ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 28.01.2003"ДЕЛО "ПЕК (peck) ПРОТИВ СОЕДИНЕННОГО КОРОЛЕВСТВА" [рус., англ.]


[неофициальный перевод] <*>
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ЧЕТВЕРТАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО "ПЕК (PECK) ПРОТИВ СОЕДИНЕННОГО КОРОЛЕВСТВА"
(Жалоба N 44647/98)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ СУДА
(Страсбург, 28 января 2003 года)
По делу "Пек против Соединенного Королевства" Европейский суд по правам человека (Четвертая секция), заседая Палатой в составе:
--------------------------------
<*> Перевод на русский язык Ю. Берестнева, М. Виноградова.
М. Пеллонпяя, Председателя Палаты,
сэра Николаса Братца,
А. Пастора Ридруехо,
М. Фишбаха,
Р. Марусте,
С. Павловского,
Л. Гарлицки, судей,
а также с участием М. О"Бойля, Секретаря Секции Суда,
заседая 7 января 2003 за закрытыми дверями,
вынес следующее Постановление:
ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобой (N 44647/98), поданной 22 апреля 1996 г. в Европейскую комиссию по правам человека против Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии подданным Соединенного Королевства Джеффри Деннисом Пеком (далее - заявитель) в соответствии с бывшей статьей 25 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.
2. Интересы заявителя, которому была предоставлена юридическая помощь, представлял П. Лич, солиситор, преподающий в Лондоне. Власти Соединенного Королевства представлял уполномоченный представитель Р. Мандал от Министерства иностранных дел и по делам Содружества.
3. Заявитель жаловался на предоставление средствам массовой информации пленок, отснятых с помощью уличных камер видеонаблюдения, вследствие чего его изображения были опубликованы и распространены, и на недостаточность средств защиты от подобных ситуаций во внутреннем праве. Он ссылался на статьи 8 и 13 Конвенции.
4. Жалоба была передана в Европейский суд 1 ноября 1998 г., когда вступил в силу Протокол N 11 к Конвенции (пункт 2 статьи 5 Протокола N 11). Она была передана в производство Третьей секции Суда (пункт 1 правила 52 Регламента Суда). В этой Секции была сформирована Палата в соответствии с пунктом 1 правила 26 (пункт 1 статьи 27 Конвенции) для рассмотрения этого дела.
5. Своим Решением от 15 мая 2001 г. Европейский суд признал жалобу приемлемой.
6. Власти Соединенного Королевства, а не заявитель, представили возражения по существу дела (пункт 1 правила 59 Регламента). Палата, после согласования со сторонами, решила, что нет необходимости в проведении слушаний по делу (пункт 2 правила 52 in fine Регламента).
7. 1 ноября 2001 г. Европейский суд сменил состав своих секций (пункт 1 правила 25 Регламента). Это дело было передано на рассмотрение новообразованной Четвертой секции.
ФАКТЫ
I. Обстоятельства дела
8. Заявитель 1955 года рождения, проживает в Эссексе.
A. Система уличного видеонаблюдения ("CCTV")
и отснятые материалы
9. В феврале 1994 г. Городской совет города Брентвуда (далее - Совет) одобрил правила функционирования системы уличного видеонаблюдения. Отснятые материалы первоначально должны храниться 90 дней, в последствии этот срок должен был быть сокращен до минимума, а пленки должны быть стерты по завершении периода их хранения. В разделе, озаглавленном "неприкосновенность собственности", указывалось, что система видеонаблюдения не должна вторгаться в частную жизнь находящихся под наблюдением. Если станет известно о фактах нарушения этой неприкосновенности, Совет примет такие меры, как например, "электронная (цифровая) проверка или физическая проверка". В апреле 1994 года Совет установил систему уличного видеонаблюдения в Брентвуде. Она была полностью готова к июлю 1994 года. Оператор имел непосредственную видео- и аудиосвязь с полицией, так что в случае происшествия, требующего вмешательства полиции, изображение, полученное с камер, могло быть передано полиции.
10. В августе 1995 года заявитель, находился в состоянии депрессии вызванной личными и семейными обстоятельствами. 20 августа 1995 г. в 23 часа 30 минут он шел один по Хай Стрит к перекрестку в центре Бренвуда с кухонным ножом в руке и попытался покончить жизнь самоубийством, перерезав себе запястья. Он остановился на перекрестке и свесился с ножом в руке через ограду над дорогой. Он не знал, что его снимает камера, установленная на островке безопасности. Как было позднее показано, камера не запечатлела, как он перерезал себе запястья, оператор только подал сигнал тревоги, когда заметил человека с ножом на перекрестке.
11. Полиция была предупреждена оператором и прибыла на место. Полицейские отобрали нож у заявителя, предоставили медицинскую помощь и доставили в полицейский участок. Он был задержан на основании Закона о психическом состоянии 1983 года. В документах о его задержании было указано на его самостоятельное нанесение ран на запястьях, заявитель был осмотрен врачом, ему была оказана медицинская помощь, после чего он был отпущен без предъявления обвинения и доставлен полицейскими домой.
B. Опубликование материалов, полученных
с камер видеонаблюдения
12. 14 сентября 1995 г. Совет дал согласие на издание регулярных статей, основанных на данных, полученных с камер уличного видеонаблюдения. Совет также решил сотрудничать с третьими лицами по этому вопросу.
13. Подобную рубрику, которая появилась 9 октября 1995 г. ("Новости с улиц"), открыла статья "Сотрудничество системы уличного видеонаблюдения и полиции по предотвращению опасных ситуаций", которая сопровождалась двумя фотографиями, полученными с камер уличного наблюдения. Лицо заявителя не было скрыто. В статье отмечалось, что человек был замечен с ножом в руке, что он был абсолютно подавлен, но не искал неприятностей, что полиция была поставлена в известность и что этот человек был разоружен и доставлен в отделение полиции, где был допрошен и ему была оказана медицинская помощь. В статье также указывался сотрудник Совета, у которого читатели могли взять копии фотографий.
14. 12 октября в газете Brentwood Weekly News была опубликована статья с фотографией заявителя на первой странице, освещающая использование и преимущества системы видеонаблюдения. Лицо заявителя не было скрыто.
15. 13 октября в местной газете "Елоу Эдветайзер" (Yellow Advertiser) с тиражом около 24000 появилась статья под названием "Гоча" (Gotcha). Статья сопровождалась фотографией заявителя полученной с камер видеонаблюдения. Статья рассказывала о задержании заявителя с ножом в руке и устранении потенциально опасной ситуации благодаря системе уличного видеонаблюдения. Также отмечалось, что заявитель был отпущен без предъявления обвинения.
16. В результате по запросу телекомпании "Англия" Совет предоставил ей запись, полученную с камер наблюдения, происшествия, в котором участвовал заявитель. 17 октября 1995 г. отрывки из этой записи были включены в программу новостей о системе уличного видеонаблюдения, аудитория которой составляет в среднем 350000 человек. Лицо заявителя было скрыто по устному распоряжению Совета. Однако такая маскировка была позднее признана недостаточной Независимой телевизионной комиссией (см. ниже), отчетливая прическа заявителя и его усы делали его узнаваемым для всех.
17. 18 октября председатель Совета уведомил комитет технического обеспечения Совета о том, что материалы, касающиеся системы уличного видеонаблюдения, предоставлялись и будут предоставляться средствам массовой информации. Он ссылался на программу, показанную телекомпанией "Англия" в предыдущий день.
18. В конце октября или в ноябре 1995 года заявителю стало известно, что его снимала камера уличного видеонаблюдения, и что его показывали по телевидению. Он не подавал никаких исков, поскольку находился в состоянии глубокой депрессии.
