МАЛОЗНАЧИТЕЛЬНОСТЬ ДЕЯНИЯ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ

В. МАЛЬЦЕВ
В. Мальцев, доктор юридических наук, профессор.
До принятия УК РФ высказывалось сомнение в необходимости сохранения нормы о малозначительности деяния, поскольку предполагалось, что ее содержание, как не привносящее ни одного позитивного качества, никакого отношения к понятию преступления не имеет.
Между тем законодатель, следуя историческим традициям, совершенно обоснованно сохранил эту норму и оставил ее в ст. 14 УК ("Понятие преступления"). Ведь норма о малозначительности деяния не просто констатирует возможность исключения из правил. Она органически дополняет понятие преступления определением деяний, которые, несмотря на их кажущуюся уголовную противоправность, преступлениями не являются.
Согласно ч. 2 ст. 14 УК, "не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, то есть не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или государству". Следовательно, для признания деяния малозначительным необходимо, чтобы, во-первых, оно обладало всеми признаками состава преступления (формальное основание) и, во-вторых, не представляло общественной опасности (социальное основание).
Не могут считаться малозначительными деяния, наличие состава преступления в которых связывается с фактом наступления вреда (к примеру, "вред правам и законным интересам граждан" при нарушении равноправия граждан - ст. 136 УК и нарушении неприкосновенности частной жизни - ст. 137 УК) либо общественно опасных последствий, выраженных в оценочных понятиях (допустим, "существенное нарушение прав и законных интересов" при злоупотреблении должностными полномочиями - ч. 1 ст. 285 УК, превышении должностных полномочий - ч. 1 ст. 286 УК и халатности - ч. 1 ст. 293 УК либо "значительный ущерб" при умышленном уничтожении или повреждении имущества - ч. 1 ст. 167 УК), если этот вред или такие последствия не были причинены (здесь не имеются в виду случаи неоконченного преступления). В подобных ситуациях в деянии просто отсутствует один из признаков состава преступления.
Малозначительность деяния может быть двух видов. Первый вид, когда действие (бездействие), формально содержащее признаки преступления, не представляет общественной опасности. Это случаи, когда похищается, например, коробок спичек, карандаш и т.п. В таких деяниях нет общественной опасности, они, по существу, не причиняют вреда чужой собственности, охраняемой нормами уголовного права, и не нарушают общественных отношений, урегулированных другими отраслями права. Этот вид малозначительности деяний на практике встречается редко и в силу очевидности затруднений в уяснении обычно не вызывает.
Второй вид прямо не предусмотрен уголовным законом, но логически из него вытекает. Это те случаи, когда деяние обладает общественной опасностью, но она невелика, не превышая гражданско - правового, административного или дисциплинарного проступка, в силу чего деяние не может считаться преступным. Этот вид малозначительности сравнительно распространен и довольно труден для понимания. Затруднение состоит в том, как отличить проступок от преступления и какими при этом пользоваться критериями.
В отличие от ч. 2 ст. 7 УК РСФСР в ч. 2 ст. 14 УК предпринята попытка раскрыть эти критерии, согласно которым не представляющим общественной опасности признается деяние, "не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или государству". Вместе с тем как общественная опасность преступления отличается от общественной опасности проступка, так и вред, значимый в качестве основания для признания деяния преступным, существенно отличается от вреда, причиняемого проступком. Иными словами, деяние может причинять вред, вполне соответствующий по тяжести проступку, но при этом не достигающий вреда, подразумеваемого ч. 2 ст. 14 УК для преступления.
О сложности решения рассматриваемого вопроса свидетельствует и судебная практика. Так, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу Исайкина, Гнатиева и др. (трое четырнадцати- пятнадцатилетних подростков были осуждены за тайное хищение чужого имущества, совершенное по предварительному сговору группой лиц: в августе 1995 г. с целью кражи они пришли на дачный участок, где собрали 26 арбузов общим весом 28 кг стоимостью 1000 руб. за 1 кг, причинив потерпевшей ущерб на сумму 28400 руб.), приняв во внимание, что арбузы похищены на незначительную сумму (минимальный размер оплаты труда на момент совершения преступления составлял 55000 руб.), возвращены потерпевшей, считавшей причиненный ей ущерб незначительным и просившей не привлекать подростков к уголовной ответственности, пришла к выводу, что действия несовершеннолетних, хотя формально и содержат признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 144 УК РСФСР (кража), но в силу малозначительности не представляют общественной опасности <*>.
--------------------------------
<*> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. N 4. С. 10.
