ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 09.01.2003"ДЕЛО "КАДЕМ (kadem) ПРОТИВ МАЛЬТЫ" [рус., англ.]


[неофициальный перевод] <*>
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО "КАДЕМ (KADEM) ПРОТИВ МАЛЬТЫ"
(Жалоба N 55263/00)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ СУДА
(Страсбург, 9 января 2003 года)
По делу "Кадем против Мальты" Европейский суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:
--------------------------------
<*> Перевод на русский язык Берестнева Ю.Ю.
К.Л. Розакиса, Председателя Палаты,
Ф. Тюлькенс,
Дж. Бонелло,
П. Лоренсена,
Н. Ваич,
С. Ботучаровой,
В. Загребельского, судей,
а также с участием С. Нильсен, заместителя Секретаря Секции Суда,
заседая 12 декабря 2002 г. за закрытыми дверями,
вынес следующее Постановление:
ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобой (N 55263/00), поданной 11 февраля 2000 г. в Европейский суд по правам человека подданным Дании Махмедом Кадемом (M"hmed Kadem) (далее - заявитель), против Мальтийской Республики в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.
2. Интересы заявителя представлял Дж. Бринкат (J. Brincat), практикующий юрист из г. Марсы (Marsa) (Мальта). Власти Мальты были представлены своим Уполномоченным при Европейском суде по правам человека Генеральным атторнеем А.Е. Борг Бартетом (A.E. Borg Barthet) и заместителем Генерального атторнея С. Камиллери (S. Camilleri).
3. Заявитель утверждал, в частности, что вопреки пункту 4 статьи 5 Конвенции, мальтийскими законами не предусматривалась возможность быстрого обжалования его задержания и ареста с целью его экстрадиции.
4. Жалоба была передана в производство Второй секции Суда (пункт 1 правила 52 Регламента Суда). В рамках этой Секции была сформирована Палата в соответствии с пунктом 1 правила 26 Регламента Суда (пункт 1 статьи 27 Конвенции) для рассмотрения этого дела.
5. Своим Решением от 20 сентября 2001 г. Европейский суд объявил жалобу частично приемлемой для рассмотрения по существу.
6. Как заявитель, так и власти Мальты представили свои замечания по существу жалобы (пункт 1 правила 59 Регламента). Европейский суд, после согласования со сторонами, решил, что нет необходимости в проведении слушаний по делу (пункт 3 правила 59 in fine), а стороны предоставили письменные отзывы на замечания друг друга.
7. 1 ноября 2001 г. Европейский суд изменил состав своих секций (пункт 1 правила 25). Это дело было передано на рассмотрение новообразованной Первой секции.
ФАКТЫ
I. Обстоятельства дела
8. Заявитель родился в 1952 г. и сейчас проживает в г. Роттердаме, Нидерланды.
9. 25 октября 1998 г. заявитель был арестован на основании ордера на предварительный арест, выданного уполномоченным судьей в связи с запросом об экстрадиции, поданным Королевством Марокко. Запрос был передан Мальте через Интерпол. Обвинение касалось участия заявителя в торговле марихуаной. Сведения, предоставленные судье Генеральным атторнеем, затрагивали, inter alia, Конвенцию ООН 1988 года "О борьбе против незаконного оборота наркотических средств с психотропных веществ" (далее - Венская конвенция), Уведомление N 120, касающееся обозначенных государств и Уведомление властей N 332, опубликованное в Правительственной газете от 24 мая 1996 г., которое повторяет текст Конвенции, к которой Мальта присоединилась 28 февраля 1996 г. К запросу прилагалось красное уведомление Интерпола, в котором было описание заявителя и отпечатки его пальцев, а также свидетельство, выданного Председателем Правительства в соответствии с подразделом 4 статьи 4 Закона 1996 года "Об экстрадиции (Указанные иностранные государства)".
10. 26 октября 1998 г. согласно пункту 1 статьи 15 Закона об экстрадиции заявитель предстал перед судом магистрата, выступающим в роли суда по уголовным делам в связи с процедурой экстрадиции. Заявителю был предоставлен адвокат. Председательствующий судья не был тем судьей, который выдавал ордер на предварительный арест. Заявитель не оспаривал законность своего ареста, и слушания по делу были отложены до 3 ноября 1998 г.
11. 28 октября 1998 г. заявитель подал в Первую палату гражданского суда жалобу, ссылаясь на то, что ордер на предварительный арест был незаконным, поскольку, inter alia, между Мальтой и Марокко не было двусторонних соглашений по поводу экстрадиции, а положения Венской конвенции не были инкорпорированы во внутреннее законодательство.
12. 30 октября 1998 г. Председатель Правительства как министр, ответственный за отправление правосудия, дал ответ на эту жалобу. Он отказал в удовлетворении требований заявителя, поскольку они были необоснованными и недобросовестными. Он подчеркнул, что Мальта и Марокко присоединились к Венской конвенции, хотя и не инкорпорировали ее положения во внутреннее право. Что касается последнего пункта, то он отметил, что мальтийское право было уже достаточно подготовлено для применения обязательств Мальты в соответствии с Венской конвенцией.
13. На следующем слушании дела, 3 ноября 1998 г., адвокат заявителя утверждал, что суд магистратов не может рассматривать дело об экстрадиции, что ордер на предварительный арест был незаконен и что заявитель должен быть освобожден. Сторона обвинения оспаривала доводы заявителя. Рассмотрение дела было отложено до 13 ноября 1998 г.
14. На следующем слушании 13 ноября 1998 г. заявитель снова утверждал, что у мальтийских судов нет полномочий рассматривать запрос об экстрадиции, поскольку между Мальтой и Марокко не было действующего соглашения об экстрадиции, и что Венская конвенция хотя и была подписана Мальтой, но не была должным образом ратифицирована в соответствии с мальтийским законодательством.
15. 20 ноября 1998 г. суд магистратов отклонил заявление об отсутствии полномочий у суда рассматривать это дело. Суд магистратов принял во внимание, в частности, доводы заявителя о том, что Венская конвенция не была ратифицирована, как того требовал Закон о ратификации международных соглашений. Он заметил, что указанный Закон действовал только при ратификации определенных международных соглашений, указанных в пункте 1 статьи 3. Заявитель утверждал, что Венская конвенция подпадала под действие подпункта "c" пункта 1 статьи 3, который устанавливал необходимость ратификации любого международного соглашения, касающегося отношений Мальты с любой многонациональной организацией, агентством, союзом или иным подобным органом. Суд магистратов не мог согласиться с таким толкованием на том основании, что Венская конвенции была обязательна для исполнения государствами, подписавшими ее, но не для Организации Объединенных Наций. Кроме того, суд магистратов отметил, что в соответствии с Законом об экстрадиции был возможен арест с целью экстрадиции любого человека, совершившего преступление в "указанных иностранных государствах". Поскольку Марокко была указана в Уведомлении 1996 года N 120, то лишение заявителя свободы нельзя рассматривать как незаконное.
16. 27 ноября 1998 г. заявитель подал апелляцию в уголовный апелляционный суд. В своем Постановлении от 12 декабря 1998 г. уголовный апелляционный суд указал, что по мальтийским законам у заявителя на той стадии рассмотрения дела не было права подавать апелляцию и что апелляция возможна только после заключения его в тюрьму для последующей экстрадиции. Кроме того, заявитель подал апелляцию несвоевременно.
