ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 15.07.1982"ЭКЛЕ (eckle) ПРОТИВ ФЕДЕРАТИВНОЙ РЕСПУБЛИКИ ГЕРМАНИИ" [рус. (извлечение), англ.]


[неофициальный перевод]
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
СУДЕБНОЕ РЕШЕНИЕ
ЭКЛЕ (ECKLE) ПРОТИВ ФЕДЕРАТИВНОЙ РЕСПУБЛИКИ ГЕРМАНИИ
(Страсбург, 15 июля 1982 года)
(Извлечение)
КРАТКОЕ НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА
A. Основные факты
Г-н Ганс Экле и его жена Марианна, 1926-го и 1935 г. рождения соответственно, являются гражданами Германии.
Г-н Экле был владельцем фирмы, которая занималась поставкой в кредит материалов и подготовкой площадок для желающих строиться. Его жена работала на этой фирме. Деятельность фирмы в период между 1959-м и 1967 г. стала предметом трех самостоятельных уголовных дел в Трире, Саарбрюкене и Кельне.
В 1959 г. прокуратура Трира начала расследование, подозревая заявителя в заключении многочисленных договоров, основывавшихся на ложных обещаниях, и в получении займов обманным путем. Суд открылся 11 ноября 1970 г. 17 марта 1972 г. Земельный суд Трира приговорил г-на и г-жу Экле к тюремному заключению за мошенничество. 19 февраля 1976 г. их жалоба по вопросам права была отклонена Верховным федеральным судом. Жалоба в Федеральный Конституционный Суд, в том числе на длительность разбирательства, в июне 1977 г. была отклонена как не имеющая шансов на успех.
По завершении другого расследования, которое началось в конце 1963 г., Земельный суд Саарбрюкена в октябре 1967 г. признал заявителей виновными в мошенничестве; после того как в марте 1969 г. Верховный федеральный суд отменил приговор, в 1970-м и 1971 г. Земельный суд осудил их повторно. Новая жалоба по вопросам права была отклонена 20 апреля 1972 г.
Наконец, прокуратура Кельна начала по аналогичным основаниям расследование в марте 1967 г., но дело было закрыто в сентябре 1977 г. по причине незначительности приговора, который мог бы быть вынесен, по сравнению с приговорами, уже вынесенными в двух других судах.
В ноябре 1977 г. Земельный суд Трира по совокупности приговоров определил г-ну Экле семь лет, и два года и восемь месяцев для его жены. 23 апреля 1978 г. Верховный земельный суд в Кобленце отклонил "немедленную апелляцию", поданную обоими заявителями против Решения Земельного суда.
B. Разбирательство в Комиссии по правам человека
В основе дела лежит жалоба, направленная г-ном и г-жой Экле в Комиссию в декабре 1977 г. Они жаловались, среди прочего, на чрезмерную длительность разбирательств уголовных дел в Трире, Саарбрюкене и Кельне и утверждали, что стали жертвами нарушения права на разбирательство дела в "разумные сроки" в смысле статьи 6 п. 1 Конвенции. В мае 1979 г. Комиссия объявила ходатайства приемлемыми в отношении длительности судебного разбирательства в Трире и Кельне. В своем докладе от 11 декабря 1980 г. Комиссия единогласно высказала мнение о нарушении статьи 6 п. 1.
ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ
ВОПРОСЫ ПРАВА
63. Заявители жаловались на длительность рассмотрения их уголовных дел в судах Трира и Кельна; они утверждали, что разбирательство превысило "разумный срок" (статья 6 п. 1).
I. Статья 25 п. 1
64. В своей памятной записке, а впоследствии и в устных выступлениях представители Правительства официально просили Суд не рассматривать дело по существу. Согласно утверждениям Правительства, заявители не могли рассматриваться в качестве жертв в смысле статьи 25 п. 1 Конвенции, которая гласит:
"Комиссия может принимать жалобы, направленные в адрес Генерального секретаря Совета Европы, от любого лица, любой неправительственной организации или любой группы частных лиц, которые утверждают, что явились жертвами нарушения одной из Высоких Договаривающихся Сторон их прав, признанных в настоящей Конвенции..."
Суды Германии, утверждало Правительство, фактически признали чрезмерную длительность разбирательства: Земельный суд Трира учел это обстоятельство при вынесении приговора; аналогично поступил и Земельный суд Кельна, вынеся постановление о прекращении уголовного преследования (см. п. 35 и 55 выше).
Заявители оспаривали логику этих рассуждений. Комиссия была согласна с ним. По мнению Комиссии, суды не признавали нарушения статьи 6; уменьшение срока наказания судом Трира, было незначительным; отнюдь не очевидно, что Земельный суд Кельна, вынося решение о прекращении уголовного преследования, принял во внимание чрезмерную длительность разбирательства.
65. Суд вправе вынести решение по поводу такого рода предварительных возражений, если государство - ответчик уже выдвигало их перед Комиссией в той мере, в какой это позволяли их характер и обстоятельства (см. Решение по делу Артико от 13 мая 1980 г. Серия A, т. 37, с. 12, п. 24).
Эти условия были выполнены по настоящему делу, и право на принесение возражений не утрачено.
66. Слово "жертва" в контексте статьи 25 и данного дела означает лицо, непосредственно пострадавшее в результате упущения, причем нарушение возможно даже в отсутствие ущерба, который имеет значение лишь в контексте статьи 50 (см. inter alia Решение по делу Адольфа от 26 марта 1982 г. Серия A, т. 49, с. 17, п. 37).
Соответственно, смягчение приговора и прекращение уголовного преследования, с учетом чрезмерной длительности разбирательства, в принципе не лишают заинтересованное лицо статуса жертвы в смысле статьи 25; они должны быть приняты во внимание единственно с целью оценки размера ущерба, который предположительно был ему нанесен (см. mutatis mutandis вышеназванное Решение по делу Рингейзена от 22 июня 1972 г. Серия A, т. 15, с. 8, п. 20 - 21; Решение по делу Неймастера от 7 мая 1974 г. Серия A, т. 17, с. 18 - 19, п. 40).
Суд не исключает возможности изъятия из этого общего правила в случае, когда национальные власти признали открыто либо фактически нарушение Конвенции и предусмотрели компенсацию за это (см. Решение Комиссии от 16 октября 1980 г. о приемлемости жалобы по делу Шлоффер против Федеративной Республики Германии). В подобных обстоятельствах дублирование внутригосударственного процесса разбирательством в Комиссии и Суде вряд ли выглядит совместимым с субсидиарным характером механизма защиты, установленного Конвенцией. Конвенция предоставляет каждому государству - участнику первое место в обеспечении охраняемых ею прав и свобод (см. Решение по делу "О языках в Бельгии" от 23 июля 1968 г. Серия A, т. 6, с. 35, п. 10 in fine; и Решение по делу Хэндисайда от 7 декабря 1976 г. Серия A, т. 24, с. 22, п. 48). Субсидиарный характер становится особенно очевиден применительно к государствам, которые включили Конвенцию в свое внутреннее право и где нормы Конвенции считаются действующими непосредственно (см. Решение по делу Ван Дроогенбрука от 24 июня 1982 г. Серия A, т. 50, п. 55).
