БАНКРОТСТВО ПО НОРМАМ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА

В. КУЛЕШОВ
В. Кулешов, генеральный директор товарищества "Правовая помощь".
Необходимость принятия единого европейского правового акта, регулирующего вопросы несостоятельности, стала ощущаться уже в первые годы существования Европейского Экономического Сообщества, основной целью которого являлось создание единого внутреннего рынка. Доктрина и нормы международного частного права уже не удовлетворяли требованиям развития Сообщества, потому что различия в правовом регулировании несостоятельности серьезным образом ограничивали возможности их применения.
Нормативно - правовой акт Сообщества должен был решить как правовые проблемы, так и практические вопросы ликвидаторов и управляющих, связанные с розыском, сбором и реализацией активов несостоятельного должника.
В результате корпоративной работы международных экспертов 23 ноября 1995 г. Конвенция Европейского Сообщества о производстве по делам о несостоятельности была открыта для подписания и впоследствии подписана всеми членами Сообщества, кроме Великобритании, которая не сделала этого из-за разногласий по проекту Директивы о процедурах реорганизации и ликвидации кредитных учреждений.
После этого началась работа над созданием механизма правового регулирования трансграничной несостоятельности в рамках Сообщества. 7 мая 1999 г. Парламент Европейского Союза принял Резолюцию по Конвенции о производстве по делам о несостоятельности, в которой Комиссии было рекомендовано выдвинуть предложение в Совет в соответствии со ст. 65 Договора о создании Европейского Союза о принятии Директивы или Регламента, регулирующих процедуры несостоятельности, затрагивающие компании, ведущие свою деятельность в нескольких государствах - членах. В Резолюции подчеркивалось отсутствие правовой определенности в данной области, поскольку, во-первых, процедуры банкротства, мировые соглашения и аналогичные процедуры не входили в сферу действия Брюссельской конвенции, а во-вторых, Стамбульская конвенция, разработанная в рамках Совета Европы и открытая для подписания, еще не вступила в силу, т.к. ее ратифицировал только один Кипр вместо предусмотренных трех государств. Вслед за этим 26 мая 1999 г. Федеративная Республика Германия и Республика Финляндия направили в Совет инициативу относительно принятия Регламента о производстве по делам о несостоятельности. 2 марта 2000 г. Европейский Парламент единодушно принял Регламент N 1346/2000 о производстве по делам о несостоятельности, который воспроизводит текст Конвенции Европейского Сообщества 1995 г., за исключением положений пятой главы, относительно толкования положений Конвенции Судом ЕС. В соответствии со ст. 47 Регламента он вступает в силу 31 мая 2002 г., обязателен к применению без изъятий и непосредственно действует в государствах - членах Сообщества в соответствии с Договором об учреждении Европейского Сообщества. Единственным государством, отказавшимся принять участие в одобрении Регламента, оказалась Дания, которая тем самым не связана обязательствами в отношении его применения.
Механизм правового регулирования, закрепленный в Регламенте, представляет собой модель основного / вторичного производств. В своем Заключении Экономический и Социальный Комитет выразил сожаление относительно того, что Регламент не закрепляет верховенство принципов единства и универсальности производства по делу о несостоятельности в рамках Европейского Союза, поскольку само понятие "единый рынок" исключает идею вторичного производства. В рамках Европейского Союза должна существовать единая, универсальная процедура несостоятельности, правовые последствия открытия которой должны признаваться во всех государствах - членах. Возможность открытия вторичных производств может выхолостить понятие и смысл универсальной процедуры, создать на практике непреодолимые трудности в координации действий в отношении активов должника, увеличить и без того чрезмерно долгие сроки производства по делу о несостоятельности.
Сфера применения Регламента
Территориально сфера действия Регламента ограничена рамками границ стран - участниц Европейского Союза. Единственным условием его применения является нахождение центра основных интересов должника, т.е. либо домицилия, либо его зарегистрированного офиса, на территории любого из договаривающихся государств. Национальная принадлежность должника в данном случае не имеет значения.