17. 23 декабря 1998 г., когда рассмотрения дела по поводу экстрадиции еще не закончилось, заявитель подал жалобу в Первую палату гражданского суда по вопросу о соответствии конституции. Он утверждал, что в ходе разбирательства по делу были нарушены подпункт "f" пункта 1 и пункт 4 статьи 5 Конвенции о правах человека. Заявитель основывал свои требования на словах "законное задержание или заключение под стражу" лица, против которого принимаются меры по экстрадиции. Его основным доводом было то, что Мальта не ратифицировала должным образом какое-либо международное соглашение, дающее "законное право" арестовать его с целью экстрадиции в Марокко. Что касается его жалобы о нарушении пункта 4 статьи 5 Конвенции, заявитель указал, что нет законных оснований для заключения под стражу с целью последующей экстрадиции до разрешения дела по существу и подачи апелляции.
18. Первая палата гражданского суда вынесла дело для рассмотрения 8 января 1999 г. Но рассмотрение должно было быть отложено до 29 января 1999 г., чтобы дать возможность адвокату заявителя предоставить показания свидетелей.
19. Тем временем суд магистратов, по чьему распоряжению заявитель находился под стражей, продолжал рассмотрение дела, ожидая получить доказательства для подтверждения запроса Королевства Марокко об экстрадиции. У суда был месячный срок для завершения слушаний по делу и вынесения решения. Это срок мог быть продлен Президентом Республики, но не более чем на три месяца.
20. 15 января 1999 г. заявитель был освобожден на том основании, что не было установлено доказательств для его экстрадиции в Марокко. Генеральный атторней не возражал против этого решения. Заявителю было предписано полицией, действующей как иммиграционный орган, вернуться в Нидерланды в течение нескольких часов.
21. Жалоба заявителя в Первую палату гражданского суда все еще находилась на стадии рассмотрения, когда дело заявителя слушалось в суде магистрата. Но 16 января 1999 г. заявителю пришлось покинуть Мальту, поскольку ему было отказано в разрешении остаться на рассмотрение его апелляции в Первой палате гражданского суда. 27 января 1999 г. адвокат заявителя, которому было поручено ведение дела о соответствии Конституции, запросил Комиссара полиции как главного служащего по вопросам иммиграции разрешить заявителю вернуться в Мальту для участия в слушаниях по его апелляции в Первой палате гражданского суда.
22. 29 января 1999 г. Первая палата гражданского суда приказала назначить заявителю адвоката. По словам заявителя, в соответствии с внутренним правом любое добровольное принятие на себя этих обязанностей адвокатом, который подал апелляцию в Первую палату, подразумевает, что лицо, взявшее на себя эти обязательства, лично отвечает перед властями Мальты за все судебные расходы и издержки. У заявителя не было родственников на Мальте. Кроме того, адвокат, выступающий от его имени, не мог стать "стороной" в разбирательстве, став еще и его законным представителем, поскольку это бы серьезно затронуло этический аспект. Добровольное принятие обязательств сделало бы адвоката лично заинтересованным в деле, как будто бы это было его собственное дело.
23. Заявитель никогда не предоставлял законному представителю на Мальте права адвоката для рассмотрения его жалобы в Первой палате гражданского суда. Кроме того, заявителю никогда не давалось разрешение на въезд в Мальту и национальные суды никогда не приказывали о выдаче такого разрешения.
24. 29 января 1999 г. Первая палата гражданского суда отложила рассмотрение дела в ожидании подтверждения заявителя, что он намеревался в интересах разбирательства своего законного представится правами адвоката.
25. 3 марта 1999 г. при отсутствии сторон на возобновленном слушании, Первая палата отложила рассмотрение дела sine die. Заявитель так и не может въехать в страну для участия в слушаниях в судах дела о его незаконном содержании под стражей.
26. 1 сентября 1999 г. иск заявителя был объявлен оставленным без рассмотрения и его дело было вычеркнуто из регистрационного списка.
II. Применимое национальное законодательство и практика
A. Закон об экстрадиции
27. Статья 15 Закона об экстрадиции гласит:
"1) Лицо, арестованное во исполнение ордера в соответствии со статьей 14 настоящего Закона, должно (если оно не было ранее освобождено на основании пункта 3 данной статьи), насколько быстро это будет возможно, но не позднее сорока восьми часов после ареста, предстать перед судом магистрата (Мальты), выступающим в роли суда по уголовным делам (в настоящем Законе подразумевающийся, как суд, решающий вопросы о заключении под стражу), который обладает теми же полномочиями, включая право на возвращение под стражу и на поруки, как и суд, решающий вопросы о заключении под стражу.
(...)
3) Если документ об осуществлении какого-либо процессуального действия был издан в отношении арестованного лица, и суд, решающий вопросы о заключении под стражу, убежден, после рассмотрения доказательств, представленных в пользу запроса о выдаче этого лица, в том, что этот документ относится к преступлению, могущему быть основанием для выдачи преступника, то суд находит его необходимым:
a) если лицо обвиняется в совершении преступления, доказательств которого достаточно для начала судебного разбирательства и если это преступление подпадает под юрисдикцию уголовного суда Мальты;
b) если лицо предположительно незаконно оказалось на свободе после обвинения в совершении преступления,
суд должен, если его арест запрещен каким-либо положением настоящего Закона, поместить его под стражу в ожидании его выдачи; но если суд не находит это необходимым или заключение этого лица под стражу запрещено, суд должен освободить его из-под стражи.
Несмотря на распоряжение об освобождении его из-под стражи, такое лицо должно остаться в заключении на протяжении трех рабочих дней со дня выдачи такого распоряжения и, если была подана апелляция Генеральным атторнеем, до момента рассмотрения или отклонения этой апелляции, а также если сам Генеральный атторней выступает против освобождения такого лица".
B. Решение по делу "Полиция против Пьерра Гравины"
(The Police v. Pierre Gravina)
28. Суд магистрата Мальты, выступающий в роли суда по уголовным делам, принял 27 февраля 2001 г. следующее Решение по делу "Полиция против Пьерра Гравины":
"Доктор Дж. Бринкат (J. Brincat) [адвокат обвиняемого] утверждал, что арест был незаконен, поскольку не соответствовал необходимым условиям, указанным в пункте 1 статьи 5 Европейской конвенции, в виду того факта, что даже Уголовный кодекс приводит случаи, когда лицо может быть арестовано до рассмотрения дела судом, но в соответствии с этими же условиями никто не может снова арестовать человека для возбуждения дела.
Суд выслушал мнения обеих сторон относительно законности ареста.
Выслушав доводы сторон по делу, суд пришел к выводу, что арест был незаконным и постановил освободить обвиняемого из-под стражи".
C. Средство правовой защиты habeas corpus
29. Статья 137 Уголовного кодекса устанавливает средство правовой защиты habeas corpus. Эта статья гласит:
"Любой магистрат, который по делам, входящим в его компетенцию, не рассматривает или отказывается рассмотреть законно поданную жалобу, касающуюся незаконного содержания под стражей, и любой служащий исполнительной полиции, который по подобной же жалобе не может доказать, что сообщил о ней в течение двадцати четырех часов в выше стоящий орган, подлежат заключению под стражу на срок от одного до шести месяцев".
