ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 17.06.2003"ДЕЛО "НУРАЙ ШЕН (nuray sen) ПРОТИВ ТУРЦИИ" [рус., англ.]


[неофициальный перевод] <*>
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ВТОРАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО "НУРАЙ ШЕН (NURAY {SEN} <**>) ПРОТИВ ТУРЦИИ"
(Жалоба N 41478/98)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ СУДА
(Страсбург, 17 июня 2003 года)
По делу "Нурай Шен против Турции" Европейский суд по правам человека (Вторая секция), заседая Палатой в составе:
--------------------------------
<*> Перевод на русский язык Берестнева Ю.Ю.
<**> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.
Ж.-П.Коста, Председателя Палаты,
А.Б. Бака,
К. Юнгвирта,
В. Буткевича,
В. Томассен,
М. Угрекелидзе, судей,
Ф. Гюльчюклю, судьи ad hoc,
а также при участии С. Долле, Секретаря Секции Суда,
заседая 27 мая 2003 г. за закрытыми дверями,
вынес следующее Постановление:
ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобой (N 41478/98), поданной 25 апреля 1996 г. в Европейскую комиссию по правам человека (далее - Комиссия) против Республики Турции гражданкой Турции Нурай Шен (далее - заявитель) в соответствии с бывшей статьей 25 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.
2. Интересы заявителя представлял Тони Фишер (Tony Fisher), практикующий юрист из Колчестера (Colchester), Филип Лич (Philip Leach) и Анке Шток (Anke Stock) из Проекта по защите прав курдов из Лондона, а также Марк Мюллер (Mark Muller), Тим Отти (Tim Otty) и Джейн Гордон (Jane Gordon), практикующие юристы из Лондона. Власти Турции не назначали Уполномоченного при Европейском суде по правам человека для участия в этом судебном разбирательстве.
3. Заявитель утверждала, что она находилась под стражей в течение 11 дней и не была в разумный срок представлена перед судьей. Она ссылалась на нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции.
4. Жалоба была передана в Европейский суд 1 ноября 1998 г., когда вступил в силу Протокол N 11 к Конвенции (пункт 2 статьи 5 Протокола N 11 к Конвенции).
5. Жалоба была передана в производство Первой секции Суда (пункт 1 правила 52 Регламента Суда). В рамках этой Секции была сформирована Палата в соответствии с пунктом 1 правила 26 Регламента Суда (пункт 1 статьи 27 Конвенции) для рассмотрения этого дела. Риза Турмен, судья, избранный от Турции, заявил самоотвод (правило 28 Регламента). Власти Турции назначили Ф. Гюльчюклю в качестве судьи ad hoc (пункт 2 статьи 27 Конвенции и пункт 1 правила 29 Регламента).
6. Своим решением от 30 апреля 2002 г. Европейский суд признал жалобу частично приемлемой для рассмотрения по существу в части нарушения пункта 3 статьи 5 Конвенции.
7. 1 ноября 2001 г. Европейский суд сменил состав своих Секций (пункт 1 правила 25). Это дело было передано на рассмотрение новообразованной Второй секции.
8. Как заявитель, так и власти Турции представили свои замечания по существу жалобы (пункт 1 правила 59).
ФАКТЫ
I. Обстоятельства дела
9. Заявитель родилась в 1951 году и сейчас проживает в г. Париже.
10. 10 ноября 1995 г. заявитель была арестована по подозрению в участии в РПК и была доставлена в главное управление жандармерии по разведке и противодействию терроризму в Дийярбакире.
11. 21 ноября 1995 г. заявитель предстала перед государственным обвинителем в Суде государственной безопасности вилайета Дийярбакир, который постановил вернуть ее под стражу. Она была доставлена в тюрьму строгого режима Дийярбакира.
12. Заявитель была освобождена под залог на первом слушании дела в Суде государственной безопасности Дийярбакира 15 февраля 1996 г.
II. Применимое национальное законодательство
13. Статья 19 Конституции гласит:
"Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность.
Никто не должен быть лишен свободы, за исключением случаев, когда такая процедура и условия предусмотрены законом:
(...)
Арестованное или задержанное лицо предстает перед судьей в течение сорока восьми часов, а в случае совершения преступления группой лиц - в течение пятнадцати дней... Эти сроки могут быть продлены во время чрезвычайного или военного положения...
