ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 13.01.2005"ДЕЛО "ГИЗЗАТОВА (gizzatova) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" [рус., англ.]


[неофициальный перевод] <*>
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО "ГИЗЗАТОВА (GIZZATOVA) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
(Жалоба N 5124/03)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ СУДА
(Страсбург, 13 января 2005 года)
--------------------------------
<*> Перевод предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском суде по правам человека П. Лаптевым.
По делу "Гиззатова против Российской Федерации" Европейский суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:
Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,
Л. Лукайдеса,
Н. Ваич,
С. Ботучаровой,
А. Ковлера,
Х. Гаджиева,
Д. Шпильманна, судей,
а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,
заседая 9 декабря 2004 г. за закрытыми дверями,
вынес следующее Постановление:
ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобой (N 5124/03), поданной в Европейский суд против Российской Федерации гражданкой России Фадией Хаматнуровной Гиззатовой (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.
2. Власти Российской Федерации в Европейском суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском суде по правам человека П. Лаптевым.
3. 30 октября 2003 г. Европейский суд решил коммуницировать жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по приемлемости и по существу.
ФАКТЫ
------------------------------------------------------------------

В тексте документа при переводе, видимо, допущена опечатка: пропущено название раздела "Обстоятельства дела".4. Заявитель родилась в 1940 году и проживает в г. Бирске, Республика Башкортостан, Российская Федерация.
A. Судебные решения, вынесенные в пользу заявителя
5. 17 февраля 1998 г. Бирский районный суд Республики Башкортостан удовлетворил исковые требования заявителя к муниципальному унитарному предприятию "Балтачевская райсельхозтехника" о возмещении вреда, причиненного здоровью увечьем, и присудил ей единовременную выплату в размере 18526 рублей 99 копеек, а также ежемесячную в размере 788 рублей 40 копеек. Это Судебное решение обжаловано не было и вступило в законную силу 28 февраля 1998 г.
6. Поскольку с 1 января 1999 г. МУП "Балтачевская райсельхозтехника" прекратило выплачивать Ф.Х. Гиззатовой возмещение вреда здоровью, заявитель обратилась в суд с новым исковым заявлением о взыскании задолженности и судебных расходов. Решением от 17 января 2000 г. Бирский районный суд Республики Башкортостан удовлетворил иск заявителя и присудил ей сумму в размере 2457 рублей 84 копеек.
7. 22 ноября 2000 г. по ходатайству заявителя Бирским районным судом Республики Башкортостан было вынесено Определение, которым было изменено Судебное решение от 17 февраля 1998 г. Суд установил, что предприятие должно выплачивать в пользу заявителя указанные в Судебном решении от 17 февраля 1998 г. суммы в возмещение вреда, причиненного здоровью, ежемесячно с последующей индексацией при повышении минимального размера оплаты труда.
8. 15 января и 30 сентября 2002 г. Бирский районный суд Республики Башкортостан удовлетворил два последующих иска заявителя и присудил ей проценты по невыплаченным суммам и судебные расходы - всего 7445 рублей 12 копеек.
B. Исполнительное производство
9. 27 марта 1998 г. и 9 декабря 2000 г. служба судебных приставов Балтачевского района Республики Башкортостан возбудила исполнительное производство по взысканию денежных сумм с муниципального унитарного предприятия. В период с 1 июля 2000 г. по 1 сентября 2001 г. ею было взыскано 16526 рублей 14 копеек.
10. Будучи неудовлетворенной работой службы судебных приставов, заявитель обратилась в суд. 11 декабря 2001 г. Балтачевский районный суд Республики Башкортостан удовлетворил жалобу г-жи Гиззатовой на бездействие службы судебных приставов. Суд установил, что на 1 ноября 2001 г. размер невыплаченной суммы составлял 13513 рублей 88 копеек. Предприятие-должник не отрицало свою обязанность выплачивать заявителю полагающиеся ей суммы, но оно утверждало, что не в состоянии это делать ввиду недостаточности имеющихся у него средств. Суд установил, что служба судебных приставов должна исполнить Решение суда в пользу заявителя путем обращения взыскания на иное принадлежащее должнику имущество.
В тот же день служба судебных приставов наложила арест на принадлежащий предприятию грузовой автомобиль. Однако его не сумели продать по той причине, что не нашлось покупателя, который пожелал бы приобрести данное имущество, а заявитель отказалась принять грузовой автомобиль в качестве исполнения Судебного решения, настаивая на произведении денежной выплаты.
