. С. 304 - 305.
<**> Исаченко В.В. Законы гражданские. Пг., 1916. С. 491.
Аналогичные подходы обнаруживаются и в иностранных правопорядках. Например, английское право в принципе не рассматривает срок в качестве существенного условия договора, однако для отдельных видов договоров срок исполнения может признаваться судом существенным условием <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е.А. Васильев: 2-е изд., перераб. и доп. М., 1992. С. 277 (автор - Р.Л. Нарышкина).
Определенный срок исполнения обязательства
Обязанность исполнения обязательства в определенное договором время характерна для всего гражданского права и основывается на автономии воли сторон и обязательной силе договора. Договорное право повсеместно исходит из необходимости исполнения обязательства в определенное договором или определимое из условий договора время. При этом большинство правовых систем признает просрочкой сам факт неисполнения обязательства в установленный в договоре срок <*>.
--------------------------------
<*> Тынель А., Функ Я., Хвалей В. Курс международного торгового права. Минск, 2000. С. 181 (автор главы - А. Тынель).
Положения о необходимости исполнения в предусмотренный договором срок закреплены п. "а" ст. 6.1.1 Принципов международных коммерческих договоров Международного института унификации частного права (УНИДРУА) (далее - Принципы УНИДРУА) <*> и п. 1 ст. 7:102 Принципов европейского договорного права <**>, п. "а" ст. 33 Конвенции ООН "О договорах международной купли-продажи товаров" (Вена, 1980 г.).
--------------------------------
<*> Принципы международных коммерческих договоров / Пер. с англ. А.С. Комарова. М., 1996. С. 129.
<**> Principles of European Contract Law. Parts I and II / Ed. by O. Lando, H. Beale. The Hague, London, Boston. 2000. P. 332.
Как справедливо отмечает М.И. Брагинский, указание срока исполнения в договоре является общим правилом <*>. Законодатель даже исподволь, самой логикой изложения стремится побудить оборот к большей определенности. Поэтому указывается целый ряд источников для определения срока исполнения: договор, закон, иной правовой акт, существо обязательства, обычаи делового оборота. Только тщетность в отыскании во всех этих пунктах ответа на вопрос о сроке исполнения приводит к применению регулятивной нормы, ссылающейся на разумный срок исполнения обязательства. Тем самым законодатель явно стремится ограничить действие соответствующей специальной нормы <**>, рассчитывая на то, что до ее применения неопределенность будет устранена с помощью других факторов регламентации действий.
--------------------------------
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное). <*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. С. 322.
<**> Там же. С. 323.
В литературе указывается, что, если срок точно не определен в обязательстве, оно должно быть исполнено в разумный срок <*>. Это утверждение необходимо уточнить, поскольку срок в обязательстве может быть определен, но не вполне точно, недостаточно ясно. В этом случае едва ли допустимо применять правило о разумном сроке исполнения, ибо в силу п. 2 ст. 314 ГК РФ последний применяется, когда обязательство не содержит условий, позволяющих определить срок исполнения. При неточном, неясном условии о сроке исполнения подлежит применению ст. 431 ГК РФ, посвященная правилам толкования договора.
--------------------------------
<*> Гражданское право: Учебник / Под ред. С.П. Гришаева. М., 1998. С. 143 (автор главы - Г.Д. Отнюкова).
Определенный срок исполнения обязательства характеризуется тем, что либо нормативно, либо в силу условий обязательства срок исполнения последнего является установленным. Однако поскольку срок относится к категории времени, а время может исчисляться с помощью различных величин, даже точное установление срока исполнения обязательства может осуществляться различными способами.
Момент
Прежде всего, срок исполнения обязательства может предусматриваться в виде конкретного времени определенной даты. Хотя следует признать обоснованным утверждение В.С. Толстого о том, что далеко не всегда есть необходимость с точностью до секунды или нескольких секунд предусматривать время исполнения <1>. Нельзя также не отметить, что современный динамичный оборот нередко составляют такие обязательственные правоотношения, в которых для сторон имеет значение не только день исполнения, но и конкретное время исполнения в течение дня <2>, а порой и настолько точное, что говорить о секундах вполне оправданно <3>. Учитывая это, следует признать, что норма п. 1 ст. 314 ГК РФ, которая устанавливает, в частности, что, если обязательство предусматривает определенный день его исполнения, оно подлежит исполнению в этот день, страдает некоторой неполнотой. Если обязательство предусматривает, что оно подлежит исполнению в определенное время дня, оно должно быть исполнено в это время. Верность такого подхода подтверждается отдельными положениями гражданского законодательства. Например, в п. 2 ст. 508 ГК РФ установлено, что наряду с определением периодов поставки в договоре поставки может быть установлен график поставки товаров (декадный, суточный, часовой и т.п.). Б.И. Пугинский применительно к отношениям по поставке товаров указывает, что в качестве самостоятельного условия, определяющего частоту передачи товара, помимо сроков могут устанавливаться графики отгрузки или передачи товара. Графики представляют собой календарное расписание с указанием дней отгрузки. Они могут устанавливаться как часовые и даже минутные, в частности при завозе продуктов в школьные столовые, полуфабрикатов в магазины, товаров по торговым точкам <4>. Следует уточнить, что, на мой взгляд, графики отгрузки или передачи товаров устанавливаются не помимо сроков исполнения обязательства, а как раз и являются источником определения сроков исполнения обязательства. Они, как правило, представляют собой частные сроки, в которые осуществляется поставка всей партии товара с разбивкой на соответствующие части. Поэтому представляется не вполне ясным утверждение о том, что сроки поставки и графики отгрузки - это разные условия договора, а также о том, что частные сроки могут быть соблюдены, а все графики сорваны <5>. При таком подходе система сроков исполнения обязательства выглядит уже трехуровневой: общий срок поставки всего товара - частный срок поставки отдельной партии - срок отгрузки в соответствии с графиком. Назначение последнего звена в этой системе не совсем ясно.