(...)
Лица, лишенные свободы, при любых обстоятельствах имеют право обратиться в соответствующую судебную инстанцию за быстрым заключением судебного разбирательства в отношении них или освобождения, если ограничение их свободы является незаконным.
Ущерб, нанесенный лицу при нарушении вышеуказанных положений, компенсируется государством в соответствии с законом".
14. В соответствии со статьей 9 Закона N 3842 от 18 ноября 1992 г. О процедуре рассмотрения дел в судах государственной безопасности только эти суды могут рассматривать дела о преступлениях, предусмотренных статьями 125 и 168 Уголовного кодекса.
15. Статья 30 Закона N 3842 устанавливает, что, в отношении преступлений, относящихся к юрисдикции судов государственной безопасности, любое арестованное лицо должно быть представлено перед судом в течение 48 часов или, если преступление совершено группой лиц, в течение 15 дней.
Уведомление о частичной отмене от 6 августа 1990 г.:
16. 6 августа 1990 г. Постоянный представитель Турции в Совете Европы направил Генеральному Секретарю Европейского Совета следующее уведомление о частичной отмене:
"1. Турецкая Республика не защищена от угроз ее национальной безопасности в Юго-восточной Анатолии, число и интенсивность которых постоянно росло последние месяцы, в частности увеличилось количество угроз жизни нации по смыслу статьи 15 Конвенции.
В 1989 году 136 гражданских лиц и 153 человека из числа сил безопасности были убиты в результате террористических актов, осуществленных с иностранных баз.
2. Угроза безопасности нации преимущественно исходит из провинций Юго-восточной Анатолии, а также частично из соседних провинций.
3. Ввиду интенсивности и разнообразия террористических действий и с целью борьбы с ними, власти Турции были вынуждены не только применить силы безопасности, но и предпринять соответствующие меры по борьбе с дезинформацией общественности, частично возникающей из других районов Турции или даже из-за границы, а также со злоупотреблением правами профсоюзами.
4. С этой целью власти Турции, действуя в соответствии со статьей 121 Конституции Турции, обнародовали 10 мая 1990 г. декреты, имеющие силу законов, N 424 и 425. Эти декреты могут частично умалять права, гарантированные статьями 5, 6, 8, 10, 11 и 13 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Описание новых мер прилагается..."
В соответствии с Уведомлением о частичной отмене, "угроза национальной безопасности преимущественно исходит" из следующих провинций: Елазиг ({Elazig}), Бингель ({Bingol}), Тунчели (Tunceli), Ван (Van), Дийярбакир ({Diyarbakir}), Мардин (Mardin), Сиирт (Siirt), Хаккари (Hakkari), Батман (Batman) и Ширнак ({Sirnak}).
29 января 2001 г. Турция отменила выше указанную частичную отмену.
ПРАВО
I. Предполагаемое нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции
17. Заявитель жаловался на нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции, который гласит:
"Каждый задержанный или заключенный под стражу в соответствии с подпунктом "с" пункта 1 настоящей статьи незамедлительно доставляется к судье или к иному должностному лицу, наделенному, согласно закону, судебной властью, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд".
1. Доводы, представленные Европейскому суду
18. Заявитель утверждала, что она находилась под стражей в полиции в течение 11 дней перед тем, как она была представлена перед судьей или другим должностным лицом, имеющим в силу закона право осуществлять судебную власть.
19. Она ссылалась на дело "Аксой против Турции" (Aksoy v. Turkey) (см. Постановление Европейского суда от 18 декабря 1996 г., Reports of Judgments and Decisions 1996-VI, p. 2282, § 78) и утверждала, что срок, в течение которого она находилась под стражей в полиции без какого-либо судебного вмешательства, нарушал ее право, предусмотренное пунктом 3 статьи 5 Конвенции.
20. Власти Турции утверждали, что срок содержания заявителя под стражей соответствовал нормам турецкого права, превалирующими на тот момент. Они говорили, что это одиннадцати дневное заключение было оправдано ввиду размеров жестокости РПК в юго-восточной части Турции в то время.
21. Власти Турции также утверждали, что, принимая во внимание ситуацию, сложившуюся в юго-восточной чести Турции, вызванную жестокостями террористической организации РПК, не было нарушения пункта 3 статьи 5 Конвенции ввиду Уведомления Турции о частичной отмене в соответствии со статьей 15 Конвенции.