67. Поскольку Конвенция интегрирована в право Федеративной Республики Германии, ничто не препятствовало судам страны, если бы они посчитали это уместным, вынести решение о нарушении Конвенции, а именно статьи 6 п. 1. В распоряжении национальных судов имеются средства, позволяющие присуждать при этом соответствующее возмещение: согласно сложившейся практике Верховного федерального суда при вынесении приговора судья должен принять во внимание любое превышение "разумных сроков" разбирательства в смысле статьи 6 п. 1 (см. Решение от 10 ноября 1971 г. "Entscheidungen des Bundesgerichtshofes in Strafsachen". Т. 24, с. 239 - 243).
Соответственно, Суд должен установить, учитывали ли, как утверждает Правительство, германские суды в своих решениях нарушение статьи 6 п. 1 и предоставили ли они в связи с этим возмещение.
68. В решениях Земельного суда Трира сказано, что разбирательство в нем шло "необычно долгое время" (Решение от 17 марта 1972 г. п. 27 выше); было "чрезмерно длительным" (Решение от 24 ноября 1977 г. п. 35 выше). Об этом же говорится в Решении Верховного федерального суда от 19 февраля 1976 г. и в Решении Верховного земельного суда Кобленца от 23 января 1978 г. (см. п. 33 и 36 выше). Все эти решения, кроме Решения суда Трира, ссылались на судебную практику, о которой сказано выше в п. 67. Только суд Кобленца упоминает о статье 6 п. 1, когда говорит, что даже с учетом этой статьи приговор, вынесенный в Трире, не является излишне суровым.
В Решении Земельного суда Кельна от 21 сентября 1977 г. о прекращении уголовного дела против г-на и г-жи Экле отмечается согласие обвиняемого и сделана ссылка на формальные представления прокуратуры (см. п. 33 выше). Последняя сослалась на указания Верховного федерального суда о кумуляции приговоров, что и было сделано Земельным судом Трира.
69. Из вышесказанного видно, что ни один из рассматривавших дело судов не признал факта нарушения статьи 6 п. 1. Тем не менее формулировки, использованные названными выше судами, могут быть приравнены к установлению этого обстоятельства в судебном заседании. Меньше оснований в этом отношении дает решение суда в Кельне; оно вряд ли позволяет сделать вывод, что этот суд признал, что длительность разбирательства является нарушением статьи 6 п. 1.
70. Даже если согласиться с тем, что названные решения действительно признают в достаточно ясной форме несоблюдение требования "разумных сроков", то остается вопрос - было ли предоставлено возмещение? Были ли смягчение приговора, вынесенного судом Трира, и прекращение уголовного дела по Решению суда Кельна совершены в исправление того, на что была принесена рассмотренная жалоба?
Суд отмечает, что ответ на эти вопросы тесно связан с другим аспектом дела, а именно масштабами совершенного нарушения и соответственно основными доводами предварительного возражения Правительства.
II. О нарушении статьи 6 п. 1
71. Комиссия выразила мнение, что имело место нарушение статьи 6 п. 1, которая предусматривает:
"Каждый человек имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона..."
Правительство признало, что разбирательство на некоторых стадиях было неразумно длительным.
A. Длительность разбирательства
72. В жалобе заявителя говорится, что судебный процесс в Трире начался в ноябре 1959 г. и завершился 24 ноября 1977 г., когда суд кумулировал вынесенные всеми приговорами наказания. В ходе слушаний Правительство утверждало, что разбирательство шло с 7 октября 1964 г. (обыск в помещениях заявителя) до 19 февраля 1976 г. (Решение Верховного федерального суда). Комиссия согласилась со второй датой, но, по мнению Комиссии, дату начала разбирательства можно отнести по крайней мере к 1 января 1961 г.
По мнению заявителей и Комиссии, процесс в Кельне начался с выдачи 25 апреля 1967 г. приказа об обыске помещений и аресте г-на и г-жи Экле. В Суде Правительство, по-видимому, предложило рассматривать дату исполнения данного судебного приказа, а именно 11 мая 1967 г., а не более позднюю, как это было сделано в Комиссии, дату взятия г-на Экле под стражу (25 ноября 1969 г.). Что касается окончания этого периода, то заявители, Правительство и Комиссия - все согласились с датой 21 сентября 1977 г., день, когда процесс завершился.
1. Начало периодов, которые следует принимать в расчет
73. В уголовных делах "разумный срок", о котором говорится в статье 6 п. 1, начинает течь с момента, когда лицу "предъявлено обвинение"; это может произойти раньше, чем дело попадет в суд (см., например, Решение от 27 февраля 1980 г. по делу Девеера. Серия A, т. 35, с. 22, п. 42), со дня ареста, с даты, когда заинтересованное лицо было официально уведомлено, что против него возбуждено уголовное дело, или с даты, когда было начато предварительное следствие (см. вышеупомянутые Решения по делу Вемхофа от 27 июня 1968 г.; по делу Неймастера, вынесенное в тот же день; по делу Рингейзена от 16 июля 1971 г.). "Обвинение" для целей статьи 6 п. 1 можно определить как официальное уведомление лица компетентными властями, что есть основание утверждать, что им совершено уголовное преступление.
74. Применяя эти принципы к обстоятельствам дела, Суд полагает, что дата, предложенная заявителями в связи с разбирательством в Трире, не является соответствующей, т.к. представленные Правительством документы показывают, что жалоба, поданная 28 октября 1959 г. на супругов Экле, не привела к назначению формального расследования; ни прокуратура, ни полиция не проводили опроса свидетелей или заявителей. Настоящее предварительное следствие началось только в августе 1960 г., когда в связи с обвинениями, выдвинутыми против г-на Экле, опрашивались многочисленные свидетели (см. п. 11 - 12 выше).
Тем не менее, поскольку невозможно установить, когда заявителям стало официально известно о следствии, Суд согласился с мнением Комиссии и взял за точку отсчета в качестве "начала" 1 января 1961 г.
Суд не счел необходимым проводить какое-либо различие между двумя заявителями, так как, хотя следствие и не было направлено против г-жи Экле с самого начала, она ощущала последствия этого в той же мере, как и ее муж.
75. Соответствующей датой начала процесса в Кельне является дата вручения судебного приказа, изданного 25 апреля 1967 г., т.е. 11 мая 1967 г. (см. п. 72 выше).
2. Окончание периодов,
которые следует принимать в расчет
76. Что касается времени окончания, то в уголовных делах период, на который распространяются положения статьи 6 п. 1, охватывает все время прохождения дела, включая апелляционную процедуру (см. Решение по делу Кенига от 28 июня 1978 г. Серия A, т. 27, с. 33, п. 98).
77. Решением Верховного федерального суда от 19 февраля 1976 г. на суд Трира была возложена обязанность кумулировать наложенные на г-на и г-жу Экле наказания по приговорам судов Саарбрюкена и Трира. При этом высшая инстанция напомнила, что такая обязанность прямо возложена на суды действующим правом (ст. 53 - 54 Уголовного кодекса). Такое соединение приговоров не является чисто арифметическим действием, т.к. согласно статье 54 Уголовного кодекса судьи Трира должны были дать собственную общую оценку всех преступлений, в совершении которых заявители были признаны виновными и в Саарбрюкене, и в Трире, а также свою оценку личности преступников; фактически это и было сделано в Решении от 24 ноября 1977 г. Дополнительно Земельный суд должен был учесть в качестве смягчающего обстоятельства время, которое прошло со дня решения высшей судебной инстанции "до окончательного решения".