--------------------------------
<1> Толстой В.С. Указ. соч. С. 145.
<2> Особенно это характерно для финансового рынка. Так, по свидетельству некоторых исследователей самыми популярными вариантами срока сделки РЕПО являются дни или часы. См.: Трошин И. Сделки РЕПО: проблемы правовой квалификации // Хозяйство и право. 2003. N 10. С. 55.
<3> Например, исполнение обязательства произвести залп салюта в определенный с точностью до секунд торжественный момент.
<4> Пугинский Б.И. Указ. соч. С. 158.
<5> Там же. С. 158.
Конечно, можно предположить, что договором поставки определяются отдельно график отгрузки и срок поставки одной и той же партии товара, при этом за соблюдение первого срока (видимо, более раннего), равно как и за соблюдение второго (более позднего), отвечает поставщик. Однако при таком положении вещей покупатель в основном заинтересован в соблюдении именно второго срока, тогда как соблюдение первого не всегда будет иметь принципиальное значение. К тому же неясно, какое значение для покупателя может иметь срыв графика отгрузки, если товар поставлен ему, тем не менее, в срок.
Дата
Обязательство нередко предусматривает его исполнение в конкретно обозначенный датой день. Например, обязательство может предусматривать доставку подарка юбиляру в конкретный день его рождения. Если обязательством не установлено иное, исполнение в этом случае может последовать в любое время в течение этого дня. В законодательстве остается открытым вопрос о том, в какой именно момент в течение соответствующего дня должно быть исполнено обязательство. Теоретически исполнение, произведенное в любой момент в течение суток, должно было бы признаваться надлежащим. Однако, полагаю, это утверждение будет не всегда верным. Здесь существенное значение может иметь характер обязательства. Если, например, обязательство предусматривает передачу товара, то при отсутствии особых оснований для иного вывода обязательство следует исполнять таким образом, чтобы оно не причиняло неудобств кредитору. Кроме этого, следует учитывать также торговые обычаи и обыкновения. Так, едва ли стоило бы признать надлежащим исполнением доставку товара в ночное время суток на склад покупателя, если только этот склад в силу специфики конкретной деятельности не работает круглосуточно или по ночам. Работа множества организаций, как коммерческих, так и некоммерческих, осуществляется обычно в так называемые рабочие часы, поэтому исполнение обязательства в нерабочее время едва ли должно признаваться надлежащим, если принятие такого исполнения требует совершения определенных действий сотрудниками организации. Напротив, зачисление, например, безналичных денежных средств на банковский счет кредитора, безусловно, допустимо в любое время суток обусловленного дня исполнения.
Период времени
Срок исполнения обязательства может быть определен периодом времени. В этом случае исполнение производится в любой момент в пределах этого периода. Поскольку любой период времени имеет начальную точку течения времени и конечный момент его истечения, требуется определение границ (пределов) соответствующего периода времени. Установление границ периода времени как срока исполнения обязательства отдается на усмотрение сторон и осуществляется с учетом правил о сроках в гражданском праве (глава 11 ГК РФ). В Принципах УНИДРУА и европейском договорном праве аналогичный подход дополняется следующим указанием: обстоятельства при этом могут свидетельствовать о том, что выбор времени исполнения может быть предоставлен соответствующей стороне <*>. Аналогичный подход определен в ст. 33 Венской конвенции "О договорах международной купли-продажи товаров".
--------------------------------
<*> См. п. "b" ст. 6.1.1 Принципов УНИДРУА, п. 2 ст. 7:102 Принципов европейского договорного права.
Установление срока поставки путем определения периода наиболее распространено в коммерческих сделках зарубежных фирм <*>.
--------------------------------
<*> Герчикова И.Н. Международное коммерческое дело: Учебник для вузов. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2001. С. 211.
Срок исполнения обязательства, определенный
указанием на событие
Срок исполнения обязательства может определяться посредством указания на событие, которое должно неизбежно наступить (ч. 2 ст. 190 ГК РФ). Если событие не обладает качеством неизбежности наступления, такое положение в договоре не может определять срок договора. В арбитражной практике применительно к сроку действия поручительства обнаруживается соответствующая иллюстрация.
Кредитор обратился в арбитражный суд с иском к должнику по денежному обязательству и поручившемуся за него лицу о взыскании суммы долга по кредитному договору.
При рассмотрении спора было установлено, что иск заявлен по истечении годичного срока со дня наступления срока исполнения основного обязательства, определенного в кредитном договоре. Ссылаясь на это обстоятельство, поручитель просил освободить его от ответственности по основаниям, предусмотренным п. 4 ст. 367 ГК РФ.
Поскольку договором поручительства предусмотрено его действие до фактического возврата суммы займа, кредитор просил отклонить доводы поручителя.