30. 13 апреля 1983 г. полиция арестовала Энтони Прайса (Anthony Price) за нарушение Закона об иммиграции. Во время содержания под стражей он стал подозреваемым по серьезному делу, касающемуся общественной безопасности Мальты. 17 июня 1983 г. заявитель обратился в суд магистратов, заявив, что ему должно быть предъявлено обвинение или его следует освободить. 20 июня 1983 г. суд магистратов счел, что у него было право на основании статьи 135 (теперь статья 137) Уголовного кодекса рассмотреть законно поданную жалобу, касающуюся незаконного содержания под стражей. Он также установил, что полиция не представила его перед судом в течение двадцати четырех часов, как того требовала статья 365 (теперь статья 353) Уголовного кодекса. В результате суд постановил освободить Прайса.
31. 13 июня 1990 г. Первая палата гражданского суда постановила поместить Кристофера Кремону (Christopher Cremona) под стражу на двадцать четыре часа за неуважение к суду. Задержанный подал апелляцию на основании статьи 1003 Гражданско-процессуального кодекса. Генеральный атторней, ссылаясь на Кремона, упоминавшего статью 137 Уголовного кодекса, просил суд магистратов приказать судебному распорядителю и комиссару полиции представить Кремона перед судом и приказать одному из этих органов незамедлительно освободить его из-под стражи. По мнению Генерального атторнея, апелляция Кремоны оказала суспенсивный эффект на исполнение Постановления и, в результате, его продолжающееся содержание под стражей было признано незаконным. Суд магистратов согласился с запросом Генерального атторнея.
32. В своем Постановлении от 7 января 1998 г. по делу "Кармело Сант против Генерального атторнея" (Carmelo Sant v. Attorney General) Конституционный Суд Мальты сказал следующее:
"Заявитель критикует Решение Первого достопочтенного суда, касающееся применения статьи 137 Уголовного кодекса.
Заявитель аргументирует следующим образом: "При всем моем уважении, это представляет собой правонарушение, это наказание, а не средство правовой защиты".
В ходе представления устных аргументов, адвокат заявителя сослался на подобный комментарий Европейской Комиссии по правам человека в отношении дела, которое все еще находится на ее рассмотрении [жалоба N 25642/94]. ...
"Комиссия считает, что применение статьи 137 Уголовного кодекса может привести к наказанию ответственных должностных лиц, но она не обеспечивает охрану прав заявителя, предусмотренных пунктом 3 статьи 5 Конвенции. Отсюда следует, что это не является эффективным средством правовой защиты в смысле статьи 26 Конвенции".
Если более глубоко изучить практику государства, можно увидеть, что история различна. Более сорока трех лет назад бывший Председатель Верховного суда Дж. Дж. Кремона писал... о существовании в Мальте Habeas Corpus и он проследил его истоки. Действительно это средство правовой защиты редко используется... но редкое использование какого-либо средства правовой защиты не означает, что такое средство защиты вообще не существует. На самом деле к этому средству правовой защиты прибегали в деле Эль Дигви (El Digwi) (дело о предполагаемом незаконном аресте) и в деле Кремона (Cremona) (проявление неуважения к суду или дело о кондиционере)".
ПРАВО
I. Предварительные возражения властей Мальты
33. Власти Мальты утверждали, что заявитель не исчерпал все внутренние средства правовой защиты, поскольку не воспользовался так называемым habeas corpus, предусмотренным статьей 137 Уголовного кодекса. Они также указали, что заявитель не стал дожидаться решения суда магистрата по существу запроса об экстрадиции. В своем Решении о приемлемости жалобы, Европейский суд счел, что вопрос об исчерпании всех внутренних средств правовой защиты связан с существом жалобы заявителя о нарушении пункта 4 статьи 5 Конвенции и что этот вопрос необходимо исследовать при рассмотрении дела по существу.
II. Предполагаемое нарушение пункта 4 статьи 5 Конвенции
34. Заявитель жаловался, что у него не было каких-либо средств обжаловать свой быстрый арест и содержание под стражей. Он ссылался на пункт 4 статьи 5 Конвенции, который гласит:
"Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным".
A. Полномочия суда магистратов
1. Доводы сторон
a) Заявитель
35. Ссылаясь на Постановление Европейского суда по делу "Сабер Бен Али против Мальты" (Sabeur Ben Ali v. Malta) от 29 июня 2000 г., заявитель утверждал, что суд магистратов, который дал ордер на предварительный арест, не мог рассматривать законность своего собственного решения и не мог издать приказ о его немедленном освобождении из-под стражи, поскольку он рассматривал запрос об экстрадиции по существу. В связи с этим, заявитель указывает, что статья 15 Закона об экстрадиции устанавливает, что любой приказ суда магистратов об освобождении из-под стражи может вступать в силу только через три дня после его издания. Эта ситуация еще хуже, чем в упоминавшемся выше деле "Сабер Бен Али против Мальты", поскольку, как сказано в пункте 3 статьи 401 Уголовного кодекса, если в конце расследования магистрат не сочтет представленные доказательства достаточными, для передачи дела в суд, подозреваемого должны освободить из-под стражи немедленно. Кроме того, как показано в Решении уголовного апелляционного суда от 12 декабря 1998 г., единственная возможность воспользоваться средством правовой защиты, после выдачи судом магистратов приказа об экстрадиции, было обратиться в этот суд.
36. Заявитель также подчеркивал, что он заявлял возражение в отношении отсутствия у суда магистратов полномочий 3 ноября 1998 г. (см. выше § 13) и в отношении Решения по делу, принятого 20 ноября 1998 г. (см. выше § 15), семнадцатью днями спустя.
b) Власти Мальты
37. Власти Мальты утверждали, что законность ордера на предварительный арест, равно как и правомерность последующего ареста и содержания под стражей, был рассмотрен судом магистратов, который дал свое заключение 20 ноября 1998 г., всего лишь через семь дней после подачи заявителем жалобы о проверке законности. Тот факт, что на это решение не была подана апелляция в апелляционный уголовный суд не имеет никакого отношения к вопросу о соблюдении пункта 4 статьи 5 Конвенции. Власти Мальты также утверждали, что, в любом случае, магистрат счел, что имелись достаточные основания для выдачи ордера на предварительный арест заявителя. Заключение суда магистратов основывалось на положениях Закона об экстрадиции и сведениях, предоставленных властями. Это Судебное решение отвечало положениям пункта 4 статьи 5 Конвенции.
38. Власти Мальты подчеркивали, что если суд магистратов, выступающий в роли суда по уголовным делам или суда, решающего вопросы о заключении под стражу, придет к выводу, что арест незаконен, он может приказать немедленно освободить арестованного из-под стражи. В осуществлении процедуры экстрадиции основной обязанностью суда магистратов является установить, существуют ли какие-либо правовые препятствия для выдачи преступника. Он также может разрешить какой-либо второстепенный вопрос, который может возникнуть в ходе процедуры экстрадиции, такой, как незаконность ареста экстрадируемого лица. Председатель суда магистратов обязан присутствовать на рассмотрении вопроса о незаконном аресте. Если он не присутствует на этом разбирательстве, он может быть подвергнут уголовной ответственности по статье 137 Уголовного кодекса. Если суд магистратов установит, что арест был незаконным, он должен выдать приказ о немедленном освобождении из-под стражи. Последующее рассмотрение вопроса об экстрадиции проводится с участием требуемого лица, выпущенного из-под стражи. Власти Мальты ссылались на Решение суда от 27 февраля 2001 г. по делу "Полиция против Пьерра Гравины" (см. выше § 28) и подчеркивают, что в соответствии с пунктом 1 статьи 5 Закона об экстрадиции суд, решающий вопросы о заключении под стражу при рассмотрении вопроса об экстрадиции, должен обладать такими же полномочиями, как и суд по уголовным делам.
