ЧАСТИЧНОЕ РЕШЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 07.03.2002"ПО ВОПРОСУ ПРИЕМЛЕМОСТИ ЖАЛОБЫ n 70276/01, ПОДАННОЙ ВЛАДИМИРОМ АЛЕКСАНДРОВИЧЕМ ГУСИНСКИМ ПРОТИВ РОССИИ" [рус., англ.]

с английского] <*>
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
ЧАСТИЧНОЕ РЕШЕНИЕ
ПО ВОПРОСУ ПРИЕМЛЕМОСТИ ЖАЛОБЫ N 70276/01,
ПОДАННОЙ ВЛАДИМИРОМ АЛЕКСАНДРОВИЧЕМ ГУСИНСКИМ
ПРОТИВ РОССИИ
(Страсбург, 7 марта 2002 года)
Европейский суд по правам человека (Первая секция), заседая 7 марта 2002 года Палатой в составе:
--------------------------------
<*> Перевод с английского Берестнева Ю.Ю.
Х. Л. Розакиса, - председателя Палаты Суда,
Ф. Тюлькенс,
П. Лоренсена,
Н. Ваич,
Э. Левитса,
А. Ковлера,
В. Загребельского, - судей,
Э. Фриберга - секретаря секции Суда,
изучив жалобу, поданную 9 января 2001 года и зарегистрированную 12 июня 2001 года,
проведя обсуждение,
принял следующее Решение:
ФАКТЫ
Заявитель - Владимир Александрович Гусинский, гражданин России и Израиля, 1952 года рождения, проживающий в Гибралтаре. В Суде его интересы представляет британская юридическая фирма "Си-Эм-Эс Кэмерон Маккенна".
A. Обстоятельства дела
Обстоятельства дела, согласно материалам, представленным заявителем, состоят в следующем.
1. ЗАО "Медиа-Мост" и ОАО "Газпром"
Заявитель является бывшим председателем Совета директоров и владельцем контрольного пакета акций ЗАО "Медиа-Мост", российского частного медиахолдинга, в который входил, в частности, и популярный телевизионный канал "НТВ". В 2000 году ЗАО "Медиа-Мост" участвовало в споре с контролируемой государством естественной монополией в области газовой промышленности ОАО "Газпром" по поводу долгов ЗАО "Медиа-Мост" "Газпрому".
После того, как ОАО "Газпром" прервало переговоры по задолженности, 11 мая 2000 года помещения ЗАО "Медиа-Мост" заняли бойцы спецназа Генеральной прокуратуры Российской Федерации и Федеральной службы безопасности Российской Федерации <*>. Были изъяты некоторые документы и другие материалы для использования в качестве улик при расследовании нарушений права на неприкосновенность частной жизни, которые якобы были допущены сотрудниками службы охраны группы "Медиа-Мост".
--------------------------------
<*> Так в тексте. - Примеч. пер.
После вышеописанных событий в отношении заявителя Генеральной прокуратурой Российской Федерации было возбуждено уголовное дело.
2. Расследование по делу
о лицензии на телевещание компании "Русское видео".
Уголовные дела N 18/191012-98 и 18/221012-98
2 ноября 1999 года заявитель был допрошен старшим следователем Генеральной прокуратуры Российской Федерации по особым делам В.Д. Николаевым. Из протокола допроса следует, что он проводился в связи с расследованием по поводу передачи государственным предприятием ФГП РГК "Русское видео" (далее именуется - РГК "Русское видео") лицензии на вещание Обществу с ограниченной ответственностью (ООО) "Русское видео - 11 канал" (далее именуется - "ООО "Русское видео") в нарушение ряда положений Гражданского кодекса Российской Федерации.
Формуляр протокола допроса свидетеля был заполнен и подписан заявителем и следователем В.Д. Николаевым. Заявителю была предоставлена возможность ознакомиться с записями, сделанными по ходу допроса, и добавить свои замечания. В протоколе было указано, что заявитель награжден орденом Дружбы народов.
