ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 09.10.2003"ДЕЛО "СЛИВЕНКО (slivenko) И ДРУГИЕ ПРОТИВ ЛАТВИИ"


[неофициальный перевод]
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
БОЛЬШАЯ ПАЛАТА
ДЕЛО "СЛИВЕНКО (SLIVENKO) И ДРУГИЕ ПРОТИВ ЛАТВИИ"
(Жалоба N 48321/99)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ СУДА
(Страсбург, 9 октября 2003 года)
По делу "Сливенко и другие против Латвии" Европейский суд по правам человека, заседая Большой палатой в составе:
Л. Вильдхабера, Председателя,
Х. Розакиса,
Ж.-П. Коста,
Г. Ресса,
сэра Н. Братца,
Е. Макарчика,
И. Кабрала Баррето,
Ф. Тюлькенс,
В. Стражнички,
П. Лоренсена,
М. Цацы-Николовской,
Х.С. Грев,
А. Бака,
Р. Марусте,
К. Трайя,
С. Ботучаровой,
А. Ковлера, судей,
а также при участии П. Махони, Секретаря-Канцлера Суда,
заседая 12 июля, 25 сентября 2002 г. и 9 июля 2003 г. за закрытыми дверями,
вынес 9 июля 2003 г. следующее Постановление:
ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобой (N 48321/99), поданной 28 января 1999 г. в Европейский суд против Латвийской Республики двумя бывшими жительницами Латвии - Татьяной Сливенко и Кариной Сливенко (далее - заявители) в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Первоначально жалоба подавалась также Николаем Сливенко, гражданином Российской Федерации, супругом первого заявителя и отцом второго заявителя.
2. В Европейском суде интересы заявителей, которым по решению Европейского суда была предоставлена правовая помощь, представляли А. Аснис и В. Портнов, адвокаты, практикующие в г. Москве. Власти Латвии в Европейском суде были представлены своей Уполномоченной при Европейском суде по правам человека К. Малиновской.
3. Заявители утверждали, в частности, что их выдворение из Латвии является нарушением положений статьи 8 Конвенции, взятой отдельно или в совокупности со статьей 14 Конвенции, а также то, что заключение заявителей под стражу, имевшее место 28 - 29 октября 1998 г. и 16 - 17 марта 1999 г., является нарушением положений пунктов 1 и 4 статьи 5 Конвенции.
4. Жалоба была передана на рассмотрение во Вторую секцию Суда (пункт 1 правила 52 Регламента).
5. В соответствии с правилом 26 Регламента Суда в составе Второй секции Суда была сформирована Палата для рассмотрения настоящего дела. Э. Левитс - судья, избранный от Латвии, - отказался от участия в рассмотрении данного дела (правило 28 Регламента). Власти Латвии соответственно назначили Р. Марусте - судью, избранного от Эстонии, - в качестве судьи, замещающего Э. Левитса (пункт 2 статьи 27 Конвенции и пункт 1 правила 29 Регламента).
6. 27 января 2000 г. Палата Суда коммуницировала жалобу властям Латвии (подпункт "b" пункта 3 бывшего правила 54 Регламента Суда). Стороны представили свои письменные замечания по делу, а затем и ответы на замечания друг друга. В дополнение к этому замечания были получены от властей Российской Федерации, использовавших свое право вступить в производство по делу в качестве третьей стороны (пункт 1 статьи 36 Конвенции и пункт 2 правила 61 Регламента). Стороны представили свои ответы на эти замечания (пункт 5 правила 61 Регламента).
7. 14 июня 2001 г. Палата Второй секции Суда в составе Председателя Палаты Х. Розакиса, судей А. Бака, В. Стражнички, П. Лоренсена, М. Цаца-Николовской, Р. Марусте, А. Ковлера, а также Э. Фриберга, Секретаря Секции, приняла решение об уступке своей юрисдикции в пользу Большой палаты Суда; при этом ни одна из сторон по делу не возражала против таковой уступки (статья 30 Конвенции и правило 72 Регламента).
8. Состав Большой палаты был определен в соответствии с положениями пунктов 2 и 3 статьи 27 Конвенции и правила 24 Регламента Суда; при этом Р. Марусте продолжил исполнение своих обязанностей в качестве судьи ad hoc, который был назначен властями Латвии замещающим судью, избранного в Европейский суд от государства-ответчика (пункт 1 правила 29 Регламента).
9. Слушания по вопросу о приемлемости жалобы и по существу проходили в открытом заседании во Дворце прав человека в Страсбурге 14 ноября 2001 г. (пункт 3 правила 59 Регламента Суда).
В Европейский суд явились:
a) от властей Латвии:
К. Малиновская, Уполномоченная Латвии при Европейском суде по правам человека,
А. Астахова;
b) от заявителей:
А. Аснис,
В. Портнов,
Т. Рыбина, советники;
c) от третьей стороны:
П. Лаптев, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском суде по правам человека,
С. Волковский,
С. Кулик.
В заседании также участвовали заявители.
Большая палата заслушала выступления К. Малиновской, В. Портнова и П. Лаптева, а также их ответы на вопросы судей.
10. Своим Решением от 23 января 2002 г. Большая палата объявила настоящую жалобу приемлемой в отношении пунктов 1 и 4 статьи 5 Конвенции, а также статей 8 и 14 Конвенции. Их жалобы, заявленные в отношении других положений Конвенции, равно как и жалоба Николая Сливенко, были объявлены неприемлемыми.
11. По предложению Европейского суда стороны по делу и третья сторона представили дополнительные замечания по существу жалобы. Стороны также ответили на замечания друг друга.
12. 12 июля 2002 г. Европейский суд отклонил ходатайства заявителей и третьей стороны о проведении независимой экспертизы документа, предположительно подделанного властями Латвии (см. ниже, § 19 и 20 настоящего Постановления), и о проведении дополнительного слушания по существу жалобы.
13. Хотя заявителям и властям Латвии было лишь предложено представить свои замечания в отношении материалов, представленных в Европейский суд властями Российской Федерации как третьей стороной по делу, заявители и власти Латвии представили Европейскому суду дополнительные обширные материалы, вышедшие за рамки требуемых замечаний. 25 сентября 2002 г. Европейский суд принял Решение приобщить эти материалы к делу и предоставить сторонам и третьей стороне возможность представить свои окончательные заключения. Эти окончательные заключения были получены от сторон и третьей стороны в ноябре 2002 г.
ФАКТЫ
I. Обстоятельства дела
14. Обстоятельства дела, как они были изложены в материалах, представленных Европейскому суду сторонами, могут быть суммированы следующим образом.
15. Первый заявитель - Татьяна Сливенко, 1959 г.р. Второй заявитель - ее дочь Карина Сливенко, 1981 г.р.
16. Заявители являются русскими по происхождению. Первый заявитель родилась в Эстонии в семье военнослужащего Вооруженных Сил Союза Советских Социалистических Республик. В возрасте одного месяца она вместе со своими родителями переехала в Латвию. Ее супруг, Николай Сливенко, 1952 г.р., как офицер Советской Армии в 1977 г. был переведен для прохождения службы в Латвию. В 1980 г. в Латвии он познакомился с первым заявителем и вступил с ней в брак. В 1981 г. у них родилась дочь - второй заявитель. Отец первого заявителя уволился с действительной военной службы в 1986 г.
17. В 1991 г. Латвия восстановила свою независимость от СССР. 28 января 1992 г. бывшие советские вооруженные силы, включая части вооруженных сил, которые были дислоцированы на территории Латвии, перешли под юрисдикцию Российской Федерации.
