ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ОТКАЗ ОТ ДАЧИ ПОКАЗАНИЙ

Д.Ю. ГОНЧАРОВ
Гончаров Денис Юрьевич - адъюнкт Уральского юридического института МВД Российской Федерации.
В практике следственных органов нередко возникают ситуации, когда свидетели и потерпевшие по возбужденным уголовным делам не желают давать показания, необходимые для установления истины по делу. Такое нежелание приводит к отказу от дачи показаний, который может быть выражен косвенно - путем уклонения свидетелей и потерпевших от явки в орган дознания, к следователю, прокурору или в суд либо заявлен прямо и недвусмысленно на допросе.
Законодатель в ст. 308 УК РФ ясно выразил свою волю, предусмотрев норму об уголовной ответственности лиц, которые в соответствии с уголовно - процессуальным законом обязаны давать показания. Правоприменители же (как на стадии предварительного расследования, так и по его окончании), в целом осознавая, что интересы правосудия как видовой объект анализируемого состава преступления в немалой степени страдают при его совершении, не стремятся, однако, исправлять ситуацию, оказывая, таким образом, снисхождение лицам, пренебрегающим выполнением своего гражданского долга. Речь идет о факте недостаточно частого применения анализируемой нормы Уголовного кодекса.
Ни для кого не секрет, что одна из причин бездействия органов уголовной юстиции в этом направлении - осознание правоохранительными органами собственного бессилия в обеспечении безопасности свидетелей и потерпевших от возмездия лиц, которые являются непосредственными очевидцами преступлений. Кроме того, в силу объективных причин у нас пока нет действенных программ по обеспечению их безопасности. Нередко высказывается мнение о том, что "длительная физическая защита свидетелей и потерпевших при помощи оперативных служб правоохранительных органов, перевод участников процесса на новое место жительства и работы и т.д. - все это процедуры дорогостоящие" <*>.
--------------------------------
<*> См.: Кулаков Д. Процессуальная защита свидетелей и потерпевших // Законность. 2000. N 4. С. 35.
Справедливости ради следует отметить, что определенные шаги на пути обеспечения безопасности свидетелей и потерпевших в уголовном судопроизводстве уже сделаны на законодательном уровне. Так, принятый 18 декабря 2001 года УПК РФ содержит ряд норм, направленных на их защиту. Согласно части 3 ст. 11 УПК РФ при наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц меры безопасности, предусмотренные ч. 9 ст. 166, ч. 2 ст. 186, ч. 8 ст. 193, п. 4 ч. 2 ст. 241 и ч. 5 ст. 278 настоящего Кодекса. Указанные статьи УПК РФ позволяют при необходимости обеспечить безопасность потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц следующим образом. Во-первых, следователь вправе в протоколе следственного действия, в котором участвуют потерпевший, его представитель или свидетель, не приводить данные об их личности. В этом случае следователь с согласия прокурора выносит постановление, в котором излагаются причины принятия решения о сохранении в тайне этих данных, указывается псевдоним участника следственного действия и приводится образец его подписи, которые он будет использовать в протоколах следственных действий, произведенных с его участием. Постановление помещается в конверт, который после этого опечатывается и приобщается к уголовному делу.
Во-вторых, при наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются по письменному заявлению указанных лиц, а при отсутствии такого заявления - на основании судебного решения.
В-третьих, в целях обеспечения безопасности опознающего предъявление лица для опознания по решению следователя может быть проведено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым. В этом случае понятые находятся в месте нахождения опознающего.
В-четвертых, закрытое судебное разбирательство допускается на основании определения или постановления суда в случае, когда этого требуют интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц.
В-пятых, при необходимости обеспечения безопасности свидетеля, его близких родственников, родственников и близких лиц суд без оглашения подлинных данных о личности свидетеля вправе провести его допрос в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства, о чем суд выносит определение или постановление.
На необходимость подобного "засекречивания" свидетелей и потерпевших не раз указывалось в юридической печати <*>.
--------------------------------
<*> См. об этом подробнее: Кулаков Д. Указ. соч.
Однако следует учесть, что приведенные нормы УПК РФ вступят в действие с 1 июля 2002 года и далеко не сразу будут освоены практикой, тогда как задачи уголовного судопроизводства настоятельно требуют их активной реализации.
В этой связи недопустимо отсутствие какого бы то ни было реагирования на отказы давать показания как на фактически совершенные преступления. Отказавшись давать показания, граждане тем самым ставят под угрозу судьбу уголовного дела, своим бездействием мешают привлечению к ответственности виновных в совершении преступлений лиц. Кроме интересов правосудия в отдельных случаях могут страдать и другие объекты. Типичным примером, подтверждающим этот тезис, является отказ (как правило, потерпевших) от дачи показаний по делам о причинении тяжкого и средней тяжести вреда их здоровью, когда повреждения получены в ходе выяснения отношений между ними и знакомыми им лицами, о чем имеются сведения, полученные из других источников. Государство в подобных случаях несет немалые расходы при содержании потерпевших в стационарных медицинских учреждениях, не взимая оплату за проведение срочных операций. По тем уголовным делам данной категории, в которых виновный установлен (чему в немалой степени содействует дача показаний потерпевшего), прокуроры в интересах государственных медицинских учреждений предъявляют к обвиняемым гражданские иски в порядке уголовного судопроизводства, взыскивая в конечном счете с виновного причиненный ущерб. Такая возможность может быть утрачена, если из-за отказа потерпевшего давать показания органы предварительного расследования не смогут с полной уверенностью предъявить обвинение тому или иному лицу.