39. Власти Мальты отмечают, что статья 15 Закона об экстрадиции и пункт 3 статьи 401 Уголовного кодекса, на которые ссылался заявитель, не имеют отношения к настоящему делу, поскольку они затрагивают вопросы освобождения из-под стражи в конце судебного разбирательства по делу и не затрагиваю вопроса о незаконности ареста. Трехдневный срок последующего нахождения под стражей, предусмотренный статьей 15 Закона об экстрадиции, не применяется при установлении незаконности ареста.
40. Власти Мальты также утверждали, что, если бы суд магистратов решил, что у него нет достаточных полномочий для продолжения рассмотрения дела, он бы выдал приказ об освобождении заявителя из-под стражи только если бы такое задержание было осуществлено при условии отсутствия у суда соответствующих полномочий. Но в настоящем деле арест соответствовал всем положениям статьи 14 Закона об экстрадиции и, таким образом, был законным, независимо от каких бы то ни было вопросов о компетенции суда магистратов.
2. Мнение Европейского суда
41. Европейский суд утверждал, что в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Конвенции лицо, арестованное или заключенное под стражу, имеет право возбудить дело о пересмотре судом процессуальных или материально-правовых вопросов, имеющих отношение к его или ее "незаконному" лишению свободы (см. Постановление Европейского суда по делу "Йечюс против Литвы" (Jecius v. Lithuania) от 31 июля 2000 г., жалоба N 34578/97, ECHR 2000, § 100). В частности, компетентный суд должен проверить не только соответствие процессуальным требованиям, содержащимся во внутреннем праве, но и легитимность преследуемой арестом или заключением под стражу цели (см. Постановление Европейского суда по делу "Гарсия Альва против Германии" (Garcia Alva v. Germany) от 13 февраля 2001 г., жалоба N 23541/94, § 39), а также он должен обладать полномочиями прекратить лишение свободы, в случае ее незаконности (см. Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Музиаль против Польши" (Musial v. Poland) от 25 марта 1999 г., жалоба N 24557/94, ECHR 1999-II, § 43, и Постановление Европейского суда по делу "Воденичаров против Словакии" ({Vodenicarov} <*> v. Slovakia) от 21 декабря 2000 г., жалоба N 24530/94, § 33). Кроме того, в соответствии с прецедентной практикой Европейского суда, пункт 4 статьи 5 Конвенции затрагивает средства правовой защиты, предусмотренные внутренним правом, которые достаточно определены, иначе требования о доступности и эффективности не выполняются (см. Постановление Европейского суда по делу "Сакик и другие против Турции" (Sakik and Others v. Turkey) от 26 ноября 1997 г., Reports of judgments and decisions 1997-VII, p. 2625, § 53).
--------------------------------
<*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.
42. В настоящем деле стороны не согласились по поводу полномочий суда магистратов, касающихся освобождения из-под стражи. В то время как заявитель утверждал, что суд не мог приказать о его освобождении до принятия решения о его экстрадиции, власти Мальты говорили, что суд магистратов мог освободить его, если бы счел, что арест был незаконным. Даже предположив, что власти Мальты интерпретируют внутреннее законодательство должным образом, Европейский суд счел, что пункт 4 статьи 5 Конвенции не выполняется. Обстоятельства, которые в силу пункта 4 статьи 5 Конвенции суд должен был исследовать выходят за рамки установления законности, указанные властями Мальты. Пересмотр, необходимый в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Конвенции, имел целью установить, было ли лишение человека свободы правомерным, он должен был учесть различные обстоятельства, свидетельствующие о необходимости содержания под стражей или об отсутствии такой необходимости. Но доказательства, представленные Европейскому суду не подтверждают, что суд магистратов, в который заявитель подавал свое ходатайство об освобождении из-под стражи, мог пересмотреть свое собственное решение (см. mutatis mutandis и в отношении пункта 3 статьи 5 Конвенции Постановление Европейского суда по делу "Акилина против Мальты" (Aquilina v. Malta) от 29 апреля 1999 г., Reports 1999-III, p. 243, § 52).
43. Кроме того, Европейский суд указал, что пункт 4 статьи 5 Конвенции, гарантируя лицам, задержанным или заключенным под стражу, право на возбуждение вопроса о законности их содержания под стражей, также провозглашает их право на быстрое Судебное решение, касающееся законности их содержания под стражей (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Музиаль против Польши", § 43). Вопрос о соблюдении права, предусмотренного пунктом 4 статьи 5 Конвенции должен рассматриваться, учитывая обстоятельств по каждому конкретному делу (см. Постановление Европейского суда по делу "Ребок против Словении" (Rehbock v. Slovenia) от 28 ноября 2000 г., жалоба N 29462/95, § 84).
44. В настоящем деле заявитель прежде всего подал иск о незаконности его ареста на слушании дела 3 ноября 1998 г. в суде магистратов (см. выше § 13). Суд же вынес Решение по этому иску спустя семнадцать дней, 20 ноября 1998 г. (см. выше § 15).
45. В этих обстоятельствах Европейский суд пришел к выводу, что вопрос законности содержания заявителя под стражей не был решен "быстро" судом магистратов, как того требовал пункт 4 статьи 5 Конвенции (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Ребок против Словении", § 82 - 86, в котором Европейский суд счел двадцати трехдневную задержку в удовлетворении ходатайства заявителя о немедленном освобождении из-под стражи чрезмерной).
B. Другие средства правовой защиты, доступные заявителю
1. Доводы сторон
a) Заявитель
46. Что касается средств правовой защиты, предусмотренных статьей 137 Уголовного кодекса, то заявитель утверждал, что не было ни одного дела, которое бы показало, что использование средств защиты, указанных в этой статье, было бы успешным.
47. В любом случае, статья 137 абсолютно не имеет никакого отношения к вопросу об экстрадиции, которая регулируется специальными нормами и международными соглашениями. По словам заявителя, Закон Мальты об экстрадиции не предусматривает возможности обращения в суд магистратов за habeas corpus, и даже если суд магистратов решить освободить из-под стражи, его решение не подлежит немедленному исполнению и может быть обжаловано.