Арбитражный суд исковые требования удовлетворил за счет основного должника, в отношении поручителя в иске отказал.
При этом суд обоснованно исходил из следующего. Согласно ст. 190 ГК РФ установленный сделкой срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами. Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить. С учетом этого установленное в договоре условие о действии поручительства до фактического исполнения основного договора не может считаться условием о сроке.
В соответствии с п. 4 ст. 367 ГК РФ в случаях, когда срок в договоре поручительства не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иск к поручителю.
В связи с этим Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ сделал следующий вывод: условие договора о действии поручительства до фактического исполнения обеспечиваемого обязательства не может рассматриваться как устанавливающее срок действия поручительства, поскольку не соответствует требованиям ст. 190 ГК РФ (п. 2 Обзора) <*>.
--------------------------------
<*> Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 января 1998 года N 28 "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве" // Вестник ВАС РФ. 1998. N 3. С. 93.
На практике нередки случаи, когда согласно условиям договора срок исполнения соответствующего обязательства стороны устанавливают в виде точно определенного периода времени, однако начало отсчета этого периода связывается с определенным событием, которое, по их мнению, должно произойти в будущем. Так, согласно обстоятельствам одного из судебных дел договор предусматривал, что заказчик обязан оплатить выполненную работу в течение пяти рабочих дней с момента подписания акта приемки результата работ. Работы, выполненные подрядчиком, были приняты по акту без указания даты его подписания. В связи с этим суд указал, что отсутствие на акте приемки работ даты его составления не освобождает сторону от обязанности по своевременной оплате принятых работ и обязательство должно быть исполнено согласно ст. 314 ГК РФ в разумный срок после возникновения обязательства <*>.
--------------------------------
<*> Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 8 октября 2001 года по делу N КГ-А41/5631-01.
В связи с данным делом обоснованно поставить вопрос о возможности определения срока исполнения обязательства посредством указания периода времени, исчисляемого с момента подписания сторонами акта приемки работ. Как отмечалось, согласно ч. 2 ст. 190 ГК РФ срок может определяться указанием на событие, которое должно неизбежно наступить. Является ли таковым событием составление акта приемки выполненных работ, хотя бы стороны и были обязаны его составить по условиям принятого на себя обязательства? Думается, едва ли кто-либо возьмется оспорить утверждение о том, что не все принятые на себя обязательства участники гражданско-правовых отношений исполняют с неизбежностью. Следовательно, такое событие, как составление в будущем акта принятых работ, равно как и любое иное событие, тождественное исполнению обязательства одной или несколькими сторонами правоотношения, не обладает качеством неизбежности наступления. В связи с этим указание на такое событие не может рассматриваться как установление сторонами срока, хотя бы оно и дополнялось указанием на последующее истечение оговоренного периода времени. Поскольку первый элемент, определяющий срок исполнения (событие), не обладает свойством неизбежности, присоединение к нему определенного периода времени не исправляет недостатка, обращая и все условие о сроке, составленное из двух элементов, в такое, которое не отвечает требованиям гражданского закона.
Неопределенный срок исполнения
Срок исполнения до востребования
Обязательство может подразумевать или предусматривать его исполнение по востребованию. Это предполагает необходимость предъявления кредитором требования должнику. При этом должник обязан исполнить обязательство в семидневный срок со дня предъявления указанного требования, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства (абз. 2 п. 2 ст. 314 ГК РФ).
Как видно из закона, семидневный срок может быть заменен иным в пяти случаях, когда иное вытекает: 1) из закона; 2) иного правового акта; 3) условий обязательства; 4) обычая делового оборота; 5) существа обязательства.
По-видимому, ни один из этих случаев не распространяется на ситуацию, когда в требовании кредитора содержится соответствующее указание на срок. Поскольку таковое требование является односторонним волеизъявлением кредитора, оно без одобрения должником не может рассматриваться как условие обязательства (договора).
Практическая ситуация может быть рассмотрена через такую дихотомию: указанный кредитором в требовании об исполнении обязательства срок менее семидневного либо более.
В теории гражданского права единодушно признается, что семидневный срок исполнения в обязательствах до востребования установлен в пользу должника. Поэтому его иногда именуют льготным сроком. Назначение семидневного срока сводится к тому, чтобы дать должнику время подготовиться к исполнению. Исходя из этого, по моему мнению, одностороннее волеизъявление кредитора, определенное в требовании об исполнении, не может связывать должника, если оно сводится к истребованию исполнения ранее семидневного срока, установленного законом, или иного срока, вытекающего из закона, иного правового акта, условий обязательства, его существа или обычаев делового оборота.
Сложнее обстоит дело со случаями, когда требование кредитора о востребовании исполнения содержит указание на более длительный срок. С учетом льготного характера срока исполнения в обязательствах до востребования представляется обоснованным считать, что должник может воспользоваться этим сроком без угрозы впасть в просрочку, однако он свободен без согласия кредитора исполнить обязательство по истечении семидневного срока, не будучи при этом затронутым предписаниями ст. 315 ГК РФ о досрочном исполнении.
Косвенное частичное подтверждение высказанным предположениям можно обнаружить в судебной практике. Разъясняя некоторые вопросы практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета, Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ указал, что по смыслу п. 1 ст. 859 ГК РФ договор банковского счета прекращается с момента получения банком письменного заявления клиента о расторжении договора (закрытии счета), если более поздний срок не указан в заявлении <*>. Таким образом, одностороннее волеизъявление контрагента было принято во внимание.