11. Заявитель обратилась с жалобой в прокуратуру на неисполнение в полном объеме службой судебных приставов Судебного решения от 17 февраля 1998 года. 5 июля 2002 г. прокуратурой Балтачевского района Республики Башкортостан было возбуждено уголовное дело в отношении Балтачевского районного подразделения службы судебных приставов по признакам преступления, предусмотренного статьей 315 Уголовного кодекса Российской Федерации (неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта).
8 июля 2003 г. прокуратура Балтачевского района Республики Башкортостан указала главному судебному приставу Республики Башкортостан на необходимость принятия мер для исполнения Судебного решения Балтачевского районного суда Республики Башкортостан.
12. В период с 2002 года до настоящего времени в пользу заявителя в целях исполнения судебных решений, вынесенных в ее пользу, были произведены следующие выплаты:
- 3 июня 2002 г. - 3000 рублей посредством телеграфа;
- 13 сентября 2002 г. - 1000 рублей посредством телеграфа;
- 13 августа 2003 г. - 63720 рублей (выручка от продажи грузового автомобиля, принадлежавшего предприятию) посредством телеграфа;
- 15 января 2004 г. - 37200 рублей 01 копейка посредством платежного поручения;
- 15 января 2004 г. - 5404 рубля 39 копеек посредством платежного поручения.
ПРАВО
I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6
Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции
13. Заявитель жаловалась на то, что длительное неисполнение судебных решений, вынесенных в ее пользу, нарушило ее "право на судебное разбирательство" в соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции и на беспрепятственное пользование своим имуществом, предусмотренное статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции. Указанные положения в частях, применимых к настоящему делу, гласят:
Пункт 1 статьи 6 Конвенции
"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом...".
Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции
"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.
Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".
A. Приемлемость
14. Власти Российской Федерации не привели каких-либо оснований неприемлемости жалобы.
15. Европейский суд отметил, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Далее он отметил, что она не является неприемлемой и по каким-либо иным основаниям. Соответственно, данная жалоба должна быть объявлена приемлемой.
B. По существу
16. Власти Российской Федерации утверждали, что задолженность перед заявителем полностью погашена, если исходить из расчетов службы судебных приставов. По их мнению, единственным вопросом по данной жалобе является несогласие заявителя с порядком исчисления ежемесячных выплат. Власти Российской Федерации пояснили, что согласно условиям Определения Бирского районного суда Республики Башкортостан от 22 ноября 2000 г. размер ежемесячных выплат в пользу заявителя должен увеличиваться в соответствии с увеличением минимального размера оплаты труда, в то время как Федеральный закон от 26 ноября 2002 г. установил, что ежемесячные выплаты компенсации вреда, причиненного здоровью трудовым увечьем, не должны основываться на минимальном размере оплаты труда. Таким образом, образовалось расхождение в размере выплат при его исчислении заявителем и службой судебных приставов относительно размера ежемесячных выплат после 26 ноября 2002 г. Власти Российской Федерации указывали, что 19 ноября 2003 г. служба судебных приставов направила в Бирский районный суд Республики Башкортостан заявление о пояснении процедуры исполнения Судебного решения от 22 ноября 2000 г. в целях разрешения несогласия.
17. Заявитель не оспаривала порядок исчисления властями Российской Федерации. Однако она утверждала, что исполнение Судебного решения не было своевременным ввиду незаконных действий и бездействия службы судебных приставов. Она также представила копию Решения Бирского районного суда Республики Башкортостан от 30 января 2004 г., которым заявление службы судебных приставов было отклонено. Суд установил, что Федеральный закон от 26 ноября 2002 г. не мог применяться ретроспективно к праву заявителя на выплаты в соответствии с Судебным решением от 22 ноября 2000 г.
