РЕШЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 15.01.2002"ПО ВОПРОСУ ПРИЕМЛЕМОСТИ ЖАЛОБЫ n 49783/99, ПОДАННОЙ РОМАНОМ ИВАНОВИЧЕМ ХОМЯКОМ ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"


[неофициальный перевод
с французского] <*>
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ВТОРАЯ СЕКЦИЯ
РЕШЕНИЕ
ПО ВОПРОСУ ПРИЕМЛЕМОСТИ ЖАЛОБЫ N 49783/99,
ПОДАННОЙ РОМАНОМ ИВАНОВИЧЕМ ХОМЯКОМ
ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
(Страсбург, 15 января 2002 года)
Европейский суд по правам человека (Вторая секция), заседая 15 января 2002 года Палатой в составе:
--------------------------------
<*> Текст публикуемого документа переведен с французского Ю.Ю. Берестневым, О.В. Митиным.
Ж.-П. Коста - председателя Палаты Суда,
Л. Лукайдеса,
К. Бырсана,
К. Джунгвирта,
В. Буткевича,
В. Томассен,
А. Ковлера, - судей,
с участием С. Долле - секретаря секции Суда,
изучив жалобу, поданную 14 ноября 1998 года и зарегистрированную 22 июля 1999 года, принимая во внимание меморандум, поданный властями государства-ответчика, а также ответные возражения заявителя,
проведя обсуждение,
принял следующее Решение:
ФАКТЫ
Заявитель, Роман Иванович Хомяк, гражданин Украины, 1933 года рождения, проживает в г. Сокаль на Украине. Власти государства - ответчика представлены в Суде Уполномоченным Российской Федерации при Европейском суде по правам человека Павлом Лаптевым.
A. Краткое изложение событий
Обстоятельства дела в том виде, как они представлены сторонами, могут быть изложены следующим образом.
С 1974 по 1992 г. заявитель работал на различных угольных предприятиях на Украине и в России, входивших в институт "Гипроуглемаш", находившийся в Москве. Заявитель получил профессиональное заболевание. Впоследствии профессиональное заболевание привело к инвалидности заявителя.
В справке от 2 сентября 1994 года управление Министерства здравоохранения Украины по Львовской области констатировало профессиональный характер полученного заболевания и инвалидность заявителя.
В течение 1994 и 1996 гг. заявитель неоднократно обращался в различные инстанции на Украине и в Российской Федерации с целью взыскания с института "Гипроуглемаш" пенсии по инвалидности. В июле 1997 года заявитель подал иск в суд г. Сокаль (Украина) на институт "Гипроуглемаш" с требованием взыскания с последнего пенсии по инвалидности вследствие полученного профессионального заболевания.
21 июля 1997 года суд обязал институт выплатить заявителю сумму в размере 3682 украинских гривен, соответствующую пенсии заявителя по инвалидности. Суд установил также ежемесячную пенсию в размере 110,92 украинских гривен, исчисляя с августа 1997 года.
Львовский областной суд своим Постановлением от 22 декабря 1997 года оставил в силе Судебное решение от 21 июля 1997 года.
24 февраля, 26 июня, 14 октября 1998 года и 11 октября 1999 года Министерство юстиции Украины направило в Министерство юстиции Российской Федерации запрос на исполнение на территории Российской Федерации Судебного решения Сокальского городского суда от 21 июля 1997 года.
22 сентября 1998 года Московский городской суд вынес определение о принудительном исполнении на территории Российской Федерации Решения Сокальского городского суда Львовской области от 21 июля 1997 года и обязал институт выплатить заявителю сумму в размере 11470,93 рублей, соответствующую пенсии заявителя по инвалидности. Суд определил также ежемесячную пенсию в размере 345,56 рублей, исчисляя с августа 1997 года.
4 декабря 1998 года Определение Московского городского суда от 22 сентября 1998 года вступило в силу.
В период с января 1999 года по апрель 2000 года заявитель неоднократно обращался в Управление юстиции г. Москвы, к председателю Московского городского суда, Генеральному прокурору Российской Федерации, прокурору г. Москвы с просьбой исполнить Судебное решение от 22 сентября 1998 года. 22 марта 1999 года на основании Определения от 22 сентября 1998 года Московским городским судом были выписаны исполнительные листы и направлены в Управление юстиции г. Москвы.
Письмом от 29 апреля 1999 года Московский городской суд проинформировал заявителя о том, что исполнительные листы, выписанные на основании определения от 22 сентября 1998 года, а также копия указанного определения, направлены в Управление юстиции г. Москвы, которому теперь надлежит осуществлять контроль за исполнительным производством.
3 ноября 1999 года второй межрайонный отдел службы судебных приставов г. Москвы уведомил заявителя о том, что ни в адрес службы судебных приставов, ни в Управление юстиции г. Москвы исполнительные листы, выписанные на основании Определения от 22 сентября 1998 года, не поступали.