19. 16 февраля газета "Елоу Эдветайзер" выпустила вторую статью "Триумф небесного ока" (Eyes in the sky triumph), показывающую преимущества системы уличного видеонаблюдения в борьбе с преступлениями, эта статья сопровождалась все той же фотографией, которая была опубликована этой газетой ранее. Многие люди узнали заявителя. В письме газеты "Елоу Эдветайзер" высказывалось мнение, что заявитель был неузнаваем. Комиссия по вопросам печати не устанавливала, был ли заявитель узнаваем по фотографии (см. ниже).
20. В то же время Совет дал согласие предоставить запись с камеры уличного наблюдения продюсерам программы "Удар по преступности", которая выходит на канале "Би-Би-Си" имеет аудиторию в размере 9,2 миллиона человек. Совет устно указал на необходимость сокрытия лиц, находящихся на пленке, чтобы их нельзя было узнать. "Би-Би-Си" также обратилось в полицию, чтобы узнать, не имеют ли они возражений против показа этой записи.
21. Примерно 9 - 11 марта 1996 г. друзья заявителя сказали ему, что видели его 9 марта 1996 г. в анонсе программы "Удар по преступности" (Crime Beat), которая выйдет в скором времени. 11 марта 1996 г. он пожаловался в Совет о предстоящей передаче. Совет связался с продюсерами, которые подтвердили, что его лицо было скрыто. В тот вечер материалы, полученные с камер видеонаблюдения были показаны в передаче "Удар по преступности". Лицо заявителя было скрыто, но, как позднее было указано Комиссией по телерадиовещанию, этого было недостаточно. Многие из друзей и членов семьи заявителя узнали его, посмотрев программу.
22. В ответ на запрос заявителя от 21 февраля 1997 г. о предоставлении ему копии соглашения с продюсерами программы "Удар по преступности", Совет предоставил соглашение без подписи и без даты, которое не относилось напрямую к заявителю, а содержало требования по сокрытию всех лиц, находящихся на пленке. В письме от 31 октября 1997 г. Совет подтвердил, что не может предоставить подписанную копию соглашения с продюсерами, и прислал ранний проект этого соглашения, подписанный продюсерами, который относился к показу заявителя, но не содержал никаких требований о сокрытии лица.
23. Впоследствии заявитель сделал несколько заявлений в средствах массовой информации, высказываясь против опубликования видеозаписей и фотографий. 28 марта 1996 г. он принял участие в международной радиопрограмме (Би-Би-Си Радио 4). 31 марта 1996 г. он разговаривал с журналистом, опубликовавшим статью в международной газете, это был первый раз, когда имя заявителя появилось в средствах массовой информации. Другие газетные статьи содержали фотографии и высказывания заявителя. Он также появился и на национальном телевидении: 13 апреля 1996 г. на Четвертом канале в передаче "Право на ответ" (Right to Reply), 25 июля 1996 г. На Пятом в "Эспрессо" (Espresso) и 5 августа 1997 г. на Би-Би-Си в "Вам решать" (You Decide). Также его фотография была напечатана в газете объявлений "Елоу Эдветайзер".
C. Комиссия по телерадиовещанию (КТВ)
24. 25 апреля 1996 г. заявитель подал жалобу в Комиссию по телерадиовещанию в отношении программы "Удар по преступности" ссылаясь на незаконное вмешательство в его частную жизнь и на несправедливое обращение. 13 июня 1997 г. Комиссия по телерадиовещанию удовлетворила обе его жалобы.
25. Комиссия по телерадиовещанию отметила, что Би-Би-Си уже признала, что было необходимо скрыть лицо заявителя, и что это не было сделано в видеозаписи из-за допущенной оплошности. Комиссия по телерадиовещанию также сочла сокрытие лица заявителя недостаточным, поскольку его узнавали зрители, видевшие видеозапись. Допускалось, что Би-Би-Си не намеревалось делать заявителя узнаваемым. Однако Комиссия по телерадиовещанию пришла к выводу, что целью было показать семье заявителя, друзьям и соседям эпизод, который он не хотел обнародовать, и этот факт представляет собой не что иное, как незаконное вмешательство в частную жизнь. Комиссия по телерадиовещанию добавила, что то, что заявитель позднее публично высказывался по поводу происшедшего не отменяет вмешательства в частную жизнь. Би-Би-Си было обязано опубликовать краткое изложение Судебного решения вместе с отрывком из передачи "Удар по преступности" 12 июня 1997 г., также оно было напечатано в газете "Daily Telegraph" 12 июня 1997 г.
D. Независимая телевизионная комиссия (НТК)
26. 1 мая 1996 г. заявитель подал жалобу в Независимую телевизионную комиссию на телепередачу, показанную телекомпанией "Англия". Телекомпания "Англия" уже принесла свои извинения заявителю и признала, что нарушила требования о неприкосновенности, предусмотренные пунктами 2 и 5 статьи 2 Кодекса НТК (статьи затрагивают правила показа публичных происшествий и сцен страдания и стресса). НТК отметила, что сочла, что человек с ножом собирался совершить преступление. Она заявила, что личность заявителя не была должным образом скрыта и что его легко было узнать знакомым с ним людям. Она установила, что пункты 2 и 5 статьи 2 Кодекса были нарушены, решение НТК было опубликовано в докладе о жалобах и вмешательстве в июне 1996 г. Установив вину и простив телекомпанию "Англия", НТК не предприняла никаких последующих мер.
Е. Комиссия по делам печати (КДП)
27. 17 мая 1996 г. заявитель подал жалобу в Комиссию по делам печати на статьи, опубликованные в "Елоу Эдветайзер". КДП отклонила жалобу заявителя без ее рассмотрения и сообщила о своем решении в письме от 2 августа 1996 г. КДП сочла, что независимо от того, был ли заявитель узнаваем по фотографиям, описанные события происходили публично на центральной улице города. Она не рассматривала непосредственное сходство фотографий и статей подразумевавших, что заявитель совершил преступление, также отмечалось, что он был отпущен без предъявления обвинения, в другой статье высказывалось, что заявитель в то время был болен.
F. Процедура судебного пересмотра
28. 23 мая 1996 г. он обратился в Высокий Суд правосудия с ходатайством о проведении судебного пересмотра разрешения на опубликование Советом материалов, полученных с помощью системы уличного видеонаблюдения, ввиду того, что подобное опубликование было противозаконным. 26 июня 1996 г. судья Высокого Суда отказал в проведении пересмотра. 18 октября 1996 г. Высокий Суд по новому запросу дал разрешение на пересмотр и позволил изменить заявление, включив жалобу на незаконность опубликования подобных сведений.
29. Своим Решением от 25 ноября 1997 г. Высокий Суд правосудия отклонил заявление о судебном пересмотре. Он установил, что целью статьи 163 Закона 1994 года об уголовном судопроизводстве и общественном порядке (далее - Закон 1994 года) являлось наделить местные власти полномочиями по обеспечению системы уличного видеонаблюдения с целью предотвращения правонарушений и обеспечения благополучия жертв преступлений:
"Публикуя сведения об удачных операциях с помощью системы уличного видеонаблюдения, Совет тем самым предоставляет сведения об эффективности и, таким образом, усиливает устрашающий эффект этой системы. Предоставление средствам массовой информации записей, полученных с системы уличного наблюдения, для демонстрирования эффективности системы может облегчить выполнение Советом функций, предусмотренных статьей 163 (Закона 1994 года) поскольку это увеличивает превентивный эффект системы уличного видеонаблюдения".
30. Он счел, что Совет обладал правом распространения записей системы наблюдения в силу статьи 111 Закона 1972 года о местном самоуправлении в целях осуществления своих полномочий, предусмотренных статьей 163 Закона 1994 года.