2. Мнение Европейского суда
22. Европейский суд напоминает, что статья 5 Конвенции содержит основные права человека, а именно, право на защиту человека от произвольного вмешательства со стороны государства в его право на свободу. Судебный контроль вмешательства со стороны должностных лиц является существенным признаком гарантии, предусмотренной пунктом 3 статьи 5 Конвенции, этот контроль имеет целью уменьшить риск произвольного вмешательства и обеспечить соблюдение правовых норм, что является "одним из основных принципов демократического общества..., о чем ясно указывается в преамбуле к Конвенции" (см. Постановление Европейского суда по делу "Сакик и другие против Турции" ({Sakik} and Others v. Turkey) от 26 ноября 1997 г., Reports 1997-VII, p. 2623, § 44; см. также Постановление Европейского суда по делу "Броуган и другие против Соединенного Королевства" (Brogan and Others v. United Kingdom) от 29 ноября 1988 г., Series A, N 145-B, p. 32, § 58).
23. Европейский суд несколько раз соглашался, что расследование террористических актов несомненно представляет определенные трудности для властей (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Броуган и другие против Соединенного Королевства", p. 33, § 61; Постановление Европейского суда по делу "Мюррей против Соединенного Королевства" (Murray v. United Kingdom) от 28 октября 1994 г., Series A no. 300-A, p. 27, § 58; упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Аксой против Турции", p. 2282, § 78; Постановление Европейского суда по делу "Демир и другие против Турции" (Demir and Others v. Turkey) от 23 сентября 1993 г., Reports 1998-VI, p. 2653, § 41 и Постановление Европейского суда по делу "Дикме против Турции" (Dikme v. Turkey) от 11 июля 2000 г., Reports 2000-VIII, § 64). Это не означает, что органы, производящие расследование, имеют в соответствии со статьей 5 Конвенции полное право арестовывать подозреваемых для проведения допросов, не подвергаясь контролю со стороны национальных судов, и со стороны надзорных органов, предусмотренных Конвенцией, всякий раз, когда они сочтут, что дело касается терроризма (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Мюррей против Соединенного Королевства", p. 27, § 58).
24. Европейский суд отметил, что содержание заявителя под стражей в полиции длилось одиннадцать дней. Он напомнил, что в деле "Броуган и другие против Соединенного Королевства" он постановил, что содержание под стражей в полиции в течение четырех дней шести часов без судебного контроля не соответствовало строгим временным условиям, установленным пунктом 3 статьи 5 Конвенции, даже если и преследовалась цель защитить общество от терроризма (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Броуган и другие против Соединенного Королевства", p. 33, § 62). Европейский суд должен установить был ли такой срок оправдан ввиду частичной отмены.
3. Юридическая сила частичной отмены,
заявленной Турцией в соответствии со статьей 15 Конвенции
25. Европейский суд заявил, что "в обязанности каждого Договаривающегося государства входит ответственность за "жизнь своего гражданина", установление существует ли угроза этой жизни ввиду "чрезвычайных обстоятельств", и, если так, то насколько необходимо нарушить указанное право, чтобы устранить это обстоятельство. Вследствие их прямого и длительного соприкосновения с насущной необходимостью, национальные власти находятся в лучшем положении, чем международный суд, для решения вопроса о наличии таких чрезвычайных обстоятельств и о характере и масштабе необходимой отмены прав для решения этих задач. Таким образом, национальным властям должны быть предоставлены широкие пределы для действий. Тем не менее, Договаривающиеся государства не обладают неограниченной свободой действий. Обязанностью Европейского суда является установление, inter alia, вышли ли государства за пределы, необходимы в сложившейся критической ситуации. Национальные пределы действия государства подлежат надзору со стороны европейский органов. При осуществлении такого надзора Европейский суд должен уделять соответствующее внимание таким факторам, как характер прав, нарушенных частичной их отменой и обстоятельства, приведшие к этому, а также срок отмены" (см. Постановление Европейского суда по делу "Брэннинган и МакБрайд против Соединенного Королевства" (Brannigan and McBride v. United Kingdom) от 26 мая 1993 г., Series A, N 258-B, pp. 49 - 50, § 43, и упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Аксой против Турции", p. 2280, § 68).