Отсюда следует, что после этого решения заявители не могли вычислить, какой срок они могли получить по окончательному приговору. Они лишь знали, что он должен быть меньше, нежели сумма сроков по ранее вынесенным приговорам двух земельных судов (статья 54 п. 2 Уголовного кодекса).
Пока наказание не было окончательно определено, нельзя было установить - отвечало ли осуждение всем требованиям обоснованности уголовного обвинения в смысле статьи 6 п. 1. В Решении по делу Рингейзена, уже упоминавшемуся выше, Суд посчитал окончанием процесса дату, когда закончилось кассационное производство по делу и при определении срока наказания было учтено все время предварительного заключения заявителя.
Соответственно, период, подлежавший учету, завершился 23 января 1978 г., когда Верховный земельный суд Кобленца подтвердил кумулятивный приговор, вынесенный Земельным судом 24 ноября 1978 г.
78. Процедура судебного разбирательства в Кельне была завершена 21 сентября 1977 г., когда Земельный суд прекратил дело.
3. Вывод
79. Длительность процесса, которая рассматривалась на предмет соответствия требованиям статьи 6 п. 1, составила, таким образом, семнадцать лет и три недели (1 января 1961 г. - 23 января 1978 г.) в отношении судебного процесса в Трире и десять лет четыре месяца и десять дней в отношении процесса в Кельне (11 мая 1967 г. - 21 сентября 1977 г.).
Поскольку заявители продолжали свою противозаконную деятельность пока шло расследование дела в Трире, Правительство обратилось в Суд с просьбой вычесть из общей продолжительности судебного разбирательства время, в течение которого совершались новые правонарушения.
Суд рассматривает данный фактор как один из важных элементов оценки "разумности сроков".
B. Разумность срока разбирательства
80. Разумность срока разбирательства должна оцениваться в каждом случае исходя из конкретных обстоятельств. При этом Суд должен учитывать сложность дела, поведение заявителей и поведение судебных властей (см. вышеупомянутое Решение по делу Кенига. Серия A, т. 27, с. 34, п. 99).
Настоящий случай затрагивает совокупность судебных процедур, которые длились соответственно семнадцать и десять лет. Такая продолжительность, без сомнения, является необычной и должна, по общему правилу, рассматриваться как превосходящая "разумный срок", о котором говорится в статье 6 п. 1 (см. вышеупомянутые Решения по делу Неймастера, т. 8. с. 41, п. 20; по делу Кенига, с. 34, п. 102). В подобных обстоятельствах от государства - ответчика требуется получить объяснения.
1. Разбирательство в Трире
81. Хотя предмет следствия и судебного разбирательства в Трире в правовом аспекте выглядит относительно просто, тем не менее дело достаточно сложно, особенно в свете масштабов деятельности заявителей и изобретательности, проявленной ими в разработке методов финансирования договоров продажи. Более того, дополнительные сложности возникли по ходу расследования в связи с тем, что в конце 1963 г. и в течение 1964 г. был заключен еще целый ряд договоров займа мошеннического характера.
82. Отнюдь не содействуя ускорению разбирательства, г-н и г-жа Экле многократно прибегали к действиям, включая систематический отвод судей, причем некоторые из этих действий можно интерпретировать как затягивание дела и умышленную обструкцию (см. п. 15, 20, 22, 23, 24, 25 и 32 выше).
Однако, как справедливо указала Комиссия, статья 6 не требует от заявителей активного сотрудничества с судебными властями. Нельзя также упрекать их в том, что они полностью использовали средства защиты, предоставляемые внутренним законодательством. Тем не менее их поведение представляет собой объективный факт, который не может быть отнесен на счет государства - ответчика, и это следует принимать во внимание, определяя, превышало ли судебное разбирательство разумный срок в смысле статьи 6 п. 1 (см. mutatis mutandis вышеупомянутое Решение по делу Кенига, п. 103, 105, 108 и 111, а также Решение по делу Бухольца от 6 мая 1981 г. Серия A, т. 42, с. 18 и 22, п. 56, 63).
83. Из жалоб заявителей следовало, что длительность разбирательства - следствие организации рассмотрения дела судебными властями. Главным объектом их критики было то, что судебные власти провели три самостоятельных расследования и три судебных процесса вместо того, чтобы объединить их, а также проводили расследования слишком многих отдельных эпизодов.
Комиссия также сочла, что длительность разбирательства следует отнести прежде всего на счет судебных властей. По мнению Комиссии, предварительные следствия, отзыв "обвинительного акта", составление проекта решения Земельного суда, рассмотрение высшими инстанциями жалоб о пересмотре дела по правовым основаниям вызвали неоправданные задержки.
Правительство выразило свое несогласие с этим мнением.
84. Суд, как и Комиссия, пришел к выводу, что компетентные власти не действовали с необходимым старанием и рациональностью.
Так, огромное число расследовавшихся эпизодов не могло не сказаться на сроках предварительного следствия (п. 16 выше). Правительство утверждало, что принцип обязательности расследования всех уголовных преступлений, вменяемых лицу, заставлял власти действовать именно так. Однако Суд отверг этот аргумент. Хотя статья 154 Уголовно-процессуального уложения только в 1979 г., после ее изменения, допускала возможность в определенный момент остановить расследование, само Правительство признало, что эта реформа лишь отразила сложившуюся ранее практику. В любом случае Правительство не вправе, когда речь идет о выполнении обязательств, взятых им на себя в силу статьи 6, ссылаться на недостатки своего внутреннего законодательства. Более того, действовавший на тот период закон не препятствовал прокуратуре и Земельному суду прекратить расследование по некоторым эпизодам (см. п. 16 и 26 выше).
Кроме того, нелегко понять, почему в 1967 г., т.е. шесть лет спустя после начала следствия, служба государственного обвинения Трира, столкнувшись с новыми преступлениями, которые, как она полагала, ей удалось раскрыть, посчитала, что существует только один подходящий способ действовать в такой ситуации, а именно отозвать "акт обвинения". Следует также отметить, что прошел почти год, прежде чем в прокуратуру Кельна были переданы новые дела (там же).
Нет и подобающего объяснения того, почему оглашенное 17 марта 1972 г. Решение суда затем почти одиннадцать месяцев оформлялось как окончательный приговор, текст которого заявители получили 12 февраля 1973 г. Несомненно, и это было подчеркнуто Правительством, составление решения требует анализа большой массы документов, но одно это не может оправдать столь длительной задержки.
Наконец, процедура кассационного обжалования тянулась почти три года (см. п. 29 - 33 выше).
85. Правительство обратило внимание Суда на то обстоятельство, что дело Экле было одним из первых крупных дел об экономических преступлениях в земле Рейнланд-Пфальц. В то время власти, как объясняло Правительство, не имели необходимого опыта и средств для быстрой и эффективной борьбы с такого рода правонарушениями. В дальнейшем с этой целью была принята целая серия мер законодательного и административного характера.
Суд сознает, что специфические формы экономических преступлений первоначально создавали судебным властям трудности, которые сказывались на длительности уголовного преследования. Суд не может придавать этим факторам решающее значение, поскольку обстоятельства данного дела не являются исключительными (см. mutatis mutandis вышеупомянутое Решение по делу Бухольца, п. 51, 61 и 63).
86. В свете всех этих факторов Суд приходит к выводу, что сложности расследования и поведение заявителей сами по себе не оправдывают длительность судебной процедуры; одна из главных причин заключается в том, как вели дело судебные власти.