Заявитель трижды, 14 декабря 1999 года, 20 февраля и 8 марта 2000 года, обращался к председателю Московского городского суда с просьбой направить во второй межрайонный отдел службы судебных приставов г. Москвы дубликаты исполнительных листов по Определению Московского городского суда от 22 сентября 1998 года.
13 марта 2000 года второй межрайонный отдел службы судебных приставов г. Москвы вынес Постановление об открытии исполнительного производства по определению от 22 сентября 1998 года. 22 мая 2000 года ввиду исполнения Решения исполнительное производство было закрыто службой судебных приставов. 19 и 24 мая 2000 года институт "Гипроуглемаш" перечислил на банковский счет заявителя сумму в размере 11470,93 рублей, соответствующую пенсии заявителя по инвалидности, а также сумму в размере 12094,60 рублей, соответствующую пенсии за 35 месяцев, исчисляя с августа 1997 года.
B. Соответствующее внутреннее право
1. Закон Российской Федерации от 27 апреля 1993 года N 4866-1 "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" (с изменениями и дополнениями).
В соответствии со ст. 1 и 2 Закона каждый гражданин вправе обратиться с жалобой в суд, если считает, что неправомерными действиями (решениями) государственных органов нарушены его права и свободы. В соответствии со ст. 7 гражданин имеет право на возмещение убытков, морального вреда, нанесенных признанными незаконными действиями (решениями), а также представлением искаженной информации.
2. Федеральный закон Российской Федерации от 21 июля 1997 года N 118-ФЗ "О судебных приставах" (с изменениями и дополнениями).
В соответствии со ст. 5 Федерального закона служба судебных приставов входит в систему органов Министерства юстиции Российской Федерации. В соответствии со ст. 12 принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов. Статья 19 Федерального закона предоставляет возможность для обжалования действий судебного пристава вышестоящему должностному лицу или в суд.
3. Федеральный закон Российской Федерации от 21 июля 1997 года N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" (с изменениями и дополнениями).
Статья 90 предусматривает возможность обжалования действий (бездействия) судебного пристава по исполнению решения суда и требования соответствующей компенсации.
СУТЬ ЖАЛОБЫ
Ссылаясь на пункт 1 ст. 6 Конвенции, заявитель утверждает, что процедура исполнения Решения Московского городского суда от 22 сентября 1998 года была чрезмерно длительной и противоречила закону, поскольку установленные судом суммы со временем потеряли свою первоначальную стоимость по сравнению с иностранной валютой. В этой связи заявитель требует, чтобы эквивалент этих сумм возмещался ему в долларах США по обменному курсу на день вынесения решения суда.
ПРАВО
Ссылаясь на пункт 1 ст. 6 Конвенции, заявитель жалуется на чрезмерную длительность и незаконность процедуры исполнения Решения суда от 22 сентября 1998 года и требует возмещения эквивалента установленных судом сумм в долларах США по обменному курсу на день вынесения решения.
Из пункта 1 ст. 6 Конвенции, в соответствующей части, следует:
"1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право... на справедливое разбирательство дела... в разумный срок... судом...".
Суд отмечает, что настоящая жалоба включает в себя части, которые он изучит последовательно: первая, на которую ссылался заявитель в момент подачи жалобы, касается неисполнения Решения суда от 22 сентября 1998 года; вторая, на которую ссылался заявитель в последующей переписке, касается длительности и соответствия закону процедуры исполнения соответствующего Решения суда.
1. В отношении неисполнения Решения суда от 22 сентября 1998 года.
В своих возражениях власти государства-ответчика сразу заявили, что жалоба не соответствует критерию ratione temporis, установленному Конвенцией, поскольку, как и процедура рассмотрения дела заявителя в украинских судах, так и Решение суда о признании права заявителя на возмещение имели место до 5 мая 1998 года, даты вступления в силу Конвенции для Российской Федерации.
Власти отметили, что даже если предположить, что Суд будет компетентен ratione temporis рассматривать жалобу заявителя, последний более не может являться жертвой нарушения пункта 1 ст. 6 Конвенции, поскольку Решение суда от 22 сентября 1998 года было полностью исполнено.
Со своей стороны, заявитель подтвердил факт исполнения Решения Московского городского суда от 22 сентября 1998 года. Далее он заявил, что исполнение Судебного решения не соответствовало закону, поскольку присужденные ему суммы потеряли свою стоимость в сравнении с иностранной валютой.
Суд, ссылаясь на свою практику, отмечает, что заявитель, который на внутригосударственном уровне получил соответствующее возмещение в связи с нарушением Конвенции, не может более являться "жертвой" нарушения со стороны Высоких Договаривающихся Сторон прав, закрепленных в Конвенции (см. Постановление Европейского суда по делу "Экле против Германии" (Eckle v. Germany) от 15 июля
1982 года, Серия А, N 51, р. 30, § 66).
