О КЛАССИФИКАЦИИ СУБЪЕКТИВНЫХ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

Д.А. МАЛИНОВСКИЙ
Наиболее распространенные в настоящее время классификации субъективных гражданских прав <1> нельзя признать удовлетворительными. Любая классификация проводится для четкого разграничения видов классифицируемого явления, однако существующие классификации субъективных гражданских прав ведут прямо к противоположному. Их сторонники завершают разграничение правоотношений на абсолютные и относительные (а также на вещные и обязательственные) оговоркой о том, что такое деление носит в значительной степени условный характер и что во многих правоотношениях сочетаются как абсолютные, так и относительные элементы <2>. Отдельные авторы идут еще дальше и утверждают, что "едва ли не большинство гражданских правоотношений являются смешанными - "вещно - обязательственными" <3>. Однако даже те работы, где напрямую не выдвигается тезис об условности дифференциации вещных и обязательственных правоотношений, при переходе к рассмотрению конкретных видов субъективных прав не могут последовательно провести разграничение данных категорий. Если право пользования арендатора имуществом арендодателя относится к обязательственным правам, то аналогичные этому праву по своей природе права залогодержателя и субъекта удержания квалифицируются как вещные <4>.
--------------------------------
<1> См.: Гражданское право: Учебник. Том 1-й / Под ред. Е.А. Суханова. Изд. 2-е. М., 1998. С. 100; Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Изд. 2-е. М., 1996. С. 83.
<2> Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Изд. 2-е. М., 1996. С. 83.
<3> М.И. Брагинский, В.В. Витрянский. Договорное право. Общие положения. М., 1997. С. 223.
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное). <4> Гражданское право: Учебник. Том 1-й / Под ред. Е.А. Суханова. Изд. 2-е. М., 1998. С. 591, 596 - 597.
Сущностный недостаток существующих классификаций субъективных гражданских прав состоит в метафизической методике их построения. За классификационное основание при разграничении абсолютных и относительных, вещных и обязательственных правоотношений принимается без достаточного критического анализа чисто внешний, количественный, сразу заметный признак, априорно разделяющий, как кажется на первый взгляд, эти категории. Безусловно, только в абсолютном правоотношении все противостоящие управомоченному субъекту лица являются обязанными, и только в относительном правоотношении обязанными являются строго определенные субъекты. Но как по этой отрывочной, отражающей лишь маленький фрагмент сложного явления формуле оценить, абсолютны или относительны права арендатора, залогодержателя, субъекта удержания? Ведь в перечисленных случаях сам собственник - контрагент названных лиц подобно всякому иному третьему лицу обязан не нарушать титульного владения своих партнеров. Это с одной стороны. А с другой - правоотношения аренды, залога, удержания возникают в подавляющем большинстве случаев из такого юридического факта, как сделка - договор, который по определению (п. 1 ст. 420 ГК) должен изменять правовое положение совершающих его лиц, делать его отличным от правового положения всех других, так называемых третьих лиц. Значит, отличие в правовом положении арендатора, залогодержателя, субъекта удержания и их партнера - собственника по отношению друг к другу в сравнении с положением третьих лиц должно быть. Таким образом возникает логическое противоречие, которое, впрочем, некоторые авторы пытаются решить путем выведения за рамки договорного обязательства и представления как особого абсолютного правоотношения "титульного владения" <*>. Ошибочность такого решения была доказана еще А.В. Венедиктовым <**>.
--------------------------------
<*> Указ. изд-е. С. 620 - 622.
<**> См.: А.В. Венедиктов. Гражданско - правовая охрана социалистической собственности в СССР. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1954. С. 110.
Помимо невозможности последовательного разграничения абсолютных и относительных, вещных и обязательственных правоотношений существующие классификации субъективных гражданских прав вызывают и другие негативные явления. Из-за неполного перечисления получаемых на основе данных классификаций видов абсолютных прав становятся беспредметными реституционные иски, возникает много ошибочных, как представляется, категорий ("вещный договор", "вещно - обязательственное правоотношение" и др.). Поскольку существующие классификации не позволяют четко устанавливать природу имущественных правоотношений, некоторые авторы заключают, что субъективное обязательственное право может защищаться с помощью тех же средств, что и вещное <*>. Это, в свою очередь, означает допущение такого абсурдного с логической точки зрения явления, как конкуренция исков <**>.
--------------------------------
<*> Л.Г. Ефимова. О соотношении вещных и обязательственных прав // Государство и право. 1998. N 10. С. 38 - 39.
<**> См.: О.С. Иоффе. Обязательственное право. М., 1975. С. 863 - 871.
Первая задача, с которой сталкивается классификация субъективных прав, - это необходимость разграничения самых объемных гражданско - правовых категорий - абсолютных и относительных правоотношений. Существующие классификации пытаются решить эту задачу метафизически - по количественным различиям абсолютных и относительных правоотношений, в силу чего и становятся глубоко схоластическим продуктом. Для достижения позитивного результата необходимо использовать диалектическую методику. Это предполагает, во-первых, основание разграничения абсолютных и относительных правоотношений не на их количественных, а на их качественных характеристиках, а во-вторых, построение единой классификации, охватывающей собой все виды субъективных гражданских прав.