48. Поскольку затронута невозможность продолжать конституционное судебное разбирательство, заявитель подчеркнул, что по мальтийскому праву адвокат, который получает мандат для выступления в Первой палате гражданского суда, замещает своего клиента, становится стороной по делу и лишается своей независимости. В любом случае, он заявитель считает, что обращение в Первую палата гражданского суд не может рассматриваться как эффективное средство правовой защиты и что его ходатайство не будет рассмотрено быстро.
b) Власти Мальты
49. Власти Мальты отметили, что заявитель не воспользовался средством правовой защиты, предусмотренным статьей 137 Уголовного кодекса. В соответствии с этим положением каждый, кто хочет оспорить законность его задержания или содержания под стражей может обратиться за так называемым habeas corpus, который является аналогом хорошо известным средством правовой защиты по общему праву. Когда Европейский суд принимал Постановление по делу "Акилина против Мальты" (Aquilina v. Malta) (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда § 33 и далее), он не был уверен, можно ли было использовать средство правовой защиты, предусмотренное статьей 137 Уголовного кодекса, по отношению к предположительно незаконным арестам, кроме задержаний более чем на сорок восемь часов. Но эти сомнения были развеяны Постановлением по делу "Кармело Сант против Генерального атторнея" (Carmelo Sant v. Attorney General), в котором мальтийский Конституционный Суд установил, что средство правовой защиты habeas corpus было доступно во всех делах о предположительно незаконном аресте и содержании под стражей (см. выше § 32).
50. Кроме того, власти Мальты указали, что заявитель решил не ждать решения суда магистратов по существу запроса об экстрадиции. В случае принятия решения против него, он мог бы подать апелляцию в уголовный апелляционный суд. Вместо этого, он незамедлительно обратился в Первую палату гражданского суда, поставив в своей жалобе от 23 декабря 1998 г. вопрос о нарушении пункта 4 статьи 5 Конвенции. Затем он решил не продолжать это разбирательство и его иск был объявлен оставленным без рассмотрения.
51. По мнению властей Мальты, мальтийское законодательство не содержало ничего, что могло бы помешать заявителю продолжить его конституционное судебное разбирательство после его переезда в Нидерланды. Он просто мог наделить адвоката полномочиями третьего лица для представления его интересов. Власти Мальты оспаривают утверждение адвоката заявителя, что добровольное принятие обязательств серьезно затронет этический аспект. По мнению властей Мальты, беспокойство адвоката напрямую связано с платой расходов по иску. Они также отметили, что этот же адвокат мог получить права и действовать как атторней в суде.
2. Мнение Европейского суда
52. Европейский суд рассмотрел все дела, на которые ссылались власти Мальты в поддержку своего утверждения, что заявитель мог добиться пересмотра законности его содержания под стражей, сославшись на статью 137 Уголовного кодекса. Европейский суд счел, что, как вытекает из его формулировки, это положение в первую очередь направлено не наказание должностных лиц, которые не смогли уделить должное внимание жалобам на незаконное содержание под стражей. Действительно, в некоторых случаях суды опирались на это положение, как основание для освобождения задержанного из-под стражи. Но, не считая дело Энтони Прайса (Anthony Price), которое затрагивало превышение сорока восьми часового срока для представления задержанного перед судом магистратов (см. выше § 30) и дело Кристофера Кремоны (Christopher Cremona), которое затрагивало отложение исполнения Решения суда по делу, в котором и сторона защиты, и сторона обвинения согласились, что задержание было незаконным (см. выше § 31), власти Мальты не привели ни одного примера, в котором статья 137 успешно использовалась бы для оспаривания законности задержания или содержания под стражей лица, против которого было возбуждено дело об экстрадиции. В деле заявителя сорока восьми часовой срок не был превышен, он не был обвинен соответствующим судом, и сторона обвинения не поддержала его жалобу о незаконном аресте. Европейский суд, тем не менее, счел, что власти Мальты не продемонстрировали, что заявитель мог добиться пересмотра законности его содержания под стражей, основываясь на статье 137 Уголовного кодекса (см. Постановление Европейского суда по делу "Сабер Бен Али против Мальты" (Sabeur Ben Ali v. Malta) от 29 июня 2000 г., жалоба N 35892/97, § 39).
53. Что касается невозможности заявителя поддерживать свой иск в Первой палате гражданского суда, то необходимо помнить, что целью пункта 4 статьи 5 Конвенции является обеспечение "быстрого" пересмотра законности содержания под стражей (см., например, Постановление Европейского суда по делу "Барановски против Польши" (Baranowski v. Poland) от 28 марта 2000 г., жалоба N 28358/95, ECHR 2000-III, § 68). Европейский суд отметил, что в соответствии с описанием, данным властями Мальты в выше указанном деле "Сабер Бен Али против Мальты" подача жалобы, затрагивающей Конституцию, ведет к рассмотрению дела в Первой палате гражданского суда и возможности подачи апелляции в Конституционный Суд. Это громоздкая процедура, особенно учитывая, что, как показывает практика, апелляции в Конституционный Суд подаются, как само собой разумеющееся. Кроме того, недавняя практика показывает, что такие разбирательства гораздо длиннее, чем те, которые мы называем "быстрыми" по смыслу пункта 4 статьи 5 Конвенции (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Сабер Бен Али против Мальты", § 40). В настоящем деле иск заявителя в гражданский суд был подан 23 декабря 1998 г. (см. выше § 17), и 15 января 1999 г., когда заявитель был оправдан и отпущен из-под стражи, все еще находился на рассмотрении (см. выше § 20 и 21). Из этого следует, что возбуждение апелляционного производства о соответствии Конституции не обеспечивает заявителю быстрый пересмотр законности его содержания под стражей.
54. Следовательно, у заявителя не было возможности воспользоваться средствами правовой защиты, предусмотренными внутренним законодательством, позволяющими оспорить законность его содержания под стражей. Таким образом, пункт 4 статьи 5 Конвенции был нарушен. В результате, в удовлетворении протеста властей Мальты, касающегося исчерпания всех внутренних средств правовой защиты, должно быть отказано.
III. Применение статьи 41 Конвенции
55. Статья 41 Конвенции гласит:
"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".
A. Ущерб
56. Заявитель требовал 15000 мальтийских лир в возмещение материального ущерба. Он подчеркивал, что процедура об экстрадиции помешала ему заниматься своим делом (он владел магазином в Нидерландах) в течение трех месяцев. Кроме того, некоторые члены его семьи приезжали навещать его в Мальту и он возмещал их дорожные расходы.
57. Кроме того, заявитель требовал 5000 мальтийских лир в возмещение морального вреда. Он утверждал, что он претерпел душевные страдания, вызванные долготой судебного разбирательства. Он был вынужден жить не с семьей и содержался в тюрьме, где, ввиду его языка, он испытывал трудности в общении, даже в отношении простых нужд. Заявитель утверждал, что между предполагаемым нарушением Конвенции и его моральными страданиями существовала причинная связь, поскольку ордер на его арест не должен был выдаваться только по запросу Интерпола.
58. Власти Мальты ходатайствовали об отказе в удовлетворении требований заявителя. Что касается материального ущерба, они утверждали, что заявитель не смог предоставить доказательств, что он является владельцем магазина в Нидерландах и что он понес убытки вследствие его задержания в Мальте. В любом случае, никакой причинной связи не может быть установлено между предполагаемым ущербом и нарушением пункта 4 статьи 5 Конвенции, поскольку ничто не указывает то, что если бы эти положения соблюдались, арест и содержание заявителя под стражей были бы признаны незаконными. В связи с этим власти Мальты напоминают, что в своем Решении о приемлемости жалобы Европейский суд установил, что требование заявителя, касающееся подпункта "f" пункта 1 статьи 5 Конвенции, было плохо аргументировано.