31. Что касается "разумности" решения Совета опубликовать сведения, заявитель утверждал, что Совет действовал неразумно при опубликовании сведений с целью предотвращения преступлений, поскольку он не занимался какой-либо незаконной деятельностью. Он оспаривал тот факт, что Совет, вместо того, чтобы узнать у полиции обвинялся ли он в преступлении и применить соответствующие ограничения в отношении раскрытия его личности, способствовал незаконному вмешательству в частную жизнь, что идет в разрез с принципами Совета.
32. Судья Высокого Суда правосудия проявлял некоторое сочувствие в свете этого заявления, но все-таки не считал его соответствующим Закону. Он сказал:
"Я испытываю некоторое сочувствие к заявителю, который пострадал от вмешательства в его частную жизнь, что подтверждается Независимой телевизионной комиссией и Комиссией по телерадиовещанию. Однако, я считаю, что Совет имел право опубликовать записи, полученные с помощью системы уличного видеонаблюдения, но при этом была возможность допустить нежелательное вмешательство в частную жизнь. До тех пор пока существует общее правило неприкосновенности частной жизни в английском праве (и существуют признаки того, что так и останется после инкорпорации норм Европейской конвенции по правам человека), надежду следует возлагать на эффективное применение процессуальных кодексов, с целью избежания незаконного вмешательства в частную жизнь.
Очевидно, что камеры уличного видеонаблюдения, установленные в общественных местах, играют важную роль, как в предотвращении совершения преступлений, так и в их раскрытии. В настоящем деле запись показывает человека, идущего по центральной улице, держащего большой нож в руке. Она не показывает, что он пытался совершить самоубийство. Это была всего лишь опасная ситуация, о которой служащий Совета, наблюдавший за информацией, поступавшей с камеры, сообщил в полицию, в результате этого человек был арестован... Это стало ярким примером для Совета того, как можно избежать потенциально опасной ситуации. ... В этих обстоятельствах мне кажется, что Решение Совета опубликовать запись в средствах массовой информации было разумным и обоснованным, принимая во внимание, что отрывок не содержал попытки самоубийства, и личность заявителя была неизвестна. У Совета не было оснований узнавать у полиции, было ли совершено правонарушение. Он также не продавал отрывки из записи, полученной с камеры уличного наблюдения, в коммерческих целях и, что наиболее важно, он обязал телекомпании скрыть лицо человека, снятого на камеру. На самом деле, это обязательство было дано в устной форме, а не в письменной, но я не уверен, что если оно было бы письменным, все было бы по-другому. Вина за случившееся лежит полностью на телекомпаниях. Телекомпания "Англия" не смогла должным образом скрыть лицо заявителя. Би-Би-Си вообще не скрывало лица заявителя. Как только Совет узнал об этом от заявителя, он немедленно связался с Би-Би-Си и получил от них уверение, что лицо заявителя было скрыто. На самом деле оно было недостаточно скрыто.
Я уверен, что из этого несчастного случая можно извлечь урок, и может случиться так, что в будущем Совет постарается усилить контроль, чтобы избежать подобных происшествий. Я уверен, что в описанных мною обстоятельствах нельзя сказать, что Совет действовал неразумно".
33. Ходатайство, поданное в Высокий Суд правосудия, о разрешении подачи апелляции в апелляционный суд было отклонено. Последующее ходатайство о разрешении, поданное единоличному судье апелляционного суда было отклонено 21 января 1998 г., поскольку:
"... судья [Высокого Суда] правильно истолковал относящиеся к делу положения Закона, Совет также действовал в рамках своей компетенции предоставив записи средствам массовой информации. Вред, причиненный заявителю, возник из несоответствующей маскировки лица заявителя при показе отрывков и фотографий. Это и является сущностью жалобы, поданной против средств массовой информации, но этого не достаточно для обжалования действий Городского совета Брентвуда".
34. После устных слушаний ходатайства о разрешении подачи апелляции апелляционным судом, в его удовлетворении было отказано 19 февраля 1998 г.
II. Применимое национальное законодательство и практика
A. Полномочия Совета по данному делу
35. Закон об уголовном судопроизводстве и общественном порядке (Закон 1994 года) вступил в силу 3 февраля 1995 г. статья 163 Закона гласит:
"1. Местные власти могут осуществлять любые полномочия, предусмотренные Законом, с целью предупреждения преступлений и оказанию помощи жертвам таких преступлений -
a) обеспечивая видеозапись происшествий, случившихся в их районе;
b) обеспечивая функционирование в их районе телекоммуникационной системы, в соответствии с частью II Закона о средствах телекоммуникации, для чего не нужна специальная лицензия;
c) осуществляя установку и функционирование телекоммуникационных систем в их районе или между участками или домами, занимаемыми властями.
2. Могут выделять любые средства для поддержания деятельности или функционирования этой системы".
36. Пункт 1 статьи 111 Закона "О местном самоуправлении" гласит:
"Независимо от любых других полномочий, предусмотренных данным Законом или другим Законом принятым до или после этого Закона, местные власти могут делать все, ... что направлено на улучшение или приводит или свойственно исполнению других функций".
37. Руководящие принципы полиции Эссекса, принятые в июне 1996 года регулируют участие полиции в установке и функционировании системы уличного видеонаблюдения. В статье, затрагивающей передачу видеозаписей средствам массовой информации, указывается, что при этом необходимо исключить возможный риск влияния на существующие и будущие процессуальные действия; таким образом, при показе видеозаписей необходимо, чтобы жертвы или иные невиновные лица понимали пользу этого и, если возможно, необходимо получить на это их согласие. Если возможно, личности жертв, полицейских и подозреваемых должны быть скрыты, если иное может повлиять на производство по делу.
38. В качестве продолжения Программы по сокращению преступности, введенной в июле 1998 года, правительственное финансирование системы уличного видеонаблюдения было утверждено в марте 1999 года и с этого времени в течение трех лет было выделено 153 миллиона фунтов стерлингов, более 40 из которых пошли на установку более 200 систем наблюдения. Одним из требований такого финансирования было обеспечение функционирования с соблюдением неприкосновенности частной жизни. В первый год функционирования системы наблюдения в Брентвуде, количество преступлений снизилось на 34 процента.
B. Судебный пересмотр
39. Если орган власти превышает свои полномочия или действует неразумно или принимает решения, противоречащие Закону, то пострадавшее лицо может оспорить решение посредством судебного пересмотра. Если решение действительно несоответствующее, то Суд отменит его. Английские суды не рассматривают вопрос о соразмерности в качестве отдельной стадии при судебном пересмотре. Однако в деле "Алконбери Девелопментс Лтд. против министерства по вопросам окружающей среды, транспорта и регионов" (Reg. (Alconbury Developments Ltd) v. Secretary of State for the Environment, Transport & the Regions) [2001] 2 WLR 1389, Лорд Слин (Slynn) из Палаты лордов заявил obiter dictum:
"Я считаю, что даже без вмешательства в Закон 1998 года о правах человека, пришло время признать, что этот принцип [соразмерность] является частью административного права Англии не только, когда судьи рассматривают дела, затрагивающие законы Европейского сообщества, но и при рассмотрении дел, регулируемых внутренним законодательством".
C. Средства правовой защиты
40. Защита в случае нарушения права на конфиденциальность состоит из трех основных элементов: сами сведения должны обладать качествами конфиденциальных сведений, должны быть неизвестны третьим лицам и разглашение таких сведений должно наносить ущерб заинтересованной стороне (Дело "Коко против А. Н. Кларк Енджиниерс Лтд." (Coco v. A. N. Clark Engineers Ltd) [1969] RPC 41, at 47). Более полное описание основания иска вместе с более поздним прецедентом дано в деле "Граф и графство Спенсера против Соединенного Королевства" (Earl and Countess Spencer v. the United Kingdom) (жалобы N 28851/95 и 28851/95, Решение Европейской комиссии от 16 января 1998 г., Decisions and Reports (DR) 25, p. 56).