1. Пункт 1 статьи 6 Конвенции
18. Европейский суд напомнил, что пункт 1 статьи 6 Конвенции гарантирует каждому право на обращение в суд с иском относительно его гражданских прав и обязанностей; таким образом, он воплощает в себе "право на обращение в суд", в рамках которого право на доступ к правосудию, то есть право на возбуждение производства в судах по гражданским вопросам, является одним из элементов. Однако это право было бы иллюзорным, если бы правовая система Высоких Договаривающихся государств допускала, чтобы окончательное и подлежащее исполнению судебное решение оставалось неисполненным в ущерб одной из сторон. Было бы невообразимо, если бы пункт 1 статьи 6 Конвенции подробно описывал процессуальные гарантии процессуальных сторон - справедливого, публичного и своевременного судебного разбирательства, - при этом оставляя без защиты исполнение судебных решений. Толкование статьи 6 Конвенции как касающейся исключительно права на обращение в суд и судопроизводства, вероятно, привело бы к ситуации, несовместимой с принципом верховенства права, который Высокие Договаривающиеся Стороны обязались соблюдать при ратификации Конвенции. Таким образом, исполнение решения, вынесенного судом, должно рассматриваться как неотъемлемая часть "судебного разбирательства" по смыслу статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского суда по делу "Бурдов против России" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, ECHR 2002-III, § 34; Постановление Европейского суда по делу "Хорнсби против Греции" (Hornsby v. Greece) от 19 марта 1997 г., Reports 1997-II, p. 510, § 40).
19. Возвращаясь к настоящему делу, Европейский суд отметил, что власти Российской Федерации не оспаривали ответственность государства в отношении долгов муниципального предприятия, возникших на основании судебных решений, вынесенных в пользу заявителя (см., для сравнения, Решение Европейского суда по делу "Герасимова против Российской Федерации" (Gerasimova v. Russia) от 16 сентября 2004 г., жалоба N 24669/02). Также сторонами не оспаривалось, что судебные решения, вынесенные в пользу заявителя, к настоящему моменту уже исполнены. Однако Европейский суд отметил, что исполнение Судебного решения от 17 февраля 1998 г. - как минимум частично - длилось примерно пять лет, и даже были вынесены судебные решения от 17 января 2000 г., 15 января и 30 сентября 2002 г. для компенсации неисполнения службой судебных приставов первого Судебного решения. Только 15 января 2004 г., после того как власти Российской Федерации были уведомлены о настоящей жалобе, долг, образовавшийся на основании указанных судебных решений, был окончательно погашен.
20. В данных обстоятельствах Европейский суд напомнил, что задержка при исполнении судебного решения может быть оправдана при наличии конкретных обстоятельств, но такая задержка не может наносить вред сущности права, защищаемого пунктом 1 статьи 6 Конвенции (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Бурдов против России", § 35). В настоящем деле власти Российской Федерации не привели каких-либо обстоятельств, оправдывающих задержку исполнения судебных решений, измеряемую несколькими годами. Соответственно, не предпринимая в течение такого длительного периода времени необходимых мер для исполнения вступившего в силу Судебного решения в настоящем деле, власти Российской Федерации лишили положения пункта 1 статьи 6 Конвенции всего ее смысла.
Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.
2. Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции
21. Европейский суд напомнил, что "требование" может представлять собой "имущество" по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, если в достаточной степени установлено, что оно может быть реализовано (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Бурдов против России", § 40 и ссылки в нем).
22. Решение Бирского районного суда Республики Башкортостан от 17 февраля 1998 г. и вынесенные впоследствии этим же судом определения от 17 января 2000 г., 15 января и 30 сентября 2002 г. определения являлись окончательными и подлежали исполнению. Однако заявитель не получила от государства суммы, причитающиеся ей в соответствии с судебными решениями, как только они вступили в законную силу или как минимум в течение двухмесячного срока, установленного национальным законодательством.
23. Не исполнив вступившие в законную силу подлежащие исполнению судебные решения, вынесенные в пользу заявителя, национальные власти воспрепятствовали заявителю в получении денежных сумм, которые она разумно ожидала получить. Власти Российской Федерации не привели каких-либо оснований такому вмешательству в право заявителя.
24. Соответственно, имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.
II. Применение статьи 41 Конвенции
25. Статья 41 Конвенции гласит:
"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".
A. Ущерб
26. Заявитель потребовала присудить ей 32063 рубля 25 копеек в качестве компенсации материального ущерба, составляющей проценты к суммам, выплаченным с существенными задержками. Она также потребовала 10 тысяч евро в качестве морального вреда.
27. Власти Российской Федерации не оспаривали требования заявителя в отношении материального ущерба. В отношении морального вреда они утверждали, что требуемые заявителем суммы неразумны и необоснованны. В любом случае, как власти Российской Федерации утверждали, признание нарушения само по себе будет составлять достаточную справедливую компенсацию морального вреда, причиненного заявителю.
