ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 16.09.2004"ПО ВОПРОСУ ПРИЕМЛЕМОСТИ ЖАЛОБЫ n 24669/02 "ГАЛИНА ПЕТРОВНА ГЕРАСИМОВА (galina petrovna gerasimova) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" [рус., англ.]


[неофициальный перевод
с английского] <*>
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ
ПО ВОПРОСУ ПРИЕМЛЕМОСТИ ЖАЛОБЫ N 24669/02
"ГАЛИНА ПЕТРОВНА ГЕРАСИМОВА (GALINA PETROVNA GERASIMOVA)
ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
(Страсбург, 16 сентября 2004 года)
Европейский суд по правам человека (Первая секция), заседая 16 сентября 2004 г. Палатой в составе:
--------------------------------
<*> Перевод с английского М. Виноградова.
Х.Л. Розакиса, председателя Палаты,
П. Лоренсена,
Дж. Бонелло,
Ф. Тюлькенс,
Н. Ваич,
А. Ковлера,
В. Загребельского, судей,
а также при участии С. Нильсена, секретаря Секции Суда,
принимая во внимание упомянутую жалобу, поданную 20 мая 2002 г.,
принимая во внимание Частичное решение по вопросу приемлемости жалобы от 13 ноября 2003 г.,
принимая во внимание доводы, представленные властями Российской Федерации, и возражения на них, представленные заявителем,
заседая за закрытыми дверями,
вынес следующее Решение:
ФАКТЫ
Заявитель, Галина Петровна Герасимова - гражданка Российской Федерации, 1953 года рождения, проживает в г. Чапаевске Самарской области. Власти Российской Федерации в Европейском суде представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском суде по правам человека П. А. Лаптевым.
A. Обстоятельства дела
4 сентября 1995 г. Арбитражный суд Самарской области удовлетворил иск работодателя заявителя - негосударственной организации - к Управлению социальной защиты населения администрации г. Чапаевска о возмещении убытков.
15 августа 1997 г. работодатель заявителя уступил ей право требования части суммы, присужденной судебным решением, в размере 114000000 рублей в счет задолженности по выплате заработной платы <*>.
--------------------------------
<*> Сумма указана без учета деноминации, проведенной в 1998 году. В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 4 августа 1997 г. "Об изменении нарицательной стоимости российских денежных знаков и масштаба цен" с 1 января 1998 г. 1000 неденоминированных рублей приравнивались к 1 деноминированному рублю.
29 мая 1998 г. заявитель обратилась в Чапаевский городской суд Самарской области за исполнением судебного решения.
Поскольку указанное судебное решение не было исполнено полностью, в 2001 году заявитель обратилась в Чапаевский городской суд Самарской области с иском к Управлению социальной защиты населения администрации г. Чапаевска о взыскании соответствующей суммы, а также процента на нее.
5 апреля 2001 г. Чапаевский городской суд Самарской области отказал заявителю в удовлетворении ее требований на том основании, что заявитель не смогла обосновать расчет процента, который требовала взыскать.
19 сентября 2001 г. президиум Самарского областного суда, рассмотрев протест председателя Самарского областного суда, отменил Судебное решение от 5 апреля 2001 г. и направил дело на новое рассмотрение.
21 июня 2002 г. Чапаевский городской суд Самарской области отклонил требование заявителя, указав, что Управление социальной защиты населения г. Чапаевска является некоммерческой организацией, финансируемой из городского бюджета, следовательно, не установлено, что указанная организация незаконно пользовалась деньгами заявителя. Чапаевский городской суд Самарской области также отметил, что исполнение судебного решения производилось Управлением социальной защиты населения администрации г. Чапаевска по мере поступления соответствующих средств из бюджета. Так, в 2000 году, исходя из лимитов финансирования, для погашения задолженности предусматривалось 16000 рублей. В 2001 году для выплаты задолженности заявителю предусматривалось 5000 рублей, в 2002 году - 12000 рублей, 5000 рублей из которых были выплачены заявителю по состоянию на 1 июня 2002 г.
Сумма оставшейся задолженности составила 87445 рублей.
B. Применимое национальное законодательство
В соответствии с ч. 1 ст. 132 Конституции Российской Федерации и ст. 31 Бюджетного кодекса Российской Федерации органы местного самоуправления самостоятельны в формировании, утверждении и исполнении местного бюджета.
Согласно ч. 2 ст. 132 Конституции Российской Федерации органы местного самоуправления могут наделяться законом отдельными государственными полномочиями, реализация которых подконтрольна государству.