--------------------------------
<*> Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 апреля 1999 года N 5 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета" // Вестник ВАС РФ. 1999. N 7. С. 8.
Форма востребования. Закон не определяет форму, в которой производится востребование кредитором исполнения. Представляется, что само по себе требование об исполнении представляет собой одностороннюю сделку, поскольку направлено на изменение обязательственного правоотношения и влечет изменение гражданских прав. Обязательство из несозревшего с истечением льготного срока становится созревшим, то есть с наступившим сроком исполнения. Поэтому, думается, есть основания применить к такому требованию положения гражданского права о форме сделки.
Восприятие требования. Поскольку требование об исполнении обязательства - односторонняя сделка, необходимо определить момент, с которого происходит изменение обязательственного правоотношения и начинает истекать семидневный льготный срок. Представляется, с общетеоретических подходов юридические последствия волеизъявления кредитора, направленного на получение исполнения, не могут возникнуть ранее момента восприятия этого волеизъявления должником. Поэтому семидневный срок должен исчисляться не с момента совершения сделки кредитором (объективирования воли вовне), а с момента получения требования должником.
С практической точки зрения, наиболее надежной формой истребования исполнения является письменная форма. При этом немаловажным аспектом выступает наличие доказательств получения этого требования должником.
Временные пределы востребования. Для обязательств до востребования немаловажным аспектом является определение временных пределов востребования кредитором исполнения.
По бессрочному обязательству требование считается открытым когда угодно (quod sine die debetur, statim debetur) <*>.
--------------------------------
<*> Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Часть третья: Договоры и обязательства. М., 2003. С. 16.
Имеет ли значение для такого обязательства истечение длительного времени после его возникновения? Может ли кредитор заявить требование об исполнении через пять, десять или более лет?
В части регулирования сроков исполнения обязательств закон не выдвигает ограничений для продолжительности периода, после которого может состояться востребование исполнения, что, на первый взгляд, может приводить к нарушению интересов должника, который по прошествии значительного периода времени после возникновения соответствующего обязательства может утратить необходимые данные о самом обязательстве, доказательства наличия или отсутствия предоставления со стороны контрагента, востребующего исполнение, и проч. Нивелируют это положение вещей в праве не предписания закона о сроках исполнения обязательства, а правила об исковой давности. В исключение из общего правила о том, что срок исковой давности начинает истекать по окончании срока исполнения обязательства (п. 2 ст. 200 ГК РФ), для обязательств до востребования срок исковой давности начинает истекать с момента, когда востребование становится возможным, то есть если договором не предусмотрено иное, с момента возникновения самого обязательства. Таким образом, вопреки не вполне точному предписанию действующего позитивного права (абз. 2 п. 2 ст. 200 ГК РФ) по обязательству до востребования срок исковой давности истечет через три года с момента возникновения обязательства, и заявленному кредитором требованию будет корреспондировать лишь натуральное обязательство должника. Следовательно, если предположить, что, с практической точки зрения, в большинстве случаев должники по обязательствам до востребования воспользуются защитой своего права посредством ссылки на пропуск срока исковой давности, срок исполнения в реальности ограничивается (хотя бы и условно) трехлетним сроком. По крайней мере, едва ли было бы разумным для участников оборота в обязательствах до востребования полагаться на то, что должник не воспользуется ссылкой на срок исковой давности, рассчитывая, что востребование исполнения может быть осуществлено (и, что более важно, удовлетворено) спустя три и более года после возникновения обязательства.
В Принципах УНИДРУА и Принципах европейского договорного права отсутствуют нормы, определяющие срок исполнения обязательств до востребования. При этом, судя по иллюстрации Принципов европейского договорного права, срок исполнения в обязательствах до востребования рассматривается как определимый <*>.
--------------------------------
<*> Principles of European Contract Law. P. 332.
Разумный срок
Под разумным сроком понимается период времени, обычно необходимый для совершения действия, предусмотренного обязательством <*>. К этому следует добавить, что разумность срока может иметь отличие даже и для одинаковых действий, то есть в пределах одного вида обязательства. Это различие может возникать из-за внешних по отношению к действию обстоятельств. При одних обстоятельствах разумным сроком совершения действия будет одна величина, а при других обстоятельствах для тех же самых действий разумным сроком может быть признана иная величина. Поэтому представляется верным мнение Г.Д. Отнюковой, согласно которому к оценке разумного срока суд должен подходить с учетом характера обязательства, взаимоотношений сторон, условий исполнения, влияющих на возможность своевременного исполнения <**>. Схожий подход можно усмотреть в американском праве. Так, согласно § 2 ст. 1 - 204 Единообразного торгового кодекса США то, какой срок является разумным для совершения того или иного действия, зависит от характера и целей такого действия и от обстоятельств, с ним связанных <***>.
--------------------------------
<*> Гражданское право. Т. 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого: 6-е изд., перераб. и доп. С. 638 (автор главы - М.В. Кротов).
<**> Гражданское право: Учебник / Под ред. С.П. Гришаева. С. 143.
<***> Единообразный торговый кодекс США / Пер. с англ. М., 1996. С. 54.