28. Европейский суд отметил, что в настоящем деле он признал нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с тем, что компенсация вреда, причиненного здоровью трудовым увечьем, была выплачена заявителю с существенными задержками. В связи с этим Европейский суд напомнил, что адекватность компенсации может сойти на нет, если бы она выплачивалась без указания на различные обстоятельства, могущие уменьшить ее стоимость, такие как длительная задержка при исполнении судебного решения (см. Постановление Европейского суда по делу "Метаксас против Греции" (Metaxas v. Greece) от 27 мая 2004 г., жалоба N 8415/02, § 36, Постановление Европейского суда по делу "Греческие нефтеперегонные заводы "Стран" и Стратис Андреадис против Греции" (Stran Greek Refineries and Stratis Andreadis v. Greece) от 9 декабря 1994 г., Series A, § 301-B, § 82). Принимая во внимание, что власти Российской Федерации не оспаривали способ исчисления, используемый заявителем, Европейский суд удовлетворил требования заявителя в отношении материального ущерба и присудил ей в связи с этим сумму в размере 32063 рублей 25 копеек плюс любые возможные налоги к этой сумме.
29. Европейский суд также признал, что заявитель перенесла душевные страдания ввиду неисполнения властями судебных решений, вынесенных в ее пользу. Однако сумма, требуемая заявителем в качестве компенсации морального вреда, представляется чрезмерной. Европейский суд принял во внимание размер и сущность присужденных в настоящем деле сумм, а именно компенсацию вреда, причиненного здоровью трудовым увечьем, которая была основным источником доходов заявителя, и период бездействия властей. Исходя из принципа справедливости, Европейский суд присудил заявителю 1600 евро в отношении морального вреда плюс любые возможные налоги к этой сумме.
B. Судебные расходы и издержки
30. Заявитель не предъявила требований в отношении судебных расходов и издержек. Соответственно, Европейский суд не присудил заявителю компенсацию в связи с этим.
C. Процентная ставка при просрочке платежей
31. Европейский суд посчитал, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского Центрального Банка плюс три процента.
НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО:
1) объявил жалобу приемлемой;
2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;
3) постановил, что имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции;
4) постановил:
a) что государство-ответчик обязано выплатить заявителю в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции следующие суммы:
i) 32063 (тридцать две тысячи шестьдесят три) рубля 25
(двадцать пять) копеек в отношении компенсации материального
ущерба;
ii) 1600 (одну тысячу шестьсот) евро в качестве
компенсации морального вреда в пересчете на российские рубли
по курсу, действующему на день выплаты;
iii) любые возможные налоги к указанным выше суммам;
b) что простые проценты по предельным годовым ставкам по займам Европейского Центрального Банка плюс три процента подлежат выплате по истечении вышеупомянутых трех месяцев и до момента выплаты;
5) отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.
Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 13 января 2005 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.
Председатель Палаты
Христос РОЗАКИС
Секретарь Секции Суда
Серен НИЛЬСЕН


EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS
FIRST SECTION
CASE OF GIZZATOVA V. RUSSIA
(Application No. 5124/03)
JUDGMENT <*>
(Strasbourg, 13.I.2005)
--------------------------------
<*> This judgment will become final in the circumstances set out in Article 44 § 2 of the Convention. It may be subject to editorial revision.
In the case of Gizzatova v. Russia,
The European Court of Human Rights (First Section), sitting as a Chamber composed of:
Mr C.L. Rozakis, President,
Mr L. Loucaides,
Mrs {N. Vajic} <*>,
--------------------------------
<*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.
Mrs S. Botoucharova,
Mr A. Kovler,
Mr K. Hajiyev,
Mr D. Spielmann, judges,
and Mr S. Nielsen, Section Registrar,
Having deliberated in private on 9 December 2004,
Delivers the following judgment, which was adopted on that date:
PROCEDURE
1. The case originated in an application (No. 5124/03) against the Russian Federation lodged with the Court under Article 34 of the Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms ("the Convention") by a Russian national, Mrs Fadiya Khamatnurovna Gizzatova.
2. The Russian Government ("the Government") were represented by their Agent, Mr P. Laptev, Representative of the Russian Federation at the European Court of Human Rights.
3. On 30 October 2003 the Court decided to communicate the application to the Government. Under the provisions of Article 29 § 3 of the Convention, it decided to examine the merits of the application at the same time as its admissibility.