18. 4 марта 1993 г. оба заявителя, а также родители первого заявителя были внесены в Реестр жителей Латвии как "граждане бывшего СССР" (см. ниже, § 50 - 56). На тот момент никто из них не был гражданином какого-либо государства. Первый заявитель в своем заявлении о внесении ее в Реестр не указала, что ее муж является российским военнослужащим.
19. Власти Латвии заявили, что, ходатайствуя о внесении записи о ней в Реестр, первый заявитель представила ложные сведения о роде занятий своего мужа, указав, что он работал на заводе. Власти Латвии представили Европейскому суду копию приложения к ходатайству первого заявителя о предоставлении ей вида на жительство в Латвии, включая заявление о том, что ее муж работал на заводе.
20. Заявители и третья сторона утверждали, что данный документ сфабрикован и что такого приложения к ходатайству вообще не существовало. Заявители и третья сторона ссылались также на то обстоятельство, что во время последующего производства по вопросу о законности их пребывания в Латвии (см. ниже, § 34 - 39) миграционные власти Латвии не упоминали факта предоставления каких-либо ложных сведений такого рода и что суды Латвии в своих решениях не устанавливали факта представления заявителями властям в какой-либо момент информации, упомянутой властями Латвии.
21. Николай Сливенко, который стал гражданином Российской Федерации в неустановленный день в начале 1990-х гг., продолжал прохождение службы в российской армии до своего увольнения с действительной военной службы в 1994 г. в связи с сокращением его должности. Стороны расходятся во мнении относительно точной даты увольнения Николая Сливенко - заявители утверждали, что он был уволен 2 марта 1994 г.; они основываются на том, что приказ о его увольнении был подписан и вступил в силу 2 марта 1994 г. Власти Российской Федерации поддерживают эту точку зрения. Власти Латвии считали, что супруг первого заявителя был уволен с действительной военной службы 5 июня 1994 г., так как только в этот день формально завершилась процедура его увольнения; его выходное пособие и выплаты в связи с увольнением рассчитаны с учетом этой даты.
22. Договор между Российской Федерацией и Латвийской Республикой об условиях, сроках и порядке полного вывода с территории Латвийской Республики Вооруженных Сил Российской Федерации и их правовом положении на период вывода был подписан в Москве 30 апреля 1994 г. и вступил в силу в тот же день (см. ниже, § 64 - 67).
23. Согласно утверждениям властей Латвии еще до подписания и вступления в силу данного Договора различные латвийские и российские органы власти сотрудничали между собой в деле определения российских военнослужащих, которые должны были покинуть Латвию. В связи с этим 31 марта 1994 г. российские военные власти представили латвийским властям список российских военнослужащих, находившихся в Латвии, в котором фигурировало и имя супруга первого заявителя; к списку было приложено ходатайство о продлении срока его временного проживания и временного проживания членов его семьи в Латвии. Все это, по утверждению властей Латвии, явно свидетельствовало о том, что пребывание этих лиц в Латвии было временным и что от них потребуют покинуть страну.
24. Согласно утверждениям заявителей и властей Российской Федерации из факта наличия списка от 31 марта 1994 г. отнюдь не вытекала обязанность Николая Сливенко покинуть Латвию, так как это был всего лишь документ, содержавший просьбу о продлении срока его временного пребывания в Латвии, представленный властям до подписания и вступления Договора в силу.
25. 7 октября 1994 г. Николай Сливенко обратился в Департамент гражданства и иммиграции Министерства внутренних дел Латвии (далее - Департамент) с ходатайством о предоставлении временного вида на жительство в Латвии на том основании, inter alia, что он состоял в браке с первым заявителем - постоянной жительницей Латвии. В ходатайстве ему было отказано на том основании, что он являлся российским военнослужащим и был обязан покинуть Латвию в процессе вывода российских войск, осуществляемого в соответствии с Договором.
26. 29 ноября 1994 г. Департамент аннулировал записи о заявителях в Реестре со ссылкой на статус Николая Сливенко как военнослужащего. Заявители утверждали, что их не поставили в известность об этом решении и что они узнали о нем только в 1996 г. в ходе производства в суде по обращению супруга первого заявителя (см. ниже, § 29).
27. Власти Латвии предъявили также Европейскому суду список, датированный 10 декабря 1994 г., который, согласно утверждениям властей Латвии, был представлен властям Латвии Вооруженными Силами Российской Федерации. В этом списке Николай Сливенко значился в категории военнослужащих, уволенных с действительной военной службы после 28 января 1992 г. Заявители и третья сторона оспорили подлинность данного списка.
28. Власти Латвии представили также список, датированный 16 октября 1995 г., который, согласно их утверждениям, был направлен Консульством Российской Федерации в Риге в Министерство иностранных дел Латвии. Как утверждали власти Латвии, в этом списке Николай Сливенко значился в числе российских военных пенсионеров, которые были уволены из Вооруженных Сил Российской Федерации после 28 января 1992 г. В списке имелось также указание на то, что 3 августа 1994 г. Николаю Сливенко было предоставлено жилье в г. Курске (Россия) и что он выехал из Латвии 31 декабря 1994 г. Заявители и третья сторона оспорили подлинность данного списка.
29. В действительности, однако, супруг первого заявителя оставался в Латвии. Он обжаловал в суд действия Департамента, заявив, что отказ выдать ему временный вид на жительство был юридически недействительным. 2 января 1996 г. Видземский окружной суд г. Риги удовлетворил требования второго заявителя. Департамент обжаловал это решение.
30. 19 июля 1996 г. Рижский окружной суд удовлетворил жалобу Департамента, установив, inter alia, что Николай Сливенко был российским военнослужащим до 5 июня 1994 г. и что Договором от 30 апреля 1994 г. устанавливалась обязанность всех российских военнослужащих, находившихся на действительной военной службе по состоянию на 28 января 1992 г., покинуть Латвию вместе со своими семьями. Окружной суд ссылался, inter alia, на список от 16 октября 1995 г., которым подтверждалось, что Николаю Сливенко было предоставлено жилье в г. Курске и что он выехал из Латвии в 1994 г. Николай Сливенко далее не обжаловал решение суда.
31. 20 августа 1996 г. миграционными властями Латвии было издано распоряжение о выезде заявителей с требованием покинуть территорию страны. 22 августа 1996 г. это распоряжение было официально вручено заявителям.
32. 22 августа 1996 г. местные власти приняли решение о выселении заявителей из квартиры, которая была им предоставлена Министерством обороны Латвии <*>. В многоквартирном доме, где была расположена квартира, проживали российские военнослужащие со своими семьями, а также иные жители Латвии. Ордер о выселении не был приведен в исполнение.
--------------------------------
<*> Так в тексте Постановления. На самом деле эта квартира была предоставлена заявителям органами власти Латвийской ССР. - Примеч. перев.
33. В 1996 г. в неустановленный день Николай Сливенко выехал в Россию, в то время как заявители остались в Латвии.
34. Первый заявитель подала в суд иск от своего имени и от имени своей дочери с требованием признать, что фактически они были постоянными жителями Латвии и что они не подлежат высылке из страны.
35. 19 февраля 1997 г. Видземский окружной суд г. Риги удовлетворил требования заявителей. Этот суд постановил, inter alia, что первый заявитель прибыла на жительство в Латвию в качестве ближайшей родственницы своего отца, а не в качестве ближайшей родственницы своего супруга. Суд указал, что так как ее отец в 1986 г. уволился с действительной военной службы, он не мог более считаться военнослужащим, а его ближайшие родственники, включая заявителей, могли быть включены в Реестр в качестве постоянных жителей Латвии. Видземский окружной суд отменил распоряжение, требующее от заявителей покинуть территорию страны, и санкционировал восстановление данных о них в Реестре.