После этого допроса Постановлением следователя В.Д. Николаева от 15 марта 2000 года в отношении заявителя было возбуждено уголовное дело N 18/191012-98 по обвинению в мошенничестве. Тем же постановлением указанное уголовное дело было соединено с уголовным делом N 18/221012-98, из которого оно и возникло. Дело N 221012 было связано с обвинениями в незаконном присвоении денежных средств одним из руководителей РГК "Русское видео" Рождественским. Обвинения по обоим делам касались деятельности РГК "Русское видео" и ООО "Русское видео" и, в частности, вопроса о вхождении ЗАО "Медиа-Мост" в ООО "Русское видео" и увеличении уставного капитала, приведшем к перераспределению долей акционеров.
3. Заключение заявителя под стражу 13 июня 2000 года
11 июня 2000 года заявитель был вызван в Генеральную прокуратуру Российской Федерации для допроса в качестве свидетеля по другому уголовному делу. На момент выдачи повестки Генеральной прокуратурой Российской Федерации заявитель находился за границей, тем не менее он скорректировал свои планы таким образом, чтобы вернуться в Россию. По прибытии в Генеральную прокуратуру Российской Федерации 13 июня 2000 года заявитель был взят под стражу и помещен в Бутырскую тюрьму на основании постановления, вынесенного следователем В.Д. Николаевым. 13 июня 2000 года заявителю не позволили переговорить по телефону со своими адвокатами. Вместо этого следователь сам позвонил секретарю заявителя и сообщил ей о его аресте. Поскольку это был конец рабочего дня, секретарь заявителя и его адвокаты в тот день не смогли предпринять никаких действий для опротестования заключения его под стражу.
Несмотря на то, что, согласно постановлению, вынесенному в тот же день, заявителя должны были направить в следственный изолятор Федеральной службы безопасности Российской Федерации, его поместили в Бутырскую тюрьму, которая, по словам заявителя, печально известна плохими условиями содержания заключенных, переполнена заключенными, в ней распространены серьезные инфекционные заболевания; в целом эта тюрьма гораздо хуже по условиям содержания, чем следственный изолятор, в который должны были направить заявителя.
В постановлении указывалось, что на основании ст. 90 - 92 и ст. 96 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР следователь В.Д. Николаев рассматривает мошенничество, в котором подозревался заявитель, как серьезную угрозу для общества, и считает, что оно подлежит наказанию в виде лишения свободы, и что заявитель может воспрепятствовать установлению истины по данному делу и попытаться скрыться от следствия и суда. Поэтому было вынесено постановление о его задержании с санкции заместителя Генерального прокурора Российской Федерации В.В. Колмогорова.
Заявитель содержался под стражей до 16 июня, за этот период он еще дважды подвергался допросам - 14 и 16 июня.
14 июня допрос проводился в присутствии адвокатов заявителя. Перед началом допроса заявителю было разъяснено, что он подозревается в совершении мошенничества в крупных размерах на основании пп. "б" ч. 3 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации. По требованию заявителя и его адвокатов были даны более подробные разъяснения обвинений: следствием утверждалось, что в 1996 - 1997 гг., в результате учреждения различных коммерческих структур (в том числе ЗАО "Медиа-Мост"), функции телевизионного вещания были обманным путем переданы от государственной компании "Русское видео" частной компании ООО "Русское видео", вследствие чего РГК "Русское видео" лишилась 11-го телевизионного канала стоимостью в 10 млн. долларов. Утверждалось также, что в 1997 г. заявитель, действуя в сговоре с Рождественским, начал использовать 11-й канал в собственных целях, не перечисляя при этом никаких платежей государству. Заявитель отказался от подробных комментариев по поводу утверждений следствия, отметив лишь, что, по его мнению, дело против него свидетельствует о незнании российских законов и о наличии "политического заказа" в отношении него.
