ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 14.01.2003"ПО ВОПРОСУ ПРИЕМЛЕМОСТИ ЖАЛОБЫ n 61605/00 "АРКАДИЙ ИВАНОВИЧ ВИКТОРОВ (arkadiy ivanovich viktorov) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"


[неофициальный перевод]
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ВТОРАЯ СЕКЦИЯ
ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ
ПО ВОПРОСУ ПРИЕМЛЕМОСТИ ЖАЛОБЫ N 61605/00
"АРКАДИЙ ИВАНОВИЧ ВИКТОРОВ (ARKADIY IVANOVICH VIKTOROV)
ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
(Страсбург, 14 января 2003 года)
Европейский суд по правам человека (Вторая секция) в ходе заседания 14 января 2003 г. Палатой в составе:
Ж.-П. Коста, Председателя Палаты,
А. Бака,
Г. Йорундссона,
Л. Лукайдеса,
К. Бырсана,
М. Угрехилидзе,
А. Ковлера, судей,
а также с участием С. Долле, Секретаря Секции Суда,
принимая во внимание жалобу, поданную 14 июня 2000 г. и зарегистрированную 10 октября 2000 г.,
принимая во внимание доводы, представленные государством-ответчиком, и комментарии к ним, представленные заявителем,
заседая за закрытыми дверями,
принял следующее Решение:
ФАКТЫ
Заявитель, Викторов Аркадий Иванович, - гражданин Российской Федерации, 1941 г.р., проживает в г. Казани. Интересы государства-ответчика в Европейском суде представлял П.А. Лаптев, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском суде по правам человека.
В марте 1999 г. после получения разрешения на проведение планировочных работ в Московском районе г. Казани гаражно-строительный кооператив приступил к строительству 16 гаражей вблизи дома заявителя. Существовавшие на этой территории объекты - спортивная площадка и аллея - были снесены. В то же время глава администрации района выдал разрешение на сооружение ночной автомобильной стоянки вблизи гаражей и дома заявителя.
В апреле и мае 1999 г. заявитель и другие лица, проживающие в его доме, обратились с жалобами в различные административные органы относительно постройки гаражей, ссылаясь на то, что они будут причинять неудобства и негативно влиять на окружающую среду. Со стороны административных органов было указано на правомерность ведения строительных работ ввиду наличия разрешения медицинских, архитектурных органов и пожарной службы.
18 августа 1999 г. заявитель обратился в Московский районный суд г. Казани с жалобой на неправомерные действия администрации Московского района и гаражно-строительного кооператива.
18 октября 1999 г. Московский районный суд рассмотрел жалобу заявителя и оставил ее без удовлетворения на том основании, что проведение работ соответствует надлежащим правилам и инструкциям. В частности, суд признал, что городские власти сдали в аренду властям района землю для строительства гаражей. После того, как районные власти получили разрешение медицинской и коммунальной службы, план строительства был одобрен Министерством природных ресурсов Республики Татарстан. Суд отверг утверждения заявителя, что строительные работы неблагоприятно влияют на экологию в данной местности.
Заявитель подал апелляционную жалобу. Одним из оснований к апелляции явился тот факт, что в ходе судебного заседания представитель ответчика - администрации Московского района - предположительно представил в качестве доказательства по делу список жителей, поддерживающих строительство гаражей; суд отказал заявителю в удовлетворении его просьбы ознакомиться с указанным списком. Более того, несмотря на то, что список был принят в качестве доказательства по делу, заявитель при последующем ознакомлении с материалами дела этот список не обнаружил.
Решение было оставлено без изменения Верховным судом Татарстана 21 декабря 1999 г. В своем Решении Верховный суд указал на правильность выводов, сделанных судом низшей инстанции. Однако суд не вынес никакого определения по жалобе в отношении списка жителей.
СУТЬ ЖАЛОБЫ
1. На основании пункта 1 статьи 6 Конвенции заявитель жаловался на невозможность ознакомления со списком, представленным в качестве доказательства администрацией района; на то, что 18 октября 1999 г. суд продолжил рассматривать другие дела, не закончив рассмотрение дела заявителя; на то, что не велся надлежащим образом протокол судебного заседания; на то, что решение по делу заявителя было вынесено с задержкой, что осложнило процесс подачи апелляционной жалобы; и на то, что решение Московского районного суда было недостаточно обоснованно.