Уголовный кодекс России 1960 г. содержал норму, закрепленную в ст. 182, согласно которой уголовная ответственность свидетелей и потерпевших могла наступить как в случае их отказа, так и в случае уклонения от дачи показаний. Комментируя данную норму, ученые - юристы под уклонением понимали "бездействие, заключающееся в неявке по вызову или в умолчании об известных лицу обстоятельствах дела" <*>, делая, однако, оговорку о том, что "не является преступлением неявка по уважительным причинам либо без цели уклониться от дачи показаний..." <**>.
--------------------------------
<*> См., например: Уголовный кодекс Российской Федерации: Научно - практический комментарий / Под ред. Л.Л. Кругликова и Э.С. Тенчова. Ярославль, 1994. С. 500.
<**> Там же.
Учитывая, что цель уклонения от дачи показаний при неявке установить невозможно, УК РФ 1996 г. поставил точку в спорах о том, стоит ли наказывать за уклонение от дачи показаний не являющихся для проведения следственных действий к следователю, лицу, производящему дознание, прокурору или в суд, и отказался от указания в диспозиции ст. 308 такого уклонения как уголовно наказуемого деяния, то есть декриминализировал его. Поэтому в настоящее время простая неявка на допрос свидетелей или потерпевших на стадии предварительного расследования ни преступлением, ни, что досадно, административным правонарушением не является. Как видим, уклонение без уважительных причин от явки в орган предварительного расследования никаких негативных последствий для уклоняющегося от дачи показаний не повлечет. Для того чтобы отказ давать показания мог повлечь за собой уголовное наказание, его необходимо услышать и зафиксировать. А это возможно лишь при явке лица на допрос. Из сказанного следует, что уголовно наказуемым по новому Уголовному кодексу является отказ свидетелей и потерпевших от дачи показаний в узком смысле, то есть выраженный на допросе.
Согласно п. 5 ст. 164 УПК РФ перед началом допроса свидетель и потерпевший предупреждаются об ответственности за отказ от дачи показаний, предусмотренный ст. 308 УК РФ. Кроме того, каждому лицу перед допросом разъясняется право не свидетельствовать в соответствии со ст. 51 Конституции РФ против самого себя, своего супруга и близких родственников. Факт предупреждения об ответственности и разъяснения конституционных положений удостоверяется подписями допрашиваемых в протоколе следственного действия. Потерпевшему, кроме того, объявляют постановление о наделении его по делу таким процессуальным статусом. Для наличия в действиях свидетеля или потерпевшего состава преступления, предусмотренного ст. 308 УК РФ, достаточно оглашения лицом факта отказа от дачи показаний. После того как допрашиваемый выразит свой отказ от дачи показаний, необходимо выяснить и зафиксировать его причины. Если причинами послужили факты физического или психического принуждения его к такому отказу, то, проверив данное заявление и придя к выводу о его обоснованности, нужно разрешить вопрос об уголовной ответственности указанных лиц в соответствии со ст. 40 УК РФ, предусматривающей упомянутые виды принуждения в качестве одного из обстоятельств, исключающих преступность деяния. Кроме того, необходимо в ходе допроса выяснить наличие либо отсутствие отношений родства между допрашиваемым и лицом, подозреваемым или обвиняемым в совершении преступления, а также степень такого родства. Следует помнить и о том, что согласно действующему российскому законодательству не влечет уголовной ответственности отказ от дачи показаний защитниками и священнослужителями об обстоятельствах, ставших им известными в связи с осуществлением профессиональных обязанностей или на исповеди. При отказе потерпевшего или свидетеля давать показания относительно причин отказа необходимо выяснять такие сведения у родственников отказавшегося от дачи показаний. Если в ходе следствия установлено, что к отказу от дачи показаний лицо никем не принуждалось и оно отказалось их давать против лица, супругом или близким родственником для него не являющегося, то необходимо положительно решить вопрос о возбуждении уголовного дела по ст. 308 УК РФ. Тем более что состав данного преступления формальный и для признания его оконченным достаточно единичного факта противоправного отказа от дачи показаний.