15 июня 2000 года адвокатами заявителя было подано ходатайство на имя следователя В.Д. Николаева (и копия была направлена Генеральному прокурору Российской Федерации В.В. Устинову) с жалобой на незаконный арест заявителя по следующим основаниям:
a) арест был произведен в нарушение ст. 90 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР;
b) заявитель подлежал амнистии и освобождению из-под стражи, поскольку был награжден орденом Дружбы народов, и постановление об амнистии было принято 26 мая 2000 года;
c) подозрения в отношении заявителя являлись противоречивыми, абсурдными и ложными.
Кроме того, адвокатами заявителя была подана жалоба в Тверской межмуниципальный суд г. Москвы на основании п. 1 ст. 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с незаконным заключением его под стражу с требованием немедленного освобождения его из заключения. В жалобе были указаны следующие основания:
a) постановление об аресте было вынесено в нарушение ст. 90, 92 и 96 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, так как отсутствовали исключительные обстоятельства для ареста без предъявления обвинений заявителю, отсутствовали основания для заключения под стражу по предъявленным обвинениям и не было оснований для применения в отношении заявителя меры пресечения в виде заключения под стражу;
b) постановление об аресте имеет явно политическую мотивацию;
c) заключение под стражу является чрезмерно строгой мерой пресечения и не является необходимым;
d) не было оснований подозревать, что заявитель намерен скрыться от следствия;
e) не были указаны обстоятельства, на которых основывалось мнение следователей о намерении заявителя препятствовать следствию;
f) заявитель подлежал освобождению от наказания и предварительного заключения на том основании, что он награжден орденом Дружбы народов.
16 июня 2000 года в соответствии с пп. "б" ч. 3 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации заявителю было предъявлено обвинение в мошенничестве на основании постановления о привлечении в качестве обвиняемого, вынесенного следователем В.Д. Николаевым. В тот же день заявитель был подвергнут еще одному допросу (с составлением еще одного протокола допроса), в ходе которого ему было предъявлено постановление о привлечении в качестве обвиняемого. На допросе присутствовали адвокаты заявителя. Заявитель отказался подписать протокол на том основании, что ему были непонятны предъявленные обвинения. Заявитель сделал запись в протоколе о том, что он считает обвинения юридически абсурдными и не признает себя виновным по предъявленным обвинениям. Заявитель вновь заявил, что следствие используется властями для его дискредитации, и потребовал своего немедленного освобождения.
В тот же день, 16 июня, следователем В.Д. Николаевым было вынесено еще одно постановление - об освобождении заявителя из-под стражи и о замене меры пресечения на подписку о невыезде. Заявитель был освобожден из-под стражи 16 июня 2000 года в 21.00. В.Д. Николаев также направил письменное уведомление адвокатам заявителя о том, что данное постановление вынесено по их ходатайству от 15 июня.
После освобождения заявителя из-под стражи следователем В.Д. Николаевым были направлены повестки о вызове заявителя для дальнейших допросов 22 июня, 3, 11 и 19 июля 2000 года. Заявитель являлся на допросы, но отказывался отвечать на задаваемые ему вопросы.
Кроме того, пытаясь выяснить дополнительные сведения в отношении обвинений, предъявленных заявителю, адвокаты заявителя подали следователю В.Д. Николаеву ряд ходатайств, которые были им отклонены.
Заявитель также подал ряд ходатайств на имя следователя В.Д. Николаева с просьбой разрешить ему выехать из страны по причинам личного и делового характера. Все эти ходатайства были отклонены следователем В.Д. Николаевым, причем без объяснения причин. Неоднократные жалобы заявителя в Генеральную прокуратуру Российской Федерации по поводу следствия и обвинений в отношении него были оставлены без ответа.
4. Июльское соглашение и прекращение уголовного дела
В период пребывания заявителя в заключении, с 13 по 16 июня 2000 года, исполняющий обязанности <*> министра Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций М.Ю. Лесин предложил снять с заявителя уголовные обвинения в связи с делом "Русского видео", если заявитель продаст холдинг "Медиа-Мост" "Газпрому" по цене, которая будет определена "Газпромом".
--------------------------------
<*> Так в тексте. - Примеч. пер.