36. 30 октября 1997 г. Управление по делам гражданства и миграции Министерства внутренних дел Латвии (далее - Управление) обжаловало Решение суда от 19 февраля 1997 г. Рижский окружной суд отклонил жалобу, постановив, что суд первой инстанции правильно разрешил дело. По кассационной жалобе Управления Верховный суд Латвии 7 января 1998 г. отменил решения нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. При этом Верховный суд Латвии указал на то обстоятельство, что заявителям была предоставлена квартира в г. Курске и что на них распространялось действие положений Договора от 30 апреля 1994 г.
37. 6 мая 1998 г. Рижский окружной суд удовлетворил жалобу Управления, постановив, что Николай Сливенко был военнослужащим, до 5 июня 1994 г. состоявшим на действительной военной службе. Ссылаясь на то обстоятельство, что после увольнения из рядов Вооруженных Сил Российской Федерации ему была предоставлена жилплощадь в г. Курске, Рижский окружной суд принял решение о том, что в соответствии с Договором он должен был покинуть Латвию вместе с семьей. Суд постановил, что решение миграционных властей об аннулировании записей о заявителях в Реестре было законным.
38. 12 июня 1998 г. миграционные власти уведомили первого заявителя о том, что распоряжение о выезде с требованием покинуть территорию страны от 20 августа 1996 г. вступило в законную силу с момента оглашения Решения суда апелляционной инстанции от 6 мая 1998 г.
39. 29 июля 1998 г., рассмотрев материалы дела по кассационной жалобе заявителей, Верховный суд Латвии оставил Решение нижестоящего суда от 6 мая 1998 г. в силе. Верховный суд Латвии заявил, что Николай Сливенко был уволен из Вооруженных Сил Российской Федерации 5 июня 1994 г., и отметил, что заявители получили квартиру в г. Курске по программе США по оказанию материальной помощи военнослужащим в ходе вывода Вооруженных Сил Российской Федерации. Основываясь на том факте, что Николай Сливенко был уволен с действительной военной службы после 28 января 1992 г., Верховный суд Латвии пришел к выводу о том, что в соответствии с Договором заявители как члены его семьи также должны были покинуть Латвию.
40. 14 сентября 1998 г. первый заявитель обратилась в Управление с просьбой отложить исполнение распоряжения о выезде с требованием покинуть территорию страны. 22 сентября 1998 г. ей было в этом отказано.
41. 7 октября 1998 г. первый заявитель обратилась к миграционным властям Латвии с жалобой на распоряжение о выезде с требованием покинуть территорию страны, а также с просьбой выдать ей вид на жительство и внести ее данные в Реестр. Она заявила, inter alia, что Латвия является ее родиной и родиной ее дочери, так как они жили в Латвии всю свою жизнь, не имея иного гражданства, и что ей необходимо заботиться о своих родителях-инвалидах, которые являются постоянными жителями Латвии.
42. Поздно вечером 28 октября 1998 г. сотрудники полиции прибыли в квартиру, где проживали заявители. Заявители были задержаны в тот же день в 22:30. 29 октября 1998 г. в 0:30 сотрудник полиции выдал ордер на арест заявителей на основании статьи 48-5 Закона "О въезде и пребывании иностранных граждан и лиц без гражданства в Латвийской Республике" 1992 г. (далее - Закон об иностранцах). В ордере указывалось, что у заявителей не было надлежащих документов, обосновывающих их пребывание в Латвии, и что внесение записи о них в Реестр жителей Латвии было признано недействительным вступившим в силу Решением Верховного суда Латвии от 29 июля 1998 г. В ордере также указывалось, что заявители "не покинули Латвию во исполнение Решения Верховного суда, и имелись достаточные основания подозревать, что они находились на территории Латвии незаконно". Заявители дали расписку в том, что с ордером они были ознакомлены. На основании ордера заявители были немедленно заключены под стражу в центре содержания нелегальных иммигрантов.
43. В тот же день, 29 октября 1998 г., директор Управления направил письмо в иммиграционную полицию, в котором указывалось, что арест заявителей был "преждевременным", так как 7 октября 1998 г. первый заявитель подала жалобу на действия властей. В письме не содержалось никаких ссылок на положения законодательства Латвии. Директор Управления дал предписание иммиграционной полиции освободить заявителей из-под стражи. Они были освобождены в неустановленное время 29 октября 1998 г.
44. 3 февраля 1999 г. заявители получили письмо от директора Управления от 29 октября 1998 г., в котором им сообщалось о том, что им надлежит покинуть территорию Латвии немедленно. Им также было сообщено, что если они добровольно выполнят условия распоряжения о выезде с требованием покинуть территорию страны, то им в дальнейшем могут выдать визу, позволяющую находиться в Латвии в течение 90 дней в году.
45. 16 марта 1999 г. в квартире родителей первого заявителя сотрудниками полиции в присутствии второго заявителя был произведен обыск. В тот же день в 9:00 сотрудник полиции выдал ордер на арест второго заявителя на основании статьи 48-5 Закона об иностранцах. В ордере указывалось, что у второго заявителя не было надлежащих документов, обосновывающих ее пребывание в Латвии, и что имелись достаточные основания подозревать, что она находилась на территории Латвии незаконно. Заявитель дала расписку в ознакомлении с ордером. Она была немедленно задержана и затем заключена под стражу на 30 часов в центре содержания нелегальных иммигрантов. Из-под стражи она была освобождена 17 марта 1999 г.
46. 11 июля 1999 г. заявители выехали в Россию к Николаю Сливенко. К тому времени второй заявитель окончила в Латвии среднюю школу. В неустановленный Европейским судом день 2001 г. заявители получили гражданство Российской Федерации как бывшие граждане СССР. В настоящее время заявители проживают в г. Курске; жилплощадь им была предоставлена Министерством обороны Российской Федерации. После того, как заявители выехали из Латвии, их квартира была изъята властями Латвии.
47. В соответствии с информацией заявителей, родители первого заявителя серьезно больны, но заявители не могут приехать в Латвию, чтобы навестить их. Распоряжение о выезде с требованием покинуть территорию страны от 20 августа 1996 г. воспрещало заявителям въезд в Латвию в течение пяти лет. Срок действия этого запрета истек 20 августа 2001 г. В конце 2001 г. заявители получили визы, разрешающие им пребывать в Латвии не более 90 дней в году.
48. Ввиду того обстоятельства, что Николай Сливенко покинул Латвию добровольно, запрет на въезд в Латвию на него не распространялся. С 1996 г. по 2001 г. ему несколько раз разрешали въезд в Латвию.
II. Применимое национальное законодательство
и правоприменительная практика
A. Гражданство и национальность в Латвии
49. В законах Латвии термин "гражданство" ({pilsoniba} <*>) используется также для обозначения национальности лица. В официальных английских переводах законов Латвии термин "национальность" иногда используется в скобках рядом с термином "гражданство". Например, в официальном переводе на английский язык статьи 1 Закона об иностранцах указывается, что "иностранец" - это лицо, имеющее гражданство (национальность) другого государства; "лицо без гражданства" - лицо, не имеющее гражданства (национальности)".
--------------------------------
<*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.