На привлечение лица к уголовной ответственности по данной статье не должно влиять последующее его "исправление" в виде дачи показаний по делу. Но в этом случае оно может рассчитывать на учет судом в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, указанного в п. "д" ч. 1 ст. 61 УК РФ мотива сострадания, если о наличии такового заявит. В отдельных случаях лицо может быть при определенных условиях освобождено от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки, если будет установлено, что совершенное им деяние в виде отказа от дачи показаний перестало быть общественно опасным ввиду своевременной добровольной явки в орган предварительного расследования и дачи показаний о факте и обстоятельствах преступления, свидетелем или потерпевшим от которого он явился. Применение ст. 77 УК РФ, позволяющей освобождать в таких ситуациях исправившихся лиц, будет способствовать успешному расследованию преступлений, общественная опасность которых по сравнению с отказом от дачи показаний гораздо серьезнее. Для осуществления цели общей превенции предпочтительно прекращение возбужденных согласно ст. 308 УК РФ уголовных дел по нереабилитирующему основанию, каковым является признание изменения обстановки, нежели существование нормы уголовного закона, лишь устрашающей, но не применяемой в случае ее нарушения. К сожалению, освобождение от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки существенно ограничивается. Статья 77 УК РФ позволяет освобождать от уголовной ответственности лишь тех, кто впервые совершил преступление небольшой или средней тяжести. Учитывая, что отказ от дачи показаний лицами, отбывающими наказание, в соответствии с преступной субкультурой для большинства из них является единственно приемлемым способом поведения, стимулировать их к последующей даче показаний с освобождением от уголовной ответственности за отказ закон не позволяет.
Следует, конечно, учитывать, что кроме отказа от дачи показаний на любой стадии уголовного процесса можно столкнуться с уклонением от дачи показаний путем таких ответов на вопросы, как, например, "не запомнил", "не услышал", "не увидел" и тому подобных. Строго следуя букве закона, уголовно наказуемыми их признавать нельзя в силу практической невозможности опровергнуть то или иное восприятие человеком какого-либо факта. Поэтому уголовному преследованию подлежат лишь те лица, которые прямо отказались хотя бы единожды дать показания на стадиях предварительного расследования и последующих, но не ранее, так как на стадии возбуждения уголовного дела показания получены быть не могут.
Между тем в части привлечения лиц к уголовной ответственности по ст. 308 УК РФ закон применяется малоэффективно, а в отдельных регионах на протяжении ряда лет не применяется вообще. Инициативы уголовного преследования со стороны лиц, непосредственно занимающихся расследованием преступлений и сталкивающихся с отказом свидетелей и потерпевших давать показания, не находят поддержки у начальников следственных отделов, прокуроров и судей. Представляется, это не связано со сложностью доказывания по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных этой статьей. Достаточно из уголовного дела выделить в отдельное производство материалы в отношении лица, отказавшегося давать показания, передать выделенное дело по подследственности в орган дознания, приобщив к его материалам подлинники постановления о привлечении в качестве потерпевшего и (или) протокола допроса, в котором зафиксирован отказ давать показания (в уголовном деле, из которого выделяются материалы, достаточно будет копий этих документов). Лицо, до этого зафиксировавшее отказ от дачи показаний, расследовать уголовное дело по ст. 308 УК РФ не может ввиду его заинтересованности в исходе дела, однако оно, а также третье лицо, приглашавшееся для участия в допросе в качестве стороннего наблюдателя, должны быть допрошены в качестве свидетелей об обстоятельствах допроса, в ходе которого прозвучал отказ. У лица, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного этой статьей, отбираются образцы почерка и подписи, которые вместе с протоколами допросов, содержащими отказ, направляются на почерковедческую экспертизу. Кроме того, доказательствами вины отказавшегося давать показания должны признаваться показания лиц, свидетельствующие об отсутствии физического или психического принуждения этого лица и об отсутствии между ним и преступником родственных связей. Достаточность таких доказательств налицо.
На наш взгляд, отсутствие судебной практики, столь же обширной, что и количество случаев безмотивных отказов от дачи показаний свидетелями и потерпевшими, объясняется скорее моральной стороной обсуждаемой проблемы. Известно, что дух закона в данном случае не соблюдается исключительно следованием его букве. Наиболее приоритетной задачей Уголовного кодекса России является охрана прав и свобод человека и гражданина. И если признать, что порой государство не в состоянии обеспечить право свидетеля на жизнь после дачи им показаний по громкому делу, то вопрос о том, в полной ли мере охраняются права и свободы лица, вначале пострадавшего от совершения преступления, а впоследствии ставшего обвиняемым из-за того, что оно не пожелало давать показаний, увы, можно считать дискуссионным. Однако, выявив и обсудив пути возможного освобождения таких лиц от уголовной ответственности, необходимо в целях содействия правосудию и обеспечения неотвратимости наказания расширять практику применения ст. 308 УК РФ. В противном случае следует признать установление Россией моратория на применение данной нормы, что может привести к губительным последствиям в виде цепной реакции.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

"КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
(принята всенародным голосованием 12.12.1993)
"УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РСФСР"
(утв. ВС РСФСР 27.10.1960)
"УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" от 13.06.1996 N 63-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 24.05.1996)
"УГОЛОВНО - ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
от 18.12.2001 N 174-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 22.11.2001)
Журнал российского права, N 6, 2002

УГОЛОВНО - ПРАВОВЫЕ И УГОЛОВНО - ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПРИ ПРИВЛЕЧЕНИИ В КАЧЕСТВЕ ОБВИНЯЕМОГО ПО ДЕЛАМ О НАЛОГОВЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЯХ  »
Комментарии к законам »
Читайте также
Популярные документы