26. Европейский суд указал, что в выше упомянутых делах "Аксой против Турции" и "Демир против Турции" он, при оценке юридической силы частичной отмены Турции, принял во внимание бесспорно серьезную проблему терроризма, имевшую место в юго-восточной части Турции, а также трудности, с которыми столкнулось государство при принятии эффективных мер. Тем не менее, в этих делах не была достаточно убедительно показана необходимость содержания заявителя под стражей в деле "Аксой против Турции" в течение четырнадцати дней или более и в деле "Демир против Турции" - от 16 до 23 дней в одиночной камере без возможности доступа к судье или другому должностному лицу (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Аксой против Турции", pp. 2282 и 2284, § 78 и 84; упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Демир против Турции", § 57). В деле "Аксой против Турции" в частности отмечается, что власти не привели никаких убедительных причин, почему борьба с терроризмом на юго-востоке Турции повлекла за собой невозможность судебного вмешательства (ibid., § 78).
27. Европейский суд отметив, что власти Турции не привели никаких убедительных причин, почему ситуация на юго-востоке Турции в настоящем деле отличается от ситуации в выше указанных делах "Аксой против Турции" и "Демир против Турции", с тем чтобы повлечь возможность судебного вмешательства, не был убежден в принятии иного решения, чем в этих двух делах.
28. Таким образом, несмотря на ситуацию, сложившуюся на юго-востоке Турции вследствие деятельности РПК, и особенности и трудности расследования террористических актов, Европейский суд счел, что содержание заявителя под стражей в течение одиннадцати дней перед представлением перед судом или иным должностным лицом не было оправдано сложившейся критической ситуацией, на которую ссылались власти Турции.
29. Таким образом, нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции имело место.
II. Применение статьи 41 Конвенции
30. Статья 41 Конвенции гласит:
"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".
A. Ущерб
31. Заявитель требовала 5000 фунтов стерлингов в возмещение морального вреда за одиннадцати дневное содержание под стражей перед представлением перед общественным обвинителем. Она ходатайствовала о переводе требуемой в фунтах стерлингов суммы в турецкие лиры по курсу на день оплаты.
32. Власти Турции утверждали, что не было причинной связи между содержанием заявителя под стражей и требуемой ею суммой возмещения. Они ссылались на дело "МакКанн и другие против Соединенного Королевства" (McCann and Others v. United Kingdom) (см. Постановление Европейского суда от 22 сентября 1995 г., Series A, N 324) и ходатайствовали об отклонении требования заявителя.
В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Постановление Европейского суда по правам человека "МакКанн (McCann) и другие против Соединенного Королевства" принято 27.09.1995. 33. Европейский суд счел, что заявителю должна быть назначена компенсация морального вреда, поскольку она претерпела стресс, страх и волнение, находясь одиннадцать дней в заключении в полиции без какого-либо судебного вмешательства. Принимая решение на основе принципов справедливости, как того требует статья 41 Конвенции, Европейский суд присуждает заявителю 3600 евро (см. Постановление Европейского суда по делу "Игдели против Турции" ({Igdeli} v. Turkey) от 20 июня 2002 г., жалоба N 29296/95, § 41, и Постановление Европейского суда по делу "Филиз и Калкан против Турции" (Filiz and Kalkan v. Turkey) от 20 июня 2002 г., жалоба N 34481/97, § 32).
B. Судебные расходы и издержки
34. Заявитель требовала 6173,33 фунтов стерлингов в возмещение судебных расходов и издержек. Эта сумма включала оплату британским адвокатам (4630 фунтов стерлингов), расходы на перевод (410 фунтов стерлингов), административно-хозяйственные расходы, такие как телефон, почтовые расходы копирование (150 фунтов стерлингов), оплату услуг Керим Йилдиз (Kerim {Yildiz}), исполнительного директора Проекта по защите прав курдов в Лондоне (400 фунтов стерлингов) и оплату студентам-юристам (583,33 фунта стерлингов).
35. Власти Турции заявили, что Европейскому суду не следует назначать возмещение расходов на оплату услуг юристов.
36. Европейский суд отметил, что заявитель только частично преуспела в доказательстве своих требований, касающихся нарушения Конвенции. Принимая решение на основе принципов справедливости, Европейский суд присуждает заявителю 1500 евро, а также сумму любого налога, который должен быть уплачен с этой суммы, компенсация должна быть перечислена на банковский счет в Соединенном Королевстве, указанный в требовании о справедливой компенсации.