В п. 2 ст. 314 ГК РФ установлено, что в случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства. Категоричность данного предписания по определению срока исполнения обязательства позволяет сделать вывод, что законодатель полагает возможным установление разумного срока для абсолютно любого бессрочного обязательства. Однако действительно ли абсолютно любое обязательство, каким бы лаконичным оно ни было, позволит определить срок его исполнения? Полагаю возможным усомниться в положительном ответе на этот вопрос.
Сколь простой, столь и удачный в этом смысле пример приводит М.В. Кротов. Он указывает, что если гражданин передал в пользование своему знакомому телевизор, не оговаривая срок пользования, то предполагается его возврат в течение семи дней с момента предъявления кредитором соответствующего требования <*>. В самом деле, можно ли определить разумность срока возврата телевизора для этого случая? Я бы не взялся за эту задачу. Следовательно, можно, вероятно, говорить, что, если обязательство не позволяет определить разумный или любой иной срок исполнения, оно должно быть исполнено в течение семи дней с момента предъявления требования кредитора. Иными словами, обязательство с неопределимым сроком исполнения является обязательством до востребования.
--------------------------------
<*> Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого: 6-е изд., перераб. и доп. С. 638.
Таким образом, даже если обязательство прямо не предусматривает, что оно подлежит исполнению по востребованию, это условие присутствует в нем имплицитно, если иного срока его исполнения, включая и разумный срок, отыскать не представляется возможным.
В период действия Свода законов Российской империи законодательству и доктрине не было известно в качестве общего правила требование об исполнении обязательства, заключенного без указания срока исполнения, в разумный срок. Напротив, для таких (бессрочных) обязательств считалось, что срок исполнения обязательства наступает немедленно по заключении договора <*>. Д.И. Мейер указывал, что бессрочные обязательства подлежат удовлетворению по первому требованию верителя, так что если лицо обязано совершением какого-либо действия, но не определено время его совершения, то это значит, что совершение действия может быть потребовано от должника в любую минуту <**>.
--------------------------------
<*> Синайский В.И. Русское гражданское право. М., 2002. С. 333.
<**> Мейер Д.И. Русское гражданское право. В 2 ч. Ч. 2. М., 1997. С. 145.
Согласно проекту Гражданского уложения Российской империи по бессрочному обязательству веритель вправе потребовать, а должник вправе произвести исполнение немедленно. Если по существу обязательства немедленное исполнение его невозможно, то должнику предоставляется необходимый для исполнения срок (ст. 1622) <*>.
--------------------------------
<*> Кодификация российского гражданского права: Свод законов гражданских Российской империи, Проект Гражданского уложения Российской империи, Гражданский кодекс РСФСР 1922 года, Гражданский кодекс РСФСР 1964 года. Екатеринбург, 2003. С. 493.
В первой послереволюционной кодификации это же положение несколько трансформировалось: вместо необходимого появляется семидневный срок, который именуется льготным.
Так, согласно ст. 111 ГК РСФСР 1922 года, если срок исполнения не указан либо определен моментом востребования, кредитор вправе потребовать, а должник произвести исполнение немедленно. В этом случае должнику, по предъявлении требования кредитором, предоставляется семидневный льготный срок, поскольку иное не установлено законом.
В ГК РСФСР 1964 года устанавливалось регулирование неопределенности срока исполнения обязательства. При этом в ст. 172 предписывалось, что, если срок исполнения обязательства не установлен либо определен моментом востребования, кредитор вправе потребовать исполнения, а должник вправе произвести исполнение в любое время. Должник обязан исполнить такое обязательство в семидневный срок со дня предъявления требования кредитором, если обязанность немедленного исполнения не вытекает из закона, договора или существа обязательства. Установление обязанности исполнения в разумный срок буквально в этой норме не просматривалось <*>.
--------------------------------
<*> При сравнении данной нормы и ст. 33 Венской конвенции "О договорах международной купли-продажи товаров" создается впечатление, что ныне действующая ст. 314 ГК РФ, посвященная сроку исполнения обязательства, выступает своеобразным симбиозом двух первых положений, причем результат этого слияния кажется не вполне удачным и требующим некоторых разъяснений.
Российское гражданское право исходит из того, что в случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства (абз. 1 п. 2 ст. 314 ГК РФ). При этом из абз. 2 этого же пункта ст. 314 следует, что обязательство, не исполненное в разумный срок, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства.
Такое правовое регулирование может привести к мысли о наличии здесь некоторого внутреннего противоречия. С одной стороны, установлено, что обязательство должно быть исполнено в разумный срок, с другой - указывается, что должник обязан исполнить его по истечении семидневного срока после предъявления требования кредитора, если оно не было исполнено в разумный срок. В связи с этим обоснованно поставить вопрос: когда же все-таки срок исполнения считается наступившим - после истечения разумного срока или после истечения упомянутых семи дней? Вопрос этот более чем важный, ибо от правильного ответа на него зависит верное определение весьма существенных последствий: начало просрочки и применение соответствующей ответственности, начало течения срока исковой давности и др.
Поскольку общая норма о сроке исполнения обязательства должна быть одинаково пригодна для применения к любому обязательству, она должна подходить и к регламентации исполнения простейшего обязательства: совершить однократное действие. Совершить однократное действие можно лишь в строго определенное время или промежуток времени. Таким образом, представляется совершенно немыслимым, чтобы должник был обязан исполнить обязательство одновременно в два различных не совпадающих во времени момента (по истечении разумного срока и после истечения указанного семидневного срока).