Качественное различие абсолютных и относительных правоотношений заключается в принципиально различных основаниях возникновения этих правоотношений. Относительные правоотношения возникают из таких общеизвестных юридических фактов, как действия и события. Абсолютные же правоотношения возникают из особых, не относящихся ни к действиям, ни к событиям юридических фактов - состояний <*>. Предложения и, как представляется, достаточно убедительная аргументация выделять как самостоятельный вид в классификации юридических фактов еще и факты - состояния высказывались в ряде работ <**>, но, к сожалению, широкого признания так и не получили. Однако только обособление юридических фактов - состояний позволяет объяснить своеобразие абсолютных правоотношений, то есть обязывание всех противостоящих управомоченному субъекту лиц.
--------------------------------
<*> От фактов - действий факты - состояния отличаются независимостью своего существования от воли людей, а от фактов - событий (например, события стихийного бедствия) факты - состояния отличаются постоянством своего существования.
<**> См.: С.М. Корнеев. Право государственной социалистической собственности в СССР. М., 1964. С. 5 - 20; О.С. Иоффе. Правоотношение по советскому гражданскому праву. В сб.: Избранные труды по гражданскому праву. М., 2000. С. 629.
Факты - состояния существуют не кратковременно, а постоянно. Из признака постоянства существования уже априорно можно назвать два факта - состояния: факт существования субъекта <*> и факт присвоения объекта прав. Постоянство существования факта - состояния предопределяет две важные характеристики возникающего на его основе абсолютного правоотношения: 1) количественную неопределенность обязанных лиц и 2) тождественность содержания возлагаемой на каждого из этих лиц обязанности и соответственно тождественность санкций, применяемых к каждому нарушившему свою обязанность в абсолютном правоотношении лицу. На основе этих качественных характеристик абсолютного правоотношения можно сформулировать четкий критерий разделения абсолютных и относительных правоотношений. Это будет тождество (различие) в содержании обязанности противостоящих управомоченному субъекту лиц и тождество (различие) в содержании санкций, применяемых к нарушителю. Как отмечалось, квалифицировать природу абсолютности (относительности) правоотношения лишь по содержанию обязанности его участника в некоторых случаях невозможно. Арендо-, залогодатель - собственники вещи в содержании обязанности не нарушать владения своего контрагента (арендатора, залогодержателя) - тождественны всем прочим третьим лицам, из чего можно ошибочно оценить эти правоотношения абсолютными. Использование же уточняющего критерия (тождества санкций) позволяет избежать ошибки. Нужно сравнить, тождественны ли санкции, применяемые за нарушение владения арендатора (залогодержателя) к третьим лицам и к арендо-, залогодателю - собственнику вещи. Санкции принципиально, качественно различны. При нарушении владения третьими лицами арендатор (залогодержатель) не может (при условии сохранения вещью своих индивидуализирующих признаков, конечно) вместо восстановления владения в натуре потребовать возмещения убытков. Напротив, если владение нарушил контрагент, то от него можно требовать как исполнения в натуре, так и возмещения убытков, а потому правоотношение между арендатором (залогодержателем) и их партнером - собственником нужно квалифицировать только как относительное и обязательственное. Различие в санкциях, применяемых за аналогичные нарушения к третьим лицам и к партнеру - собственнику, представляется исчерпывающим такому решению доказательством. Особая в сравнении с санкциями, применяемыми к третьим лицам, санкция (возможность замены реального исполнения на возмещение убытков) может иметь место лишь тогда, когда на самом нарушителе лежит особая обязанность, отличная от обязанностей всех прочих третьих лиц. На основе различия в санкциях следует признать также строго относительным правоотношение между удерживающим вещь кредитором и недобросовестным должником.
--------------------------------
<*> В ряде случаев факт существования лица - субъекта прав может предполагаться, как, например, это происходит при безвестном отсутствии лица (ст. 43 ГК).
Сравнение санкций позволяет установить истинную природу не только данного конкретного правоотношения, но и причину его возникновения. Так, реституционное, виндикационное (негаторное), деликтное, кондикционное правоотношения по форме относительны. Но во всех этих правоотношениях санкции (в данных случаях - содержание обязанности участника этих правоотношений) качественно такие же, какие были бы применены к любому нарушителю. А это означает, что реституционное, виндикационное (негаторное), деликтное и кондикционное правоотношения есть следствия нарушения определенных абсолютных прав.