41. Если государственный служащий злоупотребляет своим положением путем умышленного издания незаконного административного акта или издания акта, не предусмотренного его полномочиями, то пострадавшее лицо может потребовать возмещения ущерба за должностное злоупотребление.
42. Защита от клеветы хорошо регламентируется в английском праве. Любой человек имеет право на доброе имя и на его уважение, а также имеет право на обжалование действий, унижающих его достоинство, путем высказывания клеветнических выражений о нем третьими лицам без законного основания.
43. Существенными элементами злоумышленного обмана является опубликование обвиняемым ложных сведений о заявителе, и то, что такое опубликование было умышленным и повлекло причинение ущерба. (дело "Кей против Робертсона" (Kaye v. Robertson) [1991] FSR 62)).
44. Преступная помеха заключается в незаконном вмешательстве в пользование землей (см. например. дело "Томас против Национального союза шахтеров" (Thomas v. National Union of Mineworkers) [1986] Ch 20). Противоправное нарушение владения состоит из неправомерного посягательства одного человека на землю, находящуюся во владении другого. Национальные суды развили концепцию незаконного домогательства, влекущего причинение ущерба (см. например, дело "Бурнетт против Джорджа" (Burnett v. George), [1992] 1 FLR 525 и дело "Корасанджин против Буша" (Khorasandjin v. Bush), [1993] 3 All ER 669).
45. Незаконное снятие и опубликование видеозаписи можно предупредить (или получить возмещение причиненного этим ущерба) на основании Закона об авторском праве, нарушении договора либо склонении к нарушению договора.
D. Законодательная защита частной жизни
46. Защита обеспечивается на основании Закона 1997 года о защите от посягательств. Наблюдение законодательно регулируется Законом 1985 года о прослушивании систем связи, Законом 1994 года о разведывательной службе и Законом о полиции 1997 года. Целью Закона 2000 года о регулировании полномочий следствия является обеспечение использования властями следственных полномочий в соответствии с правами человека. Многие пользователи системы уличного видеонаблюдения должны соблюдать положения Закона 1998 года о защите информации. Особая законодательная защита частной жизни включает в себя и другие аспекты, такие как обеспечение анонимности пострадавшим от изнасилования (Закон 1976 года о сексуальных преступлениях (с поправками)) и запрет на опубликование имен и фотографий детей, участвующих в судебном разбирательстве (Закон 1933 года о детях и молодежи).
47. Закон 1998 года о правах человека вступил в силу с октября 2000 года. Он требует, чтобы, на сколько это возможно, законы и подзаконные нормативные акты толковались и применялись в соответствии с Конвенцией и устанавливает, что действия властей, противоречащие Конвенции, являются незаконными.
В деле "Дуглас против Хеллоу Лтд." (Douglas v. Hello! Ltd) [2001 1WLR 992), Лорд-судья Седли (Sedley) указал, что он считает, что внутреннее право Англии уже в полной мере обеспечивает право на частную жизнь, в то время как другие члены апелляционного суда (Лорд-судья Бруки (Brooke) и Лорд-судья Кин (Keene))не сочли нужным высказаться по этому вопросу.
Е. Комиссии по делам средств массовой информации
48. Комиссия по телерадиовещанию была учреждена статьей 106 Закона 1996 года о телерадиовещании, вступившим в силу с 1997 года. Обязанностью комиссии является издание и опубликование Кодекса, устанавливающего руководящие принципы, которые необходимо соблюдать и инструкции, которым необходимо следовать, а также обязательства по уклонению от несправедливого отношения в программах и от незаконного вмешательства в частную жизнь в передачах (статья 107 Закона 1996 года). В этом отношении параграф 16 Закона указывает, что телерадиокомпании должны относиться с должным вниманием к записям, полученным с камер уличного наблюдения, в части лиц, которых можно идентифицировать, и получении согласия таких лиц на опубликование материалов. Комиссия по телерадиовещанию также должна рассматривать и принимать решения по жалобам, касающимся несправедливого отношения к людям в программах и незаконного вмешательства в частную жизнь (статьи 110 и 111 Закона 1996 года).
49. Комиссия по телерадиовещанию может, inter alia, обязать телерадиокомпании опубликовывать решения комиссии или их резюме (статья 119), но она не может запретить показывать ту или иную программу.
50. Независимая телевизионная комиссия (НТК) - публичный орган, установленный Законом 1990 года о телерадиовещании, призванный лицензировать и регулировать коммерческие телекомпании (за исключением телевизионных служб Би-Би-Си). Закон обязывает НТК издать и применять Кодекс, устанавливающий определенные стандарты и правила. НТК принимает решения по жалобам, поданным в соответствии с Кодексом, в случаях, когда имеется нарушение его положений, НТК может применять санкции, такие как принесение публичных извинений, наложение штрафа и отзыв лицензии.
51. Комиссия по делам печати (КДП) не является органом, установленным Законом, она учреждена газетными издательствами для регулирования их деятельности. КДП издает свод правил, добровольный для исполнения, который включает в себя положения, касающиеся частной жизни. Если обнаружится, что газета нарушила положения Кодекса, она должна будет опубликовать решение КДП по данному делу. У комиссии нет никаких законных способов повлиять на опубликование материалов, принудить выполнять ее решения или обеспечить средства правовой защиты потерпевшему.
ПРАВО
I. Предполагаемое нарушение статьи 8 Конвенции
52. Заявитель жалуется на раскрытие Советом записей, полученных с камеры уличного наблюдения, результатом чего стало опубликование материалов, позволяющих идентифицировать его личность, что в свою очередь представляет собой вмешательство в его право на неприкосновенность частной жизни, гарантированное статьей 8 Конвенции. Статья 8 Конвенции гласит:
"1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, ...
2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено Законом и необходимо в демократическом обществе в интересах... общественного порядка, ... в целях предотвращения беспорядков или преступлений...".
A. Наличие вмешательства в частную жизнь
1. Доводы сторон
53. Власти Соединенного Королевства утверждали, что право заявителя на частную жизнь не было затронуто. Они доказывали, что спорный случай, касающийся произведения записи, опубликования записи и обстоятельств съемки, не нарушал права на неприкосновенность частной жизни. Действия заявителя и так были публичными. И их раскрытие всего лишь представляло произошедшее более широкому кругу лиц, и не могло изменить восприятие обществом поступка заявителя. Власти Соединенного Королевства также утверждали, что заявитель отказался от своего права, совершив такой поступок, и привело тот факт, что заявитель не жаловался на то, что его снимала камера уличного наблюдения, чем подтверждал, что произведение съемки не является вмешательством в его частную жизнь. Оно полагало, что вопрос о том, имело ли место вмешательство в частную жизнь, не был очевиден, и утверждало, что необходимо принимать во внимание определенные обстоятельства, включая характер оспариваемого действия и действий сторон.
54. Заявитель утверждал, что опубликование записей представляет собой серьезное вмешательство в его частную жизнь. Эта запись касается попытки самоубийства, а он не знал, что его снимает камера уличного наблюдения, и что сняты были также и последствия этого происшествия, пока он еще держал нож в руке. Запись была предоставлена печатным и аудиовизуальным средствам массовой информации, обладающим широкой аудиторией без его согласия и без полной или частичной маскировки его лица. Его изображение, даже в этих условиях, было показано миллионам и его начало узнавать большое число людей, которые знали его, включая членов семьи, друзей, коллег. Он не обжаловал тот факт, что его снимала камера уличного наблюдения (поскольку это спасло ему жизнь), он начал тяжбу из-за того, что Совет предоставил запись с камеры уличного наблюдения, которая была впоследствии опубликована.