Если исходить из того, что совокупность предписаний п. 2 ст. 314 ГК РФ приводит к тому, что обязательства с неопределенным сроком считаются просроченными лишь после предъявления кредитором требования, то следовало бы в силу причин, указанных ранее, ограничить во времени возможность предъявления кредитором этого требования определенным сроком. В противном случае возможны ситуации, при которых после истечения разумного срока исполнения должник, не исполнивший это обязательство в данный срок, получал бы от кредитора требование через весьма значительный промежуток времени (через пять, десять и более лет). Теоретически такое положение вещей могло бы привести к существованию вечного обязательства. Между тем для бессрочных обязательств срок исполнения обязательства действительно увязывался с моментом предъявления требования, и просрочку полагали необходимым считать с этого же момента, добавляя к нему все же необходимое должнику время для производства исполнения <*>, что представляет собой ничто иное как льготный срок.
--------------------------------
<*> Мейер Д.И. Указ. соч. С. 145.
Если исходить из того, что должник считается просрочившим с момента истечения разумного срока, предоставление ему семидневного льготного срока после предъявления кредитором требования не имеет под собой достаточно оснований, ибо исправление должником своего нарушения в течение этих семи дней влечет для него возможность исключить из общей просрочки лишь эти семь дней. Кроме того, подобный подход в известной степени непоследователен. Коль скоро должник уже находится в просрочке, каковы правовые основания получения им, по существу, в качестве своеобразной "премии" семидневного срока, единственным законодательным основанием которого служит требование кредитора об исполнении обязательства, адресованное неисправному должнику?
Можно обнаружить и третий подход к разрешению этой проблемы. М.И. Брагинский указывает, что этот так называемый льготный срок начинает исчисляться со дня окончания разумного срока <*>. В результате для обязательств без указания срока исполнения последний определялся бы по формуле: разумный срок + семидневный срок, после чего должник оказывается в просрочке. Однако уязвимость этого толкования заключается в том, что закон связывает начало течения указанного семидневного срока с требованием кредитора, а не с моментом истечения разумного срока.
--------------------------------
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное). <*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. С. 324.
Соединение вопроса о просрочке бессрочного обязательства с требованием кредитора об исполнении, которое можно усмотреть в российском праве, видимо, имеет под собой отголоски римского права. Романисты указывают, что если обязательство было заключено без указания срока, то для того чтобы должник оказался в просрочке, необходимо особое напоминание в форме требования исполнения (interpellatio) <1>. Интересно заметить, что положения о таком напоминании известны и современным правовым системам: например, Франции (mise en demeure) <2>, Германии (Abmahnung) требуется напоминание и по швейцарскому праву (ст. 102 Швейцарского обязательственного закона). При этом следует заметить, что современное право стремится смягчить или отчасти исключить необходимость такого напоминания для целого ряда случаев <3>. Более того, в некоторых континентальных странах (Франция, Италия, Германия, Греция) при просрочке, например, поставки товара, когда срок исполнения не был согласован, покупатель может потребовать поставки и должен предоставить продавцу разумный срок для исполнения (delai de grace, Nachfrist) до того момента, когда он может считать договор расторгнутым <4>.
--------------------------------
<1> Дождев Д.В. Указ. соч. С. 454.
<2> Подробнее см.: Marsh P.D.V. Comparative Contract Law: England, France, Germany. Hampshire, 1996. P. 178.
<3> См.: для Франции: Ibid. P. 178 - 179; в Германии в связи с реформой обязательственного закона (§ 286 BGB): Реформа обязательственного права Германии. Германское гражданское уложение (с учетом изменений, вступивших в силу 1 января 2002 года) // Ежегодник сравнительного правоведения. 2002 год. М., 2003. С. 297.
<4> Шмиттгофф К.В. Экспорт: право и практика международной торговли / Отв. ред. А.С. Комаров. М., 1993. С. 70.
Критика необходимости напоминания для обязательств с установленным сроком исполнения в русском праве представлена Д. И. Мейером <*>.
--------------------------------
<*> Мейер Д.И. Указ. соч. С. 144 - 145.
Сравнение некоторых современных иностранных подходов с отечественным регулированием может привести к предположению о том, что появление льготного срока в требовании кредитора по обязательствам, которые должны исполняться в разумный срок, должно было сопрягаться с правом кредитора на отказ от договора, однако в силу каких-то причин эта связь оказалась утраченной.
Двухэтапность установления срока исполнения обязательств для случаев, когда он не определен иным допустимым образом, позволяет разрешить одну существенную проблему, которая могла бы возникнуть на практике. Если бы в законе не было указания на исполнение обязательства в разумный срок, должник, готовый произвести исполнение, вынужден был бы дожидаться предъявления требования кредитором, отказ которого принять исполнение порождал бы известную неопределенность. Существующее регулирование позволяет должнику освободиться от обязательства его исполнением, при условии, что разумный срок истек. Однако нельзя не заметить, что для разрешения только этой гипотетической проблемы законодателю не было необходимости указывать, что обязательство должно быть исполнено в разумный срок. Следовало бы установить, что должник вправе исполнить обязательство в разумный срок, даже если кредитор не заявил требования о его исполнении.
