Статья 329. Полномочия суда, рассматривающего дело в порядке надзора. "Суд, рассмотрев дело в порядке надзора, своим определением или постановлением вправе:

1) оставить решение, определение или постановление без изменения, а протест - без удовлетворения;
2) отменить решение, определение или постановление полностью или в части и направить дело на новое рассмотрение в суд первой или второй инстанции;
3) отменить решение, определение или постановление полностью или в части и прекратить производство по делу либо оставить заявление без рассмотрения;
4) оставить в силе одно из ранее вынесенных по делу решений, определений или постановлений;
5) отменить либо изменить решение суда первой, второй или надзорной инстанций и вынести новое решение, не передавая дела на новое рассмотрение, если допущена ошибка в применении и толковании норм материального права".
Законодательством не предусмотрены какие-либо сроки по принесению протеста, и, в принципе, протест может быть принесен в любое время после того, как решение суда стало окончательным.
СУТЬ ЖАЛОБЫ
1. Заявительница, ссылаясь на п. 1 ст. 6 Конвенции, жалуется на нарушение своего права на справедливое разбирательство в связи с отменой президиумом Белгородского областного суда Решения от 8 июня 1998 г., которое стало окончательным и по которому было начато исполнительное производство. Кроме того, заявительница добавляет, что она не была проинформирована о принесении протеста и не была приглашена на заседание президиума. Заявительница узнала о постановлении президиума Белгородского областного суда лишь спустя пять месяцев после его вынесения.
2. Далее, ссылаясь на ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции, заявительница жалуется на негативные последствия для ее сбережений от инфляции и на отказ государства выплатить ей компенсацию в этой связи. Отмена решения, вынесенного в ее пользу, также нарушает указанные положения Конвенции.
ПРАВО
1. Ссылаясь на п. 1 ст. 6 Конвенции, заявительница жалуется на то, что Решение от 8 июня 1998 г. было отменено в связи с принесением протеста и что процедура рассмотрения ее дела в президиуме Белгородского областного суда была "несправедливой". Из пункта 1 ст. 6 Конвенции следует:
"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях ... имеет право на справедливое ... разбирательство ... судом ...".
Власти государства-ответчика утверждают, что, поскольку Решение Верховного Суда Российской Федерации от 22 января 2001 г. по соответствующему протесту привело к повторному рассмотрению дела заявительницы по существу, государством были предприняты эффективные меры для восстановления и защиты прав заявительницы в соответствии с Конвенцией. Власти государства-ответчика утверждают также, что по делу заявительницы не было вынесено окончательного решения на внутригосударственном уровне, и, таким образом, жалоба не может рассматриваться Судом.
Заявительница просит рассмотреть свою жалобу, поскольку сомневается в перспективах нового рассмотрения ее дела.
Суд отмечает, что жалоба на нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции касается отмены ранее вынесенного в пользу заявительницы решения суда. Вопрос заключается в том, может ли процедура, позволяющая отменить окончательное решение суда, быть рассмотрена в рамках ст. 6 Конвенции, и, в частности, был ли нарушен принцип правовой определенности (см. Постановление Большой Палаты Европейского суда по делу "Брумареску против Румынии" (Brumarescu v. Romania) от 28 октября 1999 г., жалоба N 28342/95, § 62).
Однако остается неясным, как можно говорить о том, что факт отмены по последующему протесту решения президиума Белгородского областного суда улучшил правовую определенность в деле заявительницы. Этот вопрос и не затрагивается в ходе продолжающегося на внутригосударственном уровне разбирательства.
Суд полагает, что, в свете представленных сторонами мнений, в данном случае затрагиваются серьезные вопросы факта и права в соответствии с Конвенцией, определение которых требует изучения дела по существу. Таким образом, Суд приходит к заключению, что жалоба не является явно необоснованной по смыслу п. 3 ст. 35 Конвенции. Каких-либо других оснований для объявления данной жалобы неприемлемой установлено не было.
2. Далее заявительница жалуется на то, что девальвация ее сбережений, вызванная инфляцией, а также рассмотрение ее дела в порядке надзора и отмена вынесенного в ее пользу решения суда нарушает ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции, которая предусматривает:
"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.
Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".