СУТЬ ЖАЛОБЫ
Заявитель, ссылаясь на положения п. 1 ст. 6 Конвенции и ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции, жаловалась на длительность исполнительного производства и отказ государства полностью исполнять Судебное решение Арбитражного суда Самарской области от 4 сентября 1995 г.
ПРАВО
1. Заявитель утверждала, что вопреки положениям п. 1 ст. 6 Конвенции и ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции органы государственной власти отказались полностью и своевременно исполнить Решение Арбитражного суда Самарской области от 4 сентября 1995 г.
Статья 6 Конвенции в части, применимой к настоящему делу, гласит:
"1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом...".
Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции гласит:
"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.
Предыдущие положения ни в коей мере не ущемляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".
Власти Российской Федерации утверждали, что Управление социальной защиты населения администрации г. Чапаевска является муниципальным учреждением администрации г. Чапаевска. Последняя представляет собой орган местного самоуправления, который в соответствии со ст. 132 Конституции Российской Федерации и ст. 31 Бюджетного кодекса Российской Федерации обладает свободой в формировании, утверждении и исполнении местного бюджета. Власти Российской Федерации также отмечали, что принципы, установленные в Постановлении Европейского суда по делу "Бурдов против России" (Burdov v. Russia) (жалоба N 59498/00, ECHR 2002-III), неприменимы к настоящему делу, поскольку Российская Федерация не может нести ответственность за неисполнение судебного решения органом местного самоуправления, если не будет установлено, что судебное решение не исполнено ввиду незаконных действий судебных приставов-исполнителей. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель не исчерпала внутригосударственных средств правовой защиты, поскольку она не обратилась в службу судебных приставов за возбуждением исполнительного производства. Кроме того, власти Российской Федерации полагали, что даже если заявитель и не инициировала исполнительного производства, она по-прежнему не исчерпала внутригосударственных средств правовой защиты, поскольку не обжаловала в суд действия или бездействие судебных приставов-исполнителей.
Заявитель в целом не согласилась с утверждениями властей Российской Федерации. Она отметила, что для возбуждения исполнительного производства она обращалась в службу судебных приставов 29 мая 1998 г.
Европейский суд рассмотрит оба довода по отдельности.
A. Является ли государство должником
Европейский суд напоминает, что в соответствии с прецедентной практикой конвенционных органов органы местного самоуправления, несомненно, являются государственными органами в том смысле, что они действуют на основании публичного права и осуществляют государственные функции, переданные им на основании Конституции и иных законов (см., mutatis mutandis, Решение Европейской комиссии по делу "Ротентурм Коммюн против Швейцарии" (Rothenthurm Commune v. Switzerland) от 14 декабря 1988 г., жалоба N 13252/87; Решение Европейской комиссии по делу "Аюнтамьенто де Х. против Испании" (Ayuntamiento de X. v. Spain) от 7 января 1991 г., жалоба N 15090/89, Decisions and Reports (DR) 59, p. 251). Европейский суд напоминает, что в международном праве термин "государственная организация" не сводится только к центральным органам власти. В тех случаях, когда государственная власть децентрализована, указанное понятие распространяется на любой национальный орган власти, осуществляющий публичные функции (см. упоминавшееся выше Решение Европейской комиссии по делу "Аюнтамьенто де Х. против Испании"). Европейский суд счел, что Управление социальной защиты населения г. Чапаевска несомненно является государственной организацией, что подтверждается ч. 2 ст. 132 Конституции Российской Федерации. Соответственно, Европейский суд пришел к выводу, что должником в соответствии с Решением Арбитражного суда Самарской области от 4 сентября 1995 г. являются органы государственной власти.
B. Исчерпание внутренних средств правовой защиты
Европейский суд отмечает, что заявление от 29 мая 1998 г. было адресовано Чапаевскому городскому суду Самарской области. Нет доказательств того, что указанное заявление было впоследствии передано в службу судебных приставов.
Сначала Европейский суд должен решить, была ли обязана заявитель исчерпать внутренние средства правовой защиты, на которые ссылаются власти Российской Федерации. Европейский суд напоминает, что п. 1 ст. 35 Конвенции, устанавливающий правило исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты, предусматривает распределение бремени доказывания. На власти государства-ответчика, утверждающие о неисчерпании средств, возложена обязанность убедить Европейский суд в том, что средство правовой защиты было эффективным, существующим как в теории, так и на практике в соответствующее время, то есть оно было доступным, способным обеспечить заявителю возмещение в связи с ее жалобами и предполагающим разумную перспективу на благоприятный для заявителя исход дела (см. Постановление Европейского суда по делу "Сельмуни против Франции" (Selmouni v. France), жалоба N 25803/94, § 76, ECHR 1999-V; Решение Европейского суда по делу "Мифсуд против Франции" (Mifsud v. France), жалоба N 57220/00, § 15, ECHR 2002-VIII). Европейский суд далее напомнил, что внутригосударственные средства правовой защиты должны быть "эффективными" в смысле либо предотвращения предполагаемого нарушения или его пресечения, либо предоставления адекватного возмещения за любое нарушение, которое имело место (см. Постановление Европейского суда по делу "Кудла против Польши" (Kudla v. Poland), жалоба N 30210/96, § 158, ECHR-XI).