В то же время по делу Никитина, похитившего 50 л дизельного топлива на сумму 12180 руб., с учетом того, что ст. 49 КоАП РСФСР предусматривает ответственность лишь за мелкое хищение государственного или общественного имущества (дизельное топливо принадлежало коллективному предприятию "Ямаш", которое состояло из имущества отдельных членов коллектива), президиум Верховного суда Чувашской Республики указал: "Если стоимость похищенного чужого имущества не превышает одного минимального месячного размера оплаты труда, уголовная ответственность по ст. 144 УК РСФСР не исключается" <*>. По делу же Холодова, ранее признанного особо опасным рецидивистом, похитившего у С. имущество на сумму в 23000 руб. (минимальный размер оплаты труда на момент совершения преступления составлял 43700 руб.), судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, отменяя кассационное определение и постановление президиума Мурманского областного суда, указала, что "уголовная ответственность за кражу чужого имущества наступает независимо от стоимости (размера) похищенного" <**>.
--------------------------------
<*> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. N 3. С. 9.
<**> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. N 11. С. 9-10.
Нельзя фактически тождественный вред, причиняемый кражей на незначительную сумму, одновременно считать и не имеющим уголовно - правового значения, и достаточным для привлечения к уголовной ответственности. Тем не менее деяние, совершенное группой подростков по предварительному сговору, признано малозначительным (непреступным), а деяния, совершенные взрослыми, определены как преступные. Едва ли в этих случаях можно говорить о реализации основополагающих принципов Уголовного кодекса: справедливости, равенства граждан перед законом и гуманизма.
Лучшим решением проблемы было бы изменение редакции ст. 49 КоАП РСФСР (мелкое хищение государственного или общественного имущества), действие которой, если стоимость похищенного путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты не превышает минимального размера оплаты труда, должно быть распространено на все формы собственности. Сейчас же положения этой нормы противоречат ч. 2 ст. 8 Конституции, где указывается, что "в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности". По существу ныне действующая ст. 49 КоАП РСФСР размывает единые основания ответственности за хищения: по ней и малое по стоимости имущество частников и граждан находится под жесткой уголовно - правовой охраной, а государственное и общественное имущество - лишь под административно - правовой.
Создание угрозы причинения вреда, обычно связанное с покушением на совершение преступления, по общему правилу исключает применение ч. 2 ст. 14 УК. Так, сам по себе факт, например, непричинения вреда собственности гражданина не будет иметь решающего значения, если установлено, допустим, что виновный покушался на хищение имущества в значительном или крупном размерах.
Критерии малозначительности деяния - не что иное, как критерии общественной опасности преступления.
Малозначительность деяния поэтому определяется не только на основе критериев, прямо указанных в ч. 2 ст. 14 УК, но и с учетом в целом выраженности объективных и субъективных признаков деяния. Не надо, однако, забывать и о тесной связи этих признаков с объектом преступления. Чем важнее объект, тем меньшей выраженностью они могут обладать. Необходимо также иметь в виду, что в деяниях, составы которых сконструированы по типу материальных, на первый план при установлении малозначительности выступают показатели общественной опасности вреда, а в деяниях с формальным или усеченным составами - интенсивность деяния. Это объясняется тем, что в материальных составах вред, как правило, имеет достаточно определенное выражение и, следовательно, установим. В формальных же составах вред зачастую носит неопределенный характер, что вызывает серьезные трудности в его установлении.
Для обоснованного вывода о малозначительности деяния необходимо установить, что степень его общественной опасности мала и соответствует проступку. Поэтому чем выше характер общественной опасности преступления, тем меньше должна быть степень опасности деяния, тем исключительней порядок этого признания.
В законе не очерчен круг преступлений, которые могут быть в определенных условиях малозначительными. В принципе действие ч. 2 ст. 14 УК распространяется на все категории преступлений. Однако для признания деяния, допустим, формально подпадающего под признаки тяжкого преступления (ч. 4 ст. 15 УК), малозначительным, помимо непричинения вреда объекту посягательства требуется наличие дополнительных обстоятельств, например, незначительности развития объективной стороны (обычно это лишь приготовительные действия), степени вины или участия в преступлении и т.п.
Так, наверное, с учетом конкретных обстоятельств может быть признано малозначительным приготовление к совершению кражи с незаконным проникновением в жилище (п. "в" ч. 2 ст. 158 УК), мошенничества группой лиц по предварительному сговору (п. "а" ч. 2 ст. 159 УК) либо приготовление к присвоению чужого имущества с использованием лицом своего служебного положения (п. "в" ч. 2 ст. 160 УК) по тем основаниям, что опасность этих видов хищений ненамного превосходит опасность преступлений средней тяжести, уголовная ответственность за приготовление к совершению которых вообще законом не предусмотрена (ч. 2 ст. 30 УК). В самом деле, если законодатель декриминализовал приготовление к преступлениям средней тяжести (за совершение которых максимальное наказание не превышает пяти лет лишения свободы - ч. 3 ст. 15 УК), то едва ли приходится сомневаться в том, что приготовление к совершению отдельных тяжких преступлений (максимальный срок наказания за совершение указанных преступлений против собственности лишь на один год лишения свободы превышает максимум наказания за преступления средней тяжести) также не всегда может быть признано общественно опасным.