55. Поскольку видеозапись не содержала того момента, когда заявитель резал себе запястья, он утверждал, что записан был момент уже после попытки самоубийства, и таким образом уже затрагивал личную и частную жизнь. Он действительно находился на улице, но тогда была уже поздняя ночь, он не принимал участия в демонстрации и, учитывая его психическое состояние, нельзя сказать, что он пришел туда добровольно. Он не осознавал, что его снимала камера, и опубликование записи и фотографий произошло в его неведении этого и без его согласия, и таким образом, что его с легкостью узнали члены его семьи, друзья, соседи и коллеги по работе. Комиссия по телерадиовещанию, Независимая телевизионная комиссия и Высокий Суд правосудия сочли, что его частная жизнь подверглась вмешательству и признали точку зрения Комиссии по делам печати неразумной.
56. В дополнение заявитель утверждал, что Конвенция предусматривает, что происхождение какого-либо события в общественном месте является одним из элементов, необходимых для оценки имело ли место вмешательство в частную жизнь, другие факторы включают применение полученных материалов и пределы, в которых они были представлены общественности. В отличие от этих положений Конвенции, материалы были предоставлены для просмотра не только Совету, но и попали в средства массовой информации. Более того, заявитель утверждал, что нельзя сказать, что он "не двусмысленно" отказался от своих прав, предусмотренных Конвенцией от 20 августа 1995 г.
2. Оценка Европейского суда
57. Частная жизнь - это широкое понятие, не подразумевающее исключительного определения. Европейский суд уже отмечал, что такие элементы, как половая принадлежность, имя, сексуальная ориентация и половая жизнь являются важной частью личной жизни, охраняемой статьей 8 Конвенции. Статья также предусматривает право на личность и личное развитие, право на установление и продолжение взаимоотношений с другими людьми и окружающим миром, также она включает деятельность профессионального и делового характера. Однако существует зона взаимоотношения человека с другими людьми, которая может включаться в понятие "частная жизнь" (см. Постановление Европейского суда по делу "P.G. и J.H. против Соединенного Королевства" (P.G. and J.H. v. United Kingdom), жалоба N 44787/98, § 56, ECHR 2001-IX).
58. В вышеуказанном деле "P.G. и J.H. против Соединенного Королевства" Европейский суд указал (§ 57):
"Существует ряд элементов, относящихся к определению того, нарушают ли мероприятия, проводимые вне дома лица, его право на частную жизнь. Поскольку существуют условия, когда люди сознательно и намеренно принимают участие в мероприятиях, которые записываются или могут быть записаны либо представлены на обозрение общественности, разумные предположения лица в отношении неприкосновенности частной жизни могут быть достаточными, хотя и не обязательно решающим фактором. Человек, идущий по улице, будет неизбежно видимым любому другому члену общества. Мониторинг, осуществляемый техническими средствами того же публичного места (например, охрана, наблюдающая посредством камер наблюдения) является по сути тем же самым. Вопрос о вмешательстве в частную жизнь возникает в случае систематической или постоянной записи общественной сферы жизни".
59. Наблюдение за действиями лица в общественном месте посредством фотографического оборудования, которое не производит запись видеоинформации, не производит вмешательства в частную жизнь (см. например, Решение Европейской комиссии по делу "Эрбек и другие против Бельгии" (Herbecq and Another v. Belgium) от 14 января 1998 г., жалобы N 32200/96 и 32201/96, DR 92-A, p. 92). Вместе с тем, систематическая или постоянная запись информации может вызвать такое мнение. Таким образом, в решениях по делам "Ротару против Румынии" (Rotaru v. Romania) и "Аманн против Швейцарии" (Amann v. Switzerland) (на которые ссылается в Постановлении по делу "P.G. и J.H. против Соединенного Королевства") сбор и обработка информации службами охраны на отдельных людей даже без использования способов скрытого наблюдения является вмешательством в частную жизнь (см. Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Ротару против Румынии", жалоба N 28341/95, § 43 - 44, ECHR 2000-V, и Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Аманн против Швейцарии", жалоба N 27798/95, § 65 - 67, ECHR 2000-II). В то время как постоянная запись голосов в деле "P.G. и J.H. против Соединенного Королевства" осуществлялась, когда они отвечали на вопросы полицейских в камере, запись их голосов, необходимая для последующего исследования, рассматривалась, как обработка личной информации о них и составляла нарушение неприкосновенности частной жизни (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "P.G. и J.H. против Соединенного Королевства, § 59 - 60).
60. Однако Европейский суд отмечает, что заявитель по настоящему делу не ссылается на то, что сбор информации с помощью камер уличного наблюдения о его действиях и осуществление постоянной видеозаписи представляют собой вмешательство в частную жизнь. На самом деле он допускает, что функционирование системы уличного наблюдения и последующее привлечение полиции спасло ему жизнь. Скорее он оспаривает тот факт, что запись, полученная с камер, была опубликована, что и представляет собой вмешательство в его частную жизнь.
61. В связи с этим, Европейский суд вспомнил дела "Люпкер и другие против Нидерландов" (Lupker and Others v. the Netherlands) и "Фридль против Австрии" (Friedl v. Austria), рассмотренные Европейской комиссией, которые затрагивали непредусмотренное использование властями фотоснимков, ранее добровольно предоставленных им (см. Решение Европейской комиссии по делу "Люмпкер и другие против Нидерландов" от 7 декабря 1992 г., жалоба N 18395/91) а также использование фотографий, сделанных властями во время публичной демонстрации (см. Постановление Европейского суда по делу "Фридль против Австрии" от 31 января 1995 г., Series A, N 305-B (мировое соглашение), Доклад Европейской комиссии от 19 мая 1994 г., § 49 - 52). В этих делах Европейская комиссия уделяла внимание тому, является ли опубликование фотографий вмешательством в частную жизнь заявителя (как, например, проникновение и произведение фотосъемки в квартире), относятся ли фотографии к частной или общественной жизни и можно ли демонстрировать подобные материалы публично или только узкому кругу лиц. В деле "Фридль против Австрии" Европейская комиссия отмечает, что не было вмешательства в частную жизнь заявителя, что на фотографиях была запечатлена демонстрация, относящаяся к публичному мероприятию и что они были необходимы для обеспечения порядка в ходе проведения демонстрации. В этом контексте Европейская комиссия ссылалась на тот факт, что фотографии были анонимными, то есть никакие имена не были указаны, и не принималось никаких мер по установлению личностей, запечатленных на фотографиях (см. упоминавшийся выше Доклад Европейской комиссии по делу "Фридль против Австрии", § 50 - 51). Равно как и в деле "Люпкер и другие против Нидерландов" Европейская комиссия особенно отмечает, что полиция использовала фотографии для установления личности преступников и что даже не было предложений предоставить фотографии на обозрение широкой публике или использования их в других целях.
62. Заявитель по данному делу находился на улице, но не преследовал целей участия в каких-либо общественных акциях, равно как и не был общественным деятелем. Была поздняя ночь, он был очень взволнован и находился в состоянии стресса. Несмотря на то, что он находился в общественном месте с ножом в руке, он не был обвинен в каком-либо противоправном деянии. Сама попытка покончить жизнь самоубийством не была ни записана на камеру, ни опубликована. Однако события непосредственно после этой попытки были запечатлены и опубликованы Советом в передаче "Новости с улиц". Кроме того, видеозапись была предоставлена средствам массовой информации для ее дальнейшего опубликования. Эти средства массовой информации включали в себя аудиовизуальные средства информации: телекомпания "Англия" с количеством зрителей около 350000 человек и национальная компания Би-Би-Си, "общеизвестно, что аудиовизуальные средства информации имеют более быстрый и сильный эффект, чем печатные средства" (см. Постановление Европейского суда по делу "Йерзильд против Дании" (Jersild v. Denmark) от 23 сентября 1994 г., Series A, N 298, § 31). "Елоу Эдветайзер" в районе проживания заявителя выходит тиражом 24000 экземпляров. Лицо заявителя не было достаточным образом скрыто на фотографиях и видеозаписи при их опубликовании. Его узнавали члены его семьи, друзья, соседи и коллеги по работе.