THE FACTS
The circumstances of the case
4. The applicant was born in 1940 and lives in Birsk in the Bashkortostan Republic of the Russian Federation.
A. Judgments in the applicant"s favour
5. On 17 February 1998 the Birsk Town Court of the Bashkortostan Republic granted the applicant"s civil action for compensation for work-related injuries against the municipal enterprise "Baltachevskaya rayselkhtoztekhnika" (МУП "Балтачевская райсельхозтехника", "the municipal enterprise") and awarded her a lump sum of 18,526.99 Russian roubles (RUR) and monthly payments of RUR 788.40. No appeal was lodged against the judgment and it became final on 28 February 1998.
6. As the municipal enterprise stopped monthly payments from 1 January 1999, the applicant lodged a new civil action for the recovery of amounts outstanding and legal fees. On 17 January 2000 the Birsk Town Court of the Bashkortostan Republic allowed the action and awarded the applicant RUR 2,457.84.
7. On 22 November 2000 the Birsk Town Court of the Bashkortostan Republic amended, at the applicant"s request, the judgment of 17 February 1998. The court ordered that the amount of monthly payments indicated in that judgment should be regularly adjusted to take account of increases of the minimum monthly wage.
8. On 15 January and 30 September 2002 the Birsk Town Court allowed two further civil actions lodged by the applicant and awarded her interest on outstanding amounts and legal fees in the total amount of RUR 7,445.12.
B. Enforcement of the judgments
9. On 27 March 1998 and 9 December 2000 the Baltachevsk district service of court bailiffs opened enforcement proceedings against the municipal enterprise. Between 1 July 2000 and 1 September 2001 it recovered RUR 16,526.14.
10. Unsatisfied with the bailiffs" performance, the applicant complained to a court. On 11 December 2001 the Baltachevsk District Court of the Bashkortostan Republic granted her complaint. It found that as at 1 November 2001 the outstanding payments amounted to RUR 13,513.88. The municipal enterprise did not contest its obligation to pay, but claimed that it was unable to do so owing to insufficient funds. The court ordered that the bailiffs should seize the municipal enterprise"s property with a view to enforcing the judgment.
On the same day the bailiffs seized a lorry belonging to the municipal enterprise. However, it could not be sold because there was no willing purchaser and the applicant refused to accept the seized lorry in part payment of the debt, insisting on monetary compensation.
11. The applicant complained to a prosecutor"s office about the court bailiffs" failure to enforce the judgment of 17 February 1998 in full. On 5 July 2002 an investigator of the prosecutor"s office of the Baltachevsk District informed her that a criminal case had been opened against the bailiffs under Article 315 of the Criminal Code ("Non-enforcement of a conviction, judgment or a court decision").
On 8 July 2003 the prosecutor"s office of the Baltachevsk district prosecutor ordered the chief court bailiff of the Bashkortostan Republic to take measures to enforce the judgment of the Baltachevsk District Court.
12. Between 2002 and the present time the following payments were made to the applicant in order to enforce the judgments in her favour:
- by a wire transfer of 3 June 2002 - RUR 3,000;
- by a wire transfer of 13 September 2002 - RUR 1,000;
- by a wire transfer of 13 August 2003 (the proceeds from the sale of the municipal enterprise"s lorry) - RUR 63,720;
- by a cheque of 15 January 2004 - RUR 37,200.01;
- by a cheque of 15 January 2004 - RUR 5,404.39.
THE LAW
I. Alleged violation of Article 6 § 1 of the Convention
and Article 1 of Protocol No. 1 to the Convention
13. The applicant complained that the prolonged non-enforcement of the judgments in her favour violated her "right to a court" under Article 6 § 1 of the Convention and her right to the peaceful enjoyment of possessions provided in Article 1 of Protocol No. 1 to the Convention. The relevant parts of these provisions read as follows:
Article 6 § 1
"In the determination of his civil rights and obligations..., everyone is entitled to a fair... hearing... by [a]... tribunal..."
Article 1 of Protocol No. 1
"Every natural or legal person is entitled to the peaceful enjoyment of his possessions. No one shall be deprived of his possessions except in the public interest and subject to the conditions provided for by law and by the general principles of international law.
The preceding provisions shall not, however, in any way impair the right of a State to enforce such laws as it deems necessary to control the use of property in accordance with the general interest or to secure the payment of taxes or other contributions or penalties."