Европейский суд отметил, что довод властей Российской Федерации относительно неисчерпания внутригосударственных средств правовой защиты сводится к утверждению о том, что заявитель была обязана прибегнуть к средствам правовой защиты, на которые указали власти Российской Федерации. Никакой дальнейшей информации относительно национальной практики, доказывающей эффективность указанных средств правовой защиты, представлено не было. В отсутствие указанных доказательств и с учетом указанных принципов Европейский суд пришел к выводу, что власти Российской Федерации не подтвердили своих доводов о том, что указанные средства правовой защиты являются эффективными (см., например, Постановление Европейского суда "Кранц против Польши" (Kranz v. Poland) от 17 февраля 2004 г., жалоба N 6214/02, § 23; Решение Европейского суда по делу "Скавинска против Польши" (Skawinska v. Poland) от 4 марта 2003 г., жалоба N 42096/98).
Более того, Европейский суд отмечает, что в упоминавшемся выше деле "Бурдов против России", а также деле "Тимофеев против Российской Федерации" (Timofeyev v. Russia) (см. Постановление Европейского суда от 23 октября 2003 г., жалоба N 58263/00) было установлено нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции и ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с тем, что власти Российской Федерации не выполнили требования вступивших в законную силу судебных решений, когда исполнительное производство было инициировано службой судебных приставов.
Европейский суд напоминает, что в деле "Бурдов против России" исполнению судебных решений препятствовало отсутствие достаточных бюджетных ассигнований, которые должны были быть предусмотрены законом. Это обстоятельство могло находиться за пределами сферы ведения судебных приставов-исполнителей (см., mutatis mutandis, Постановление по делу "Ромашов против Украины" (Romashov v. Ukraine) от 6 июля 2004 г., жалоба N 67534/01).
Возвращаясь к обстоятельствам данного дела, Европейский суд отметил, что Решение Арбитражного суда Самарской области от 4 сентября 1995 г. остается неисполненным именно по причине отсутствия должного бюджетного финансирования, что очевидно не входит в сферу ведения судебных приставов-исполнителей. Европейский суд пришел к выводу, что средства правовой защиты, на которые ссылались власти Российской Федерации, были бы неэффективны.
На основании изложенного Европейский суд установил, что данная жалоба не подлежит отклонению ввиду неисчерпания внутригосударственных средств правовой защиты. В свете представленных сторонами замечаний, Европейский суд полагает, что данная жалоба поднимает серьезные вопросы факта и права в соответствии с Конвенцией, определение которых требует рассмотрения по существу. Следовательно, Европейский суд пришел к выводу, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу п. 3 ст. 35 Конвенции. Иных оснований для объявления жалобы неприемлемой не установлено.
НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ЕДИНОГЛАСНО:
объявил, не предрешая дело по существу, данную жалобу приемлемой.
Председатель Палаты
Христос РОЗАКИС
Секретарь Секции Суда
Серен НИЛЬСЕН


EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS
FIRST SECTION
FINAL DECISION
AS TO THE ADMISSIBILITY OF APPLICATION No. 24669/02
BY GALINA PETROVNA GERASIMOVA AGAINST RUSSIA
(Strasbourg, 16.IX.2004)
The European Court of Human Rights (First Section), sitting on 16 September 2004 as a Chamber composed of:
Mr C.L. Rozakis, President,
Mr P. Lorenzen,
Mr G. Bonello,
Mrs F. Tulkens,
Mrs {N. Vajic} <*>,
Mr A. Kovler,
Mr V. Zagrebelsky, judges,
and Mr S. Nielsen, Section Registrar,
--------------------------------
<*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.
Having regard to the above application lodged on 20 May 2002,
Having regard to the partial decision of 13 November 2003,
Having regard to the observations submitted by the respondent Government and the observations in reply submitted by the applicant,
Having deliberated, decides as follows:
THE FACTS
The applicant, Mrs Galina Petrovna Gerasimova, is a Russian national, who was born in 1953 and lives in Chapayevsk, Samara Region. The respondent Government are represented by Mr Laptev, Representative of the Russian Federation at the European Court of Human Rights.