В результате, это событие увидел более широкий круг людей, кроме прохожих и представителей службы безопасности, (как и в вышеуказанном деле "Эрбек против Бельгии"), о котором сам заявитель даже не подозревал, когда шел в Брентвуде 20 августа 1995 г.
63. Таким образом, Европейский суд счел, что опубликование Советом указанной видеозаписи представляет собой серьезное вмешательство в частную жизнь заявителя.
B. Соответствовало ли вмешательство
в частную жизнь Закону и преследовало ли законную цель
64. Власти Соединенного Королевства подтвердили, что вмешательство "было в рамках Закона" в связи с этим, оно подпадало под действие статьи 163 Закона об уголовном судопроизводстве и общественном порядке (Закон 1994 года) и статьи 111 Закона о местном самоуправлении (Закон 1972 года), обе статьи соответствуют конвенционным требованиям о "качестве закона". Они добавили, что любое вмешательство в частную жизнь преследует законную цель: как было установлено в ходе судебной проверки, намерения Совета сводились к установке и эксплуатации системы уличного видеонаблюдения, а предоставление записей средствам массовой информации необходимо для расследования и предотвращения преступлений, одновременно обеспечивая общественную безопасность и сохранность частной собственности.
65. Заявитель считал, что вмешательство в частную жизнь, являющееся предметом спора, не соответствовало Закону, поскольку не было предсказуемо. Он оспаривал тот факт, что масштаб и условия осуществления дискреционного права на обнародование сведений, в соответствии с Законами 1972 года и 1994 года, не были достаточным образом описаны и, таким образом, не смогли оградить его от произвольного вмешательства в его права. Он также считал, что опубликование сведений, полученных с помощью камер уличного наблюдения, не имело никаких законных целей, поскольку расследование, предупреждение и совершение преступления имело слишком отдаленную связь.
66. Внимание Европейского суда было обращено на положения статьи 163 Закона 1994 года и пункта 1 статьи 111 Закона 1972 года и на Решение Высокого Суда правосудия. Высокий Суд отмечал, что задачей статьи 163 Закона 1994 года является наделение местных властей полномочиями по оборудованию системы уличного наблюдения с целью предотвращения преступлений и обеспечения благополучия жертв преступлений. Он также отметил, что опубликование записей системы наблюдения играет важную роль в предупреждении совершения преступлений. Совет имеет право предоставлять видеозаписи средствам массовой информации, в соответствии с пунктом 1 статьи 111 Закона 1972 года во исполнение своих обязанностей, предусмотренных статьей 163 Закона 1994 года.
67. Таким образом, Европейский суд считает, что опубликование является законным и было предсказуемым (см. Постановление Европейского суда по делу "Санди Таймс" против Соединенного Королевства (N 1)" (The Sunday Times v. United Kingdom (No.1)), Series A, N 30, § 49).
Он также признает, что опубликование преследует законную цель по обеспечению общественной безопасности, предотвращению беспорядков и совершению преступлений и защите прав третьих лиц.
C. Было ли вмешательство оправдано
1. Доводы сторон
68. Власти Соединенного Королевства считали, что любое вмешательство является соразмерным. Они отметили, что национальные суды уже установили обоснованность опубликования сведений, полученных с помощью системы уличного наблюдения, и Европейскому суду не следует менять свое понимание дела, чтобы оно соответствовало мнению национальных судов.
69. Что касается оснований считать подобное вмешательство соразмерным, власти Соединенного Королевства подчеркнули свою обязанность охранять жизнь и имущество своих подданных. Принимая во внимание предоставленное право властям Соединенного Королевства действовать в пределах усмотрения, необходимо признать использование системы уличного видеонаблюдения грозным оружием в борьбе с преступностью. Опубликование записей видеонаблюдения преследовало следующую цель: основной задачей было предоставление системе уличного наблюдения большого значения, чтобы избежать скрытого наблюдения, заслужить одобрение общественности и поддержки этой системы, а также удержать преступников от совершения преступлений. Эта цель по предупреждению преступлений была одобрена Высоким Судом в качестве одной из основных видов деятельности Совета, число преступлений уменьшилось после установления системы наблюдения. Важной частью принципа публичности этой системы является предоставление средствам массовой информации видеозаписей, полученных с камер наблюдения, и запись заявителя является примером осуществления принципа публичности. Опубликование видеозаписи с участием заявителя не является личной трагедией, поскольку на пленке не показана попытка совершить самоубийство и, исходя из этой записи, не является очевидным, что он пытался покончить жизнь самоубийством или пытался каким-либо образом навредить себе. Это не было известно и оператору системы наблюдения. Скорее эта запись рассматривалась только полицейскими, которые устранили потенциально опасную ситуацию.
70. В дополнение власти Соединенного Королевства доказывали, что сотрудничество системы наблюдения со средствами массовой информации будет подорвано, если ему придется запрашивать разрешение каждого человека, попавшего в кадр, на опубликование записи, в обоснование, власти Соединенного Королевства ссылаются на людные улицы и на наличие пропавших людей, чье согласие получить будет невозможно.
71. Кроме того, власти Соединенного Королевства утверждали, что характер оспариваемого действия, а также действия сторон являются предметом спора. Что касается оспариваемого действия, они указали, что опубликованная запись не была получена при помощи скрытой камеры и степень вмешательства была ограничена. Заявитель, по мнению властей Соединенного Королевства, привлек внимание придя на оживленный перекресток Брентвуда размахивая ножом, и он получил известность только после добровольного появления в средствах массовой информации. На самом деле, именно благодаря этим появлениям его стали узнавать и упоминать о его попытке совершить самоубийство. Совет, по утверждению властей Соединенного Королевства, действовал добросовестно в общественных интересах, не преследуя коммерческих целей. Поскольку он не мог скрыть лица людей на пленке, он передал запись средствам массовой информации с условием, что сами телекомпании скроют лицо заявителя. Тот факт, что эти компании не сделали этого или сделали не соответствующим образом, не может повлечь ответственность Совета.
72. Заявитель утверждал, что вмешательство не было адекватным, принимая во внимание серьезный характер вмешательства. Совет должен был и мог принять решительные меры по установлению личности заявителя и уведомить свои органы о его положении. Он должен был сделать это, поскольку целью опубликования записи была демонстрация преимущества системы уличного видеонаблюдения, а не установление преступника. Он мог сделать это, потому что на пленке был всего лишь один человек, личность которого можно было установить через полицию, которую предупредил оператор системы наблюдения.
73. Кроме того, он считает, что попытка Совета обеспечить сокрытие лица заявителя была несоответствующей. Если у Совета не было возможности сделать это самостоятельно, он должен был проследить, чтобы телекомпании сделали это должным образом. Письменные соглашения были бы правильным шагом, но ни один подобный договор не был заключен.
74. К тому же, заявитель утверждал, что общественный интерес не затрагивался, поскольку он не был общественным деятелем и не играл общественно значимой роли. Опубликование не преследовало цели поймать преступника или найти пропавшего человека, а было направлено на демонстрацию эффективности системы уличного наблюдения.