A. Admissibility
14. The Government did not invoke any grounds for inadmissibility.
15. The Court notes that the application is not manifestly ill-founded within the meaning of Article 35 § 3 of the Convention. It further notes that it is not inadmissible on any other grounds. It must therefore be declared admissible.
B. Merits
16. The Government claim that the debt to the applicant has been fully extinguished, according to the calculations of a court bailiff. In their opinion, the only issue of the application is the applicant"s disagreement with the calculations in the part concerning monthly payments. They explain that by the terms of the additional decision of the Birsk District Court of 22 November 2000 the periodic payments to the applicant were to be raised in proportion to increases of the minimum monthly wage, while the federal law of 26 November 2002 determined that the calculation of periodic payments in compensation for work-related injuries was not to be based on the minimum monthly wage. There was therefore a discrepancy between the applicant and the court bailiffs as regards the amount of monthly payments after 26 November 2002. The Government indicate that on 19 January 2003 the bailiff requested the Birsk District Court to clarify the procedure of enforcement of its decision of 22 November 2000 with a view to eliminating the disagreement.
17. The applicant does not contest the calculations of the Government. She submits, however, that the enforcement of the judgments was belated owing to unlawful actions and omissions of the State court bailiffs. She also provides a copy of a decision of the Birsk District Court of 30 January 2004, by which the bailiff"s request for clarification was dismissed. The court held that the federal law of 26 November 2002 could not be applied retrospectively to the applicant"s entitlement under the decision of 22 November 2000.
1. Article 6 § 1 of the Convention
18. The Court reiterates that Article 6 § 1 secures to everyone the right to have any claim relating to his civil rights and obligations brought before a court or tribunal; in this way it embodies the "right to a court", of which the right of access, that is the right to institute proceedings before courts in civil matters, constitutes one aspect. However, that right would be illusory if a Contracting State"s domestic legal system allowed a final, binding judicial decision to remain inoperative to the detriment of one party. It would be inconceivable that Article 6 § 1 should describe in detail the procedural guarantees afforded to litigants - proceedings that are fair, public and expeditious - without protecting the implementation of judicial decisions; to construe Article 6 as being concerned exclusively with access to a court and the conduct of proceedings would be likely to lead to situations incompatible with the principle of the rule of law which the Contracting States undertook to respect when they ratified the Convention. Execution of a judgment given by any court must therefore be regarded as an integral part of the "trial" for the purposes of Article 6 (see Burdov v. Russia, No. 59498/00, § 34, ECHR 2002-III; Hornsby v. Greece, judgment of 19 March 1997, Reports 1997-II, p. 510, § 40).
19. Turning to the instant case, the Court notes that the Government do not contest the State responsibility for the debts of the municipal enterprise arising from the judgments in the applicant"s favour (see, by contrast, Gerasimova v. Russia (dec.), No. 24669/02, 16 September 2004). It is also not contested by the parties that the judgments in the applicant"s favour have now been executed. The Court observes, however, that the execution of the judgment of 17 February 1998 - at least in part - lasted for about five years, even after the supplementary judgments of 17 January 2000 and 15 January and 30 September 2002 were taken to make up for the debtor"s failure to abide by the first one. It was not until 15 January 2004, after the application had been communicated to the respondent Government, that the debt accruing from these judgments has been finally settled.
20. In this connection, the Court recalls that a delay in the execution of a judgment may be justified in particular circumstances, but the delay may not be such as to impair the essence of the right protected under Article 6 § 1 (see Burdov v. Russia, cited above, § 35). In the instant case the Government did not advance any justification for the delay which spanned over a period of several years. Accordingly, by failing for such a substantial period of time to take the necessary measures to comply with the final judicial decision in the present case, the Russian authorities deprived the provisions of Article 6 § 1 of all useful effect.
There has accordingly been a violation of Article 6 § 1 of the Convention.
2. Article 1 of Protocol No. 1 to the Convention
21. The Court reiterates that a "claim" can constitute a "possession" within the meaning of Article 1 of Protocol No. 1 if it is sufficiently established to be enforceable (see Burdov v. Russia, cited above, § 40, with further references).
22. The judgment of the Birsk District Court of 17 February 1998 and the subsequent judgments of the same court of 17 January 2000, 15 January and 30 September 2002 were final and enforceable. However, the applicant did not receive from the State the judgment debt as soon as it became enforceable or, at least, within the two-month time-limit set in the domestic law.