A. The circumstances of the case
The facts of the case, as submitted by the parties, may be summarised as follows.
On 4 September 1995 the Commercial Court of the Samara Region (Арбитражный суд Самарской области) granted a claim by the applicant"s employer - a private company - for recovery of damages against the Chapayevsk Social Security Service (Управление социальной защиты населения администрации г. Чапаевска).
On 15 August 1997 the applicant"s employer assigned her a part of the judgment debt in the amount of RUR 114,000,000 towards salary due. <*>
--------------------------------
<*> The amount is indicated without regard to the denomination of 1998. In accordance with the Presidential Decree "on the Modification of Face Value of Russian Currency and Standards of Value" of 4 August 1997, 1,000 "old" roubles became 1 "new" rouble as of 1 January 1998.
On 29 May 1998 the applicant applied to the Chapayevsk Town Court of the Samara Region for execution of the judgment.
As the judgment had not been executed in full, in 2001 the applicant filed a claim with the Chapayevsk Town Court of the Samara Region against the Chapayevsk Social Security Service for recovery of the sum with interest.
On 5 April 2001 the Chapayevsk Town Court of the Samara Region dismissed the claim on the grounds that the applicant had failed to substantiate her calculation of the amount of the interest.
On 19 September 2001 the Presidium of the Samara Regional Court, following an application for supervisory review lodged by the President of the Samara Regional Court, quashed the judgment of 5 April 2001 and remitted the case for a fresh examination.
On 21 June 2002 the Chapayevsk Town Court of the Samara Region dismissed the claim on the grounds that the Chapayevsk Social Security Service was a non-commercial organisation financed from the town budget and, therefore, it was not established that it had unjustly used the applicant"s money. The Chapayevsk Town Court also indicated that the execution of judgment by the Chapayevsk Social Security Service had been carried out according to the sums allocated from the budget. Thus, in 2000 the estimate for financing provided for RUR 16,000 to be paid in instalments during that year. The estimate for 2001 provided for RUR 5,000 to be paid to the applicant, and the estimate for 2002 provided for RUR 12,000, out of which RUR 5,000 was paid to the applicant as of 1 June 2002. The outstanding amount of the debt remained RUR 87,445.
B. Relevant domestic law
Under Article 132 § 1 of the Constitution and Article 31 of the Budget Code the organs of local self-government are independent in management of their budget.
Article 132 § 2 of the Constitution provides that organs of local self-government may be vested by law with certain State powers, implementation of which is controlled by the State.
COMPLAINT
The applicant complains under Article 6 § 1 of the Convention and Article 1 of Protocol No. 1 to the Convention about the length of the execution proceedings and the failure of the State to execute fully the judgment of the Commercial Court of the Samara Region of 4 September 1995.
THE LAW
1. The applicant complains under Article 6 § 1 of the Convention and Article 1 of Protocol No. 1 that the State has failed to execute fully and in due time the judgment of the Commercial Court of the Samara Region of 4 September 1995.
Article 6 of the Convention, insofar as relevant, reads as follows:
"In the determination of his civil rights and obligations..., everyone is entitled to a fair... hearing... by [a]... tribunal..."
Article 1 of Protocol No. 1 to the Convention reads as follows:
"Every natural or legal person is entitled to the peaceful enjoyment of his possessions. No one shall be deprived of his possessions except in the public interest and subject to the conditions provided for by law and by the general principles of international law.
The preceding provisions shall not, however, in any way impair the right of a State to enforce such laws as it deems necessary to control the use of property in accordance with the general interest or to secure the payment of taxes or other contributions or penalties."
The Government submit that the Chapayevsk Social Security Service is a municipal institution of the Administration of Chapayevsk. The latter is an organ of local self-government which, according to Article 132 of the Constitution and Article 31 of the Budget Code, enjoys independence in management of its budget. The Government argue that the principles established in the judgment of Burdov v. Russia (No. 59498/00, ECHR 2002-III) are inapplicable to the present case since the Russian Federation may not be responsible for non-execution against such an organ unless it is found attributable to malpractice on the part of the bailiffs. The Government submit that the applicant failed to exhaust domestic remedies because it appears that she did not apply to the bailiffs" service in order to institute enforcement proceedings. The Government further assert that even if the applicant did institute enforcement proceedings, she still failed to comply with the exhaustion requirement as she did not challenge the actions or omissions of the bailiffs before a court.
The applicant generally contests the Government"s submissions. She contends also that on 29 May 1998 she applied to the bailiffs for institution of enforcement proceedings.