87. С учетом сказанного выше в п. 86, уменьшение срока наказания в окончательном приговоре Земельного суда не лишает заявителей права считаться жертвами в смысле статьи 25 (см. п. 68, 70 выше). Решение Земельного суда не содержит достаточных указаний, позволяющих оценить, в какой мере длительность судебного разбирательства была принята во внимание в целях Конвенции.
88. Соответственно, Суд отвергает предварительное возражение Правительства в этой части дела и приходит к выводу, что разбирательство в Трире превысило разумный срок в нарушение статьи 6 п. 1 Конвенции.
2. Судебное разбирательство в Кельне
89. Дело, по которому следствие и суд состоялись в Кельне, первоначально касалось пятнадцати человек, а его разветвления вышли за пределы страны; в деле фигурировали не только обвинения в мошенничестве, но также злостное банкротство и уклонение от уплаты налогов (см. п. 37 выше). Как и Комиссия, Суд счел это дело особенно трудным и сложным.
90. Как и в Трире, г-н и г-жа Экле тормозили ход разбирательства, подавая многочисленные заявления и апелляции, нередко сопровождаемые просьбой о продлении сроков подачи письменных возражений (см. п. 43, 45, 47, 48, 49, 51, 53 и 54 выше; для сравнения п. 82 выше).
91. Заявители утверждали, что одни только судебные власти несут ответственность за проволочки. В дополнение к основаниям, о которых уже шла речь (в п. 83), они делали упор на то, что судебные власти не отделили обвинения в мошенничестве от обвинений в других преступлениях.
Комиссия сочла, что на длительность разбирательства повлияло главным образом то, как вели дело судебные власти. Она указала на чрезмерную продолжительность следствия и в качестве примера привела задержку с завершением доклада эксперта; она также сочла, что начало судебного разбирательства было задержано без веских к тому причин, и что Земельный суд вполне мог прекратить уголовное преследование на более ранней стадии.
Правительство выразило несогласие с этим мнением.
92. Суд, как и Комиссия, пришел к выводу, что компетентные власти не действовали с необходимой степенью старания и рациональности. Особо следует отметить, что прошло около трех лет между предъявлением "уголовного обвинения" (25 сентября 1973 г., п. 52 выше) и началом суда (16 сентября 1976 г., п. 53 выше).
В связи с последним обстоятельством Правительство сослалось на большую загрузку в то время палат Земельного суда, специализирующихся на экономических преступлениях; Правительство перечислило различные меры, принятые для исправления положения.
Суд отмечает, что власти стремились сократить длительность рассмотрения дел в Земельном суде, увеличив число специализированных палат с двух (в 1973 г.) до шести (в 1977 г.). Тем не менее Суд считает, что сам по себе объем работы не был исключительным и данная ссылка Правительства не может быть принята, хотя Суд и отдает должное принятым в Федеративной Республике Германии мерам для более быстрой и эффективной борьбы с экономическими преступлениями.
93. На основании всех этих принятых во внимание факторов Суд пришел к выводу, что сложности расследования и поведение заявителей сами по себе длительность разбирательства не объясняют: одна из основных причин ее кроется в том, как судебные власти вели дело.
94. Прекращение с согласия заявителей уголовного дела - Решение Земельного суда 21 сентября 1977 г. - в принципе могло бы помешать заявителям претендовать на статус "жертв" в смысле статьи 25, но длительность задержек, происшедших по вине властей, такова, что заявители этот статус не утрачивают, тем более что решение о прекращении дела не содержит каких бы то ни было указаний, что это было сделано с учетом вышеупомянутых задержек (см. п. 68, 70).
95. Соответственно, Суд отклоняет предварительное возражение Правительства относительно этой части дела и констатирует, что разбирательство в Кельне превысило разумный срок в нарушение статьи 6 п. 1 Конвенции.
III. Применение статьи 50
96. Адвокат заявителей заявил, что, если Суд установит нарушение Конвенции, тогда его клиенты подадут жалобу на основании статьи 50 о справедливом возмещении ущерба, нанесенного им неразумной длительностью процесса, и, возможно, будут просить о возмещении судебных издержек, однако он не определил их притязания в количественном отношении. Правительство со своей стороны не занимало какой-либо позиции по данному вопросу.
Соответственно, вопрос еще не готов для принятия по нему решения. Поэтому Суд обязан оговорить это и определить дальнейшую процедуру, учитывая возможность соглашения между государством - ответчиком и заявителями.
ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО
1. Признал возможным предварительное возражение Правительства, но после рассмотрения отклонил его;
2. Постановил, что имело место нарушение статьи 6 п. 1 Конвенции;
3. Постановил, что вопрос о применении статьи 50 не готов для вынесения по нему решения;
соответственно,
a) сделал оговорку относительно данного вопроса в целом;
b) пригласил Комиссию представить Суду в двухмесячный срок после вынесения настоящего Решения письменные замечания Комиссии по указанному вопросу и, в частности, уведомить Суд о мировом соглашении, к которому могли бы прийти государство - ответчик и заявители;
c) отложил дальнейшее рассмотрение и делегировал председателю Палаты полномочия возобновить его, если в том возникнет необходимость.
Совершено на английском и французском языках, причем французский текст является аутентичным, и оглашено во Дворце прав человека в Страсбурге 15 июля 1982 г.
Председатель
Рольф РИССДАЛ
За Грефье
Заместитель Грефье
Герберт ПЕТЦОЛЬД



EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS
CASE OF ECKLE v. GERMANY
JUDGMENT
(Strasbourg, 15.VII.1982)
In the Eckle case,
The European Court of Human Rights, sitting , in accordance with Article 43 (art. 43) of the Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms ("the Convention") and the relevant provisions of the Rules of Court, as a Chamber composed of the following judges:
Mr. R. Ryssdal, President,
Mr. {Thor Vilhjalmsson} <*>,
Mr. W. Ganshof Van Der Meersch,
Mr. D. Evrigenis,
Mr. J. Pinheiro Farinha,
Mr. L.-E. Pettiti,
Mr. R. Bernhardt,
and also Mr. M.-A. Eissen, Registrar, and Mr. H. Petzold, Deputy Registrar,
--------------------------------
<*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.
Having deliberated in private on 23 and 24 March and on 23 June 1982,
Delivers the following judgment which was adopted on the last-mentioned date:
PROCEDURE
1. The Eckle case was referred to the Court by the European Commission of Human Rights ("the Commission"). The case originated in an application (no. 8130/78) against the Federal Republic of Germany lodged with the Commission on 27 December 1977 under Article 25 (art. 25) of the Convention by two German nationals, Mr. Hans Eckle and his wife, Marianne.
2. The Commission"s request was lodged with the registry on 18 May 1981, within the period of three months laid down by Articles 32 par. 1 and 47 (art. 32-1, art. 47). It refers to Articles 44 and 48 (art. 44, art. 48) and to the declaration whereby the Federal Republic of Germany recognised the Court"s jurisdiction as compulsory (Article 46) (art. 46). Its purpose is to obtain a judgment on whether or not the facts of the case reveal a breach by the respondent State of its obligations under Article 6 par. 1 (art. 6-1).