B. Категории жителей Латвии
50. Законодательство Латвии по вопросам гражданства и миграции устанавливает несколько категорий лиц, каждая из которых имеет собственный статус, определенный в конкретном законодательном акте:
a) граждане Латвии (Latvijas Republikas {pilsoni}), правовой статус которых определяется Законом "О гражданстве" 1994 г. ({Pilsonibas} likums);
b) "постоянно проживающие неграждане" ({nepilsoni}), то есть граждане бывшего СССР, которые утратили свое гражданство после распада СССР, но не получили впоследствии никакого иного гражданства - их статус определяется Законом "О статусе граждан бывшего СССР, не имеющих гражданства Латвии или другого государства" от 12 апреля 1995 г. (Likums "Par to {bijuso} PSRS {pilsonu} statusu, kuriem nav Latvijas vai citas valsts {pilsonibas}"); эту группу лиц можно обозначать также как "граждане бывшего СССР";
c) лица, ходатайствующие о предоставлении политического убежища, или беженцы, статус которых определяется Законом "О предоставлении убежища" от 7 марта 2002 г. ({Patveruma} likums);
d) "лица без гражданства" (bezvalstnieki) - в значении, которое придает этому понятию Закон "О лицах без гражданства" от 18 февраля 1999 г. (Likums "Par bezvalstnieka statusu Latvijas {Republika}") в сочетании с нормами Закона об иностранцах и, начиная с 1 мая 2003 г., Закона "Об иммиграции", заменившего Закон об иностранцах;
e) "иностранцы" в широком смысле этого понятия, к которым относятся иностранные граждане ({arvalstnieki}) и лица без гражданства (bezvalstnieki), исключительно на которых до 1 мая 2003 г. распространялось действие Закона "О въезде и пребывании иностранных граждан и лиц без гражданства в Латвийской Республике" 1992 г. (Likums "Par {arvalstnieku} un bezvalstnieku {iecelosanu} un {uzturesanos} Latvijas {Republika}"), а после этой даты - действие Закона "Об иммиграции".
51. Действие Закона "О гражданстве" базируется на двух принципах - принципе jus sanguinis <*> и доктрине правопреемства государства в вопросах международного права и конституционного права. Сообразно с этим, за некоторыми исключениями, только те лица, которые имели гражданство Латвии по состоянию на 17 июня 1940 г. (день, когда в Латвии была установлена советская власть), и их потомки признаются ipso jure гражданами Латвии (часть 1 статьи 2 Закона "О гражданстве"). То обстоятельство, что человек был рожден на территории Латвии или проживал в стране длительный период времени, само по себе не может служить основанием для предоставления гражданства Латвии; соответственно гражданам бывшего СССР, которые прибыли на жительство в Латвию в советский период (1944 - 1991 гг.), и их потомкам гражданство Латвии не предоставлялось автоматически после того, как Латвия вновь обрела свою независимость.
--------------------------------
<*> Jus sanguinis (лат.) - принцип крови: приобретение гражданства по гражданству родителей. - Примеч. перев.
52. Далее, Закон "О гражданстве" предусматривает возможность лица стать гражданином Латвии путем натурализации - в соответствии с условиями и порядком, установленными в главе II данного законодательного акта. Лица, желающие стать гражданами Латвии путем натурализации, должны проживать на территории Латвии на законных основаниях, по крайней мере, в течение пяти лет, иметь законный источник дохода, сдать экзамен на знание латышского языка, знать Конституцию и государственный гимн Латвии, иметь представление об истории страны, дать клятву на верность государству и - в случаях, когда это требуется, - отказаться от имеющегося гражданства (статья 12 Закона "О гражданстве"). Часть 1 статьи 11 этого Закона содержит перечень оснований, по которым в натурализации лицу может быть отказано; например, эта норма не разрешает натурализацию лиц, которые:
"...после 17 июня 1940 г. избрали своим местом жительства Латвийскую Республику сразу же после увольнения из Вооруженных Сил СССР (Российской Федерации) и у которых не имелось постоянного места жительства в Латвии на день призыва или зачисления на военную службу..."
53. Статья 1 Закона "О статусе граждан бывшего СССР, не имеющих гражданства Латвии или другого государства" 1995 г. в ее редакции, существовавшей до 25 сентября 1998 г., устанавливала:
"(1) Субъектами настоящего Закона являются те проживающие в Латвийской Республике... граждане бывшего СССР, которые до 1 июля 1992 г. проживали и были прописаны на территории Латвии без ограничения срока, независимо от статуса указанной в прописке жилой площади, и которые не являются гражданами Латвии или другого государства, а также несовершеннолетние дети этих лиц, если они не являются гражданами Латвии или другого государства".
В своей редакции, вступившей в силу с 25 сентября 1998 г., статья 1 Закона "О статусе граждан бывшего СССР, не имеющих гражданства Латвии или другого государства" 1995 г. гласит:
"(1) Субъектами настоящего Закона - "негражданами" - являются проживающие на территории Латвии граждане бывшего СССР и их дети... которые отвечают следующим требованиям:
1) по состоянию на 1 июля 1992 г. они были зарегистрированы как проживающие на территории Латвии, независимо от статуса жилой площади, либо их последнего места прописки на 1 июля 1992 г., либо установления судом, что до вышеупомянутой даты они проживали на территории Латвии в течение не менее десяти лет;
2) у них нет гражданства Латвии;
3) они не являются и не являлись гражданами какого-либо другого государства.
(2) Правовой статус лиц, прибывших в Республику Латвия после 1 июля 1992 г., определяется Законом "О въезде и пребывании иностранных граждан и лиц без гражданства в Латвийской Республике".
(3) Настоящий Закон не распространяется на:
1) военных специалистов, занятых в функционировании и демонтаже дислоцированного на территории Латвии военного объекта Российской Федерации, а также на командированных с этой целью в Латвию гражданских лиц;
2) лиц, которые после 28 января 1992 г. уволены с действительной военной службы, если эти лица на момент призыва на службу постоянно не проживали на территории Латвии или не являются членами семьи граждан Латвии;
3) супругов лиц, указанных в пунктах 1 и 2 части третьей настоящей статьи, и совместно проживающих с ними членов семьи - детей и других находящихся на их иждивении лиц, если эти лица прибыли в Латвию в связи со службой военнослужащего Вооруженных Сил Российской Федерации (СССР), независимо от того, когда они прибыли в Латвию;
4) лиц, получивших возмещение (компенсацию) за выезд на постоянное место жительства в иностранные государства, независимо от того, выплачено это возмещение (компенсация) государственными учреждениями или учреждениями самоуправлений Латвии либо международными (иностранными) фондами или учреждениями;
5) лиц, которые по состоянию на 1 июля 1992 г. были официально зарегистрированы как проживающие в течение неопределенного срока на территории страны-участницы Содружества Независимых Государств".
Часть 2 статьи 2 Закона запрещает высылку "неграждан" "кроме случая, когда высылка производится по установленным законом основаниям и в установленном законом порядке и получено согласие другого государства принять высылаемое лицо". Далее, статья 5 (которая 7 апреля 2000 г. стала статьей 8) гласит:
"(1) статья 2 настоящего Закона распространяется также на лиц без гражданства и их потомков, которые не являются и никогда не были гражданами какого-либо государства и которые до 1 июля 1992 г. проживали и были постоянно прописаны на территории Латвии...
(2) статья 2 настоящего Закона распространяется также на граждан других государств и их потомков, которые до 1 июля 1992 г. проживали и были прописаны на территории Латвии без ограничения срока, независимо от статуса указанной в прописке жилой площади, и которые не являются гражданами Латвии... при условии, что у них не имеется гражданства Латвии..."
Наконец, статья 49 устанавливает, что международные соглашения по вопросам миграции, "заключенные Латвийской Республикой и утвержденные парламентом", имеют высшую силу по отношению к законодательству страны.
54. Имеющие отношение к настоящему делу положения Закона об иностранцах были сформулированы следующим образом:
"Статья 11
Любой иностранный гражданин или лицо без гражданства может находиться в Латвийской Республике более трех месяцев [в редакции, вступившей в силу 25 мая 1999 г.: "более девяноста дней в течение полутора календарных лет"] после получения им вида на жительство в установленном настоящим Законом порядке...
Статья 23
Постоянный вид на жительство может быть получен:
...(2) супругом гражданина Латвии, "постоянно проживающего в стране негражданина" Латвии или получившего постоянный вид на жительство иностранного гражданина или лица без гражданства согласно [статье]... 26 настоящего Закона, а также несовершеннолетними детьми супруга или находящимися на его иждивении детьми..."