59. Что касается морального вреда, власти Мальты указали, что заявитель не доказал свои требования в части лингвистических трудностей, которые он испытывал, находясь под стражей. Проживание вдали от семьи является обычным последствием нахождения под стражей, а процессуальные действия против него велись с требуемой быстротой. В любом случае, нет никакой причинной связи между возмещением требуемых убытков и нарушением Конвенции.
60. Европейский суд отклонил требования, касающиеся возмещения материального ущерба, поскольку не было причинной связи между предполагаемыми убытками и установленным нарушением Конвенции. Европейский суд не может делать предположения об исходе судебного разбирательства. Вместе с тем, Европейский суд считает, что заявитель несомненно понес моральный вред ввиду невозможности обратиться в суд, который бы пересмотрел законность его содержания под стражей. Учитывая обстоятельства дела и принимая решение на основе принципов справедливости, как того требует статья 41 Конвенции, Европейский суд присуждает заявителю 5000 евро.
B. Судебные расходы и издержки
61. Заявитель также требовал возмещения 1415,66 мальтийских лир в возмещение расходов понесенных при разбирательстве в национальных судах и 1500 мальтийских лир в возмещение издержек в Европейском суде.
62. Власти Мальты заметили, что издержки в суде магистратов и уголовном апелляционном суде имели бы место независимо от нарушения пункта 4 статьи 5 Конвенции. Разбирательство в Первой палате были добровольно прекращены заявителем, и любые расходы в связи с этим - которые могут быть подтверждены ведомостью издержек по делу - были понесены напрасно. Тем не менее, власти Мальты сочли, что в удовлетворении требования заявителя о возмещении издержек, понесенных в национальных органах власти, должно быть отказано.
63. Что касается расходов в Европейском суде, власти Мальты отметили, что жалоба, поданная в соответствии с подпунктом "f" пункта 1 статьи 5 Конвенции, была признана неприемлемой, что в Страсбурге не проводилось слушания по делу и что разбирательство носило письменный характер. В свете выше сказанного власти Мальты сочли требования заявителя в этом отношении чрезмерными.
64. В соответствии с прецедентным правом Европейского суда, возмещение может быть назначено в результате судебных расходов и издержек, только если они были действительно и необходимо понесены заявителем и имеют разумный размер (см. Постановление Европейского суда по делу "Бельчук против Польши" (Belziuk v. Poland) от 25 марта 1998 г., Reports 1998-II, p. 573, § 49). В настоящем деле заявитель не смог предоставить подробный отчет о своих расходах. Но следует принять во внимание, что перед подачей жалобы в Страсбург, интересы заявителя представлял выбранный им же адвокат, который различными способами пытался оспорить в различных органах власти Мальты законность его ареста. Европейский суд учел, что заявитель понес некоторые расходы как на национальном, так и на Европейском уровне, с целью доказать нарушение Конвенции (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского суда по делу "Рохас Моралес против Италии" (Rojas Morales v. Italy) от 16 ноября 2000 г., жалоба N 39676/98, § 42). Принимая во внимание особенности настоящего дела, Европейский суд присудил заявителю 1000 евро в возмещение расходов, понесенных в национальных судах и 1500 евро как компенсацию издержек в Европейском суде, и таким образом общая сумма составила 2500 евро.
C. Процентная ставка при просрочке платежей
65. Европейский суд считает, что размер пени по выплате компенсации должен быть установлен в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.
НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО:
1) отклонил предварительные возражения властей Мальты;
2) постановил, что имело место нарушение пункта 4 статьи 5 Конвенции;
3) постановил:
a) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю следующие суммы, подлежащие переводу в мальтийские лиры по курсу на день выплаты:
i) 5000 евро (пять тысяч евро) в возмещение морального
вреда;
ii) 2500 (две тысячи пятьсот евро) в возмещение судебных
расходов и издержек;
b) что с даты истечения вышеуказанного трехмесячного срока до момента выплаты простые проценты должны начисляться на эти суммы в размере, равном минимальному ссудному проценту Европейского Центрального Банка плюс три процента;
4) отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.
Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 9 января 2003 г., в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.
Председатель Палаты
Христос РОЗАКИС
Секретарь Секции Суда
Серен НИЛЬСЕН



EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS
FIRST SECTION
CASE OF KADEM v. MALTA
(Application No. 55263/00)
JUDGMENT <*>
(Strasbourg, 9.I.2003)
In the case of Kadem v. Malta,
--------------------------------
<*> This judgment will become final in the circumstances set out in Article 44 § 2 of the Convention. It may be subject to editorial revision.
The European Court of Human Rights (First Section), sitting as a Chamber composed of:
Mr C.L. Rozakis, President,
Mrs F. Tulkens,
Mr G. Bonello,
Mr P. Lorenzen,
Mrs {N. Vajic},
Mrs S. Botoucharova,
Mr V. Zagrebelsky, judges,
and Mr S. Nielsen, Deputy Section Registrar,
Having deliberated in private on 12 December 2002,
Delivers the following judgment, which was adopted that date:
PROCEDURE
1. The case originated in an application (No. 55263/00) against the Republic of Malta lodged with the Court under Article 34 of the Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms ("the Convention") by a Dutch national, Mr M"hmed Kadem ("the applicant"), on 11 February 2000.
2. The applicant was represented by Mr J. Brincat, a lawyer practising in Marsa (Malta). The Maltese Government ("the Government") were represented by their Agent, Mr A.E. Borg Barthet, Attorney General, and by Mr S. Camilleri, Deputy Attorney General.
3. The applicant alleged, in particular, that contrary to Article 5 § 4 of the Convention, there were no means available to him under Maltese law to challenge speedily his arrest and detention with a view to extradition.
4. The application was allocated to the Second Section of the Court (Rule 52 § 1 of the Rules of Court). Within that Section, the Chamber that would consider the case (Article 27 § 1 of the Convention) was constituted as provided in Rule 26 § 1 of the Rules of Court.
5. By a decision of 20 September 2001 the Court declared the application partly admissible.
6. The applicant and the Government each filed observations on the merits (Rule 59 § 1). The Court having decided, after consulting the parties, that no hearing on the merits was required (Rule 59 § 2 in fine), the parties replied in writing to each other"s observations.
7. On 1 November 2001 the Court changed the composition of its Sections (Rule 25 § 1). This case was assigned to the newly composed First Section.
THE FACTS
I. The circumstances of the case
8. The applicant was born in 1952 and lives in Rotterdam, the Netherlands.
9. On 25 October 1998 the applicant was arrested on the strength of a provisional arrest warrant issued by a duty magistrate in connection with a request for his extradition made by the Kingdom of Morocco. The request was relayed to Malta through Interpol. The charge related to the applicant"s involvement in international drug trafficking in cannabis. The information laid before the magistrate by the Attorney General referred, inter alia, to the 1988 United Nations Convention against Illicit Traffic in Narcotic Drugs and Psychotropic Substances ("the Vienna Convention"), to Legal Notice 120 concerning designated countries and Government Notice 332 published in the Government Gazette of 24 May 1996 which reproduced the text of the Convention to which Malta acceded on 28 February 1996. Attached to the request was a Red Notice issued by Interpol bearing the applicant"s description and fingerprints as well as a certificate issued by the Prime Minister under subsection (4) of section 4 of the 1996 Order on Extradition (Designated Foreign Countries).