C. Процентная ставка при просрочке платежей
37. Европейский суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка.
НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО:
1) постановил, что имело место нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции;
2) постановил:
a) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю следующие суммы:
i) 3600 евро (три тысячи шестьсот евро) в возмещение
морального вреда, которые подлежат переводу в национальную
валюту государства-ответчика по курсу на день выплаты и должны
быть перечислены на указанный заявителем банковский счет;
ii) 1500 евро (одну тысячу пятьсот евро) в возмещение
судебных расходов и издержек, включая любой налог, начисляемый
на вышеуказанную сумму, которые подлежат переводу в фунты
стерлингов по курсу на день выплаты и должны быть перечислены
на банковский счет в Соединенном Королевстве, указанный в
требовании о справедливой компенсации;
b) что с даты истечения вышеуказанного трехмесячного срока до момента выплаты простые проценты должны начисляться на эти суммы в размере, равном минимальному ссудному проценту Европейского Центрального Банка плюс три процента;
3) отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.
Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 17 июня 2003 г., в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.
Председатель Палаты
Жан-Поль КОСТА
Секретарь Секции Суда
Салли ДОЛЛЕ



EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS
SECOND SECTION
CASE OF NURAY {SEN} v. TURKEY
(Application No. 41478/98)
JUDGMENT <*>
(Strasbourg, 17.VI.2003)
In the case of Nuray {Sen} v. Turkey,
--------------------------------
<*> This judgment will become final in the circumstances set out in Article 44 § 2 of the Convention. It may be subject to editorial revision.
The European Court of Human Rights (Second Section), sitting as a Chamber composed of:
Mr J.-P. Costa, President,
Mr A.B. Baka,
Mr K. Jungwiert,
Mr V. Butkevych,
Mrs W. Thomassen,
Mr M. Ugrekhelidze, judges,
Mr {F. Golcuklu}, ad hoc judge,
and Mrs {S. Dolle}, Section Registrar,
Having deliberated in private on 27 May 2003,
Delivers the following judgment, which was adopted on that date:
PROCEDURE
1. The case originated in an application (No. 41478/98) against the Republic of Turkey lodged with the European Commission of Human Rights ("the Commission") under former Article 25 of the Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms ("the Convention") by a Turkish national, Ms Nuray {Sen} ("the applicant"), on 25 April 1996.
2. The applicant was represented by Mr Tony Fisher, a lawyer practising in Colchester, Mr Philip Leach and Ms Anke Stock of the Kurdish Human Rights Project in London, as well as by Mr Mark Muller, Mr Tim Otty and Ms Jane Gordon, lawyers practising in London. The Turkish Government ("the Government") did not designate an Agent for the purposes of the proceedings before the Court.
3. The applicant complained that she was detained for 11 days and was not brought before a judge within a reasonable time. She invoked Article 5 § 3 of the Convention.
4. The application was transmitted to the Court on 1 November 1998, when Protocol No. 11 to the Convention came into force (Article 5 § 2 of Protocol No. 11).
5. The application was allocated to the First Section of the Court (Rule 52 § 1 of the Rules of Court). Within that Section, the Chamber that would consider the case (Article 27 § 1 of the Convention) was constituted as provided in Rule 26 § 1 of the Rules of Court. Mr {Riza Turmen}, the judge elected in respect of Turkey, withdrew from sitting in the case (Rule 28). The Government accordingly appointed Mr F. {Golcuklu} to sit as an ad hoc judge (Article 27 § 2 of the Convention and Rule 29 § 1).
6. By a decision of 30 April 2002 the Court declared the application partly admissible, retaining the applicant"s complaint under Article 5 § 3 of the Convention.
7. On 1 November 2001 the Court changed the composition of its Sections (Rule 25 § 1). This case was assigned to the newly composed Second Section.
8. The applicant and the Government each filed observations on the merits (Rule 59 § 1).
THE FACTS
I. The circumstances of the case
9. The applicant was born in 1951 and lives in Paris.
10. On 10 November 1995 the applicant was arrested on suspicion of PKK membership and brought to the Gendarme Intelligence and Anti-Terrorism Headquarters in {Diyarbakir}.