ПРАВО
Ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции, заявитель жаловался на то, что Московский районный суд не позволил ему ознакомиться с документом, представленным на слушании его дела ответчиком, и что имел место ряд других процессуальных нарушений. Пункт 1 статьи 6 Конвенции в части, применимой в настоящем деле, гласит:
"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом".
Власти Российской Федерации утверждали, в первую очередь, что данный документ - список жителей, которым выгодно строительство гаражей, - приобщен к материалам дела и был исследован на слушании дела. Более того, заявитель имел возможность в любое время ознакомиться с ним.
Заявитель утверждал, что, несмотря на его настойчивые требования, у него не было возможности ознакомиться с документом, поскольку "его просто не было". По мнению заявителя, только после проведения слушания дела суд запросил районные власти подготовить список, и по этой причине список не был исследован в ходе слушаний.
Европейский суд напомнил, что принцип справедливого разбирательства по делу предполагает, помимо прочего, право на состязательное разбирательство, согласно которому стороны должны иметь возможность не только знакомиться с любыми доказательствами, необходимыми для поддержания их позиций, но также знать обо всех приведенных доказательствах и представленных доводах и представить свое мнение по ним, поскольку это может повлиять на решение суда (см. Постановление Европейского суда по делу "Нидерест-Хубер против Швейцарии" ({Niderost-Huber} <*> v. Switzerland) от 18 февраля 1997 г., Reports 1997-I, p. 108, § 24; Постановление Европейского суда по делу "Мантованелли против Франции" (Mantovanelli v. France) от 18 марта 1997 г., Reports 1997-II, p. 436, § 33).
--------------------------------
<*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.
Более того, сторона судебного разбирательства должна иметь возможность ознакомиться с доказательствами до начала рассмотрения дела в суде, а также возможность выразить свое мнение об их наличии, содержании и подлинности в надлежащей форме и в надлежащее время, при необходимости, заблаговременно в письменном виде (см. Постановление Европейского суда по делу "Крчмар против Чехии" ({Krcmаr} v. Czech Republic) от 3 марта 2000 г., жалоба N 35376/97, § 42).
В отношении такого важного момента, как нарушение вышеуказанных принципов, Европейский суд отметил, что в настоящем деле оценка заявителем фактов непоследовательна. В своей первоначальной жалобе - в которой воспроизведено большинство моментов апелляционной жалобы на Решение от 18 августа 1999 г. - заявитель утверждал, что список был представлен ответчиком в ходе слушаний, но судья отказал заявителю в его просьбе ознакомиться с ним. В своих возражениях на доводы властей Российской Федерации заявитель отклонился от своей первоначальной версии, заявив, что документ появился после того, как слушание дела 18 августа 1999 г. было завершено.
Независимо от того, какая версия является верной, Европейский суд посчитал, что Решение от 18 августа 1999 г. не содержит никаких ссылок на список и не было прямо на нем основано. Принимая это во внимание, нельзя сказать, что характер и важность этого доказательства были таковыми, что предполагаемое непредоставление его заявителю сделало разбирательство в Московском районном суде в целом несправедливым (см., a contrario, упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Крчмар против Чехии", § 42).
Что касается второй части жалобы заявителя, а именно того, что слушание дела в Московском районном суде 18 августа 1999 г. неправомерно ввиду ряда других процессуальных нарушений, власти Российской Федерации заявили, что утверждения заявителя полностью необоснованны, поскольку слушание дела проходило в полном соответствии с применимыми процессуальными нормами. Заявитель указывал на фактическую несогласованность в доводах властей Российской Федерации и утверждал, что предполагаемые нарушения действительно имели место.
Однако, принимая во внимание разбирательство в целом, а также все материалы, находящиеся в его распоряжении, включая вышеупомянутые прецеденты, Европейский суд признал, что эти обстоятельства никак не раскрывают нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции.
Следовательно, жалоба является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.
НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО:
объявляет жалобу неприемлемой.
Председатель Палаты
Ж.-П.КОСТА
Секретарь Секции Суда
С.ДОЛЛЕ

"КОНСУЛЬСКАЯ КОНВЕНЦИЯ МЕЖДУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИЕЙ И РЕСПУБЛИКОЙ МАКЕДОНИЕЙ"(Заключена в г. Москве 14.01.2003)  »
Международное законодательство »
Читайте также