55. Когда Закон об иностранцах вступил в силу, в нем не содержалось никакого положения, исключавшего из сферы действия этого Закона военнослужащих российских Вооруженных Сил, которые были уволены с действительной военной службы после 28 января 1992 г. Постановление от 6 августа 1996 г. N 297, утвержденное Законом от 18 декабря 1996 г., дополнило статью 23 следующим образом:
"Постоянный вид на жительство может быть получен теми иностранными гражданами, которые на 1 июля 1992 г. были без ограничения срока прописаны (зарегистрированы по месту жительства) в Латвийской Республике, если они на момент затребования постоянного вида на жительство прописаны без ограничения срока (зарегистрированы по месту жительства) в Латвийской Республике и зарегистрированы в Реестре жителей.
Граждане бывшего СССР, получившие гражданство другого государства до 1 сентября 1996 г., заявление с просьбой о выдаче постоянного вида на жительство должны подать до 31 марта 1997 г., а граждане бывшего СССР, получившие гражданство другого государства после 1 сентября 1996 г., соответствующее заявление должны подать в шестимесячный срок со дня получения гражданства другого государства.
Настоящая статья не распространяется на:
1) военных специалистов, занимающихся обеспечением функционирования и демонтажем дислоцированного на территории Латвии военного объекта Российской Федерации, а также на командированных с этой целью в Латвию гражданских лиц;
2) лиц, уволенных с действительной воинской службы после 28 января 1992 г., если эти лица на момент призыва на службу постоянно не проживали на территории Латвии или не являются членами семьи граждан Латвии;
3) супругов лиц, упомянутых в пунктах 1 и 2 части третьей настоящей статьи, и проживающих совместно с ними членов семьи - детей и других иждивенцев, если они прибыли в Латвию в связи со службой военнослужащего Вооруженных Сил Российской Федерации (СССР), независимо от времени их прибытия в Латвию".
56. Лица, которые проживают в Латвии на законных основаниях, должны быть зарегистрированы в Реестре жителей, и им должен быть присвоен личный код (personas kods). Порядок ведения Реестра жителей, ответственность за которое несет Министерство внутренних дел Латвийской Республики, закреплен в Законе "О Реестре жителей" от 27 августа 1998 г. ({Iedzivotaju registra} likums), который заменил ранее действовавший Закон от 11 декабря 1991 г. (Likums "Par {iedzivotaju registru}").
57. Согласно информации, представленной властями Латвии, около 900 человек - ближайших родственников российских военнослужащих, которые в соответствии с Договором должны были выехать из Латвии, - смогли легализовать свое пребывание в стране ввиду того, что эти люди были либо гражданами Латвии, либо ближайшими родственниками граждан Латвии и не прибыли на жительство в страну в связи со службой в Вооруженных Силах СССР.
С. Вопрос о высылке иностранцев из страны
и заключении их под стражу в ожидании предстоящей высылки
58. Статья 35 Закона об иностранцах содержит перечень обстоятельств, при наличии которых не выдается вид на жительство, пусть даже и временный. Статья 36 Закона об иностранцах содержит перечень оснований, по которым вид на жительство может быть аннулирован. Ни в одном из этих перечней не содержится указание на то, что субъектом этих требований может быть лицо, состоявшее на службе в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации после 28 января 1992 г.
В соответствии с частью 1 статьи 36 данного Закона вид на жительство аннулируется в тех случаях, когда обладатель вида на жительство "представил в Управление заведомо ложные сведения". Часть 3 статьи 36 предусматривает наступление тех же последствий в случаях, когда обладатель вида на жительство "у компетентных государственных учреждений вызывает обоснованные подозрения в том, что он создает угрозу общественному порядку и безопасности или государственной безопасности". В соответствии с частью 6 статьи 36 вид на жительство аннулируется в тех случаях, когда лицо "поступило на военную или иную государственную службу иностранного государства, кроме случаев, когда это предусматривается международными договорами". Наконец, часть 14 статьи 36 предусматривает лишение вида на жительство тех лиц, которые получили "возмещение (компенсацию) за выезд на постоянное место жительства в иностранные государства, независимо от того, выплачено это возмещение (компенсация) государственными учреждениями или учреждениями самоуправлений Латвии либо международными (иностранными) фондами или учреждениями".
59. Статья 38 Закона об иностранцах предусматривает, что начальник Управления внутренних дел или заведующий территориальным отделением Управления издает распоряжение о выезде с требованием покинуть территорию страны в тех случаях, когда иностранец или лицо без гражданства проживает на территории Латвии без действительной визы или вида на жительство, либо при наличии любых иных обстоятельств, перечисленных в статье 36.
60. Статьи 39 и 40 Закона об иностранцах устанавливают следующее:
"Статья 39
Если распоряжение о выезде дано лицу, на иждивении которого в Латвии находятся другие члены семьи, эти члены семьи должны выехать с данным лицом. Распоряжение о выезде не распространяется на членов семьи, являющихся гражданами Латвии или негражданами.
Статья 40
Лицо обязано покинуть территорию государства в течение семи дней с момента сообщения ему распоряжения о выезде, если оно не обжаловано в предусмотренном настоящей статьей порядке.
Лицо, которому сообщено распоряжение о выезде, вправе в течение семи дней обжаловать его директору Управления, который продлевает срок пребывания на время рассмотрения жалобы.
Решение директора Управления в течение семи дней со дня его получения может быть обжаловано в суд по месту нахождения Управления".
61. В соответствии со статьей 48 Закона об иностранцах в случаях, когда лицо не выполняет требования распоряжения о выезде с требованием покинуть территорию страны, полиция может принудительно выдворить его (или ее) из Латвии. В соответствии со статьей 48-4 полиция имеет право арестовать лицо в целях исполнения распоряжения о выезде.
В соответствии со статьей 48-5 Закона об иностранцах полиция имеет право задержать лицо до принятия решения о его (или ее) высылке из страны в случаях, когда:
1) лицо прибыло в государство незаконно;
2) лицо с целью получения визы или вида на жительство представило компетентным учреждениям заведомо ложные сведения;
3) власти имеют обоснованные подозрения в том, что лицо будет скрываться или лицо не имеет определенного места пребывания в государстве;
4) власти имеют обоснованные подозрения в том, что лицо создает угрозу общественному порядку и безопасности или государственной безопасности.
В таких случаях полиция имеет право задержать лицо на срок не более 72 часов или не более чем на 10 дней, уведомив при этом прокурора. Полиция должна немедленно сообщить миграционным властям об аресте лица с тем, чтобы было издано распоряжение о принудительном выдворении лица из страны. Лицо может обжаловать распоряжение о принудительном выдворении из страны в соответствии с положениями статьи 40 Закона.
В соответствии со статьей 48-6 Закона об иностранцах лицо, в отношении которого было принято решение о принудительном выдворении из страны, может быть заключено под стражу до выполнения распоряжения; при этом о факте заключения под стражу должен быть уведомлен прокурор.
В соответствии со статьей 48-7 Закона об иностранцах задержанному лицу должны быть немедленно сообщены причины ареста, а также ему должно быть разъяснено право на помощь адвоката.
В соответствии со статьей 48-10 Закона об иностранцах, полиция имеет право арестовывать иностранцев и лиц без гражданства, которые проживают в Латвии без действительной визы или вида на жительство. Такие лица должны быть доставлены миграционным властям или в полицию в течение трех часов.
D. Вопрос о судебном обжаловании действий властей,
нарушающих личные права человека
62. Глава 24-А Гражданского процессуального кодекса Латвийской Республики гарантирует право на обжалование в суд административных актов, нарушающих личные права человека.