3. The Chamber of seven judges to be constituted included, as ex officio members, Mr. R. Bernhardt, the elected judge of German nationality (Article 43 of the Convention) (art. 43), and Mr. G. Wiarda, President of the Court (Rule 21 par. 3 (b) of the Rules of Court). On 30 May 1981, the President drew by lot, in the presence of the Registrar, the names of the five other members, namely Mr. Thor Vilhjalmsson, Mr. W. Ganshof van der Meersch, Mr. D. Evrigenis, Mr. J. Pinheiro Farinha and Mr. L.-E. Pettiti (Article 43 in fine of the Convention and Rule 21 par. 4) (art. 43).
4. Mr. Wiarda assumed the office of President of the Chamber (Rule 21 par. 5) until 17 December 1981 when he exempted himself from sitting (Rule 24 par. 4). He was replaced by Mr. Ryssdal, Vice-President of the Court (Rule 21 par. 3 (b) and 5).
5. Through the Registrar, the President ascertained the views of the Agent of the Government and the Delegate of the Commission regarding the procedure to be followed. On 15 June 1981, he directed that the Agent should have until 30 November to file a memorial and that the Delegate of the Commission should be entitled to file a memorial in reply within two months from the date of transmission of the Government"s memorial to him by the Registrar.
The Government"s memorial was received at the registry on 2 December. On 3 February 1982, the Secretary to the Commission advised the Registrar that the Delegate would present his own observations at the hearings, and forwarded to him the observations of the applicants" lawyer on the Government"s memorial.
6. After consulting, through the Deputy Registrar, the Agent of the Government and the Delegate of the Commission, the President directed on 9 February that the hearings should open on 22 March.
7. On 15 and 19 March, acting on the instructions of the President, the Registrar asked the representatives to produce several documents; those documents were received at the registry on 19 and 22 March.
8. The hearings were held in public at the Human Rights Building, Strasbourg, on 22 March. Immediately before they opened, the Chamber held a preparatory meeting at which it gave leave to the Agent and advocates of the Government and to the person assisting the Delegate of the Commission to use the German Language (Rule 27 par. 2 and 3).
There appeared before the Court:
- for the Government
Mrs. I. Maier, Ministerialdirigentin at the Federal Ministry of Justice, Agent,
Mr. K.-R. Winkler, Oberstaatsanwalt at the Ministry of Justice of the Land of Rhineland-Palatinate,
Mr. A. Ring, Oberstaatsanwalt at the public prosecutor"s office attached to the Trier Regional Court,
Mr. M. Willems, Erster Staatsanwalt at the public prosecutor"s office attached to the Cologne Regional Court,
Mr. B. Weckauf, Wirtschaftsreferent at the public prosecutor"s office attached to the Cologne Regional Court,
Mr. K. Kemper, Regierungsdirektor at the Federal Ministry of Justice, Advisers;
- for the Commission
Mr. J. A. Frowein, Delegate,
Mr. T. Vogler, Professor at the University of Giessen, the applicant"s lawyer before the Commission, assisting the Delegate (Rule 29 par. 1, second sentence, of the Rules of Court).
The Court heard addresses by Mrs. Maier for the Government and by Mr. Frowein and Mr. Vogler for the Commission, as well as their replies to its questions. The Government submitted several documents during the hearings; on 30 March, they supplemented their answer to one of the questions put at the hearings and filed some further documents.
THE FACTS
9. In 1952 Mr. Hans Eckle, who was born in 1926, founded the building firm of "Hans Eckle, timber, steel and building materials" at {Puttlingen} (Saarland), and worked there with his wife, Marianne. He subsequently set up several branches in other places and, in particular, a branch at Schweich, near Trier, in 1958, which was transferred shortly afterwards to Wittlich, and then in 1961 an office in Cologne. In 1962 he was employing about 120 people.
The firm"s business consisted in supplying materials and, later, building sites on credit for people who wanted to build but had few financial resources. Such a system, which the applicant himself called the "Eckle system", had not hitherto been used in the building materials trade.
He covered his financial needs - from 1962 at least - by loans from individuals, who were offered mortgages as security (Grundschulden). In 1965, however, he began to encounter difficulties in this regard and towards the middle of the following year he ceased payment to his creditors of the sums due to them. The overall total of money he owed amounted at the time to about ten million Marks.
10. The trade practices of the applicants from 1959 to 1967 were the subject of three separate sets of prosecutions in Trier, {Saarbrucken} and Cologne. The first and last of these are in issue in the instant case: the applicants complain that their duration exceeded the "reasonable time" referred to in Article 6 par. 1 (art. 6-1) of the Convention.
In a case of this kind, it is necessary to set out in detail each stage of the impugned proceedings.
I. The Trier proceedings
1. From the opening of a preliminary investigation
to the final preferment of the "bill of indictment"
(November 1959 - 15 March 1968)
11. Acting on a complaint lodged on 28 October 1959 by a bank at Wittlich, the public prosecutor"s office began, in November 1959, a preliminary investigation (Ermittlungsverfahren) in respect of Mr. Eckle. On 22 February 1960, after it had obtained information from the Trier Bezirksregierung as to the existence of maximum prices in the building materials trade and without having questioned either the applicants or any witnesses, the prosecutor"s office stopped the investigation. Examination of the complaint was resumed with a fresh preliminary investigation prompted by the receipt in mid-August of a letter from the Trier Chamber of Industry and Commerce advising the public prosecutor that Mr. Eckle was promising to supply his clients with building materials "at average market prices" ({handelsubliche} Preise) whereas his prices were in fact 25 per cent higher.
In September, the investigation was suspected pending the outcome of a civil action brought against Mr. Eckle by one of his customers, in which the concept of "average market prices" used by Mr. Eckle in his contracts would have to be clarified. These civil proceedings were concluded on 30 October 1962 with a judgment of the Koblenz Court of Appeal (Oberlandesgericht) holding that the applicant had charged prices higher than the average market prices, contrary to the commitments he had entered into with his customers.
12. Forty witnesses were interviewed between 1960 and 1962, and thirty-six witnesses in 1963.
In 1964, the competent authorities held hearings of 133 witnesses, 15 of them outside the Land of Rhineland-Palatinate. The same year the applicant"s business premises were searched and business records ({Geschaftsunterlagen}) seized. These searches took place firstly on 4 March on an application from the {Saarbrucken} public prosecutor"s office but in the presence of two officials from Trier, and subsequently on 7 October on an application from the Trier public prosecutor"s office which, on 8 and 9 October, questioned Mrs. Eckle for the first time.
In 1965, 325 witnesses were heard, 106 of them outside the Land.
13. One of the twelve public prosecutors (Staatsanwalt) at Trier, who was in charge of the investigation, was relieved of his other duties in January 1965 in order to allow him to devote himself entirely to the Eckle case. At the instance of the Minister of Justice of the Land, a special commission of five officers from the criminal police began assisting the public prosecutor from this date onwards so that the investigation could be intensified. Previously, as from April 1963, a member of the criminal police had been dealing specifically with the case.
14. On 9 September 1965, the public prosecutor"s office ordered the closure of the investigation, during which according to undisputed information provided by the Government - 540 witnesses had testified and nearly 3,000 documents - extracts from land registers ({Grundbucher}), contracts, bills, drafts, etc. - had been examined. The prosecutor"s office had made up 37 main files (Hauptakten) and 300 subsidiary files (Nebenakten), to which had been added 120 files relating to civil suits.