В период содержания заявителя в заключении представители "Газпрома" попросили его подписать соглашение в обмен на снятие с него всех уголовных обвинений. 20 июля 2000 года между ЗАО "Газпром-Медиа" и заявителем было подписано соглашение (далее именуется - "июльское соглашение"), в котором (в приложении N 6) имелось положение о прекращении уголовного преследования заявителя в связи с делом "Русского видео" и о гарантиях его безопасности:
"Стороны понимают, что успешная реализация Соглашения возможна лишь тогда, когда граждане и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права по своей воле и в своем интересе без понуждений со стороны кого-либо к совершению каких-либо действий, что требует в настоящее время определенных взаимосвязанных условий, а именно:
- прекращения уголовного преследования гр. Гусинского Владимира Александровича по уголовному делу, возбужденному против него 13 июня 2000 года, перевода его в статус свидетеля по данному делу, отмены избранной меры пресечения в виде подписки о невыезде. В случае невыполнения данного условия Стороны освобождаются от исполнения своих обязательств по Соглашению;
- предоставления Гусинскому Владимиру Александровичу, другим акционерам (владельцам паев) и руководителям Организаций (компаний, входящих в "Медиа-Мост") гарантий безопасности, защиты их прав и свобод, включая обеспечение права свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства, свободно
выезжать за пределы Российской Федерации и беспрепятственно возвращаться в Российскую Федерацию;
- отказа от любых действий, включая публичные выступления, распространение информации со стороны Организаций, их акционеров и руководителей, влекущих за собой ущерб основам конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни, ведущих к дискредитации институтов государственной власти Российской Федерации".
Приложение N 6 было подписано участниками данного соглашения и завизировано подписью М.Ю. Лесина.
После подписания июльского соглашения уголовное дело в отношении заявителя в связи с "Русским видео" было прекращено на основании постановления о прекращении уголовного дела и отмене меры пресечения, вынесенного следователем В.Д. Николаевым 26 июля 2000 года. В постановлении, в частности, говорится:
"Анализ имеющихся улик подтверждает противозаконный характер деяний (заявителя). Однако в действиях главы ЗАО "Медиа-Мост" В.А. Гусинского наряду с элементами уголовно-правовых норм содержатся и элементы материального права. Ввиду специфического характера этих действий невозможно отнести их к отдельным правовым сферам.
В ходе расследования В.А. Гусинский осознал незаконность присвоения прав на чужую собственность и в связи с этим обеспечил возмещение нанесенного им ущерба, передав государству принадлежавшую ему долю уставного капитала ООО "Русское видео - 11 канал". Помимо этого он возместил значительную часть ущерба, нанесенного интересам государства, добровольно передав акции ЗАО "Медиа-Мост" подконтрольному государству юридическому лицу.
Предпринятые обвиняемым шаги можно считать смягчающими обстоятельствами, они свидетельствуют об искреннем раскаянии, что в совокупности с другими положительными характерными подробностями и отсутствием судимостей позволяет принять решение об освобождении В.А. Гусинского от уголовного преследования".
Одновременно в отношении заявителя была отменена мера пресечения в виде подписки о невыезде. В тот же день заявитель выехал из России и 21 августа 2000 года вернулся в свой дом в Сотогранде (Испания).
После выезда заявителя из страны ЗАО "Медиа-Мост" отказалось от выполнения июльского соглашения на том основании, что оно было заключено под давлением.
5. Судебное рассмотрение дела об аресте заявителя
После освобождения заявителя из-под стражи 16 июня 2000 года его адвокаты подали в Тверской межмуниципальный суд г. Москвы дополнительную документацию по поводу жалобы, поданной ими 15 июня 2000 года, в отношении которой суд не вынес никакого постановления, пояснив, что, несмотря на освобождение из-под стражи, заявитель решил добиваться рассмотрения жалобы. Упомянутый документ содержал ссылку на Решение Конституционного Суда Российской Федерации от 3 мая 1995 года о том, что ст. 2201 и 2202 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР не соответствуют Конституции Российской Федерации, так как они предусматривают возможность судебного контроля законности и обоснованности постановлений об аресте только для лиц, уже содержащихся под стражей. Адвокаты заявителя ссылаются на различные положения этого постановления Конституционного Суда Российской Федерации, а именно на то, что предметом обжалования в суде являются законность и обоснованность заключения под стражу, а не заключение под стражу как таковое, и что право защищать себя в суде является гарантией всех конституционных прав и свобод, касающихся защиты государством личного достоинства граждан, а также свободы и личной безопасности.