По основаниям, изложенным выше, Суд не соглашается с утверждением властей государства-ответчика в отношении того, что жалоба является преждевременной.
Жалоба заявительницы на нарушение ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции заключается в том, что отменой окончательного Решения от 8 июня 1998 г., вынесенного в пользу заявительницы, Белгородский областной суд лишил заявительницу ее имущества или, по крайней мере, вмешался в право последней на уважение своей собственности (см. цитировавшееся выше Постановление Большой Палаты Европейского суда по делу Брумареску (Brumarescu), § 70, 73 и 77).
Суд полагает, что в свете вышеуказанного, а также мнений сторон, данная часть жалобы затрагивает серьезные вопросы факта и права в соответствии с Конвенцией, определение которых требует изучения дела по существу. Таким образом, Суд приходит к заключению, что настоящая жалоба не является явно необоснованной по смыслу п. 3 ст. 35 Конвенции. Каких-либо других оснований для объявления жалобы неприемлемой установлено не было.
НА ОСНОВАНИИ ВЫШЕУКАЗАННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО
объявляет жалобу приемлемой, не предопределяя решения по существу дела.
Председатель
Палаты Суда
Христос РОЗАКИС
Секретарь Секции
Эрик ФРИБЕРГ



EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS
FIRST SECTION
DECISION
AS TO THE ADMISSIBILITY OF APPLICATION No. 52854/99
BY ANNA IVANOVNA RYABYKH AGAINST RUSSIA
(Strasbourg, 21.II.2002)
The European Court of Human Rights, sitting on 21 February 2002 as a Chamber composed of
Mr C.L. Rozakis, President,
Mrs F. Tulkens,
Mr G. Bonello,
Mr E. Levits,
Mrs S. Botoucharova,
Mr A. Kovler,
Mrs E. Steiner, judges,
and Mr E. Fribergh, Section Registrar,
Having regard to the above application introduced on 19 August 1999 and registered on 23 November 1999,
Having regard to the observations submitted by the respondent Government and the observations in reply submitted by the applicant,
Having deliberated, decides as follows:
THE FACTS
The applicant, Anna Ivanovna Ryabykh, is a Russian national. She was born in 1949 and lives in Ninovka, Belgorod Region, Russia.
A. The circumstances of the case
The facts of the case, as submitted by the parties, may be summarised as follows.
The applicant brought proceedings against the Novooskolskiy Branch of the Savings Bank of Russia, the Savings Bank of Russia (Сберегательный банк Российской Федерации) and the State. She claimed that her personal savings, which she had deposited with the bank in 1991, had significantly dropped following economic reforms, and that the State had not properly discharged its obligation to revalue the deposits in the Savings Bank in order to offset the effects of inflation, even though it had assumed that obligation under the Law on Revaluation and Protection of the Savings of Citizens of the Russian Federation enacted on 10 May 1995 (Федеральный закон "О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации", hereinafter - "Savings Act").
On 30 December 1997 Judge Lebedinskaya of the Novooskolskiy District Court of the Belgorod Region (Новооскольский районный суд Белгородской области) found in the applicant"s favour and awarded her 129,544,106 <*> roubles (RUR) payable by the State treasury. The court rejected the State"s main defence that the reimbursement scheme under the Savings Act could not be implemented for practical reasons, no special secondary legislation having been passed. It found that it was the State"s own fault that no secondary legislation had been passed and that since the Savings Act recognised the guaranteed deposits as the State"s internal debt, the ordinary civil rules on late payment were applicable.
--------------------------------
<*> The amount is indicated without regard to the denomination of 1998. In accordance with the Presidential Decree "on the Modification of Face Value of Russian Currency and Standards of Value" of 4 August 1997, 1,000 "old" roubles became 1 "new" rouble as of 1 January 1998.
On 28 February 1998 that decision was set aside on appeal by the Belgorod Regional Court (Белгородский областной суд).
On 13 April 1998 the President of the Belgorod Regional Court, Judge Zazdravnykh, and later, on 24 April 1998, the Prosecutor"s Office of the Belgorod Region refused the applicant"s petitions for supervisory review of the appeal judgment.
After a fresh examination of the case on 8 June 1998 the Novooskolskiy District Court gave a judgment similar to the one of 30 December 1997. The award, however, was readjusted to RUR 133,963.70.