15. On 9 September likewise, the public prosecutor"s office informed the applicants and two former female employees of the Eckle firm that it intended to "indict" them. They were requested to give notice within two weeks if they wished to have, before their committal for trial, a "final hearing" by the public prosecutor"s office ({Schlussgehor}) under Article 169 b of the Code of Criminal Procedure (in force until 31 December 1974).
On 20 September, two counsel for Mr. Eckle asked to be allowed to inspect the file before replying.
After a conference with them on 12 October, the public prosecutor"s office notified them on 3 November that the file would be available to them at the secretariat until 20 November.
The legal advisers acting for Mrs. Eckle and for the two employees did not respond. Accordingly, counsel were assigned to them officially but were replaced in December 1965 and January 1966 by counsel instructed by the parties themselves.
In mid-December 1965, the public prosecutor"s office sent Mr. Eckle"s legal representatives a copy of the main sections of the file, as had been agreed a month earlier, and gave them until 2 February 1966 to decide whether or not they wanted a "final hearing".
A further counsel appeared for Mr. Eckle on 1 February 1966, and then a fourth. They too asked for an opportunity to consult the file and for copies of certain documents in the file; in mid-March, they were given a deadline for stating whether they were requesting a "final hearing".
Between 13 and 15 March, the seven counsel applied for a "final hearing" and for the original file to be made available to each of them beforehand for a period of six months. However, they withdrew their requests on 19 April and 9 May, respectively.
16. Once proceedings relating to the "final hearing" had thus been concluded, the public prosecutor"s office drew up the "bill of indictment" (Anklageschrift). Drafting of this was completed on 3 August and the typescript was sent to the First Criminal Chamber (1. Grosse Strafkammer) of the Regional Court (Landgericht) on 26 October.
The "bill of indictment", which filled four volumes and comprised 793 pages in all, was directed against the applicants and the two former female employees of the Eckle firm. It alleged a total of 474 offences of fraud and extortion, listed almost 500 witnesses and mentioned more than 250 documents produced in evidence.
Proceedings had been dropped by the public prosecutor"s office in respect of 68 cases, in 61 of them pursuant to Article 154 of the Code of Criminal Procedure. In the version in force until the end of 1978, this provision empowered the court (paragraph 2) and, until a "bill of indictment" had been preferred, the public prosecutor (paragraph 1) to take such a measure at any stage of the proceedings if, in particular, the sentence liable to be passed at the end of the proceedings was negligible in comparison with one already finally ({rechtskraftig}) imposed on the accused - or which the accused had to expect - for another offence.
17. On 23 December 1966, the public prosecutor in charge of the case conferred with the President of the Criminal Chamber about the duplications arising from criminal proceedings pending in {Saarbrucken}, where the trial hearing was due to begin on 17 March 1967 (see paragraph 58 below).
18. On 16 January 1967, the public prosecutor"s office withdrew the "bill of indictment" because it had learned of other possible offences and felt that further inquiries were necessary.
On 22 August, the Cologne public prosecutor"s office, which had openend a preliminary investigation in respect of Mr. Eckle on 21 March (see paragraph 37 below), stated its willingness to deal with the new cases which the Trier public prosecutor"s office had begun to inquire into. As a result, the Trier public prosecutor"s office transferred these cases to Cologne on 15 March 1968 and on the same day preferred the "bill of indictment" - unchanged in any way - for a second time.
Between 16 January 1967 and 8 February 1968, 234 fresh cases, of which 217 concerned the {Saarbrucken} and Trier public prosecutor"s offices, had been examined.
2. From the final preferment of the "bill of indictment"
to the beginning of the trial (Hauptverfahren)
(15 March 1968 - 28 January 1969)
19. Between 26 March and 25 May 1968, the President of the First Criminal Chamber of the Regional Court took several steps to ensure that the accused were represented; on the last-mentioned of these dates, the Regional Court assigned to them four officially appointed defence counsel.
On 30 May, the President drew the attention of the public prosecutor"s office to the fact that it had not yet offered the accused a "final hearing" in respect of the new cases. The prosecutor"s office replied on 11 June, pointing out that these cases had been transferred to Cologne (see paragraph 18 above).
On 2 July, the Regional Court asked to be sent the "bill of indictment" drawn up by the {Saarbrucken} public prosecutor"s office (see paragraph 58 below): the Court was examining whether the numerous offences alleged against the applicants amounted to continuous conduct which had to be regarded as a single offence, in which event the prior conviction at {Saarbrucken} would preclude any further conviction. Three days later the {Saarbrucken} public prosecutor"s office transmitted to the Regional Court a copy of the judgment of 17 October 1967 (see paragraph 58 below) and informed it that the files had been forwarded to the federal public prosecutor"s office (Bundesanwaltschaft) for the purposes of the proceedings for review on a point of law (Revisionsverfahren).
In response to a request from one of the defence counsel for the applicants that he should be given copies of the file, the Regional Court, declared, inter alia, on 23 July 1968 that it remained to be decided whether the above-mentioned preferment of the "bill of indictment" could validly stand.
On 19 August, the Regional Court sought information from the {Saarbrucken} public prosecutor"s office about the state of the proceedings; it stressed that it needed the "bill of indictment" it had asked for on 2 July. This was finally sent on 4 October by the Trier public prosecutor"s office, which urged at the same time that a decision be taken on the "bill of indictment" it had itself preferred.
On 28 January 1969, the Regional Court admitted the latter "bill of indictment" (Zulassung der Anklage) and ordered that the trial open ({Eroffnung} des Hauptverfahrens).
3. Proceedings before the Trier Regional Court
(28 January 1969 - 12 February 1973)
20. Counsel for Mrs. Eckle having asked on 14 February 1969 for the file to be made available to him, the Regional Court replied on 18 February that copies would be forwarded to him. On the same day counsel for Mr. Eckle called on the Regional Court to quash the preferment of the "bill of indictment".
On 16 April, counsel for Mrs. Eckle urgently requested the Regional Court not to take any action in the case before receiving the text of the judgment delivered on 14 March 1969 by the Federal Court of Justice (Bundesgerichtshof) in the matter of the {Saarbrucken} proceedings (see paragraph 58 below). The judgment was transmitted to the Regional Court on 29 April by the {Saarbrucken} public prosecutor"s office.
On the previous day the Regional Court had refused to issue a warrant for the arrest of Mr. Eckle on the grounds that he was still subject to such a warrant in the {Saarbrucken} proceedings.
On 28 May, it informed counsel for Mrs. Eckle, who on 16 April had complained that eight files were missing, that these related to proceedings which had been dropped.
On 2 April, one of the officially assigned defence lawyers had asked the Court to revoke his appointment. In order to enable him to continue to act, the Regional Court suggested to the public prosecutor"s office on 30 September that it should ask for proceedings to be terminated in the case in which the lawyer in question had previously appeared in another capacity. On 14 October, the public prosecutor"s office made a request to this effect, which the Regional Court granted on 17 November.
21. On 14 October 1969, the public prosecutor"s office applied for a warrant for the arrest of Mr. Eckle who had been released from detention in relation to the {Saarbrucken} proceedings, but the Regional Court refused the application on 17 November. On appeal by the public prosecutor"s office, the Koblenz Court of Appeal quashed this decision on 28 January 1970 and issued a warrant for the arrest on the applicant.