Ввиду того, что Генеральной прокуратурой Российской Федерации не была признана незаконность заключения его под стражу, заявитель счел необходимым настоять на рассмотрении его жалобы Тверским межмуниципальным судом г. Москвы.
Решением Тверского межмуниципального суда от 20 июня 2000 года указанная жалоба была отклонена на том основании, что упомянутое Решение Конституционного Суда Российской Федерации не относится к случаям, когда постановление о заключении под стражу было изменено или отменено, и что право обжалования ареста имеют только лица, подвергшиеся аресту.
Адвокаты заявителя подали жалобу в Московский городской суд, изложив в ней те же основания, что и в документах, ранее поданных в Тверской межмуниципальный суд г. Москвы. 11 июля 2000 года эта жалоба была отклонена.
6. Расследование по делу о займах, полученных
ЗАО "Медиа-Мост". Уголовное дело N 18/191736-00
27 сентября 2000 года следователем В.Д. Николаевым было возбуждено еще одно уголовное дело в отношении заявителя - в связи с получением кредитов ЗАО "Медиа-Мост" обманным путем на основании пп. "б" ч. 3 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации. Заявителю не была направлена копия постановления о возбуждении уголовного дела. Однако по сведениям, полученным адвокатами заявителя, уголовное дело было возбуждено по жалобе компании "Газпром-Медиа", поступившей в Генеральную прокуратуру Российской Федерации 19 сентября 2000 года. В жалобе содержалась просьба о проведении расследования по поводу получения кредитных средств ЗАО "Медиа-Мост", и, в частности, по поводу того, на какие цели расходовались полученные средства, соответствовали ли эти цели уставной деятельности ЗАО "Медиа-Мост", использовались ли эти средства по назначению и не нарушило ли руководство ЗАО "Медиа-Мост" закон в связи с этими кредитами. Гарантом по кредитам выступало государственное предприятие ОАО "Газпром".
1 ноября 2000 года следователем В.Д. Николаевым заявителю была направлена еще одна повестка с требованием явиться в Генеральную прокуратуру Российской Федерации 13 ноября 2000 года для предъявления ему обвинений и производства допроса. Заявитель в Генеральную прокуратуру Российской Федерации не явился.
Вследствие неявки заявителя в Генеральную прокуратуру Российской Федерации 13 ноября 2000 года в тот же день В.Д. Николаев изменил постановление о возбуждении уголовного дела в отношении заявителя. В постановлении заявитель по-прежнему обвинялся в мошенничестве по пп. "б" ч. 3 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации, но в связи с другим эпизодом, и содержался пункт о применении к заявителю меры пресечения в виде заключения под стражу. Это постановление было передано в российское национальное бюро Интерпола. Заявителю вменялось в вину получение займов мошенническим путем. Адвокаты заявителя не получили копии обвинительного заключения, но имели возможность ознакомиться с ним в ходе судебного заседания 26 декабря 2000 года.