В связи с этим представляет интерес позиция М.И. Брагинского. При определении соотношения между указанными двумя сроками - разумным и льготным - необходимо учитывать принципиальное их различие. Разумный срок по общему правилу установлен в интересах кредитора, а льготный - в интересах должника. Это означает, что подсчет просрочки исполнения ведется только по истечении льготного срока, но исполнить обязательство должник вправе в любой день этого срока, а кредитор обязан принять исполнение, переданное в течение указанного срока, под страхом впасть в просрочку <*>.
--------------------------------
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное). <*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. С. 324 - 325.
Из гражданского законодательства России можно установить существование как бы двух видов разумного срока, различающихся наличием или отсутствием добавления в виде льготного семидневного срока. Этот вывод делается из анализа норм части второй Гражданского кодекса РФ. В отдельных положениях последней при определении срока законодатель в одних случаях помещает отсылку к ст. 314 ГК РФ (п. 1 ст. 457), а в других без отсылки к ст. 314 указывается на необходимость исполнения в разумный срок (п. 2 ст. 668). Эта юридическая техника и служит основанием существования двух видов определимых сроков исполнения: разумного срока совместно с льготным и разумного срока без льготного срока.
В современной российской науке гражданского права существование двух видов определимого срока обосновал М.И. Брагинский, указавший следующее: "На наш взгляд, названные в ГК соответствующие нормы, которые вместо отсылки к ст. 314 включили правило о разумном сроке, могут считаться оправданными только в случае, если можно усмотреть в них волю законодателя к тому, чтобы не распространять правило о семидневном льготном сроке на соответствующие случаи. Иначе такая дифференциация - в одних случаях отсылка к ст. 314 ГК, означающая необходимость и соответственно возможность отсрочки исполнения с учетом льготного срока, а в других - упоминание только о разумном сроке, - становилась бы необъяснимой" <*>.
--------------------------------
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное). <*> Там же.
С юридико-технической точки зрения достаточно затруднительно что-либо противопоставить приведенным аргументам. Однако, с точки зрения существа хозяйственных отношений, остаются не вполне ясными мотивы, которыми руководствовался законодатель, предоставляя должнику в одном случае льготный срок, а в другом - лишая его этого срока. В приведенных примерах речь идет о передаче вещей в одной ситуации по договору купли-продажи (льготный срок наличествует), в другой - по договору финансовой аренды (льготный срок отсутствует).
Конвенция "О договорах международной купли-продажи товаров" устанавливает, что продавец должен поставить товар при отсутствии срока в договоре или невозможности определить его из содержания договора в разумный срок после заключения договора (п. "с" ст. 33). Принципы УНИДРУА и Принципы европейского договорного права (п. "с" ст. 6.1.1 и п. 3 ст. 7:102 соответственно) также предусматривают правило об исполнении обязательства в разумный срок после заключения договора при молчании последнего. Однако такое положение установлено не во всех национальных законодательствах. В отличие от европейских стран общего права - Финляндии, Швеции, многие континентальные системы (Франция, Австрия, Германия, Дания, Греция, Италия, Нидерланды, Португалия, Швейцария) содержат правило о немедленном исполнении обязательства. Однако обычай, существо обязательства или иные обстоятельства могут встать преградой для истребования кредитором немедленного исполнения. В Италии, Португалии, Франции и Испании определение срока исполнения может быть осуществлено судом, что видится не вполне практичным с точки зрения динамизма современного оборота. В некоторых других странах правило о немедленном исполнении смягчается требованием добросовестности действий при исполнении обязательства (Германия, Дания, Греция и Нидерланды).
Американскому договорному праву также известно правило о разумном сроке исполнения обязательства при молчании договора и невозможности применения правил деловой практики <*>. Такое правило фигурирует в Единообразном торговом кодексе США (§ 1 ст. 2-309) <**>.
--------------------------------
<*> Основные институты гражданского права зарубежных стран. Сравнительно-правовое исследование / Рук. авт. колл. В.В. Залесский. М., 1999. С. 323 (автор главы - С.В. Соловьева).
<**> Единообразный торговый кодекс США. С. 67.
Среди новых кодификаций бывших республик СССР, которые не в полной мере восприняли положения модельного кодекса для стран СНГ, можно обнаружить достаточно интересные конвергенции концепции немедленного исполнения и разумного срока для бессрочных обязательств. Так, согласно ст. 427.2 ГК Азербайджана, если срок исполнения обязательства не назначен или его невозможно назначить в силу обстоятельств, то кредитор может требовать немедленного исполнения обязательства, а должник обязан исполнить его в разумный срок <*>. Таким образом, получается, что право требования кредитора не имеет необходимой корреспонденции в обязанности должника, что представляется противоречащим теории обязательственного права, ибо если должник не обязан совершить действие в точности с правом требования кредитора, то на самом деле у последнего это право отсутствует, а есть лишь такое право, которое полностью корреспондирует обязанности должника.
--------------------------------
<*> Гражданский кодекс Азербайджанской Республики. Баку, 2000. С. 202.
При отсутствии установленного срока исполнения арбитражная практика прибегает к применению правил ст. 314 ГК РФ о разумном сроке. Так, Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ установил, что в случаях, когда моменты заключения и исполнения договора поставки не совпадают, сторонами не указан срок поставки и из договора не вытекает, что она должна осуществляться отдельными партиями <*>, при разрешении споров необходимо исходить из того, что срок поставки определяется по правилам, установленным ст. 314 ГК РФ <**>.