The Court will examine the two arguments separately.
A. Whether the State is the debtor
The Court recalls that, according to the established case-law of the Convention organs, the agencies of local self-government are clearly State organisations in the sense that they are governed by public law and exercise public functions vested in them by the Constitution and the laws (see, mutatis mutandis, Rothenthurm Commune v. Switzerland, No. 13252/87, Commission decision of 14 December 1988; Ayuntamiento de X. v. Spain, No. 15090/89, Commission decision of 7 January 1991, Decisions and Reports (DR) 59, p. 251). The Court reiterates that under the international law the term "State organisation" is not limited only to organs of the central Government. In cases where State power is decentralised it extends to any national authority which exercises public functions (see Ayuntamiento de X. v. Spain, cited above). The Court considers that the Chapayevsk Social Security Service of the Administration of Chapayevsk is clearly a State organisation as confirmed by Article 132 § 2 of the Constitution of Russia. Accordingly, the Court finds that the State is the debtor under the judgment of the Commercial Court of the Samara Region of 4 September 1995.
B. Exhaustion of domestic remedies
The Court notes that the application of 29 May 1998 was addressed to the Chapayevsk Town Court. There is no evidence that it was subsequently transmitted to the bailiffs" service.
The Court has first to decide whether the applicant was required to exhaust the remedies invoked by the Government. The Court reiterates that Article 35 § 1 of the Convention, which sets out the rule on exhaustion of domestic remedies, provides for a distribution of the burden of proof. It is incumbent on the Government claiming non-exhaustion to satisfy the Court that the remedy was an effective one available in theory and in practice at the relevant time, that is to say, it was accessible, capable of providing redress in respect of the applicant"s complaints and offered reasonable prospects of success (see Selmouni v. France [GC], No. 25803/94, § 76, ECHR 1999-V; Mifsud v. France (dec.), No. 57220/00, § 15, ECHR 2002-VIII). The Court further recalls that the domestic remedies must be "effective" in the sense either of preventing the alleged violation or its continuation, or of providing adequate redress for any violation that had already occurred (see {Kudla} v. Poland [GC], No. 30210/96, § 158, ECHR-XI).
The Court observes that the Government"s argument concerning non-exhaustion of domestic remedies is confined to an assertion that the applicant must have had recourse to the remedies invoked. No further information as to any domestic practice showing the effectiveness of those remedies has been provided. In the absence of such evidence and having regard to the above-mentioned principles, the Court finds that the Government have failed to substantiate their contention that the remedies at issue were effective ones (see, e.g., Kranz v. Poland, No. 6214/02, § 23, 17 February 2004; Skawinska v. Poland (dec.), No. 42096/98, 4 March 2003).
Furthermore, the Court notes that in Burdov v. Russia, cited above, and Timofeyev v. Russia (No. 58263/00, 23 October 2003), where a violation of Article 6 § 1 of the Convention and Article 1 of Protocol No. 1 was found in respect of the State"s failure to comply with final judicial decisions, the enforcement proceedings were instituted by the bailiffs" service. The Court recalls that in the Burdov case the enforcement of the judgments was prevented by the failure to make adequate budgetary provisions by appropriate legislative measures, over which the bailiffs" could possibly have no control (see, mutatis mutandis, Romashov v. Ukraine, No. 67534/01, 6 July 2004).
Turning to the facts of the present case, the Court notes that the judgment in question remains unexecuted precisely because of the failure to make appropriate budgetary arrangements, which obviously falls outside the bailiffs" competence. The Court concludes that the remedies invoked by the Government would have been ineffective.
For the above reasons, the Court finds that the application cannot be rejected for non-exhaustion of domestic remedies. It considers, in the light of the parties" submissions, that the complaint raises serious issues of fact and law under the Convention, the determination of which requires an examination of the merits. It concludes that this complaint is not manifestly ill-founded within the meaning of Article 35 § 3 of the Convention. No other ground for declaring it inadmissible has been established.
FOR THESE REASONS, THE COURT UNANIMOUSLY
Declares the application admissible, without prejudicing the merits of the case.
Christos ROZAKIS
President
{Soren} NIELSEN
Registrar

"СОВМЕСТНАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ СОВЕТСКОЙ ФЕДЕРАТИВНОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКИ И ПРАВИТЕЛЬСТВА ИТАЛЬЯНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ О СОТРУДНИЧЕСТВЕ В ОБЛАСТИ КОНВЕРСИИ ВОЕННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ"(Принята в г. Риме 19.12.1991)  »
Международное законодательство »
Читайте также