Необходимо отметить следующий момент. Возникновение абсолютного правоотношения из факта - состояния, как всякое общее правило, имеет исключения, и в единичных случаях из факта - состояния возникает не только абсолютное, но и относительное правоотношение. Однако эти исключения ни в коей мере не являются аналогом той глобальной неопределенности, которую в разграничении абсолютных и относительных правоотношений создают существующие классификации субъективных гражданских прав. Исключения основаны на том, что субъектами присвоения определенного блага могут быть одновременно несколько лиц. Так, вещь может одновременно принадлежать нескольким лицам (сособственникам), или хозяйственная корпорация (юридическое лицо) может, образно выражаясь, конечно, "принадлежать" нескольким учредителям (участникам). Тогда из одного и того же факта - состояния присвоения блага одновременно возникают не пересекающиеся и не совпадающие друг с другом (вследствие различного своего содержания) и абсолютное, и относительное правоотношения. Во всех других случаях абсолютные и относительные правоотношения возникают из качественно разных фактических оснований <*>. Категорически нельзя согласиться с суждением о том, что абсолютное правоотношение (например, собственности) может возникнуть из факта совершения сделки - договора вообще и так называемого вещного договора в частности <**>. Конечно, норма, содержащаяся в статье 223 ГК РФ, допускает возникновение права собственности у приобретателя вещи уже с момента заключения договора и до передачи вещи. Но существо вопроса заключается в том, что до передачи вещи правоотношение собственности возникает только между приобретателем вещи и третьими лицами. До передачи вещи между отчуждателем и ее приобретателем продолжает сохраняться относительное, обязательственное правоотношение, ведь до передачи вещи отчуждатель продолжает занимать отличное от третьих лиц положение, так как только на отчуждателе лежит обязанность передать вещь. И здесь нет "собственника" - "третьего лица", а есть по-прежнему "должник" (обязанный к передаче вещи отчуждатель) и "кредитор" (приобретатель). Как пример "вещного договора", то есть соглашения, которое влечет возникновение не относительного (обязательственного) правоотношения, а абсолютного правоотношения (собственности), называется реальный договор дарения <***>. Но здесь нужно четко разделять действие по передаче вещи, необходимое для существования реального договора как юридического факта, и факт - состояние присвоения одаряемым вещи. Право собственности одаряемого возникает не из действия передачи вещи, а из факта присвоения вещи указанным лицом. Поэтому нельзя говорить, что договор является непосредственной предпосылкой возникновения права собственности одаряемого. Непосредственной, прямой предпосылкой возникновения права собственности является все же не договор (пусть и реальный), а факт - присвоение. Сама же конструкция "вещного договора" ошибочна.
--------------------------------
<*> Непосредственно из факта - состояния приобретения вещи, подлежащей обязательному страхованию, возникает относительное правоотношение по заключению договора страхования (ст. ст. 935, 937 ГК). Но этот и ему подобные случаи так называемых "обязательств из закона" не относятся к сфере гражданского права, как не относится к гражданскому праву и относительное правоотношение по уплате подоходного налога, также возникающее исключительно из факта - состояния (получения дохода).
<**> М.И. Брагинский, В.В. Витрянский. Указ. соч. С. 225.
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное). <***> Указ. соч. Там же.
Итак, качественное своеобразие абсолютных правоотношений состоит в особом основании их возникновения (факт - состояние) и детерминированном им тождестве содержания обязанности всех противостоящих управомоченному субъекту лиц, а также в качественном тождестве санкций, применяемых к любому из этих лиц. С учетом данных суждений можно перейти к выбору критерия для выделения видов абсолютных и видов относительных субъективных прав. Один из таких критериев неоднократно упоминался в литературе <*> - фактический состав, или основание возникновения определенного правоотношения (соответственно и субъективного права). Но в упоминавшихся ранее случаях возникновения из одного основания и абсолютного, и относительного правоотношений для их разграничения одного фактического состава недостаточно. Поэтому нужен еще один критерий, который позволил бы различать и те субъективные права, которые имеют одно основание своего возникновения. Такой уточняющий критерий может быть установлен из анализа понятия "субъективное право".
--------------------------------
<*> М.М. Агарков. Обязательство по советскому гражданскому праву. М., 1940. С. 24; О.С. Иоффе. Развитие цивилистической мысли в СССР. Часть 2. (в сб.: Избранные труды по гражданскому праву. М., 2000. С. 408 - 409); В.И. Серебровский. Очерки советского страхового права. В сб.: Избранные труды. М., 1997. С. 328.
Наиболее точным представляется определение субъективного права через родовую категорию "возможность поведения" и такое видовое отличие, как особое обеспечение реализации данной возможности - "возложение обязанности (необходимости) на противостоящих управомоченному субъекту лиц" <*>. Следуя правилам формальной логики, допустимо предположить, что различать разные виды субъективных прав можно как по содержанию возможности (поведения), предоставленной обладателю права, так и по содержанию обязанности, возложенной на противостоящих лиц. Однако разграничить виды субъективных прав по содержанию возможности поведения обладателя права невозможно. Дело в том, что многие субъективные права предоставляют своему обладателю не одну возможность деяния, а несколько. Так, собственник имеет возможность не только владеть, но также и возможность пользоваться, и возможность распоряжаться своим имуществом <**>. Управомоченный субъект обязательства (кредитор) имеет возможность не только требовать надлежащего исполнения от должника, но и возможность выбора предмета исполнения в альтернативном обязательстве (ст. 320 ГК), возможность непринятия просроченного исполнения (п. 2 ст. 405 ГК) и т.п. Ориентация при разграничении субъективных прав на содержание предоставляемой ими своему обладателю возможности деяния неизбежно повлечет обозначение одного субъективного права как нескольких. Исходя из этого в качестве уточняющего критерия разграничения видов субъективных прав следует выбрать содержание обязанности, которая обеспечивает реализацию субъективного права.