At the request of the public prosecutor"s office (6 February) the Cologne District Court (Amtsgericht) on 12 March served the warrant on Mr. Eckle who was in detention in Cologne in respect of the proceedings there (see paragraph 43 below). Mr. Eckle immediately appealed against the issuing of the warrant, but the Koblenz Court of Appeal dismissed the appeal on 2 April.
22. On 20 April 1970, the President of the First Criminal Chamber of the Trier Regional Court advised the relevant authority that the magnitude of the Eckle case was preventing him from handling other cases. On 1 June, he reached an agreement with his colleague at the {Saarbrucken} Regional Court as to the dates of the hearings to be held by their respective courts (see paragraph 58 below). On 2 July, he fixed the date of 11 November for the opening of the trial hearing and notified defence counsel accordingly.
On 19 October, counsel for Mrs. Eckle withdrew a statement whereby, on 19 April 1968, he had waived his claim to certain costs and expenses, and requested the Regional Court to appoint him as defence counsel unconditionally. Four days later, counsel for Mr. Eckle applied for a postponement of the hearings, asserting that he dit not have enough time to prepare the defence. The Regional Court rejected both applications on 27 October.
On 31 October, Mr. Eckle himself asked for the hearings to be postponed, pleading, inter alia, Article 6 par. 3 (b) (art. 6-3-b) of the Convention, but the Regional Court refused the request on 4 November.
23. The trial opened on 11 November. Mr. Eckle immediately sought an adjournment, and Mrs. Eckle suspension of the proceedings; the third defendant challenged two of the judges.
The Regional Court dismissed the challenge on 17 November. On the same day, it excluded Mr. Eckle from the courtroom on grounds of his behaviour before the Court and, in answer to an objection raised by one of the co-defendants, affirmed its jurisdiction in the case.
Two days later, it declined to grant a further application for an adjournment which Mr. Eckle had made on 17 November. On the same day, Mr. Eckle requested his release from detention; he and his wife went so far as to refuse to give their particulars, and counsel for the defence asked the Court for the author of the "bill of indictment" to be called as a witness so that certain points in it could be clarified.
The public prosecutor who had drawn up the "bill of indictment" was heard on 26 November, after which all the defendants applied for the proceedings to be terminated. Mr. Eckle declared himself unfit to stand trial and sought a formal decision from the Regional Court on this matter.
The "bill of indictment" and the prior order to commence the trial hearing were read out in court on 3 December. Prior to that, the Regional Court had ordered that prosecution in some of the cases should be dropped. It also refused the defendant"s applications for the discontinuance or suspension of the proceedings. On the same day, Mr. Eckle challenged three of the judges and asked the Regional Court to postpone the hearing in order to give him time to obtain the documents needed to support his challenge.
On 10 December, Mr. Eckle was once more removed from the courtroom and sentenced to one day"s imprisonment for his behaviour before the Court: he had insulted the President and thrown paper at him. In evidence to the Regional Court, a doctor who had examined the applicant considered him fit to stand trial, although stating that it would be necessary to keep the applicant under observation before being able to give a final opinion.
The Regional Court thereupon decided that Mr. Eckle should provisionnally be placed in a psychiatric hospital with a view to a medical report being made on him; the hearing was adjourned sine die on 17 December.
24. The psychiatric examination was completed on 23 January 1971 and the medical report filed on 20 February. According to the doctor, the applicant"s behaviour during the hearings was not the result of any illness.
Between 24 February and 26 March, hearings took place in the {Saarbrucken} proceedings, which ended on the latter date with the conviction of Mr. Eckle (see paragraph 58 below).
25. On 16 June, hearings resumed before the First Criminal Chamber of the Trier Regional Court, the President of which had been replaced in December 1970; the hearings continued until 17 March 1972. During the 28 days of hearings, the Regional Court heard approximately 110 witnesses, including an expert witness, and more than 500 documents were read out.
According to the undisputed account of the proceedings furnished by the Government, Mr. Eckle challenged judges on twenty occasions - sometimes twice on the same days - and his wife did so some ten times. Furthermore, he objected to the composition of the Regional Court, challenged two experts, introduced ten motions to take evidence ({Beweisantrage}), requested his release from detention ten times and suspension of the trial four times. Five times he claimed to be unfit to stand trial and requested a medical examination; on five occasions the Regional Court took evidence from a doctor who, on one of these occasions, judged the applicant to be incapable of attending court for the rest of the day. On seven occasions Mr. Eckle was sentenced to two or three day"s imprisonment on account of his behaviour and he was eight times removed from the courtroom for several days, notably in the period from 18 October 1971 to 19 January 1972.
According to the same account, Mrs. Eckle for her part submitted motions to take evidence on three occasions; she applied three times to the Regional Court for the instructions given to the counsel officially assigned to defend her to be withdrawn, twice for the trial to be suspended, twice again for it to be discontinued and on three occasions for the appointment of a second lawyer.
26. On 23 November 1971, the Regional Court terminated the proceedings, pursuant to Article 154 of the Code of Criminal Procedure (see paragraph 16 above), in respect of more than 400 of the counts in the "bill of indictment".
27. On 17 March 1972, Mr. Eckle was sentenced to imprisonment for four years and six months, his wife to a term of eighteen months and the two co-defendants to ten and six months respectively. At the same time, the Regional Court discharged the warrant for the arrest of the applicant.
The Regional Court"s judgment found Mr. Eckle guilty of fraud committed jointly with other persons to the detriment of customers in forty-two cases and to the detriment of creditors in sixteen cases, and of attempted fraud in one case concerning a creditor. On two charges relating to a customer and a creditor respectively he was acquitted. The Court terminated proceedings in three cases because they were time-barred.
Mrs. Eckle was convicted of fraud committed jointly with other persons in thirty-nine cases to the detriment of customers and in sixteen cases to the detriment of creditors, and of attempted fraud in one case involving a creditor. The Court acquitted her on the same two counts as her husband and terminated proceedings in six cases, including the three cases that also concerned her husband.
According to the findings in the judgment, the conclusion of the illegal contracts dated back to 1959-1960 in respect of the customers and 1962-1964 in respect of the creditors.
When deciding the sentences the Regional Court took into account, inter alia, "to the advantage of all the defendants", "the inordinate length of time during which they had been exposed to the drawbacks and unpleasantness of the investigation and trial proceedings, something which was not wholly their own fault".
The judgment - which ran to 236 pages - was served on the applicants on 12 February 1973, that is a little less than eleven months after its delivery.
28. Whilst the trial hearing was continuing, an auxiliary chamber (Hilfskammer) specially set up to relieve the First Criminal Chamber dealt with all the other cases allocated to the latter.
4. Proceedings for review on a point of law
(Revisionsverfahren) (February 1973 - 11 February 1976)
29. The four persons convicted petitioned for review on a point of law (Revision). In this connection, between 27 February and 8 March 1973 Mr. and Mrs. Eckle submitted several memorials to the Federal Court of Justice, alleging various errors in law as well as procedural irregularities.
After the counter-memorial by the Trier public prosecutor"s office had been drafted on 31 October, the file was sent to the federal public prosecutor"s office on 28 November.
30. On 4 February 1974, the federal public prosecutor"s office noticed that it was not clear from the file how eight of the cases heard by the Regional Court had been disposed of.