11. On 21 November 1995 the applicant was brought before the prosecutor at the {Diyarbakir} State Security Court who ordered her detention on remand. She was taken to {Diyarbakir} High Security Prison.
12. The applicant was released on bail at the first hearing before the {Diyarbakir} State Security Court on 15 February 1996.
II. Relevant domestic law
13. Article 19 of the Constitution provides:
"Everyone has the right to liberty and security of person.
No one shall be deprived of his liberty save in the following cases and in accordance with the formalities and conditions prescribed by law:
...
The arrested or detained person must be brought before a judge within forty-eight hours at the latest or, in the case of offences committed by more than one person, within fifteen days... These time-limits may be extended during a state of emergency...
...
A person deprived of his liberty for whatever reason shall have the right to take proceedings before a judicial authority which shall give a speedy ruling on his case and order his immediate release if it finds that the deprivation of liberty was unlawful.
Compensation must be paid by the State for damage sustained by persons who have been victims of treatment contrary to the above provisions, as the law shall provide."
14. Under Article 9 of Law No. 3842 of 18 November 1992 on procedure in state security courts, only these courts can try cases involving the offences defined in Articles 125 and 168 of the Criminal Code.
15. At the material time Article 30 of Law No. 3842 provided that, with regard to offences within the jurisdiction of state security courts, any arrested person had to be brought before a judge within 48 hours at the latest, or, in the case of offences committed by more than one person, within 15 days.
The notice of derogation of 6 August 1990:
16. On 6 August 1990 the Permanent Representative of Turkey to the Council of Europe sent the Secretary General of the Council of Europe the following notice of derogation:
"1. The Republic of Turkey is exposed to threats to its national security in South East Anatolia which have steadily grown in scope and intensity over the last months so as to [amount] to a threat to the life of the nation in the meaning of Article 15 of the Convention.
During 1989, 136 civilians and 153 members of the security forces have been killed by acts of terrorists, acting partly out of foreign bases. Since the beginning of 1990 only, the numbers are 125 civilians and 96 members of the security forces.
2. The threat to national security is predominantly [occurring] in provinces of South East Anatolia and partly also in adjacent provinces.
3. Because of the intensity and variety of terrorist actions and in order to cope with such actions, the Government has not only to use its security forces but also take steps appropriate to cope with a campaign of harmful disinformation of the public, partly emerging from other parts of the Republic of Turkey or even from abroad and with abuses of trade-union rights.
4. To this end, the Government of Turkey, acting in conformity with Article 121 of the Turkish Constitution, has promulgated on May 10 1990 the decrees with force of law [nos.] 424 and 425. These decrees may in part result in derogating from rights enshrined in the following provisions of the European Convention [on] Human Rights and Fundamental Freedoms: Articles 5, 6, 8, 10, 11 and 13. A descriptive summary of the new measures is attached hereto..."
According to a note in the notice of derogation, "the threat to national security [was] predominantly occurring" in the provinces of {Elazig, Bingol}, Tunceli, Van, {Diyarbakir}, Mardin, Siirt, Hakkari, Batman and {Sirnak}.
On 29 January 2001 Turkey revoked its above-mentioned derogation.
THE LAW
I. Alleged violation of Article 5 § 3 of the Convention
17. The applicant complained of a breach of Article 5 § 3 of the Convention which provides as follows:
"Everyone arrested or detained in accordance with the provisions of paragraph 1 (c) of this Article shall be brought promptly before a judge or other officer authorised by law to exercise judicial power and shall be entitled to trial within a reasonable time or to release pending trial. Release may be conditioned by guarantees to appear for trial."
1. Submissions to the Court
18. The applicant complained that she was held in police custody for a period of 11 days before being brought before a judge or other officer authorised by law to exercise judicial power.
19. She referred to the case of Aksoy v. Turkey (judgment of 18 December 1996, Reports of Judgments and Decisions 1996-VI, p. 2282, § 78) and maintained that the period she had spent in police custody without judicial intervention amounted to a violation of her right under Article 5 § 3 of the Convention.
20. The Government submitted that the applicant"s detention period was lawful under the Turkish law prevailing at the relevant time. They maintained that the 11 days" detention was justified on account of the scale of PKK violence in south-east Turkey at the relevant time.
21. The Government further submitted that, given the situation in south-east Turkey brought about by the violence of the PKK terrorist organisation, there had been no breach of Article 5 § 3 on account of the derogation notified by Turkey under Article 15 of the Convention.