--------------------------------
<*> А.Г. Певзнер. Понятие и виды субъективных гражданских прав // Ученые записки ВЮЗИ. Вопросы гражданского права. Вып. X. М., 1960. С. 4 - 10.
<**> Возможности по владению, пользованию, распоряжению далеко не исчерпывают содержания субъективного права собственности. Собственник может быть лишен всех трех правомочий (например, при описи и изъятии имущества), однако его субъективное право собственности от этого не прекратится (см.: А.В. Венедиктов. Государственная социалистическая собственность. М.; Л., 1948. С. 15 - 16). Это свидетельствует о том, что выразить содержание субъективного права собственности через перечисление собственнических правомочий невозможно - слишком велика вероятность пропуска какой-либо конкретной возможности - правомочия.
Попытка разграничения видов субъективных гражданских прав одновременно по двум критериям (основанию возникновения и содержанию обязанности), как представляется, способна решить многие не решаемые обычными классификациями гражданских прав проблемы, а также построить единую классификацию гражданских прав, охватывающую собой все виды последних.
Проведем разграничение на основе указанных критериев сначала видов абсолютных субъективных гражданских прав. Для удобства будем перечислять виды абсолютных прав по мере возрастания числа юридических фактов, из которых данные права возникают.
1) Самый минимальный набор фактов, из которого уже возникает абсолютное субъективное право, - это факт существования (физического или юридически предполагаемого) субъекта. Данный факт - состояние трансформирует содержащееся в норме права абстрактное, обращенное ко всем лицам и имеющее в таком качестве сугубо информационное значение предписание о допустимом поведении в конкретную для существующего субъекта возможность участвовать в определенных видах правоотношений, с одновременным возложением обязанности на всех прочих лиц не нарушать этой возможности управомоченного субъекта. Возможность участвовать в определенных видах правоотношений - это правоспособность. В настоящее время продолжает пользоваться достаточным распространением точка зрения, согласно которой правоспособность не является субъективным правом. Аргументируется это тем, что правоспособность является длящимся отношением между лицом и государством, а не между этим лицом и другими лицами, в силу чего окружающие не могут нарушить правоспособность обладающего ею субъекта <*>. Такая оценка правоспособности представляется ошибочной <**>. Вероятно, главная причина указанной оценки заключалась в необходимости подчеркнуть общность содержания правоспособности в сравнении с локальным содержанием субъективного права. Действительно, если правоспособность признать субъективным правом, то возникает вопрос - как субъективное право правоспособности, включающее в свое содержание возможность обладания многими видами прав, разграничить с самими этими правами. Впрочем, и непризнание правоспособности субъективным правом не снимает этого вопроса, поскольку в рамках концепции "правоспособность - не субъективное право" так и не удалось однозначно определить, чем (элементом правоспособности или субъективным правом) является возможность совершения сделки по принятию открывшегося наследства, возможность акцепта оферты и т.п. <***>. Подчеркнуть общность содержания правоспособности в сравнении с локальным содержанием субъективного права можно путем определения правоспособности как "возможности участвовать в определенных видах правоотношений". Разграничить субъективное право правоспособности с иными абсолютными правами возможно по различию фактических составов, вызывающих появление этих прав, и по различию в содержании обеспечивающих реализацию данных прав обязанностей. Факт существования лица влечет появление у него субъективного права правоспособности, реализация которого обеспечивается возложением на всех других лиц обязанности не препятствовать управомоченному субъекту участвовать в определенных видах правоотношений. Одновременно с этим факт существования лица влечет появление у последнего также некоторых прав на нематериальные блага (жизнь, здоровье и проч.), реализация которых обеспечена собственной особой обязанностью, возлагаемой на всех других лиц.
--------------------------------
<*> Н.Г. Александров. Законность и правоотношения в советском обществе. М., 1955. С. 116; Е.А. Флейшиц. Соотношение правоспособности и субъективных прав. В сб. Вопросы общей теории советского права. М., 1960. С. 263; см. также: Гражданское право: Учебник. Ч. 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Изд. 2-е. М., 1996. С. 91 - 92.
<**> Если правоспособность не признавать субъективным правом, то невозможно будет определить, какое именно субъективное право защищается реституционным правоотношением. В реституционном правоотношении размер компенсации убытков ограничен возмещением только реального ущерба (п. 1 ст. 171, п. 1 ст. 175, п. 3 ст. 177, п. 2 ст. 178 ГК и т.п.), что исключает определение предметом защиты реституционного правоотношения любого из имущественных прав, для которых характерно полное возмещение убытков (п. 1 ст. 303, ст. 1082, п. 1 ст. 1107 ГК). Особенность метода защиты, используемого в реституционном правоотношении (возврат переданного / полученного - п. 2 ст. 167 ГК), исключает определение предметом реституции также и какого-либо из известных неимущественных прав.
<***> См.: А.Г. Певзнер. Понятие гражданского правоотношения и некоторые вопросы теории субъективных гражданских прав // Ученые записки ВЮЗИ. Вопросы гражданского права. Вып. V. М., 1958. С. 17 - 19.