По субъектному составу Регламент применяется как к физическим, так и к юридическим лицам, но не затрагивает юридические лица публичного права. Дуализм частного права не влияет на его применение, и он одинаково регулирует несостоятельность как коммерсантов, так и не коммерсантов. Регламент не применяется к регулированию процедур несостоятельности страховых организаций, кредитных учреждений, инвестиционных компаний, предоставляющих услуги номинальных держателей ценных бумаг третьих лиц, а также к коллективным инвестиционным предприятиям.
Регламент применяется только к тем процедурам несостоятельности, которые носят коллективный характер, влекут за собой полное или частичное лишение должника прав на имущественный комплекс и назначение ликвидатора в широком смысле этого слова, т.е. лица, уполномоченного управлять активами должника либо ликвидировать их. Таким образом, он применяется как к ликвидационным процедурам, так и к процедурам, направленным на восстановление платежеспособности должника.
Юрисдикционные критерии
Регламент закрепил двухступенчатую систему юрисдикции судов договаривающихся государств. Приоритет отдан суду государства, где должник имеет центр основных интересов в том смысле, что только в этом государстве может быть открыто основное производство. Смысл выбора этого юрисдикционного критерия заключается в том, чтобы предоставить кредиторам возможность предварительно просчитать риски предоставления кредита должнику и определить компетентный суд и применимое право. Наличие множества предприятий должника на территории различных государств не позволяет решить этот вопрос при помощи критерия местонахождения предприятия должника. Определение места, где должник концентрирует свою экономическую активность в отношении третьих лиц, реально управляет бизнесом, вполне возможно и отвечает потребностям кредиторов. Суды ex officio должны контролировать применение юрисдикционных критериев Регламента с учетом следующих презумпций:
- местом основных интересов юридических лиц считается место нахождения их зарегистрированного офиса. В случае, если компания зарегистрирована по почтовому ящику, то местом основных интересов такой компании считается местонахождение ее центрального органа или штаб - квартиры;
- местом основных интересов коммерсантов считается их юридический адрес, а для не коммерсантов - место их обычного проживания.
Регламент не содержит прямо выраженного правила относительно разрешения коллизии юрисдикции, если в двух и более государствах будут открыты основные производства. Решение этой проблемы лежит в плоскости соблюдения принципа "Community trust", на основании которого приоритет следует отдать производству, открытому ранее в хронологическом порядке.
Второй критерий, связанный с наличием предприятия должника на территории договаривающегося государства, определяет компетентный суд в отношении открытия вторичного производства, последствия которого ограничиваются активами должника, расположенными на территории данного государства. Под предприятием должника понимается любое место ведения бизнеса должником, где он осуществляет деятельность, не носящую временного характера, с использованием людских ресурсов и товаров.
Принцип универсальности производства
Принцип универсальности производства по делу о трансграничной несостоятельности реализуется в Регламенте в усеченной форме в виде модели основного / вторичного производств. Основное производство в силу его трансграничной юрисдикции имеет универсальный характер и должно быть признано в любом из договаривающихся государств. Вторичное производство может быть открыто после открытия основного производства, носит подчиненный, вспомогательный характер и ограничивается ликвидацией активов должника, расположенных на территории данного государства. Территориальная процедура банкротства может иметь место до открытия основного производства только в двух случаях:
1) невозможность открытия основного производства в отношении должника в соответствии с национальным законодательством согласно первому юрисдикционному критерию;
2) по заявлению кредитора, юридический адрес, обычное местонахождение или зарегистрированный офис которого находятся на территории государства, где расположено предприятие должника, или кредитора, чье требование вытекает из деятельности этого предприятия должника. С момента открытия основного производства положения Регламента, регулирующие порядок проведения вторичного производства, применяются к территориальному производству, если это возможно с учетом стадии, в которой оно находится.