2. The Court"s assessment
22. The Court recalls that Article 5 of the Convention enshrines a fundamental human right, namely the protection of the individual against arbitrary interferences by the State with his right to liberty. Judicial control of interferences by the executive is an essential feature of the guarantee embodied in Article 5 § 3, which is intended to minimise the risk of arbitrariness and to secure the rule of law, "one of the fundamental principles of a democratic society..., which is expressly referred to in the Preamble to the Convention" (see {Sakik} and Others v. Turkey, judgment of 26 November 1997, Reports 1997-VII, p. 2623, § 44; see also Brogan and Others v. the United Kingdom, judgment of 29 November 1988, Series A No. 145-B, p. 32, § 58).
23. The Court has accepted on several occasions that the investigation of terrorist offences undoubtedly presents the authorities with special problems (see the above-mentioned Brogan and Others judgment, p. 33, § 61; Murray v. the United Kingdom, 28 October 1994, Series A No. 300-A, p. 27, § 58; the above-mentioned Aksoy judgment, p. 2282, § 78; Demir and Others v. Turkey, judgment of 23 September 1998, Reports 1998-VI, p. 2653, § 41 and Dikme v. Turkey, judgment of 11 July 2000, Reports 2000-VIII, § 64). This does not mean, however, that the investigating authorities have carte blanche under Article 5 to arrest suspects for questioning, free from effective control by the domestic courts and, ultimately, by the Convention supervisory institutions, whenever they choose to assert that terrorism is involved (see the Murray judgment, p. 27, § 58).
24. The Court notes that the applicant"s detention in police custody lasted eleven days. It recalls that in the Brogan and Others case it held that detention in police custody which had lasted four days and six hours without judicial control fell outside the strict constraints as to the time laid down by Article 5 § 3 of the Convention, even though its purpose was to protect the community as a whole against terrorism (see the Brogan and Others judgment, p. 33, § 62). The Court must examine whether the length of the period can be justified by the terms of the derogation.
3. Validity of the derogation notified by Turkey
under Article 15
25. The Court recalls that "it falls to each Contracting State, with its responsibility for "the life of [its] nation", to determine whether that life is threatened by a "public emergency" and, if so, how far it is necessary to go in attempting to overcome the emergency. By reason of their direct and continuous contact with the pressing needs of the moment, the national authorities are in principle better placed than the international judge to decide both on the presence of such an emergency and on the nature and scope of the derogations necessary to avert it. Accordingly, in this matter a wide margin of appreciation should be left to the national authorities. Nonetheless, Contracting Parties do not enjoy an unlimited discretion. It is for the Court to rule whether, inter alia, the States have gone beyond the "extent strictly required by the exigencies" of the crisis. The domestic margin of appreciation is thus accompanied by a European supervision. In exercising this supervision, the Court must give appropriate weight to such relevant factors as the nature of the rights affected by the derogation and the circumstances leading to, and the duration of, the emergency situation" (see the Brannigan and McBride v. the United Kingdom, judgment of 26 May 1993, Series A No. 258-B, pp. 49 - 50, § 43, and the Aksoy judgment cited above, p. 2280, § 68).
26. The Court further recalls that in its judgments in the above-mentioned Aksoy and Demir cases the Court, in assessing the validity of the Turkish derogation, took into account in particular the unquestionably serious problem of terrorism in south-east Turkey and the difficulties faced by the State in taking effective measures. Nevertheless, in those cases it was not persuaded that the situation necessitated holding the applicant in the Aksoy case for fourteen days or more and holding the applicants" in the Demir case for between 16 and 23 days in incommunicado detention without access to a judge or other judicial officer (Aksoy judgment, pp. 2282 and 2284, §§ 78 and 84; Demir judgment § 57). In the Aksoy case it noted in particular that the Government had not adduced any detailed reasons as to why the fight against terrorism in south-east Turkey rendered any judicial intervention impracticable (ibid., § 78).
27. The Court, noting in particular that the Government have not adduced any reasons as to why the situation in south-east Turkey in the present case was different from the situation in the above-mentioned Aksoy and Demir cases so as to render any judicial intervention impossible, is not persuaded to depart from its conclusions in those two cases.