10. On 26 October 1998, pursuant to section 15 (1) of the Extradition Act, the applicant was brought before the Magistrates" Court acting as a court of criminal inquiry in connection with extradition proceedings. A defence counsel was appointed for him. The presiding magistrate was different from the one who issued the provisional arrest warrant. The applicant did not challenge the lawfulness of his arrest and the proceedings were adjourned until 3 November 1998.
11. On 28 October 1998 the applicant filed a judicial act with the First Hall of the Civil Court alleging that the provisional arrest warrant was unlawful because, inter alia, there were no bilateral extradition arrangements between Malta and Morocco and the Vienna Convention had not been incorporated into domestic law.
12. On 30 October 1998 the Prime Minister as the minister responsible for justice matters replied to the act. The Prime Minister rejected the applicant"s claim as frivolous and vexatious. He stressed that both Malta and Morocco were parties to the Vienna Convention even though the Convention had not been incorporated into domestic law. On the latter point, he noted that Maltese law was already sufficiently equipped and adequate to implement Malta"s obligation under the Vienna Convention.
13. At its next sitting on 3 November 1998, the applicant"s lawyer pleaded that the Magistrates" Court did not have jurisdiction to hear the case for extradition, that the provisional arrest warrant was therefore unlawful and that the applicant should be released. The prosecution disputed the applicant"s reasoning. The case was adjourned to 13 November 1998.
14. At the further hearing on 13 November 1998 the applicant again pleaded that the Maltese courts lacked jurisdiction to examine the extradition request as there was no extradition treaty in force between Malta and Morocco and that the Vienna Convention, although signed by Malta, had not been duly ratified in accordance with Maltese law.
15. On 20 November 1998 the Magistrates" Court rejected the plea of lack of jurisdiction and declared that it had jurisdiction to hear the case. The Magistrates" Court took into account, in particular, the applicant"s argument according to which the Vienna Convention had not been ratified as required by the Ratification of Treaties Act. It observed, however, that the said Act only provided for the ratification of certain treaties, indicated in section 3 (1). The applicant argued that the Vienna Convention fell under section 3 (1) (c), which imposed the ratification of any treaty affecting or concerning the relationship of Malta with any multinational organisation, agency, association or similar body. The Magistrates" Court could not accept such an interpretation, on the ground that the Vienna Convention was binding for the States which signed it, but not for the United Nations. Therefore, it could not give rise to a relationship between Malta and the United Nations. The Magistrates" Court moreover observed that the Extradition Act authorised arrest with a view to extradition of any person accused of an offence in a "designated foreign country". As Morocco had been designated foreign country by Legal Notice 120 of 1996, the applicant"s deprivation of liberty could not be regarded as unlawful.
16. On 27 November 1998 the applicant appealed to the Court of Criminal Appeal. In a judgment of 12 December 1998, the Court of Criminal Appeal found that there was no right of appeal at that stage of the proceedings under Maltese law and that an appeal was only possible when a person was subject to an order committing him to custody to await his removal. Furthermore, the applicant had filed his appeal out of time.
17. On 23 December 1998, while the extradition proceedings were still pending, the applicant filed an application with the First Hall of the Civil Court in its constitutional jurisdiction. He alleged that his case gave rise to violations of Article 5 §§ 1 (f) and 4 of the European Convention on Human Rights. The applicant based his claim on the words "lawful arrest or detention" of a person in connection with extradition proceedings. His main argument was that Malta had not duly ratified any international treaty giving the State "legal authority" to arrest him with a view to his extradition to Morocco. As to his plea concerning Article 5 § 4, the applicant stated that there was no possibility to have the legality of the detention for extradition examined before the case was decided and an appeal lodged.
18. The First Hall of the Civil Court listed the case for hearing on 8 January 1999. However, the case had to be adjourned to 29 January 1999 to enable the applicant"s lawyer to produce witness evidence.
19. In the meantime, the Magistrates" Court, under whose order the applicant was kept in detention, continued to hear the case, in anticipation of obtaining the relevant evidence to support the extradition request from the Kingdom of Morocco. The court had a one-month time-limit in which to conclude the hearings and render its decision. This period could be extended by further periods of up to a maximum of three months by the President of the Republic.
20. On 15 January 1999 the applicant was discharged on the grounds that there was no evidence to justify his extradition to Morocco. The Attorney General did not appeal against the decision. The applicant was ordered by the police, acting as the Immigration Authority, to return to the Netherlands within hours.
21. The applicant"s application to the First Hall of the Civil Court was still pending when the applicant"s case was being heard by the Magistrates" Court. However, on 16 January 1999 the applicant had to leave Malta, having been refused permission to stay in Malta pending the examination of his application to the First Hall of the Civil Court. On 27 January 1999 the applicant"s lawyer, who had been instructed by the applicant to file the constitutional case, requested that the Commissioner of Police, as Principal Immigration Officer, be ordered to allow the applicant to return to Malta for the hearing of the case which was pending before the First Hall of the Civil Court.
22. On 29 January 1999 the First Hall of the Civil Court ordered that a lawyer be appointed for the applicant. According to the applicant, under domestic law any voluntary assumption of this mandate by the lawyer who filed the application to the First Hall would imply that the person assuming it would be personally responsible to the Government of Malta for all costs and expenses incurred in the proceedings. The applicant had no relatives in Malta. Furthermore, the lawyer acting on his behalf could not assume the position of a "party" in the proceedings had he applied to act as his lawyer in addition to being his legal representative since this would have raised serious issues of professional ethics. The acceptance of a voluntary mandate would make the lawyer personally involved in the proceedings as if it were his own case.
23. In the event, the applicant never gave a power of attorney to a legal representative in Malta to enable his claim to be dealt with by the First Hall of the Civil Court. Furthermore, the applicant was never granted permission to enter Malta and the domestic court never ordered that permission be granted.
24. On 29 January 1999 the First Hall of the Civil Court adjourned the case pending the applicant"s confirmation that he intended to issue a power of attorney to a legal representative for the purposes of the proceedings.
25. On 3 March 1999, in the absence of the parties at the resumed hearing, the First Hall adjourned the case sine die. The applicant still could not enter the country to continue the proceedings in the Maltese courts regarding the lawfulness of his detention.
26. On 1 September 1999 the applicant"s action was declared deserted and his case was struck off the list.
II. Relevant domestic law and practice
A. The extradition Act
27. In so far as relevant, Article 15 of the Extradition Act reads as follows:
"(1) A person arrested in pursuance of a warrant under section 14 of this Act shall (unless previously discharged under subsection (3) of that section) be brought as soon as practicable and in any case not later than forty-eight hours from his arrest before the Court of Magistrates (Malta) as a court of criminal inquiry (in this Act referred to as the court of committal) which shall have for the purposes of the proceedings under this section the same powers, as nearly as may be, including power to remand in custody or on bail, as the said court has when sitting as aforesaid. (...).
(3) Where an authority to proceed has been issued in respect of the person arrested and the court of committal is satisfied, after hearing any evidence tendered in support of the request for the return of that person or on behalf of that person, that the offence to which the authority relates is an extraditable offence and it is further satisfied
(a) where the person is accused of the offence, that the evidence would be sufficient to warrant his trial for that offence if it had been committed within the jurisdiction of the Courts of Criminal Justice of Malta;
(b) where the person is alleged to be unlawfully at large after conviction of the offence, that he has been so convicted and appears to be so at large,
the court shall, unless his committal is prohibited by any other provision of this Act, commit him to custody to await his return thereunder; but if the court is not so satisfied or if the committal of that person is so prohibited, the court shall discharge him from custody.