Применимое право
Регламент устанавливает единое правило, что правом, применимым к открытому производству и его правовым последствиям, является право суда, открывшего производство (lex fori regit concursus). Это право регулирует как процессуальные, так и материально - правовые вопросы.
"Правовые последствия открытия основного производства не затрагивают вещные права третьих лиц на активы должника в случае, если они находятся вне территории государства, где открыто производство. Однако это не означает, что сами активы, обремененные вещными правами, не затрагиваются последствиями открытия производства по делу о банкротстве. В соответствии с lex concursus определяется состав активов должника, которые формируют его имущественный комплекс или, иными словами, конкурсную массу. Таким образом, активы должника на территории любого из договаривающихся государств попадают под контроль со стороны ликвидатора основного производства, который вправе проверить законность удовлетворения требований, обеспеченных вещными правами, и препятствовать реализации активов по частям, что значительно снижает их стоимость и негативно отражается на интересах других кредиторов.
Действия, причинившие ущерб интересам кредиторов, могут быть оспорены по закону государства, где открыто основное производство, если только выгодоприобретатель не докажет, что должно быть применено другое право, не допускающее возможность оспаривания совершенных действий.
Признание и исполнение иностранных решений
Решение суда или иного компетентного органа об открытии процедуры несостоятельности, вынесенное в соответствии с юрисдикционным критерием Регламента, подлежит немедленному признанию во всех договаривающихся государствах с момента его вынесения без каких-либо формальностей. Признание иностранного решения об открытии основного производства означает признание компетенции иностранного органа на вынесение данного решения, а также признание его правовых последствий на территории других государств. Признание иностранного решения об открытии вторичного производства означает признание его правовых последствий на территории государства, где открыто вторичное производство. Открытие вторичного производства прекращает действие правовых последствий основного производства на территории этого государства. Регламент придерживается модели автоматического признания иностранных решений об открытии процедуры несостоятельности, т.е. признания решения ipso jure. Однако он не рассматривает процедуру несостоятельности в целостности, а скорее как серию следующих друг за другом решений, каждое из которых влечет за собой различные последствия. Если признание решения об открытии процедуры происходит автоматически, то последующие решения могут не отвечать требованиям Регламента и, следовательно, могут быть не признаны в других государствах. Непризнание иностранного решения возможно в следующих случаях:
1) признание иностранного решения или его правовых последствий явно противоречит публичному порядку государства, в частности его основополагающим принципам или конституционным правам и свободам граждан;
2) признание или исполнение иностранного решения может вызвать ограничение личной свободы человека или тайны переписки.
Исполнение иностранного решения предполагает использование мер принуждения в отношении должника. В данном случае Регламент не предполагает отказа договаривающихся государств от принципа государственного суверенитета, поэтому исполнение решений в отношении несостоятельных должников и их активов в рамках скоординированной процедуры осуществляется компетентным органом государства, где должны быть совершены соответствующие действия. Принудительное исполнение иностранных решений осуществляется на основании специального разрешения, выдаваемого судами, т.е. с применением специальной процедуры экзекватуры. Процедура экзекватуры закреплена в Брюссельской конвенции 1968 г.
С момента назначения судом или иным компетентным органом ликвидатора последний вправе принять меры, направленные на обеспечение сохранности имущества должника на территории любого из договаривающихся государств, и пользуется всеми полномочиями, которые ему предоставлены lex concursus.
Анализ положений Регламента о производстве по делам о несостоятельности в странах Европейского Союза, на мой взгляд, позволяет сделать вывод, что в рамках Сообщества в ближайшем будущем начнет действовать не унифицированный механизм правового регулирования несостоятельности, а механизм плавного перехода от изолированного действия национальных моделей правового регулирования несостоятельности к созданию механизма правового регулирования несостоятельности как механизма наднационального, выражающего и закрепляющего интересы Сообщества в целом как интересы транснациональные.
Бизнес-адвокат, N 11, 2001

СУБСИДИАРНАЯ БЕЗОТВЕТСТВЕННОСТЬ  »
Комментарии к законам »
Читайте также
Популярные документы