Круг правоотношений, участие в которых возможно для конкретного лица, в зависимости от наступления определенных юридических фактов может увеличиваться или уменьшаться. Так, конкретное физическое лицо из одного факта своего существования еще не может быть участником правоотношения наследственного правопреемства или участником правоотношений, связанных с предпринимательской деятельностью. Для возникновения у конкретного лица возможности участвовать в указанных видах правоотношений факт существования лица должен быть дополнен еще одним юридическим фактом (открытием наследства, регистрацией в качестве субъекта предпринимательской деятельности). Если же имеет место факт назначения физическому лицу наказания в виде лишения возможности занимать определенные должности (заниматься определенной деятельностью), то круг правоотношений, субъектом которых может быть лицо, уменьшается. Из этого нужно заключить, что субъективное право правоспособности является не постоянной, а динамической, меняющей свое содержание в зависимости от наличия определенных юридических фактов, величиной. Качество же статичности правоспособности, которое неизменно подчеркивается в концепции "правоспособность - не субъективное право" <1>, - это качество регламентирующей правоспособность нормы права. И именно категория этой нормы права (с ее статичностью, с неспособностью к нарушению другими лицами), как представляется, постоянно является предметом рассмотрения указанной концепции. Одновременно с констатацией динамического характера субъективного права правоспособности нужно отметить следующее. Ошибочно определять юридическими фактами, от которых зависит изменение содержания правоспособности, такие юридические факты, которые необходимы для участия субъекта в конкретном правоотношении <2>. Например, участие в обязательствах вообще допускается для всех лиц и не требует каких-либо дополнительных условий. Но для участия в таком конкретном обязательстве, как страхование, страхователь должен быть заинтересован в сохранности страхуемого имущества. И, таким образом, факт наличия указанного интереса является обязательной предпосылкой для участия в такой конкретной разновидности обязательств, каким является страховое правоотношение. М.М. Агарков, как представляется, счел факт наличия у лица интереса в сохранности имущества за факт, расширяющий содержание правоспособности <3>. Однако при таком подходе, как справедливо отмечалось в литературе <4>, правоспособность и другие виды субъективных прав разграничить будет невозможно. То, что принято в приведенном выше примере за факт, расширяющий содержание правоспособности, на самом деле есть факт реализации самостоятельного (не совпадающего с субъективным правом правоспособности) субъективного права, которое вызывает заинтересованность в сохранности вещи. Точно установить, является ли определенный факт предпосылкой к расширению субъективного права правоспособности или же фактом наличия (проявления) другого субъективного права, можно по содержанию обязанности, обеспечивающей реализацию возникшей на основе указанного факта возможности. Так, возникающая из факта открытия наследства возможность конкретного лица участвовать в правоотношении наследственного правопреемства, а также возникающая из факта регистрации физического лица предпринимателем возможность участвовать в правоотношениях предпринимательской деятельности обеспечены той же самой по содержанию обязанностью, что и субъективное право правоспособности в целом <5>. Поэтому возможность принятия наследства, возможность участия в предпринимательской деятельности, равно как и возможность акцепта оферты, - это части субъективного права правоспособности. Напротив, интерес в сохранности вещи, выступающий обязательной предпосылкой для вступления в страховое правоотношение, обеспечивается не обязанностью "не препятствовать участию лица в допустимых для него правоотношениях", а обязанностью не препятствовать лицу осуществлять определенное "хозяйственное господство" над вещью. Из различия в содержании обязанности ясно видно, что наличие интереса в сохранности вещи означает наличие другого субъективного права, не совпадающего с субъективным правом правоспособности.
--------------------------------
<1> См.: С.Н. Братусь. Субъекты гражданского права. М., 1950. С. 6, 13; Гражданское право: Учебник. Часть 1 / Под ред. А.Л. Сергеева, Ю.К. Толстого. Изд. 2-е. М., 1996. С. 91.
<2> На этом была основана теория динамической правоспособности М.М. Агаркова; см.: Обязательство по советскому гражданскому праву. М., 1940. С. 70 - 72.
<3> Указ. соч. С. 70.
<4> С.Н. Братусь. Указ. соч. С. 10 - 13; О.С. Иоффе. Развитие цивилистической мысли в СССР. Часть 1. В сб.: Избранные труды по гражданскому праву. М., 2000. С. 290 - 292.
<5> А именно обязанностью всех других лиц не препятствовать управомоченному субъекту участвовать в допустимых для него правоотношениях.
2) Факт существования лица в сочетании с фактом достижения физическим лицом определенного возраста влечет появление у лица субъективного права дееспособности, предоставляющего своему обладателю возможность собственной автономной волей изменять свое текущее правовое положение в регулируемых гражданским правом общественных отношениях.