Часть 1 статьи 239-2 ГПК Латвии устанавливает, что жалоба на действия (решения) органа государственной власти может быть заявлена в суд после того, как жалоба прошла всю иерархию административного учреждения, установленную в этой связи соответствующим органом власти.
В соответствии с частью 1 статьи 239-3 ГПК Латвии жалоба может быть направлена в суд в течение одного месяца со дня уведомления о том, что в административной иерархии жалоба была рассмотрена и отклонена, или в течение одного месяца со дня совершения обжалуемого акта, если при этом решение по жалобе заявителя не было принято.
Статья 239-5 ГПК Латвии устанавливает, что суд должен рассмотреть жалобу в течение 10 дней с момента ее подачи в суд, заслушав при этом в случае необходимости стороны и других лиц.
В соответствии со статьей 239-7 ГПК Латвии, в случае если суд находит, что обжалуемый акт нарушает личные права человека, то суд принимает решение, обязывающее орган власти загладить причиненный вред.
E. Вопрос о "прописке" по месту жительства
63. В соответствии с законодательством советского периода каждый гражданин должен был иметь "прописку" по определенному месту жительства; в удостоверение наличия прописки и в целях внутригосударственного правового регулирования в паспорт гражданина проставлялся специальный штамп, указывавший место постоянного жительства лица. После восстановления независимости Латвии в 1991 г. система "прописки" сохранилась в законодательстве страны.
III. Российско-Латвийский договор о выводе
российских войск с территории Латвии
64. Договор между Российской Федерацией и Латвийской Республикой об условиях, сроках и порядке полного вывода с территории Латвийской Республики Вооруженных Сил Российской Федерации и их правовом положении на период вывода был подписан в Москве 30 апреля 1994 г., был опубликован 10 декабря 1994 г. в газете "Латвийяс Всетнесис" (Latvijas {Vsetnesis}) - официальной газете страны - и вступил в силу 27 февраля 1995 г.
В преамбуле Договора стороны заявили, inter alia, что, подписывая Договор, они желают "покончить с негативными последствиями их общей истории".
65. Другие важные для настоящего дела положения Договора устанавливают следующее:
"Статья 2
Вооруженные Силы Российской Федерации выводятся с территории Латвийской Республики к 31 августа 1994 г.
Полный вывод Вооруженных Сил Российской Федерации охватывает всех лиц, входящих в состав Вооруженных Сил Российской Федерации, членов их семей и движимое имущество.
Расформирование воинских частей, увольнение из них военнослужащих после 28 января 1992 г. на территории Латвийской Республики не может рассматриваться как вывод войск".
Часть 5 статьи 3:
"Российская Федерация информирует Латвийскую Республику о численности своих Вооруженных Сил на территории Латвийской Республики, в том числе членов семей военнослужащих, и будет в последующем периодически, не реже одного раза в квартал, сообщать о ходе их вывода и изменении численности по каждой вышеназванной группе отдельно".
"Статья 9
Латвийская Республика на своей территории обеспечивает права и свободы лиц, входящих в состав выводимых с территории Латвийской Республики Вооруженных Сил Российской Федерации, и членов их семей в соответствии с законодательством Латвийской Республики и нормами международного права.
Статья 15
Настоящий Договор... будет временно применяться со дня подписания и вступит в силу со дня обмена ратификационными грамотами".
66. Условия выполнения Латвией положений вышеупомянутого Договора были изложены в Постановлении от 22 апреля 1995 г. N 118, второй пункт которого гласит:
"Министерство внутренних дел:
...2.2. выдает - после проверки списков личного состава военнослужащих - виды на жительство... военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации, уволенным с действительной военной службы, которые по состоянию на 28 января 1992 г. проживали на территории Латвии и были зарегистрированы в Департаменте по вопросам гражданства и миграции...;
2.3. издает распоряжения о выдворении из государства военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, которые незаконно проживают в Латвийской Республике, и осуществляет надзор за исполнением таковых распоряжений..."
67. Соглашение между Россией и Латвией, также подписанное 30 апреля 1994 г., касается социальной защищенности военных пенсионеров Российской Федерации и членов их семей, проживающих на территории Латвийской Республики. Статья 2 Соглашения, которая применяется главным образом в отношении лиц, уволенных из рядов Вооруженных Сил СССР до того, как Латвия вновь обрела независимость, гласит:
"Лица, указанные в статье 1 настоящего Соглашения, пользуются на территории Латвийской Республики правами человека в соответствии с нормами международного права, настоящим Соглашением и законодательными актами Латвийской Республики.
Лица, на которых согласно статье 1 распространяется действие настоящего Соглашения и которые постоянно проживали на территории Латвийской Республики по состоянию на 28 января 1992 г., включая лиц, в отношении которых не завершено выполнение соответствующих формальностей и которые перечислены в списках, заверенных обеими Сторонами и приложенных к Соглашению, сохраняют право на беспрепятственное проживание на территории Латвийской Республики, если они того пожелают. По согласованию Сторон в списки могут быть дополнительно внесены лица, постоянно проживавшие на территории Латвийской Республики на 28 января 1992 г. и не внесенные по той или иной причине в указанные списки".
ПРАВО
I. Предполагаемое нарушение статьи 8 Конвенции
68. В своей жалобе заявители указывали на то, что их выдворение из Латвии нарушает статью 8 Конвенции, которая гласит:
"1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.
2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц".
A. Доводы сторон, представленные Европейскому суду
1. Доводы заявителей
69. Заявители в своей жалобе утверждали, что их выдворение с территории Латвии является нарушением права на уважение их "личной жизни", "семейной жизни" и их "жилища" в том значении, которое придается этим понятиям статьей 8 Конвенции. Они считали, что их выдворение не требовалось латвийскими законами или Российско-Латвийским договором о выводе российских войск с территории Латвии, если толковать нормы латвийских законов или положения Договора правильно, и что в любом случае вмешательство государства в реализацию их вышеназванных прав не имело законной цели и не было необходимым в демократическом обществе.
Заявители также указали, что из-за того, что латвийские суды дали неверное толкование Российско-Латвийскому договору о выводе российских войск с территории Латвии, заявители утратили свой правовой статус в Латвии, и их принудили покинуть Латвию, и причиной тому были политические перемены, а не какие-либо их собственные действия.
70. В связи с этим заявители указывали Европейскому суду, что в соответствии с латвийским законодательством они имеют право на получение правового статуса в Латвии и что Российско-Латвийский договор о выводе российских войск с территории Латвии никак на это право не влияет. По их мнению, они могли быть зарегистрированными в качестве постоянных жителей Латвии на основании Закона "О статусе граждан бывшего СССР, не имеющих гражданства Латвии или другого государства". Согласно утверждениям заявителей, единственным ограничением, налагаемым на право получения вида на постоянное жительство в Латвии данным Законом (статья 1), равно как и Законом об иностранцах (статья 23), является факт прибытия в Латвию в качестве члена семьи советского или российского военнослужащего, который не уволился с действительной военной службы до 28 января 1992 г. Однако первый заявитель прибыла в Латвию в качестве члена семьи своего отца, который уволился с действительной военной службы до 28 января 1992 г., а второй заявитель родилась в Латвии и жила там всю свою жизнь. Соответственно, заявители имели право получить статус "граждан бывшего СССР", постоянный вид на жительство и быть внесенными в Реестр жителей Латвии. Заявители в связи с этим пришли к выводу, что запись о них в Реестре жителей от 3 марта 1994 г. была сделана на вполне законных основаниях.