Поскольку заявитель жалуется только на неисполнение властями Российской Федерации Решения суда от 22 сентября 1998 года, Суд отмечает, что Решение суда полностью исполнено, а установленные указанным Решением суда суммы были переведены на банковский счет заявителя 19 и 24 мая 2000 года. Суд отмечает, что этот факт никоим образом не отрицается самим заявителем. В этой связи Суд полагает, что заявитель более не является "жертвой", по смыслу ст. 34 Конвенции, нарушения своего права на исполнение вынесенного в свою пользу решения, на которое он ссылался на момент подачи жалобы в Суд. Таким образом, Суд считает, что эта часть жалобы в соответствии с п. 3 ст. 35 Конвенции является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пунктом 4 ст. 35 Конвенции.
2. В отношении длительности и несоответствия закону процедуры исполнения Решения Московского городского суда от 22 сентября 1998 года.
Власти государства-ответчика утверждали, что процедура исполнения Решения Московского городского суда от 22 сентября 1998 года не была чрезмерно длительной, если принять во внимание тот факт, что российский суд должен был исполнить решение, вынесенное иностранным судом. Они также отметили, что указанная процедура, когда в решении суда суммы возмещения были установлены в российских рублях, соответствует действующему законодательству, поскольку суд не может определить по отношению к установленным суммам эквивалент в долларах США.
Власти утверждали также, что, в любом случае, заявитель не прибегнул к каким-либо внутригосударственным средствам для получения возмещения от компетентных властей Российской Федерации и обжалования разумности и законности срока исполнения Судебного решения от 22 сентября 1998 года и, таким образом, не исчерпал внутригосударственные средства правовой защиты по смыслу пункта 1 ст. 35 Конвенции.
Со своей стороны заявитель утверждал, что в связи с чрезмерной длительностью исполнения Решения Московского городского суда от 22 сентября 1998 года присужденные суммы со временем потеряли свою первоначальную стоимость в сравнении с иностранной валютой. Он отмечал, что эквивалент указанных сумм должен был возмещаться в долларах США по обменному курсу на день вынесения решения суда.
Заявитель не оспаривает утверждения, что он не предъявлял иски в суд об обжаловании действий или бездействия властей Российской Федерации в связи с исполнением Решения суда. С другой стороны, он утверждал, что обращение к российским судебным инстанциям для обжалования разумности срока и законности процедуры исполнения решения суда не было бы эффективным, учитывая неэффективность его многочисленных обращений в Министерство юстиции Российской Федерации, к председателю Московского городского суда, Генеральному прокурору Российской Федерации, прокурору г. Москвы.
Ссылаясь на свою практику, Суд отмечает, что правило исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты, закрепленное в п. 1 ст. 35 Конвенции, обязывает заявителей использовать средства судебной защиты, которые доступны в рамках внутригосударственной правовой системы для получения возмещения ущерба от правонарушений. Наличие средств правовой защиты должно быть достаточно определенным, как на практике, так и в теории, так как иначе средства будут недоступными и неэффективными (см. Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Ильхан против Турции" (Ilhan v. Turkey) от 27 июня 2000 года, жалоба N 22277/93, 58).
Суд отмечает, что российское законодательство предусматривает возможность для всех заинтересованных лиц обратиться в суд с иском к органам государственной власти, в частности, в связи с исполнением решения суда (к службе судебных приставов), для обжалования законности их действий или бездействия и с требованием соответствующего возмещения. В данном случае заявитель не обратился ни в один судебный орган Российской Федерации для обжалования разумности срока и соответствия закону процедуры исполнения Решения суда от 22 сентября 1998 года, а также требования возмещения в связи с чрезмерной длительностью процедуры исполнения Решения суда. Суд считает, что простое сомнение заявителя по поводу шансов на успех таких обращений не является достаточным, чтобы уклониться от использования таких средств (Решение Европейской комиссии от 5 июля 1994 года по жалобе N 19819/92, DR 78-B, р. 93). Суд полагает, что заявитель не исчерпал все внутригосударственные средства правовой защиты, как того требует пункт 1 ст. 35 Конвенции, и что эта часть жалобы должна быть отклонена в соответствии с пунктом 4 ст. 35 Конвенции.
НА ОСНОВАНИИ ВЫШЕИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО
объявляет жалобу неприемлемой.
Председатель Палаты Суда
Жан-Поль КОСТА
Секретарь Секции Суда
Салли ДОЛЛЕ

"СОВМЕСТНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ ПО ИТОГАМ ОФИЦИАЛЬНЫХ ПЕРЕГОВОРОВ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В.В. ПУТИНА И ПРЕЗИДЕНТА ФЕДЕРАТИВНОЙ РЕСПУБЛИКИ БРАЗИЛИИ Ф.Э. КАРДОЗО"(Подписано в г. Москве 14.01.2002)  »
Международное законодательство »
Читайте также