No appeal was lodged against the judgment and it became final ten days later.
On 19 January 1999 enforcement proceedings were commenced.
On an unspecified date in 1999, while the enforcement proceedings were in progress, the President of the Belgorod Regional Court lodged an application for supervisory review (протест в порядке надзора) of the judgment of 8 June 1998.
The application was examined on 19 March 1999 by the Presidium of the Belgorod Regional Court under the presidency of Judge Zazdravnykh. Having accepted the reasons contained in the application, the Presidium set aside the judgment of 8 June 1998 and substituted its own decision dismissing the applicant"s case altogether. The applicant was not informed that the application for supervisory review had been lodged or invited to attend the hearing before the Presidium.
On 17 June 1999 the enforcement proceedings were discontinued.
On 4 January 2001 a deputy president of the Supreme Court of Russia lodged an application for supervisory review of the decision of the Presidium of 19 March 1999.
On 22 January 2001 the Civil Chamber of the Supreme Court granted the application. It found that the Presidium had given valid reasons for setting aside the judgment of 8 June 1998, but ruled that the applicant"s case could not have been dismissed in full, as that would deprive her of her entitlement to reimbursement of the money she had deposited with the Savings Bank. It was also acknowledged that the applicant"s right to be informed that her case was reviewed by the Presidium had not been respected.
On 4 June 2001, after a new examination of the case, the Novooskolskiy District Court delivered a new judgment in the applicant"s favour. The award included RUR 188,724 as compensation for devaluation and RUR 60,000 by way of non-pecuniary damages. The court stated that the Government"s systematic delaying of its obligation to revalue the applicant"s savings caused moral suffering and anguish.
The judgment was overturned as a whole on appeal on 14 August 2001 and the case was remitted for re-examination.
B. Relevant domestic law and practice
Under the rules of civil procedure (the principal source of which is the Code of Civil Procedure of 1964), if an appeal is lodged against a judgment of a first-instance court, that judgment will become final if it is upheld by the appellate court (кассационная инстанция):
Article 208
"Court judgments shall become legally binding on the expiration of the time-limit for lodging a cassation appeal if no such appeal has been lodged. If the judgment is not quashed following a cassation appeal, it shall become legally binding when the higher court delivers its decision..."
The only further means of recourse is the special supervisory-review procedure that enables the courts to reopen final judgments (пересмотр в порядке судебного надзора):
Article 319
"Final judgments, decisions and rulings of all Russian courts shall be amenable to supervisory review on an application lodged by officials listed in Article 320 of the Code."
The power of officials to lodge an application (протест) depends on their rank and territorial jurisdiction:
Article 320
"Applications may be lodged by:
1. The Prosecutor General - against judgments, decisions and rulings of any court;
2. The President of the Supreme Court - against rulings of the Presidium of the Supreme Court and judgments and decisions of the Civil Chamber of the Supreme Court acting as a court of first instance;
3. Deputy Prosecutors General - against judgments, decisions and rulings of any court other than rulings of the Presidium of the Supreme Court;
4. Vice-Presidents of the Supreme Court - against judgments and decisions of the Civil Chamber of the Supreme Court acting as a court of first instance;
5. The Prosecutor General, Deputy Prosecutor General, the President and Vice-Presidents of the Supreme Court - against judgments, decisions and rulings of any court other than rulings of the Presidium of the Supreme Court;
6. The President of the Supreme Court of an autonomous republic, regional court, city court, court of an autonomous region or court of an autonomous district, the Public Prosecutor of an autonomous republic, region, city, autonomous region or an autonomous district - against judgments and decisions of district (city) people"s courts and against decisions of civil chambers of, respectively, the Supreme Court of an autonomous republic, regional court, city court, court of an autonomous region or court of an autonomous district that examined the case on appeal."
In practice, most applications for supervisory review are lodged by the relevant officials if they are satisfied by, for example petitions received from dissatisfied litigants, that a case has been decided without due regard to the applicable laws or that there have been substantial procedural irregularities.
It should be noted that the power to lodge such applications is discretionary, that is to say it is solely for the official concerned to decide whether or not a particular case warrants supervisory review.
Under

К тексту закона »
Читайте также