71. Заявители также указали Европейскому суду, что латвийские власти ненадлежаще истолковали законодательство Латвии, лишив их впоследствии правового статуса в Латвии на том основании, что они состояли в близком родстве с семьей Николая Сливенко. По мнению заявителей, их право на проживание в Латвии никак не зависело от правового статуса Николая Сливенко. Заявители признали, что в соответствии с Российско-Латвийским договором о выводе российских войск с территории Латвии от российских военнослужащих действительно требовалось выехать из Латвии. Но действие положений Договора не распространялось на ситуации, подобные обстоятельствам дела заявителей: члены семьи российского военнослужащего прибыли в Латвию независимо от него; родственные связи с ним образовались уже во время проживания в Латвии; они получили свой правовой статус в стране после восстановления независимости Латвии. Таким образом, требования Договора не могли распространяться на заявителей "без того, чтобы прежде установить, при каких обстоятельствах они прибыли в Латвию и какими нормативными актами страны регулировался их статус". По мнению заявителей, решение латвийских властей применить нормы Договора в связи с их делом и аннулировать их правовой статус в Латвии было противозаконным.
72. Заявители также оспаривали утверждение властей Латвии, что латвийские власти аннулировали правовой статус заявителей в Латвии на том дополнительном основании, что первый заявитель, ходатайствуя о предоставлении постоянного вида на жительство, представила властям ложные сведения относительно рода занятий Николая Сливенко. Заявители указали Европейскому суду, что первый заявитель не предоставляла никаких ложных сведений властям относительно статуса ее супруга и что документ, представленный в связи с этим властями Латвии Европейскому суду, был поддельным (см. выше, § 19 и 20). В связи с этим заявители отметили также, что в ходе последующего производства в судах по вопросу о законности их пребывания в Латвии миграционные власти не упоминали никакого факта представления ложных сведений, а латвийские суды не устанавливали, что заявители когда-либо представляли ложные сведения, упоминаемые властями Латвии. В связи с этим заявители пришли к следующим выводам: власти должны были разрешить им остаться проживать в Латвии; распоряжение о выезде с требованием покинуть территорию страны от 20 августа 1996 г. составило акт вмешательства государства в реализацию их прав, гарантируемых статьей 8 Конвенции; подобное вмешательство не было предусмотрено законодательством в значении второго пункта указанной статьи.
73. Более того, этот акт вмешательства государства, по мнению заявителей, не преследовал каких-либо законных целей в значении этой нормы Конвенции и в любом случае не был необходимым в демократическом обществе. Заявители указали Европейскому суду, что в ходе производства по вопросу о законности их пребывания в Латвии судами страны ни разу не упоминались какие-либо соображения охраны национальной безопасности страны, общественного порядка в ней или необходимости предотвращения преступлений; производство по их делу касалось сугубо вопроса о законности их пребывания в стране, оцениваемого с позиций законодательства Латвии. Поэтому суды не ссылались ни разу ни на одно основание, упомянутое в пункте 2 статьи 8 Конвенции, в качестве мотивировки выдворения заявителей из Латвии.
74. Согласно утверждениям заявителей, они были полностью интегрированы в жизнь латвийского общества и установили незаменимые личные, общественные и экономические связи в Латвии в силу следующих обстоятельств:
a) первый заявитель проживала в Латвии с месячного возраста, а второй заявитель родилась в Латвии и жила там всю жизнь;
b) в советский период до 1991 г. в Латвии в Реестре жителей не существовало отдельных списков советских военнослужащих или их ближайших родственников. В тот период Николай Сливенко и заявители были полноправными гражданами СССР, проживавшими на территории Латвии и имевшими соответствующую "прописку" (см. выше, § 63) в г. Риге; поэтому их официальный статус проживающих в Латвии лиц был таким же, как и у других советских граждан, проживавших на территории Латвии;
c) первый заявитель окончила среднюю школу в Латвии и с семнадцатилетнего возраста работала в различных организациях и компаниях г. Риги. Она никогда не работала в какой-либо советской или российской военной организации;
d) в период с 1991 по 1995 г. первый заявитель работала в определенных латвийских компаниях, а в одной из них она работала секретарем. По мнению первого заявителя, этот факт свидетельствует о том, что она владеет латышским языком;
e) второй заявитель окончила среднюю школу в Латвии в 1999 г., получив, inter alia, свидетельство, удостоверяющее ее свободное владение латышским языком;
f) родители первого заявителя жили в Латвии с 1959 г.; они получили статус "граждан бывшего СССР" и в настоящее время проживают в Латвии;
g) Николай Сливенко прибыл в Латвию в 1977 г. После бракосочетания с первым заявителем в 1980 г. он и его супруга проживали в г. Риге в квартире дома, где жили гражданские лица, а не в казармах Советской Армии или на территории каких-либо иных специальных или закрытых военных объектов;
h) почти половину населения Латвии в советский период и около 40 процентов населения Латвии в настоящее время составляют лица русского происхождения. Поэтому у заявителей не было никаких проблем в повседневной жизни в Латвии из-за того, что они по рождению русскоговорящие люди. В любом случае, хотя заявители окончили учебные заведения с преподаванием предметов на русском языке, они в совершенстве владеют латышским языком.
75. Ввиду вышеизложенных обстоятельств заявители были полностью интегрированы в латвийское общество, и степень их интеграции не отличалась ничем от степени интеграции лиц, имеющих статус постоянных жителей Латвии. После восстановления независимости Латвии в 1991 г. заявители считали, что их будущее будет связано только с Латвией. У заявителей не было связей, знакомых, жилья в каком-либо ином государстве. После того, как в 1996 г. Николай Сливенко переехал в Россию, местные власти в г. Курске предоставили ему квартиру как военнослужащему, уволенному с действительной военной службы, но не в качестве компенсации за его переезд из Латвии. Заявители утверждали, что латвийские власти силой разделили их с Николаем Сливенко, с которым заявители не могли воссоединиться до 1999 г. Кроме того, выдворяя из Латвии заявителей силой, латвийские власти разлучили их с престарелыми родителями первого заявителя. Эту ситуацию усугубил установленный латвийскими властями запрет на гостевой въезд заявителей в Латвию до 20 августа 2001 г. На фоне этих обстоятельств, в результате выдворения заявителей из Латвии государством было нарушено право на уважение частной жизни, семейной жизни и жилища заявителей.
2. Доводы властей Латвии
76. В своей позиции, изложенной Европейскому суду, власти Латвии утверждали, что вопрос о выдворении заявителей из Латвии следует рассматривать в контексте ликвидации последствий противоправной оккупации Латвии Советским Союзом, которая завершилась с выводом российских войск с территории Латвии.
77. Власти Латвии далее утверждали, что акт вмешательства государства в реализацию прав заявителей, гарантированных статьей 8 Конвенции, не имел места. В любом случае, согласно позиции властей Латвии, даже если предположить, что высылка заявителей из страны и образовала акт вмешательства государства в реализацию прав заявителей, гарантированных статьей 8 Конвенции, то таковое вмешательство вполне соответствовало требованиям латвийских законов и Российско-Латвийского договора о выводе российских войск с территории Латвии; сам же акт вмешательства преследовал законные цели охраны национальной безопасности страны и предотвращения в ней беспорядков и преступлений и был необходим в демократическом обществе, то есть отвечал условиям пункта 2 статьи 8 Конвенции.
78. Власти Латвии заявили Европейскому суду, что на основании пункта 3 статьи 2 Российско-Латвийского договора о выводе российских войск с территории Латвии требование о выезде из страны распространялось на всех лиц, состоявших на действительной военной службе в российской армии на 28 января 1992 г., включая и тех, кто был уволен с военной службы после этой даты. Поэтому требования Договора были правильно применены в отношении Николая Сливенко и заявителей как членов его семьи, а выдворение заявителей из страны вполне согласовывалось с положениями Договора и латвийских законов.