3) Фактический состав, включающий в себя факт присвоения существующим лицом материального блага, влечет появление субъективного права собственности, обеспеченного обязанностью всех других лиц не препятствовать собственнику в установленных законом пределах распоряжаться вещью. В общей собственности обязанность не препятствовать собственнику осуществлять свое право собственности ложится не только на третьих лиц, но и на других сособственников. Вместе с тем на сособственниках лежит также и особая обязанность. Однако "абсолютно - относительного" правоотношения в общей собственности нет, здесь абсолютное и относительное правоотношение хотя и возникают (в виде исключения) из одного основания (факта присвоения вещи несколькими лицами) и даже частично совпадают по кругу обязанных субъектов, но существуют параллельно, не совмещаясь друг с другом. Тождественная с другими лицами обязанность сособственника не нарушать владения, пользования, распоряжения вещью других сособственников - элемент абсолютного правоотношения. Отличная от обязанностей других лиц обязанность сособственника (соблюдение возможностей других сособственников по разделу, выкупу, преимущественному приобретению доли) - элемент относительного правоотношения.
Фактический состав присвоения индивидуально - определенной материальной вещи может вызвать появление и так называемых ограниченных вещных прав (сервитуты, хозяйственное ведение, оперативное управление и некоторые другие права), если обязанность, возлагаемая на других лиц, более по своему содержанию узкая, чем обязанность в правоотношении собственности.
4) Факт создания (присвоения) лицом особых нематериальных благ, именуемых "результатами интеллектуальной деятельности" <*>, а также такого нематериального блага, как информация (ст. 128 ГК), влечет появление соответствующих имущественных и неимущественных абсолютных субъективных прав.
--------------------------------
<*> К результатам интеллектуальной деятельности относятся произведения литературы, науки, искусства, изобретения, полезные модели, промышленные образцы, а также средства индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции.
5) Рассматриваемое с точки зрения своей потенциальной реализации всякое относительное субъективное право является особым видом имущества. Факт принадлежности (присвоения) этого особого вида имущества влечет появление абсолютного правоотношения по его защите от прекращения в результате действий третьих лиц. В связи с этим необходимо обратить внимание на следующее. Значительным распространением пользуется тезис о том, что относительное субъективное право косвенным образом действует в отношении всех противостоящих управомоченному субъекту лиц <*>. Этот тезис основан на смешении понятий "относительное субъективное право" и "имущество", а потому представляется ошибочным. Не собственно относительное субъективное право как юридическая категория (возможного действия, обеспеченного обязанностью) имеет так называемое внешнее действие. Относительное субъективное право с точки зрения своей потенциальной реализации - это некоторая потребительная стоимость, или имущество. И именно как "имущество", а не как "относительное субъективное право" данная категория пользуется абсолютной защитой.
--------------------------------
<*> М.М. Агарков. Указ. соч. С. 27; Д.М. Генкин. Классификация гражданских прав в советском гражданском праве // Советское государство и право. N 11. 1949. С. 75 - 76; В.К. Райхер. Абсолютные и относительные права // Известия экономического факультета Ленинградского политехнического института. Вып. 1 (XXV). 1928. С. 295 - 302.
Проведем теперь разграничение видов относительных субъективных гражданских прав. Сразу необходимо отметить следующее. Многие относительные правоотношения существуют исключительно как следствия нарушения определенных абсолютных и относительных субъективных прав <*>. В силу этого содержащееся в таких относительных правоотношениях право требования нельзя обозначать как самостоятельный вид субъективного права. Например, право виндицировать вещь - это часть субъективного права собственности, а не некоторое самостоятельное "субъективное право виндикации". Поэтому для избежания ошибочного обозначения одного субъективного права как нескольких при разграничении видов относительных правоотношений необходимо четко указывать, является ли определенное относительное правоотношение следствием нарушения другого правоотношения или же оно существует как самостоятельная категория. Для этого, в свою очередь, необходимо уточнить использовавшийся при разграничении абсолютных правоотношений критерий фактического состава. Уточнение сводится к двум моментам. 1. Как известно, относительные правоотношения возникают из таких юридических фактов, как действия и события. Поскольку события в возникновении относительных правоотношений гораздо менее значимы, чем действия <**>, для целей формулировки классификационного критерия основания возникновения относительного правоотношения событиями можно пренебречь и строить разграничение видов относительных прав по их связи только с определенными фактами - действиями. 2. Факты - действия могут быть противоправными (нарушающими определенное абсолютное или относительное субъективное право) или правомерными (не нарушающими никаких субъективных прав). Факт противоправного действия можно обозначить как факт нарушения лицом своей общей (в сравнении с другими лицами) обязанности или как факт нарушения лицом своей особой (отличной по содержанию от обязанностей других лиц) обязанности. Тем самым задача демонстрации связи между существованием относительного правоотношения и нарушением другого правоотношения будет решена. Из факта нарушения абсолютных прав (общей обязанности) возникают: реституционное правоотношение (из нарушения субъективных прав право-, дееспособности); виндикационное (негаторное) правоотношение (из нарушения субъективного права собственности и ограниченных вещных прав), деликтное, кондикционное правоотношение (из нарушения прав на нематериальные блага и прав на различные виды так называемого "идеального имущества", к которому, в частности, относятся результаты интеллектуальной деятельности, абсолютные права на материальные вещи, определяемые родовыми признаками, а также относительные субъективные права требования). Из факта нарушения особой обязанности возникает договорное притязание, а также притязание из нарушения относительных прав сособственников и относительных прав участников хозяйственного союза. Все эти правоотношения не заключают в своей структуре в качестве составного элемента самостоятельного вида относительного субъективного права. Из фактов - правомерных действий возникают относительные правоотношения, обладающие самостоятельным характером существования, а потому и заключающие в своей структуре самостоятельный вид относительного субъективного права. Сюда относятся все виды возникающих из сделок субъективных обязательственных прав (гл. 30 - 58 ГК).