28. Consequently and notwithstanding the situation created in south-east Turkey by the actions of the PKK and the special features and difficulties of investigating terrorist offences, the Court considers that the applicant"s detention for eleven days before being brought before a judge or other judicial officer was not strictly required by the crisis relied on by the Government.
29. There has accordingly been a breach of Article 5 § 3 of the Convention.
II. Application of Article 41 of the Convention
30. Article 41 of the Convention provides:
"If the Court finds that there has been a violation of the Convention or the Protocols thereto, and if the internal law of the High Contracting Party concerned allows only partial reparation to be made, the Court shall, if necessary, afford just satisfaction to the injured party."
A. Damage
31. The applicant claimed the sum of GBP 5,000 for non-pecuniary damage in respect of her detention for a period of 11 days before being brought before the public prosecutor. She asked that this sum be specified in the judgment in sterling, to be converted into Turkish lira on the date of payment.
32. The Government submitted that there was no connection between the applicant"s detention and the amount claimed by the applicant. They referred to the case of McCann and Others v. the United Kingdom (judgment of 22 September 1995, Series A No. 324) and requested the Court to reject the applicant"s claim.
33. The Court considers that the applicant should be awarded compensation for non-pecuniary damage since she must have suffered distress, fear and anxiety considering that she was kept in police custody for eleven days without any judicial intervention. Deciding on an equitable basis, as required by Article 41, it awards her the sum of EUR 3,600 (see {Igdeli} v. Turkey, No. 29296/95, § 41, 20 June 2002, unreported and Filiz and Kalkan v. Turkey, No. 34481/97, § 32, 20 June 2002, unreported).
B. Costs and expenses
34. The applicant claimed GBP 6,173.33 in legal costs and expenses. This amount included the legal fees of the applicant"s British lawyers (GBP 4,630), translation expenses (GBP 410), administrative costs and expenses such as telephone, postage and photocopying (GBP 150), fees for Mr Kerim {Yildiz}, the executive director of the Kurdish Human Rights Project in London (GBP 400) and finally fees for a legal intern (GBP 583.33).
35. The Government simply stated that the Court should not award the applicant the amount she had paid to her lawyers.
36. The Court notes that the applicant has only partly succeeded in respect of her complaints under the Convention. Deciding on an equitable basis, it awards her the sum of EUR 1,500 exclusive of any value-added tax that may be chargeable, such sum to be paid into the bank account in the United Kingdom indicated in her just satisfaction claim.
C. Default interest
37. The Court considers it appropriate that the default interest should be based on the marginal lending rate of the European Central Bank, to which should be added three percentage points.
FOR THESE REASONS, THE COURT UNANIMOUSLY
1. Holds that there has been a violation of Article 5 § 3 of the Convention;
2. Holds
(a) that the respondent State is to pay the applicant, within three months from the date on which the judgment becomes final according to Article 44 § 2 of the Convention, the following amounts:
i. EUR 3,600 (three thousand six hundred euros) in respect
of non-pecuniary damage to be converted into the national
currency of the respondent State at the rate applicable at the
date of settlement and to be paid into a bank account to be
named by the applicant;
ii. EUR 1,500 (one thousand five hundred euros) in respect
of costs and expenses plus any taxes that may be applicable,
to be converted into pounds sterling at the rate applicable at
the date of settlement and to be paid into the bank account in
the United Kingdom indicated in the applicant"s just
satisfaction claim;
(b) that from the expiry of the above-mentioned three months until settlement simple interest shall be payable on the above amounts at a rate equal to the marginal lending rate of the European Central Bank during the default period plus three percentage points;
3. Dismisses the remainder of the applicant"s claim for just satisfaction.
Done in English, and notified in writing on 17 June 2003, pursuant to Rule 77 §§ 2 and 3 of the Rules of Court.
J.-P. COSTA
President
{S. DOLLE}
Registrar

<МОДЕЛЬНЫЙ НАЛОГОВЫЙ КОДЕКС ДЛЯ ГОСУДАРСТВ-УЧАСТНИКОВ СНГ. СПЕЦИАЛЬНАЯ ЧАСТЬ. ГЛАВА 3. УПРОЩЕННАЯ СИСТЕМА НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ ДЛЯ СУБЪЕКТОВ МАЛОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА>(Принят в г. Санкт-Петербурге 16.06.2003 Постановлением 21-8 на 21-ом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ)  »
Международное законодательство »
Читайте также