Provided that notwithstanding any order discharging him from custody such person shall remain in custody until the expiration of three working days from any such order and, where an appeal has been entered by the Attorney General, until the appeal is disposed of or abandoned, or the Attorney General consents to the release of such person".
B. The decision in the case of The Police v. Pierre Gravina
28. The Magistrates" Court of Malta, acting as a court of criminal inquiry, gave on 27 February 2001 the following decision in the case of The Police v. Pierre Gravina:
"Dr. J. Brincat [the lawyer of the accused] points out that the arrest is illegal since it does not conform with the necessary conditions laid out in Art. 5 (1) of the European Convention in view of the fact that even the Criminal Code lays down the circumstances in which a person can be brought under arrest before the Court, but in the circumstances no one is entitled to once again formally arrest the person charged so as to initiate proceedings.
Having heard both parties as to whether the arrest is justified or not.
Having heard submissions by the parties regarding the case, in the circumstances the arrest is not justified and thus orders the release of the person charged".
C. The remedy of habeas corpus
29. Article 137 of the Criminal Code provides for the remedy of habeas corpus. This provision reads as follows:
"Any magistrate who, in a matter within his powers, fails or refuses to attend to a lawful complaint touching an unlawful detention, and any officer of the Executive Police, who, on a similar complaint made to him, fails to prove that he reported the same to his superior authorities within twenty-four hours shall, on conviction, be liable to imprisonment for a term from one to six months."
30. On 13 April 1983 the police arrested Anthony Price for a breach of the Immigration Act. During his detention he became suspect of a serious offence concerning the public security of Malta. On 17 June 1983 the applicant applied to the Magistrates" Court requesting that he should be either charged or released. On 20 June 1983 the Magistrates" Court considered that it had the power under section 135 (currently section 137) of the Criminal Code to attend to a lawful complaint touching on unlawful detention. It also found that the police had not brought Price before the Magistrates" Court within 48 hours as required by section 365 (currently section 353) of the Criminal Code. As a result, the court ordered Price"s release.
31. On 13 June 1990 the First Hall of the Civil Court ordered Christopher Cremona to be detained for twenty-four hours for contempt of court. The detainee appealed under section 1003 of the Code of Organisation and Civil Procedure. The Attorney General, with reference to Cremona having invoked section 137 of the Criminal Code, requested the Magistrates" Court to order the Acting Registrar of the Court and the Commissioner of Police to bring Cremona before the Court and order either of them to set him free at once. According to the Attorney General, Cremona"s appeal had suspensive effect on the execution of the judgment and, as a result, his continued detention was illegal. The Magistrates" Court acceded to the Attorney General"s request.
32. In a judgment given on 7 January 1998 in the case of Carmelo Sant v. Attorney General, the Maltese Constitutional Court decided as follows:
"The applicant criticises the decision of the first Honourable Court on the use which could have been made of Article 137 of the Criminal Code.
The applicant reasoned as follows: "With all due respect this is an offence in itself, it is a punishment and not a remedy".
During oral submissions applicant"s counsel made reference to a similar comment made by the European Commission on Human Rights with regard to a case still pending before the European Commission [application no 25642/94]. ...
"The Commission further considers that, in the circumstances of the case making use of Article 137 of the Criminal Code might have led to the punishment of the public officials involved but would not have secured the rights of the applicant under Article 5 § 3 of the Convention. It follows that this is not an effective remedy, within the meaning of Article 26 of the Convention"
If one delves more deeply into the practice of a country, one will note that history is different. More than forty-three years ago, former Chief Justice J.J. Cremona was writing... about the existence of Habeas Corpus in Malta and he traced its roots precisely on this. It is true that this remedy is not often used... but from the fact that the remedy is not often made use of one cannot infer that the remedy does not exist. In fact recently this remedy was resorted to in the cases of El Digwi (arrest alleged to be illegal) as well as in the Cremona case (contempt of court or the air conditioner case)."
THE LAW
I. The government"s preliminary objection
33. The Government alleged that the applicant did not exhaust domestic remedies, as he failed to make use of the so-called habeas corpus procedure provided by Article 137 of the Criminal Code. They moreover pointed out that the applicant had decided not to await for the decision of the Magistrates" Court"s on the merits of the extradition request. In its decision on admissibility the Court considered that the question of exhaustion of domestic remedies was linked to the substance of the applicant"s complaint under Article 5 § 4 of the Convention and that it should therefore be joined to the examination of the merits of the case.
II. Alleged violation of Article 5 § 4 of the Convention
34. The applicant complains that there were no means available to him to challenge speedily his arrest and detention. He invokes Article 5 § 4 of the Convention, which provides:
"Everyone who is deprived of his liberty by arrest or detention shall be entitled to take proceedings by which the lawfulness of his detention shall be decided speedily by a court and his release ordered if the detention is not lawful."
A. The powers of the Magistrates" Court
1. The parties" submissions
(b) The applicant
Нумерация разделов дана в соответствии с источником опубликования. 35. Relying on the Sabeur Ben Ali v. Malta judgment of 29 June 2000, the applicant submits that the Magistrates" Court which had issued the provisional arrest warrant could not review the legality of its own decision and could not order his immediate release since it was dealing with the merits of the extradition request. In this respect, the applicant points out that Section 15 of the Extradition Act specifically lays down that any order of release by the Magistrates" Court cannot come into effect but after the lapse of three days. This situation is even worse than the one examined by the Court in the above cited Sabeur Ben Ali case, as in ordinary criminal proceedings Section 401 (3) of the Criminal Code states that if at the end of an inquiry the magistrate is not satisfied that there are sufficient grounds to commit for trial, the release is immediate. Furthermore, as shown by the decision of 12 December 1998 of the Court of Criminal Appeal, it was only possible to seek a remedy from the latter court after an extradition order had been made by the Magistrates" Court.
36. The applicant also underlines that he had raised his objection concerning the lack of jurisdiction of the Magistrates" Court on 3 November 1998 (see paragraph 13 above), and that a decision on this issue was given on 20 November 1998 (see paragraph 15 above), which is seventeen days later.
(b) The Government
37. The Government state that the legal basis of the provisional arrest warrant as well as the lawfulness of the applicant"s subsequent arrest and detention were reviewed speedily by the Magistrates" Court which gave its decision on 20 November 1998, just seven days after the applicant had raised the plea of illegality. The fact that no appeal against that decision lay to the Court of Criminal Appeal is irrelevant for the purposes of compliance with Article 5 § 4. The Government further submitted that, in any event, the duty magistrate satisfied himself as to the legality of issuing a provisional arrest warrant against the applicant. The magistrate"s review was conducted with respect to the terms of the Extradition Act and the information laid down before him by the authorities. That judicial decision complied with the requirements of Article 5 § 4.
38. The Government emphasise that when the Magistrates" Court, whether as a court of criminal inquiry

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 07.01.2003"ДЕЛО "КОРЕЛЛИС (korellis) ПРОТИВ КИПРА" [рус., англ.]  »
Международное законодательство »
Читайте также