--------------------------------
<*> См.: В.М. Хвостов. Система римского права: Учебник. М., 1996. С. 70 - 71.
<**> Из одного факта - события (в отличие от факта - действия) гражданские правоотношения не возникают; событие всегда является лишь элементом в сложном фактическом составе.
Как отмечалось ранее, в единичных случаях относительные правоотношения могут возникать из фактов - состояний. Возникающие из фактов - состояний относительные правоотношения существуют самостоятельно (вне связи с нарушением иных правоотношений), в силу чего содержат в своем составе самостоятельный вид относительного субъективного права. Это относительные права сособственников (п. 2 ст. 247, ст. 250, ст. 252, п. 1 ст. 254 ГК) и относительные права участников хозяйственного союза (ст. 93 ГК и т.п.).
Общую систему видов субъективных гражданских прав можно представить в форме схемы (см. схему 1).
Схема 1
---------------------------------------T-------------------------------------------------¬
¦ Абсолютные субъективные права ¦ Относительные субъективные права ¦
¦ ¦ -----------------------------------------------¬¦
¦фактический¦ содержание ¦наимено- ¦ ¦ общий фактический состав возникновения ¦¦
¦состав воз-¦ обязанности, ¦вание аб- ¦ ¦ относительного правоотношения ¦¦
¦никновения ¦обеспечивающей ¦солютного ¦ L-----------------------------T-----------------¦
¦субъектив- ¦ реализацию ¦субъектив-¦ -----------¬ ¦ ----------¬¦
¦ного права ¦ права ¦ного права¦ ¦ действия +<----+----->+состояния¦¦
¦ ¦ ¦ ¦ L----T------ L----------¦
¦ ¦ ¦ ¦ нарушения ¦сделки ----------¬ ¦
¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦наимено- ¦ ¦
¦ ¦ ¦ ¦абсолют- ¦относите-¦(дейст-¦вание от-¦ ¦
¦ ¦ ¦ ¦ных су- ¦льных су-¦витель-¦носитель-¦ ¦
¦ ¦ ¦ ¦бъектив- ¦бъектив- ¦ные) ¦ного суб.¦ ¦
¦ ¦ ¦ ¦ных прав ¦ных прав ¦ ¦права ¦ ¦
+-----------+---------------+----------+---------+---------+-------+---------+-----------+
¦1. Сущест- ¦не ограничивать¦субъектив-+¬ ¦притяза- ¦дейст- ¦1. Опре- ¦ ¦
¦вование ¦сферу правоот- ¦ное право ¦¦ ¦ния из ¦витель-¦деленный ¦ ¦
¦субъекта ¦ношений, учас- ¦правоспо- ¦¦ ¦нарушения¦ные ¦вид отно-¦ ¦
¦ ¦тие в которых ¦собности ¦¦ ¦возникаю-¦сделки ¦сительно-¦ ¦
¦ ¦допустимо для ¦ ¦¦ рести- ¦щих из ¦(как ¦го обяза-¦ ¦
¦ ¦управленческого¦ ¦¦ туцион-¦действи- ¦однос- ¦тельстве-¦ ¦
¦ ¦субъекта ¦ ¦¦ ное ¦тельных ¦торон- ¦нного су-¦ ¦
+-----------+---------------+----------+> право- ¦сделок ¦ние, ¦бъектив- ¦ ¦
¦2. Сущест- ¦не нарушать ав-¦субъектив-¦¦ отноше-¦(как од- ¦так и ¦ного пра-¦ ¦
¦вование ¦тономию воли ¦ное право ¦¦ ние ¦носторон-¦многос-¦ва (рег- ¦ ¦
¦субъекта ¦(волеизъявле- ¦дееспособ-¦¦ ¦них, так ¦торон- ¦ламенти- ¦ ¦
¦ + ¦ния) управомо- ¦ности ¦¦ ¦и многос-¦ние ¦рованного¦ ¦
¦факт дости-¦ченного лица ¦ +- ¦торонних)¦(дого- ¦в гл. ¦ ¦
¦жения опре-¦ ¦ ¦ ¦относите-¦воры)) ¦30 - 58 ¦ ¦
¦деленного ¦ ¦ ¦ ¦льных су-¦ ¦ГК) ¦ ¦
¦возраста ¦ ¦ ¦ ¦бъектив- ¦ ¦ ¦ ¦
+-----------+---------------+----------+ ¦ных прав ¦ ¦ ¦ ¦
¦3. Сущест- ¦3.1. Обязан- ¦субъектив-+¬ ¦ ¦ ¦ ¦факт прис- ¦
¦вование ¦ность не нару- ¦ное право ¦¦ ¦ ¦ ¦ ¦воения вещи¦
¦субъекта ¦шать максималь-¦собствен- ¦¦ винди- ¦ ¦ ¦2. ¦несколькими¦
¦ + ¦но возможное ¦ности ¦¦ кацион-¦ ¦ ¦2.1. От- ¦лицами (со-¦
¦факт прис- ¦(по закону) ¦ ¦¦ ное ¦ ¦ ¦носитель-¦собственни-¦
¦воения (в ¦"хозяйственное ¦ ¦> (нега- ¦ ¦ ¦ные су- ¦ками) ¦
¦том числе и¦господство" над¦ ¦¦ торное)¦ ¦ ¦бъектив- ¦ ¦
¦несколькими¦вещью ¦ ¦¦ право- ¦ ¦ ¦ные права¦ ¦
¦лицами) ма-¦ ¦ ¦¦ отноше-¦ ¦ ¦сособст- ¦ ¦
¦териальной ¦3.2. Обязан- ¦суб. "ог- ¦¦ ние ¦ ¦ ¦венников ¦ ¦
¦вещи, спо- ¦ность не нару- ¦раниченны妦 ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦собной к ¦шать ограничен-¦вещные ¦¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦устойчивому¦ное "хозяйстве-¦права" +- ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦сохранению ¦ное господство"¦(сервитут,¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦своих отли-¦над вещью ¦хоз. веде-¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦чительных ¦ ¦ние, опе- ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦признаков ¦ ¦рат. ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ ¦ ¦упр-е) ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