Конечно, чаще проблемы разграничения общественно опасных и не представляющих общественной опасности деяний возникают при применении норм об ответственности за совершение преступлений небольшой тяжести (за совершение которых максимальное наказание не превышает двух лет лишения свободы - ч. 2 ст. 15 УК).
Поскольку законодательная оценка общественной опасности покушения на преступление заметно ниже, чем оконченного преступления (срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за оконченное преступление, - ч. 3 ст. 66 УК), наиболее вероятно применение ч. 2 ст. 14 УК при покушениях на совершение преступлений небольшой тяжести, допустим, при нарушении неприкосновенности жилища (ч. 1 ст. 139 УК), подкупе участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ч. 1 ст. 184 УК) и т.п. К тому же, в санкциях большинства этих норм вообще отсутствует лишение свободы и самым строгим видом наказания является арест сроком до трех месяцев. При всех различиях ареста как вида уголовного наказания (ст. 54 УК) и ареста как вида административного взыскания (ст. 32 КоАП РСФСР) их расположение в качестве мер воздействия на виновных в санкциях норм разных отраслей права свидетельствует об очень близком по общественной опасности значении соответствующих деяний (преступлений и проступков).
Нередко не представляющими общественной опасности признаются и оконченные преступления. Так, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ удовлетворила протест заместителя Генерального прокурора РФ по делу Демина (осужденного по ч. 2 ст. 218 УК РСФСР за незаконное ношение холодного оружия - охотничьего ножа - при следующих обстоятельствах. Демин и его отец А. Демин были охотниками. Сумку с курткой, патронами и ножом Демин вез отцу, чтобы вернуть: возвратившись с охоты, отец часть вещей, в том числе нож, оставил в его доме, так как их тяжело было везти) и уголовное дело в отношении него прекратила, указав при этом, что хотя в содеянном формально и усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 218 УК РСФСР, однако в силу малозначительности они не представляют общественной опасности <*>. Военная коллегия Верховного Суда РФ по тем же основаниям прекратила уголовное дело в отношении Потапова, осужденного по п. "а" ст. 246 УК РСФСР за самовольное оставление части продолжительностью свыше трех суток. Как было установлено, Потапов самовольно оставил часть с целью навестить больного отца - инвалида, находившегося в то время на стационарном лечении. Учтено также было, что перед этим Потапов неоднократно обращался к командованию с просьбами о предоставлении ему краткосрочного отпуска, но ему было в этом отказано; самовольно он находился вне части непродолжительное время и самостоятельно возвратился к месту службы, в содеянном чистосердечно раскаялся, за время службы характеризовался положительно <**>.
--------------------------------
<*> Законность. 1995. N 9. С. 59 - 60.
<**> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1993. N 4. С. 12 - 13. Кстати, УК 1996 г. предусмотрел возможность освобождения от уголовной ответственности, "если самовольное оставление части явилось следствием стечения тяжелых обстоятельств" (прим. к ст. 337).
Таким образом, незначительная выраженность объективных и особенно субъективных признаков (низкая степень вины Демина и Потапова) указанных деяний и отчасти данные о личности осужденных (Демин также характеризовался положительно, в связи с чем даже отмечалось, что "его личность социально опасной не является") послужили основанием для признания деяний (к слову, по п. "а" ст. 246 УК РСФСР предусматривалось наказание от одного года до пяти лет лишения свободы, т.е. тогда это деяние относилось к преступлениям средней тяжести) не представляющими общественной опасности.
В плане определения малозначительности деяния интерес представляют разработанные МВД России методические "Рекомендации по применению статей Уголовного кодекса Российской Федерации, устанавливающих ответственность за преступления, связанные с наркотическими средствами, психотропными сильнодействующими и ядовитыми веществами", согласованные с Верховным Судом и Генеральной прокуратурой Российской Федерации, в соответствии с которыми "уголовное дело может быть возбуждено только в том случае, если изъятого количества наркотического средства достаточно для "одноразовой порции", способной произвести наркотическое воздействие на организм человека. Микроскопические, следовые остатки наркотических или психотропных веществ, не имеющие определенного веса, не могут являться предметом преступления". Руководствоваться при этом предлагается ч. 2 ст. 14 УК, а "вопрос о признании того или иного деяния малозначительным должен решаться с учетом всех обстоятельств правонарушения. Данный вопрос находится в компетенции органов предварительного следствия. Такое деяние может образовать состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 44 КоАП РСФСР; к лицу, его совершившему, могут быть применены меры административного воздействия".
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

"КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
(принята всенародным голосованием 12.12.1993)
"УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РСФСР"
(утв. ВС РСФСР 27.10.1960)
"КОДЕКС РСФСР ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ"
(утв. ВС РСФСР 20.06.1984)
"УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" от 13.06.1996 N 63-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 24.05.1996)
Законность, N 1, 1999

КОГДА ГРАММЫ ИЗМЕРЯЮТСЯ ГОДАМИ  »
Комментарии к законам »
Читайте также
Популярные документы