When consulted on this, the Trier public prosecutor"s office pointed out that most of the obscurities arose from inaccuracies in the minutes of the hearings, while in two cases the failure to cease prosecution was due to inadvertence. The matter was referred to the Trier Regional Court, which decided on 22 February and 4 March to rectify the minutes and terminate the proceedings relating to the two cases in question. On 6 March, the Trier public prosecutor"s office returned the file, together with a supplementary report, to the federal public prosecutor"s office and at the latter"s request also forwarded the "bill of indictment" of 19 March.
31. On 1 August 1974, the federal public prosecutor"s office requested the Trier public prosecutor"s office to reply in writing to the applicant"s objections to the composition of the Regional Court and, in particular, to produce the official statements of the judges concerned and the charts showing the allocation of business in 1971.
After taking - between September and December 1974 - statements from eleven judges (some of whom were no longer in Trier), the public prosecutor"s office sent them to the federal public prosecutor"s office on 29 January 1975 together with comments. On 21 February, it transmitted some further documents which the federal public prosecutor"s office had asked for on 4 February.
32. On 7 April 1975, the applicant"s new lawyer applied for the proceedings to be dropped as being time-barred. On 24 April, the member of the federal public prosecutor"s office dealing with the case requested the President of the Second Devision (Senat) of the Federal Court of Justice to set down a date for the opening of the hearing: in his submission, the proceedings were not time-barred.
On 2 December, the President directed that the hearing should be held on 11 February 1976.
Mrs. Eckle"s new defence counsel submitted supplementary written pleadings on 26 February 1976; and on 4 February, one of the two co-defendants withdrew her petition for review on a point of law.
33. Following the hearing on 11 February, the Federal Court of Justice dismissed the petitions on 19 February.
At the end of the judgment, the Federal Court recalled that cumulative sentences (Gesamtstrafe) combining those passed in Trier and in {Saarbrucken} (see paragraph 58 below) remained to be determined. In this connection, it stated, inter alia:
"Excessive length of criminal proceedings may - and the Regional Court did not overlook this - constitute a special mitigating circumstance (Entscheidungen des Bundesgerichtshofes in Strafsachen, vol. 24, p. 239). When a cumulative sentence has to be determined retrospectively, this consideration must likewise apply to the period which has already elapsed between the hearing before the trial court and the moment when the principle of res judicata took effect in respect of the judgment, and which will continue to elapse until the final decision. Attention must also be drawn in this case to the special burden imposed on the defendants by the dividing up of groups of cases consisting in the repeated commission of similar offences into two sets of criminal proceedings. The Court is not required to rule on the merits of this allocation. It considers, however, that the spirit of the law would be lost sight of ... if, when determining sentence, this circumstance were not clearly (deutlich) taken into account."
5. Proceedings relating to the constitutional
complaints (24 May 1976 - 30 June 1977)
34. On 24 and 28 May 1976, Mr. and Mrs. Eckle applied to the Federal Constitutional Court (Bundesverfassungsgericht). Challenging the judgments of both the Federal Court of Justice and the Trier Regional Court, they alleged a violation of sections 1, 2, 3, 19 par. 4 and 103 of the Basic Law (Grundgezetz), mainly on account of the excessive length of the trial and of the existence of three distinct sets of proceedings.
On 30 June 1977, a bench of three members of the Constitutional Court decided not to hear the applications; it judged that they did not offer sufficient prospects of success.
6. Determining cumulative sentences
(Gesamtstrafen) (24 November 1977)
35. On 24 November 1977, the Trier Regional Court fixed cumulative sentences combining those it had pronounced itself and those imposed by the {Saarbrucken} Regional Court (see paragraphs 27 above and 58 below). The new sentences fixed were: imprisonment for seven years in the case of Mr. Eckle and for two years and eight months in the case of his wife. Acting on submissions dated 19 October from the Trier public prosecutor"s office, the Court suspended for five years that part of Mr. Eckle"s sentence which was in excess of five years and eleven days, and suspended for two years that part of Mrs. Eckle"s sentence which was in excess of one year and four months.
In the grounds given for its decision in respect of Mr. Eckle, the Trier Regional Court repeated the above-quoted reasoning of the Federal Court of Justice (see paragraph 33 above). It appeared to the Court that the long duration of the criminal proceedings should be taken into account in Mrs. Eckle"s favour too.
36. On 23 January 1978, the Koblenz Court of Appeal dismissed an "immediate appeal" (sofortige Beschwerde) entered by each of the applicants, on 1 and 2 December respectively, against the Regional Court"s decision. The Court of Appeal held, inter alia:
"... the Criminal Chamber rightly regarded the excessive length of the criminal proceedings and the separation of groups of comparable cases into several acts of proceedings as a special mitigating circumstance and it took account of this when determining sentence (Echtscheidungen des Bundesgerichtshofes in Strafsachen, vol. 24, p. 239). Its dicta on this point are comprehensive, sensible and in accordance with the principles laid down by the Federal Court of Justice in its judgment of 19 February 1976 in the instant case ... [The Court of Appeal] too is of the opninion that these reasons justify a cumulative sentence of [seven years for Mr. Eckle and two years and eight months for Mrs. Eckle]. Even having regard to Article 6 (art. 6) of the Convention ..., this sentence does not appear to be unduly severe (ibid, vol. 24, p. 239). Considering also the culpability (unter {Abwagung} auch der Schuld) of the defendants, a reduction of sentence does not seem appropriate ..."
According to the Government, Mr. and Mrs. Eckle thereupon applied to the Federal Constitutional Court which rejected their applications.
II. The Cologne proceedings
1. From the opening of a preliminary investigation
to the preferment of the "bill of indictment"
(21 march 1967 - 25 September 1973)
37. On 21 March 1967, the Cologne public prosecutor"s office began a preliminary investigation of Mr. Eckle, who was suspected of having committed, inter alia, various frauds. From 29 March onwards the investigation - which had been commenced ex officio followig the appearance of a number of articles in the press - was extended to cover several complaints lodged in February and March by purchasers of building materials and persons who had made loans to the Eckle firm.
The Cologne proceedings comprised five groups of charges in all (see paragraph 80 of the Commission"s report):
(a) They covered first of all a complex of frauds against customers of the Eckle firm who had allegedly suffered losses after the latter had gone bankrupt. The persons concerned in this part of the proceedings were the applicants, the two close collaborators who were later convicted at Trier (see paragraph 27 above), a tax consultant, two architects and a building expert.
(b) The second group concerned the "Hobby-Bau GmbH" company in Frankfurt. The object of this company, which was founded in 1965 by two former employees of the applicants, was to carry on the Eckle firm"s business activities in the Frankfurt area. Mr. Eckle was supposedly in control of this company; his wife had been given power of disposal over its assets. The company had ceased payments at the end of 1966, and in December 1967 bankruptcy proceedings were commenced.
(c) The third group of charges was connected with Mr. Eckle"s relations with a Mr. Neubeck of Cologne and the companies he controlled, and in particular their financial and trading operations, with alleged transfers of property to Liechtenstein and Switzerland, and with the bankruptcy of the Neubeck companies; proceedings in respect of the latter were, however, severed from the rest.
(d) The fourth group dealt with the business relations

УКАЗ Президиума ВС СССР от 14.07.1982 n 7520-Х"О РАТИФИКАЦИИ ДОГОВОРА МЕЖДУ СССР И ГРЕЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКОЙ О ПРАВОВОЙ ПОМОЩИ ПО ГРАЖДАНСКИМ И УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ"  »
Международное законодательство »
Читайте также