+-----------+---------------+----------+ ¦ ¦ ¦ ¦факт учас- ¦
¦4. Факт со-¦не нарушать (в ¦различные +¬ ¦ ¦ ¦2.2. От- ¦тия в хо- ¦
¦здания ¦различных фор- ¦субъектив-¦¦ ¦ ¦ ¦носитель-¦зяйственной¦
¦(присвое- ¦мах) прав на ¦ные права ¦¦ ¦ ¦ ¦ные су- ¦корпорации ¦
¦ния) резу- ¦результаты ин- ¦на интел- ¦¦ ¦ ¦ ¦бъектив- ¦ ¦
¦льтатов ин-¦теллектуальной ¦лектуаль- ¦¦ ¦ ¦ ¦ные права¦ ¦
¦теллектуа- ¦деятельности ¦ную собст-¦¦ делик- ¦ ¦ ¦участни- ¦ ¦
¦льной дея- ¦ ¦венность ¦¦ тное ¦ ¦ ¦ков хо- ¦ ¦
¦тельности ¦ ¦ ¦¦ (конди-¦ ¦ ¦зяйствен-¦ ¦
+-----------+---------------+----------+> кцион- ¦ ¦ ¦ной кор- ¦ ¦
¦5. Факт ¦не совершать ¦абсолютно妦 ное) ¦ ¦ ¦порации ¦ ¦
¦принадлеж- ¦действий, вле- ¦субъектив-¦¦ право- ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ности (при-¦кущих уменьше- ¦ное право ¦¦ отно- ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦своения) ¦ние потребите- ¦на защиту ¦¦ шение ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦различных ¦льной стоимости¦"идеально-¦¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦видов "иде-¦"идеального ¦го имущес-¦¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ального ¦имущества" ¦тва" ¦¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦имущества" ¦ ¦ +- ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦(в том чис-¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ле и суб. ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦прав требо-¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦вания) ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
L-----------+---------------+----------+---------+---------+-------+---------+------------
Из проведенного рассмотрения вопроса о классификации субъективных гражданских прав можно сделать следующие выводы:
1) Разграничение правоотношений на абсолютные и относительные является совершенно четким и не имеет исключений в виде "абсолютно - относительных" ("вещно - обязательственных") правоотношений; тенденции к "сближению" субъективных вещных и обязательственных прав не существует;
2) Абсолютное правоотношение непосредственно возникает только из факта - состояния и не может непосредственно возникнуть из факта - действия, в частности из сделки - договора. Поэтому категория "вещного договора" является ошибочной;
3) Последовательно разграничить виды абсолютных и относительных субъективных прав можно лишь по критерию основания возникновения правоотношения и содержанию обязанности, обеспечивающей реализацию субъективного права;
4) Правоспособность является субъективным правом, содержание которого может изменяться в зависимости от наступления таких юридических фактов (открытие наследства, регистрация в качестве предпринимателя), которые не воплощают в себе реализацию уже существующего субъективного права;
5) Предметом защиты реституционного правоотношения являются субъективные права право- и дееспособности;
6) Любое субъективное право защищается строго определенным видом охранительного относительного правоотношения. Ситуация, когда обязательственное субъективное право защищалось бы и как обязательственное, и как вещное субъективное право, невозможна. Утверждение о возможности такой ситуации основано на нечеткости разграничения отдельных видов субъективных гражданских прав.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

"ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)"
от 30.11.1994 N 51-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 21.10.1994)
"ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ)"
от 26.01.1996 N 14-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 22.12.1995)
Юрист, N 3, 2002

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОБОРОТА АУДИОВИЗУАЛЬНОЙ ПРОДУКЦИИ В РОССИИ  »
Комментарии к законам »
Читайте также
Популярные документы