--------------------------------
<*> Когда сторонами предусмотрена поставка товаров в течение срока действия договора поставки отдельными партиями и сроки поставки отдельных партий (периоды поставки) в нем не определены, товары должны поставляться равномерными партиями помесячно, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов, существа обязательства или обычаев делового оборота (п. 1 ст. 508 ГК РФ).
<**> Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 октября 1997 года N 18 "О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре поставки" // Вестник ВАС РФ. 1998. N 3. С. 23.
Аналогичным образом решается вопрос о возврате многооборотной тары, если срок исполнения этого обязательства не может быть определен в установленном законом порядке <*>.
--------------------------------
<*> Там же. С. 26.
В практике судов кассационных инстанций можно обнаружить случаи, когда семидневный срок приплюсовывается не к моменту истечения разумного срока и не к востребованию, а к моменту вынесения судебного акта <*>.
--------------------------------
<*> См., например, Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 24 января 2003 года по делу N КГ-А40/9076-02-П.
Изменение срока исполнения
По воле сторон
Изменение срока исполнения обязательства, как и любое другое условие договора, может осуществляться по соглашению сторон, если только право на одностороннее изменение срока исполнения не предоставлено по договору одной из его сторон. Поскольку закон не содержит специальных норм о порядке и форме изменения условия о сроке исполнения обязательства, такое изменение подчиняется общим правилам изменения договора.
На практике зачастую возникает вопрос о возможности изменения срока исполнения обязательства конклюдентными действиями. Представляется, что, поскольку вопрос об изменении срока исполнения обязательства сводится к вопросу о согласовании воли сторон, в принципе изменение воли сторон обязательства по вопросу о сроке его исполнения возможно и конклюдентными действиями, при условии, что эти действия указывают на то, что такая воля сторон изъявлена.
Вопрос о возможности изменения срока исполнения обязательства в зависимости от того, наступил ранее согласованный срок исполнения или нет, должен разрешаться положительно в том смысле, что стороны вправе изменить срок исполнения обязательства как до наступления ранее согласованного срока исполнения, так и после, то есть в состоянии просрочки должника.
При игнорировании воли соответствующих сторон
Срок исполнения обязательства в случаях, установленных в законе, может быть изменен и по воле одной стороны. Здесь я оставляю в стороне случаи, когда такая возможность открывается для соответствующей стороны в силу самих условий договора, ибо, в конечном счете, именно совместная воля сторон при заключении договора допустила такую возможность, поэтому последующие односторонние действия одной из сторон основываются на предыдущем совместном волеизъявлении. Праву известны случаи, когда изменение срока исполнения обязательства, обычно в виде отсрочки, устанавливается законодателем <*>.
--------------------------------
<*> Исторический пример находим у Д.И. Мейера: "В нашем древнем праве акты верховной власти, устанавливающие отсрочку, назывались полетными грамотами, и такие грамоты распространялись иногда на целые сословия лиц, впрочем всегда выдавались в виде исключений, по каким-либо особенно уважительным причинам. В римском праве отсрочка по обязательству, исходящая от верховной власти, называется moratorium. Во время существования империи

Статья 316 ГК РФ разрешает вопрос об изменении места исполнения только в отношении исполнения денежных обязательств в связи с изменением места жительства (нахождения) кредитора. Законодатель ограничился только этим видом обязательств, видимо, потому, что именно исполнение денежного обязательства привязано к месту жительства (нахождения) кредитора. Однако очевидно, что в тех случаях, когда закон, существо обязательства, обычай делового оборота или соглашение сторон также связывают место исполнения с местом жительства (нахождения) той или иной стороны, отыскание ответа на вопрос о возможном изменении места исполнения обязательства становится актуальным. Вероятно, заполнение пробела закона для таких случаев теоретически возможно осуществить двумя способами. Поскольку место исполнения обязательства первоначально было тем или иным образом разрешено на основании правил ст. 316 ГК РФ, последующее его изменение возможно лишь по соглашению сторон (или по решению суда), а сам факт изменения места жительства (нахождения) стороны обязательства не влечет автоматического изменения договорного условия, то есть не изменяет прежнего места исполнения обязательства.. Другой подход, который представляется более предпочтительным, может, видимо, базироваться на предписании ст. 6 ГК РФ. Коль скоро отношения сторон при изменении места жительства (нахождения) стороны прямо не урегулированы законодательством, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, следует применить гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона), то есть возложить издержки по изменению места исполнения на сторону, которая изменила место жительства (нахождения). При этом, однако, надо полагать, что не во всех случаях будет возможным вывести необходимость исполнения обязательства в новом месте исполнения с возложением расходов на сторону, изменившую место жительства (нахождения), поскольку в определенных случаях само изменение места исполнения обязательства будет либо невозможно, либо повлечет для стороны такие расходы, что само исполнение во многом утратит интерес для соответствующей стороны. Европейские юристы полагают невозможным изменение места исполнения, если это влечет чрезмерные неудобства для соответствующей стороны <*>.

ИНДЕКСАЦИЯ КАК СПОСОБ ЗАЩИТЫ ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ  »
Комментарии к законам »
Читайте также
Популярные документы