75. Заявитель оспаривал утверждение властей Соединенного Королевства, что Высокий Суд установил соразмерность вмешательства. Он также отклонил его утверждение, что он привлекал внимание 20 августа 1995 г. Также он оспаривал вопросы властей Соединенного Королевства, касающиеся мотивации его добровольного появления в средствах массовой информации в 1996 г.: его изображение уже было опубликовано ранее без его согласия на это, и его узнали все его знакомые. Затем он использовал все возможные публичные средства защиты, и его нельзя упрекнуть в том, что он рассказал о своем затруднительном положении в средствах массовой информации. Он столкнулся с классической дилеммой человека, который подвергся вмешательству в частную жизнь: поиск средств правовой защиты и охраны путем выступления неизбежно влечет к дальнейшей публичности.
2. Мнение Европейского суда
76. При установлении было ли опубликование записи "необходимым в демократическом обществе", Европейский суд будет учитывать, принимая во внимание все дело целиком, были ли причины, приводимые для обоснования необходимости опубликования материалов, "существенными и достаточными", и были ли предпринятые меры соответствующими преследуемым законным целям.
77. В делах, касающихся раскрытия личных сведений, Европейский суд признал, что установление пределов вмешательства государства должно быть поручено компетентному национальному органу власти для установления равновесия между относящимися к делу спорными публичными и частными интересами. Однако эти пределы подвергаются надзору и контролю со стороны европейских органов. (см. Постановление Европейского суда по делу "Функе против Франции" (Funke v. France) от 23 февраля 1993 г., Series A, N 256-A, § 55) и масштаб этих пределов зависит от таких факторов, как характер и важность спорных интересов и серьезность вмешательства (см. Постановление Европейского суда по делу "Z против Финляндии" (Z. v. Finland) от 25 февраля 1997 г., Reports of judgments and Decisions 1997-I, § 99).
В тексте документа при переводе, видимо, допущена опечатка: Постановление Европейского суда по делу "Функе против Франции" (Funke v. France) принято 25.02.1993. 78. Вышеупомянутое Постановление Европейского суда по делу "Функе против Франции" затрагивало обнародование в ходе судебного разбирательства состояния здоровья заявителя, а также наличие у него ВИЧ-инфекции. Европейский суд отметил, что охрана личных сведений о человеке обладает большой важностью для реализации его права на неприкосновенность частной жизни, а также что внутреннее законодательство должно предусматривать соответствующие способы защиты, чтобы исключить подобную возможность раскрытия конфиденциальных сведений, которое противоречило бы положениям статьи 8 Конвенции. Установив это, Европейский суд ссылается, mutatis mutandis, на положения подпункта с пункта 2 статьи 3, статьи 5, 6 и 9 Конвенции "О защите личности в связи с автоматической обработкой персональных данных" (European Treaty Series No. 108, Strasbourg, 1981). Он установил, что вышеупомянутые доводы были "достаточно обоснованными", что касается охраны информации о наличии у человека ВИЧ, указав, что необходимость обеспечения конфиденциальности подобной информации рассматривается после установления того, будет ли вмешательство правомерным и адекватным. Такое вмешательство не регулируется положениями статьи 8 Конвенции, если только оно не было оправдано общественными интересами. Любые меры государства направленные на опубликование подобных сведений без согласия пациента и любые способы, направленные на обеспечение их охраны должны быть подвергнуты тщательному исследованию со стороны Европейского суда.
79. Что касается настоящего дела, то Европейский суд на начальной стадии рассмотрения дела отметил, что заявитель не обвинялся в совершении правонарушения. Данное дело не затрагивает вопроса обнародования записи совершения самого преступления.
Европейский суд также отметил, с одной стороны, характер и важность вмешательства в частную жизнь заявителя (см. § 63). Вместе с тем, Европейский суд высоко ценит заинтересованность государства в предупреждении и раскрытии преступлений. В этом отношении важная роль системы уличного видеонаблюдения неоспорима и она становится еще более эффективной посредством рекламы этой системы и представлении ее преимуществ.
80. Однако Европейский суд отмечает, что у Совета были и другие способы, позволяющие достичь этих целей. Во-первых, он мог с помощью полиции установить личность заявителя и запросить его согласие до обнародования записи. Во-вторых, Совет мог своими средствами скрыть лицо заявителя. В-третьих, Совету следовало убедиться, что компании, получившие запись, сами скроют лицо заявителя должным образом. Европейский суд замечает, что Совет не воспользовался первым и вторым способом и счел, что он исполнил третью возможность ненадлежащим образом.
81. Что касается первой возможности, то действительно, люди могут и не дать свое согласие или получить согласие будет затруднительно, когда на пленке снято большое количество людей. В подобных условиях является спорным тот факт, что система, при которой необходимо получить согласие лица, прежде чем опубликовать запись, способствует демонстрации эффективности системы уличного наблюдения. Однако, к настоящему делу подобные ограничения не имеют никакого отношения. На настоящей записи запечатлен всего лишь один человек. Не подвергается сомнению то, что Совет, чей оператор системы наблюдения вызвал полицию и наблюдал за их действиями, мог сделать запрос в полиции, чтобы установить личность заявителя для получения его согласия на опубликование записи. На самом деле, как видно из передачи "Новости с улиц" ("CCTV News") от 9 октября 1995 г., запрос в полицию поступал, что бы установить, допрашивался ли заявитель, и оказывалась ли ему какая-либо помощь, но в запросе не устанавливалась его личность.
82. Наоборот, Совет мог бы и сам скрыть лицо человека на пленке. Хотя власти Соединенного Королевства и подтвердили, что у Совета не было такой возможности, Европейский суд отметил, что, в соответствии с руководящими нормами, Совет намеревался получить такую возможность. На самом деле, Европейский суд заметил, что Совет опубликовал в своей передаче "Новости с улиц" кадры, полученные с записи, без какой-либо попытки скрыть лицо заявителя.
83. Что касается третьей возможности, подразумевавшей соответствующее и достаточное сокрытие лица заявителя самими средствами массовой информации, то Европейский суд отметил, что Высокий Суд правосудия установил, что телекомпания "Англия" и компания Би-Би-Си получили устное распоряжение скрыть лицо заявителя. Европейский суд счел, что, вопреки мнению Высокого Суда правосудия, Совет должен был дать письменное распоряжение скрыть лицо на пленке, чтобы обеспечить реализацию принципа конфиденциальности. По мнению Высокого Суда, этот "несчастный случай" станет уроком на будущее, и оглядываясь в прошлое, Совет сможет ужесточить свои руководящие положения, чтобы избежать подобного случая в будущем. Совету необходимо заключать письменное соглашение с продюсерами "Удара по преступности", но оно не является окончательным соглашением, подписываемым сторонами и предъявляемым заявителю или властями Соединенного Королевства Европейскому суду. Руководящие положения полиции Эссекса рекомендуют заключать письменные соглашения с условиями. Кроме того, нет никаких доказательств, что "Елоу Эдветайзер" вообще получал какое-либо указание скрыть лицо заявителя.
84. Более того, данная запись с камер уличного наблюдения была показана с целью демонстрации эффективности системы уличного видеонаблюдения в предотвращении и раскрытии преступлений и, следовательно, запись использовалась в этих целях. В данных обстоятельствах и даже несмотря на то, что заявитель жаловался на ущерб, причиненный его репутации, Европейский суд установил, что от Совета требовался определенный уровень внимания, при котором было бы установлено с помощью полиции был ли заявитель обвинен в совершении преступления или нет. Трудно принять объяснение властей Соединенного Королевства того, что Совет не мог установить личность заявителя. Как указано выше, программа Совета "Новости с улиц" от 9 октября 1995 г. подразумевает, что Совет установил, что заявитель был допрошен и ему была оказана помощь и мог установить, был ли он обвинен. Несомненно, "Елоу Эдветайзер" 13 октября 1995 г. утверждал, что заявитель не был обвинен полицией.