11 декабря 2000 года заявитель был задержан в Испании на основании международного ордера на арест и 12 декабря 2000 года был заключен под стражу в Испании. 22 декабря 2000 года заявитель был отпущен под залог в 5,5 млн. долларов и помещен под домашний арест на собственной вилле в г. Сотогранде. В результате судебного разбирательства в судах Испании 4 апреля 2001 года было вынесено Судебное решение в пользу заявителя (при двух голосах "за" и одном голосе "против") - об отказе властям Российской Федерации в экстрадиции заявителя с территории Испании. В решении национального суда Испании об отказе в экстрадиции отмечалось:
"...в представленных (заявителем) документах можно отметить... некоторые примечательные и специфические обстоятельства, - необычные для сферы судебных исков по делам о мошенничестве, - которые, хотя сами по себе и не приводят к выводу о том, что мы имеем дело с необычным иском, возбужденным в политических целях (неясно), что Суд не может не признать довод (заявителя) не вполне необоснованным в том, что касается фактов и препятствующих обстоятельств, что это нельзя признать немыслимым и нельзя отвергнуть на основании критериев логики и опыта".
Свобода заявителя в дальнейшем не ограничивалась.
7. Возражения по поводу расследования
по делу о получении кредитов ЗАО "Медиа-Мост"
14 ноября 2000 года, на следующий день после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, заявитель подал жалобу Генеральному прокурору Российской Федерации. В жалобе содержалось ходатайство о возбуждении уголовного дела в отношении следователя В.Д. Николаева и заместителя Генерального прокурора В.В. Колмогорова по п. 2 ст. 299 и п. 2 ст. 301 Уголовного кодекса Российской Федерации, согласно которым уголовное преследование заведомо невиновного лица и производство заведомо незаконного ареста являются уголовно наказуемыми деяниями. Генеральная прокуратура Российской Федерации отклонила жалобу на том основании, что, поскольку заявитель находился за пределами страны, принять заявление, обосновывавшее жалобу, и убедиться в подлинности подписи на жалобе не представлялось возможным. Для принятия дальнейших действий по данному делу необходима была личная явка заявителя.
Адвокатами заявителя была подана жалоба в Тверской межмуниципальный суд г. Москвы с просьбой о признании возбуждения уголовного дела незаконным и необоснованным и о признании отсутствия оснований для законного возбуждения уголовного дела. 26 декабря 2000 года Тверской межмуниципальный суд г. Москвы вынес решение в пользу заявителя, отметив, что:
a) в нарушение п. 1 ст. 108 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР основания для законного возбуждения уголовного дела отсутствовали;
b) в нарушение п. 2 ст. 108 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР отсутствовали данные, указывающие на признаки преступления, то есть материалы, представленные прокуратурой в качестве оснований для возбуждения уголовного дела, не содержали каких-либо данных, подтверждающих элементы мошенничества;
c) информация, представленная обвинением, носила гражданско-правовой характер, так как касалась спора между ЗАО "Медиа-Мост" и ОАО "Газпром" в связи с займами, полученными ЗАО "Медиа-Мост";
d) обвинение не смогло доказать на основании имеющихся данных наличия субъективного элемента преступления;
e) ввиду вышеизложенного дело было возбуждено незаконно, в нарушение Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, и таким образом было незаконным.
Генеральная прокуратура Российской Федерации опротестовала это решение в Московский городской суд.
5 января 2001 года Московский городской суд отменил определение Тверского межмуниципального суда г. Москвы на том основании, что Тверской межмуниципальный суд г. Москвы был не компетентен рассматривать вопрос о возбуждении уголовного дела, так как, согласно Решению Конституционного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1998 года, возбуждение уголовного дела в отношении лица не является нарушением его законных прав и само по себе не является административным решением, подлежащим обжалованию.
B. Применимое национальное законодательство
1. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1960 года,
по состоянию на рассматриваемый период

Статья 90. Применение меры пресечения в отношении подозреваемого. "В исключительных случаях мера пресечения может быть применена в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления, и до предъявления ему обвинения. В этом случае обвинение должно быть предъявлено не позднее десяти суток с момента применения меры пресечения. Если в этот срок обвинение не будет предъявлено, мера пресечения отменяется".

РЕШЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 05.03.2002"ПО ВОПРОСУ ПРИЕМЛЕМОСТИ ЖАЛОБЫ n 58973/00, ПОДАННОЙ ТАМАРОЙ НИКОЛАЕВНОЙ РАКЕВИЧ ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" [рус., англ.]  »
Международное законодательство »
Читайте также