79. Согласно позиции властей Латвии, изложенной Европейскому суду, до того, как части Вооруженных Сил Российской Федерации были выведены с территории Латвии, всему российскому военному персоналу, расквартированному в Латвии, было предъявлено требование получить временный вид на жительство. Именно в этом контексте - необходимости получения временных видов на жительство - российские власти представили список российских военнослужащих, в который были включены Николай Сливенко и заявители как члены его семьи. Власти Латвии заявили Европейскому суду, что данный список свидетельствовал о том, что заявители были "связаны родством с военнослужащими Вооруженных Сил Российской Федерации, не имели права на то, чтобы быть зарегистрированными в Реестре жителей Латвии и должны были покинуть Латвию в ходе предстоящего вывода российских войск" (см. выше, § 23 и 24).
80. Списки, датированные 10 декабря 1994 г. и 16 октября 1995 г., в которых указывалось имя Николая Сливенко, были представлены латвийским властям Посольством Российской Федерации в Латвийской Республике во исполнение требований пункта 5 статьи 3 Российско-Латвийского договора о выводе российских войск с территории Латвии. Список, датированный 10 декабря 1994 г., был представлен латвийским властям начальником отдела социального обеспечения при консульском отделе Посольства Российской Федерации в Латвийской Республике; список содержал имена лиц из числа российского военного персонала, включая указание имени Николая Сливенко, который был уволен из рядов Вооруженных Сил Российской Федерации после 28 января 1992 г. (см. выше, § 27). Список, датированный 16 октября 1994 г., был представлен латвийским властям тем же должностным лицом в качестве уточняющего список, датированный 10 декабря 1994 г.; этот список содержал имена лиц из числа российского военного персонала, которые выехали из Латвии или остались в Латвии (в основном по причинам технико-организационного характера), и лиц, которые подали заявление с просьбой о выдаче им постоянного вида на жительство, несмотря на то обстоятельство, что после 28 января 1992 г. они были уже уволены с действительной военной службы в Вооруженных Силах Российской Федерации (см. выше, § 28).
81. Власти Латвии заявили Европейскому суду, что представление российскими властями вышеуказанных списков, наряду с тем фактом, что Николаю Сливенко была предоставлена жилая площадь в России, составила акт уведомления Россией о том, что Николай Сливенко и заявители как члены его семьи подпадали под действие норм Договора.
82. Далее власти Латвии указали в своих доводах, что в Договоре не проводятся различия между ближайшими родственниками российского военнослужащего, который прибыл в Латвию в связи исполнением своих служебных обязанностей, и теми лицами, которые проживали в Латвии до того, как стать членом семьи военнослужащего, от которого в соответствии с Договором требуется покинуть территорию страны. Поэтому тот факт, что первый заявитель прибыла на жительство в Латвию в качестве родственницы отца (от которого в соответствии с Договором не требуется покидать территорию страны), а не в качестве родственницы Николая Сливенко, не отменяет вытекающую из Договора обязанность заявителей выехать из Латвии вместе с Николаем Сливенко.
83. Что же касается вопроса о толковании латвийскими судами правовых норм, касающихся Реестра жителей (см. выше, § 56), то власти Латвии заявили Европейскому суду при изложении своей позиции по делу, что правовые нормы страны (вне какой-либо связи с Договором) предусматривают конкретный правовой статус лиц, являющихся ближайшими родственниками российских военнослужащих (от которых в соответствии с Договором требуется покинуть территорию страны) и не прибывших в Латвию в связи с военной службой какого-либо своего родственника в рядах Вооруженных Сил СССР. Такие лица могут получить постоянный вид на жительство в Латвии при условии, что для этого у них имеются основания, предусмотренные законами Латвии.
В противоположность этому, никакого права на жительство в стране не может быть предоставлено таким лицам, как заявители - тем, кто является ближайшими родственниками российских военнослужащих (от которых в соответствии с Договором требуется покинуть территорию страны) и кто прибыл в Латвию в связи с военной службой своих других родственников в рядах Вооруженных Сил СССР, даже если эти родственники имели право на то, чтобы остаться жить в Латвии.
Власти Латвии пришли к выводу в этой связи, что заявители не смогли на основании внутреннего законодательства добиться для себя права на постоянное жительство в стране не только потому, что они были членами семьи Николая Сливенко, но также и потому, что первый заявитель прибыла на жительство в Латвию в качестве члена семьи другого советского военнослужащего - ее отца.
84. Власти Латвии заявили, что они не имели никаких статистических данных относительно того, сколько человек были в правовой ситуации, подобной той, в какой находятся заявители, то есть в ситуации членов семьи российского военнослужащего, от которого в соответствии с Договором требуется покинуть территорию страны, и в то же самое время принадлежа к группе людей, которые прибыли в Латвию в связи с военной службой других родственников в Вооруженных Силах СССР.
85. Власти Латвии могли, однако, подтвердить, что приблизительно 900 человек - родственники российских военнослужащих, от которых в соответствии с Договором требуется покинуть территорию страны, смогли легализовать свое пребывание в Латвии, потому что эти лица не прибыли в Латвию в связи с военной службой родственников в Вооруженных Силах СССР и являлись либо латвийскими гражданами, либо родственниками латвийских граждан. Однако заявители не принадлежат ни к одной из тех категорий.
86. Власти Латвии утверждали далее, что они аннулировали правовой статус заявителей в Латвии также и на том основании, что первый заявитель представила ложную информацию относительно рода занятий Николая Сливенко. Власти Латвии заявили Европейскому суду, что документ, представленный ими как подтверждение ложных заявлений, сделанных первым заявителем, был подлинным, что он был приобщен к материалам дела в ходе производства по делу заявителей и что в судах Латвии он использовался в качестве доказательства, и на него ссылались на судебных слушаниях (см. выше, § 19 и 20).
87. Власти Латвии также заявили, что заявителям не препятствовали посетить Латвию после их переезда в Россию. Кроме того, заявителям сообщили, что они могли бы получить въездную визу в Латвию, если они добровольно подчинились бы распоряжению о выезде с требованием покинуть территорию страны. Утверждение заявителей о том, что им препятствовали заботиться о родителях первого заявителя, было, таким образом, необоснованно.
88. Согласно позиции властей Латвийской Республики заявители, проживая на территории Латвии, никоим образом не интегрировались в латвийское общество ввиду следующих обстоятельств:
a) заявители не выбирали Латвию как их место жительства, но прибыли туда в связи с военной службой членов их семьи;
b) советские военнослужащие не имели того же самого статуса места жительства в бывшем Советском Союзе, как другие советские граждане; поступая на военную службу, все военнослужащие были обязаны сдать их паспорт военным властям и заменить его военным билетом, используемым как единственный документ, удостоверяющий личность;
c) в своей повседневной жизни военный персонал СССР, размещенный на территории Латвии, не был обязан иметь дело с местными жителями или властями, поскольку большинство услуг,

"СОГЛАШЕНИЕ МЕЖДУ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ПРАВИТЕЛЬСТВОМ ФЕДЕРАТИВНОЙ РЕСПУБЛИКИ ГЕРМАНИЯ О ТРАНЗИТЕ ВОЕННОГО ИМУЩЕСТВА И ПЕРСОНАЛА ЧЕРЕЗ ТЕРРИТОРИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С УЧАСТИЕМ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ ФЕДЕРАТИВНОЙ РЕСПУБЛИКИ ГЕРМАНИЯ В УСИЛИЯХ ПО СТАБИЛИЗАЦИИ И ВОССТАНОВЛЕНИЮ ПЕРЕХОДНОГО ИСЛАМСКОГО ГОСУДАРСТВА АФГАНИСТАН"(Заключено в г. Екатеринбурге 09.10.2003)  »
Международное законодательство »
Читайте также