85. В итоге, Европейский суд не счел, что обстоятельства дела были достаточными для обоснования опубликования Советом кадров из записи, полученной с камер уличного наблюдения, в передаче "Новости с улиц", не получив на это согласия заявителя и не скрыв его лица на пленке, и не проследив, чтобы его лицо было скрыто компаниями, обнародовавшими видеозапись. Предотвращение преступлений и опубликование записи требуют более тщательного исследования и внимания, как показано в настоящем деле.
86. Наконец, Европейский суд не счел, что добровольное появление заявителя в средствах массовой информации занижает серьезность характера вмешательства в частную жизнь или уменьшает соответствующие требования, касающиеся опубликования видеозаписи. Заявитель стал жертвой серьезного нарушения его права на неприкосновенность частной жизни, посредством местного и национального опубликования в средствах массовой информации.
87. Таким образом, Европейский суд установил, что обнародование Советом записи, полученной с камер уличного наблюдения, в программе "Новости с улиц" и "Елоу Эдветайзер", телекомпанией "Англия" и Би-Би-Си не сопровождалось соответствующими мерами предосторожности, направленных на предотвращение опубликования материалов, несоответствующих положениям статьи 8 Конвенции, охраняющим неприкосновенность частной жизни. По существу, опубликование представляет собой несоразмерное и неоправданное вмешательство в частную жизнь и нарушение статьи 8 Конвенции.
D. Другие нарушения статьи 8 Конвенции
88. Заявитель также утверждал, что Би-Би-Си, действующее на основании Королевской грамоты, представляло власти, как и телекомпания "Англия", действующая под покровительством НТК, учрежденной Законом о средствах телекоммуникации 1990 года. Даже если допустить, что эти средства массовой информации основывались на правах, предусмотренных статьей 10 Конвенции, их программы, как говорил заявитель, представляли собой вмешательство в частную жизнь. Власти Соединенного Королевства не учитывали, что заявитель предоставил подтверждающие документы, и отрицало тот факт, что Би-Би-Си и "Англия" могут подчиняться государственным органам или иным органам власти в смысле пункта 2 статьи 8 Конвенции. Они ссылалось на внутреннее законодательство и на выводы, которые можно сделать, исходя из положений статьи 10 Конвенции, касающихся лицензирования радиовещательных, телевизионных или кинематографических предприятий.
Заявитель также утверждал, что опубликование видеозаписи также оказало серьезное воздействие на членов его семьи, в связи с чем имело место нарушение права на уважение семейной жизни.
89. Европейский суд отметил, что вопрос о том, была ли Би-Би-Си "эманацией государства" был оставлен открытым Европейской комиссией в деле "Хаггетт против Соединенного Королевства" (Huggett v. United Kingdom) (см. Решение Европейской комиссии от 28 июня 1995 г., жалоба N 24744/94, DR 82-A, p. 98). Однако в свете признания нарушения Советом правил обнародования (см. выше § 87), Европейский суд счел необходимым рассматривать эти жалобы отдельно.
90. Далее заявитель утверждал, что государство не выполнило свое позитивное обязательство по защите его прав в соответствии со статьей 8 Конвенции, поскольку у него не было эффективных национальных средств правовой защиты в отношении опубликования личных сведений. Власти Соединенного Королевства утверждали, что не было никакого нарушения позитивного обязательства и, более того, они доказывали, что у заявителя была возможность воспользоваться такими средствами правовой защиты. Европейский суд счел, что вопрос о наличии национальных средств защиты от оспариваемого факта опубликования личных сведений было бы лучше рассматривать в свете статьи 13 Конвенции.
II. Предполагаемое нарушение статьи 13 Конвенции,
взятой в совокупности со статьей 8 Конвенции
91. Заявитель жаловался, в соответствии со статьей 13 Конвенции, взятой в совокупности со статьей 8 Конвенции, на отсутствие эффективных национальных средств правовой защиты в отношении опубликования Советом личных сведений.
92. Статья 13 Конвенции в части, относящейся к настоящему делу, гласит:
"Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе...".
A. Доводы сторон
93. Власти Соединенного Королевства разъяснили, что о необходимости принятия Закона о неприкосновенности частной жизни уже многие годы подчеркивалось в различных спорах, а также в личных законопроектах и многих официальных докладах. Споры продолжаются и сегодня. Но отсутствие основного права на частную жизнь в национальном законодательстве не означает отсутствие уважения частной жизни заявителя. Вопрос заключался в том, охранял ли режим законодательной защиты должным образом права заявителя, власти Соединенного Королевства считали, что охранял. Они указывали, что общее право и законные средства правовой защиты обеспечивали всеобъемлющий порядок законодательной защиты частной жизни и, следовательно, играли ту же роль, что и Закон о неприкосновенности частной жизни.
94. В частности, власти Соединенного Королевства подчеркнули, что заявитель мог предъявлять и отстаивать свои требования в КТВ, НТК и КДП. Они согласились, что эти комиссии не обязаны предоставлять "средства правовой защиты, а именно возмещения материального вреда гражданину, пострадавшему от нарушения соответствующих кодексов". Власти Соединенного Королевства утверждали, что статья 13 Конвенции не требует, чтобы каждое дело разбиралось судом или по каждому делу предоставлялось возмещение материального вреда. Кроме того, власти Великобритании утверждали, что пересмотр дела судом, как правило, также может являться приемлемым средством правовой защиты, а отклонение ходатайства заявителя о судебном пересмотре умаляет эффективность данного средства защиты.
95. Власти Соединенного Королевства утверждали также, что у заявителя были и другие средства правовой защиты. По их мнению, наиболее важным являлось средство правовой защиты, состоящее в нарушении доверия, и заявитель имел бы право предъявить иск, если бы его сняли "при обстоятельствах, дающих право надеяться на неприкосновенность его частной жизни". Власти Соединенного Королевства подчеркнули, что эта область права находится в сильной зависимости от политических убеждений, и соответственно, это область права развивалась и будет развиваться судами. Судебная практика Европейского суда оказывала большое влияние на такое развитие, а после вступления в силу Закона 1998 года о правах человека окажет еще более сильное влияние. Они также утверждали, что заявитель мог предъявить иск об оскорблении или умышленном обмане, если что-либо было бы неправильно сообщено так, что заявитель якобы участвовал в совершении насильственного преступления в отношении другого лица.
96. Заявитель утверждал, что не имел эффективных национальных средств правовой защиты. Он воспользовался основными средствами защиты (обращения в комиссии СМИ и пересмотр дела судом), но эти средства оказались неэффективными: критерий "иррациональности" при пересмотре дела судом не мог быть приравнен к проверке соразмерности в соответствии со статьей 8 и комиссии СМИ не могли возместить ущерб.
97. Кроме того, заявитель утверждал, что иск о нарушении доверия не имел реальных шансов быть удовлетворенным. Он отметил, что власти Великобритании не привели ни одного дела, в котором лицо, находящее в похожем положении, получило хотя бы частичное удовлетворение своего требования, обратившись к данному средству правовой защиты. Заявитель считал, что утверждения властей о том, что предположения о неприкосновенности частной жизни было бы достаточно для получения такого средства правовой защиты, не соответствовали национальному законодательству, и признал заслуживающим внимания тот факт, что власти Соединенного Королевства не возражали против того, что он не исчерпал все возможные национальные средства правовой защиты не предъявив такой иск. Кроме того, заявитель считал, что другие средства правовой защиты, на которые ссылались власти, не имели отношения к настоящему делу. Некоторые законы вступили в силу после событий, относящихся к настоящ

"СОГЛАШЕНИЕ МЕЖДУ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ПРАВИТЕЛЬСТВОМ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН О ВЗАИМНОЙ ЗАЩИТЕ СЕКРЕТНОЙ ИНФОРМАЦИИ"(Заключено в г. Душанбе 22.01.2003)  »
Международное законодательство »
Читайте также