23. By failing to comply with the final and enforceable judgments in the applicant"s favour the national authorities prevented the applicant from receiving the money she could reasonably have expected to receive. The Government have not advanced any justification for this interference.
24. There has accordingly been a violation of Article 1 of Protocol No. 1.
II. Application of Article 41 of the Convention
25. Article 41 of the Convention provides:
"If the Court finds that there has been a violation of the Convention or the Protocols thereto, and if the internal law of the High Contracting Party concerned allows only partial reparation to be made, the Court shall, if necessary, afford just satisfaction to the injured party."
A. Damage
26. The applicant claims RUR 32,063.25 in respect of pecuniary damage representing the interest on the amounts paid after a substantial delay. She also claims EUR 10,000 in respect of non-pecuniary damage.
27. The Government do not contest the applicant"s claim in respect of the pecuniary damage. In respect of non-pecuniary damage, they consider that the amount claimed by the applicant is unreasonable and unsubstantiated. In any event, they submit that the finding of a violation constitutes in itself sufficient just satisfaction for the non-pecuniary damage sustained by the applicant.
28. The Court notes that in the present case it found a violation of Article 6 § 1 of the Convention and Article 1 of Protocol No. 1 in that the compensation for a work-related injury had only been paid to the applicant after a significant delay. In this connection the Court recalls that the adequacy of the compensation would be diminished if it were to be paid without reference to various circumstances liable to reduce its value, such as an extended delay in enforcement (see Metaxas v. Greece, No. 8415/02, § 36, 27 May 2004; Stran Greek Refineries and Stratis Andreadis v. Greece, judgment of 9 December 1994, Series A No. 301-B, § 82). Taking into account that the Government did not dispute the method of calculation employed by the applicant, the Court accepts the applicant"s claim in respect of pecuniary damage and awards her the sum of RUR 32,063.25 under this head, plus any tax that may be chargeable on that amount.
29. The Court also accepts that the applicant suffered distress because of the State authorities" failure to enforce several judgments in her favour. However, the amount claimed in respect of non-pecuniary damage appears excessive. The Court takes into account the amount and nature of the award in the instant case, i.e. compensation for a work-related injury which has been the applicant"s primary source of income, and the period of the authorities" inactivity. Making its assessment on an equitable basis, it awards the applicant EUR 1,600 in respect of non-pecuniary damage, plus any tax that may be chargeable on that amount.
B. Costs and expenses
30. The applicant did not claim costs and expenses. Accordingly, there is no call to make an award under this head.
C. Default interest
31. The Court considers it appropriate that the default interest should be based on the marginal lending rate of the European Central Bank, to which should be added three percentage points.
FOR THESE REASONS, THE COURT UNANIMOUSLY
1. Declares the application admissible;
2. Holds that there has been a violation of Article 6 § 1 of the Convention;
3. Holds that there has been a violation of Article 1 of Protocol No. 1;
4. Holds
(a) that the respondent State is to pay the applicant, within three months from the date on which the judgment becomes final according to Article 44 § 2 of the Convention, the following amounts:
(i) RUR 32,063.25 (thirty-two thousand and sixty-three
Russian roubles and 25 kopecks) in respect of pecuniary
damage;
(ii) EUR 1,600 (one thousand six hundred euros) in respect
of non-pecuniary damage, to be converted into Russian roubles
at the rate applicable at the date of settlement;
(iii) any tax that may be chargeable on the above amounts;
(b) that from the expiry of the above-mentioned three months until settlement simple interest shall be payable on the above amounts at a rate equal to the marginal lending rate of the European Central Bank during the default period plus three percentage points;
5. Dismisses the remainder of the applicant"s claim for just satisfaction.
Done in English, and notified in writing on 13 January 2005, pursuant to Rule 77 §§ 2 and 3 of the Rules of Court.
Christos ROZAKIS
President
{Soren} NIELSEN
Registrar

РЕШЕНИЕ Межгосударственного экономического комитета Экономического союза"О МЕРАХ ПО СТАБИЛИЗАЦИИ РАБОТЫ ПРЕДПРИЯТИЙ ЛЕГКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ ГОСУДАРСТВ - УЧАСТНИКОВ СНГ"(Принято в г. Москве 26.07.1996)  »
Международное законодательство »
Читайте также