ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 20.11.1995"ПРЕССОС КОМПАНИЯ НАВЬЕРА А. О." (pressos compania naviera s. a.) И ДРУГИЕ ПРОТИВ БЕЛЬГИИ" [рус. (извлечение), англ.]


[неофициальный перевод]
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
СУДЕБНОЕ РЕШЕНИЕ
"ПРЕССОС КОМПАНИЯ НАВЬЕРА А. О." (PRESSOS COMPANIA
NAVIERA S. A.) И ДРУГИЕ ПРОТИВ БЕЛЬГИИ
(Страсбург, 20 ноября 1995 года)
(Извлечение)
КРАТКОЕ НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА
A. Основные факты
Двадцать шесть заявителей - судовладельцы, ассоциации взаимного страхования судовладельцев, конкурсный управляющий судоходной компании. Они предъявили иск Бельгии и оператору частных лоцманских служб в связи с авариями на судах, произошедших в устье реки Шельды.
В Бельгии лоцманское сопровождение морских судов является публичной службой, организованной государством в интересах мореплавания. Законом от 3 ноября 1967 г. было введено обязательное присутствие на входящих в устье Шельды торговых судах лоцмана, имеющего выданную государством официальную лицензию. В соответствии с этим Законом до 1983 г. лоцман рассматривался как советник капитана, он лишь ассистировал ему при проводке, решения принимал сам капитан, и в случаях причинения вреда в результате столкновения судов или иных аварийных ситуаций лоцман, а равно бельгийское государство не несли имущественной ответственности. Кассационный суд своим Решением от 15 декабря 1983 г. изменил сложившуюся практику, установив, что судовладелец или фрахтователь в этих обстоятельствах вправе предъявить иск о возмещении ущерба организатору лоцманских услуг. Однако Закон от августа 1988 г. восстановил прежний порядок. Более того, новому Закону была придана обратная сила, и под его действие подпадали все аналогичные ситуации за тридцать лет, предшествовавших его изданию.
В марте 1989 г. двадцать четыре жалобы о признании недействительным Закона 1988 г. были поданы в Арбитражный суд. 5 июля 1990 г. Арбитражный суд отклонил эти жалобы и 22 ноября 1990 г. еще раз подтвердил свое решение. Кассационный суд отклонил жалобу по вопросам права, которая была подана одним из заявителей.
B. Разбирательство в Комиссии по правам человека
В жалобе, поданной 4 января 1991 г. в Комиссию, заявители утверждали, что правовой режим, установленный Законом 1988 г., нарушает статью 1 Протокола N 1, статью 6 п. 1 Конвенции и статью 14 в сочетании со статьей 1 Протокола N 1. Комиссия 6 сентября 1993 г. признала приемлемыми жалобы на нарушение статьи 1 Протокола N 1 и статьи 6 п. 1 Конвенции.
В своем докладе от 4 июля 1994 г. Комиссия установила факты и выразила мнение, что нарушения статьи 1 Протокола N 1 не было (единогласно), но имело место нарушение статьи 6 п. 1 Конвенции (одиннадцать голосов против шести), за исключением случаев, касающихся второго заявителя (четырнадцать голосов против трех) и двенадцатого (шестнадцать голосов против одного).
Комиссия и Правительство Бельгии передали данное дело в Суд соответственно 9 сентября и 21 октября 1994 г.
ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ
ВОПРОСЫ ПРАВА
I. В отношении шестой заявительницы
24. Суд отмечает, что из двадцати шести заявителей, подавших дело в Комиссию, двадцать пять были представлены на Суде. Назначенные заявителями адвокаты не получили никаких распоряжений от шестой заявительницы (см. п. 1 - 2 выше). Это обстоятельство, по мнению Суда, свидетельствует о том, что вышеуказанная заявительница более не намерена поддерживать свои требования (статья 49 п. 2, второй абзац Регламента Суда A).
Суд не усматривает никаких оснований публичного характера для продолжения рассмотрения дела шестой заявительницы, которое сходно с остальными делами (статья 40 п. 4 Регламента Суда A).
В связи с этим следует отделить дело компании "Сити корпорейшн" от дел остальных заявителей и прекратить его рассмотрение.
II. О предполагаемом нарушении статьи 1 Протокола N 1
25. Заявители критикуют Закон от 30 августа 1988 г., изменивший Закон об управлении морскими судами от 3 ноября 1967 г. (см. п. 9 и 18 выше). По их утверждению, он нарушает статью 1 Протокола N 1, которая гласит:
"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Никто не может быть лишен своего имущества, иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.
Предыдущие положения ни в коей мере не ущемляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".
A. Предварительное возражение Правительства
26. Правительство, как и ранее в Комиссии, обосновывает неприемлемость жалобы тем, что не исчерпаны внутренние средства правовой защиты. По его мнению, первые двадцать четыре заявителя должны были обратиться в суды общей юрисдикции с вопросом о совместимости оспариваемого Закона со статьей 1 Протокола N 1. Это было бы нелишним наряду с обращением о признании Закона 1988 г. недействительным в Арбитражный суд, ибо в компетенцию данного органа не входят требования, связанные с нарушениями отдельных положений международного права (см. п. 19 выше). Кроме того, Решение Арбитражного суда от 5 июля 1990 г. (см. п. 7 выше) не является обязательным для обычных судов, которые сами могли отказаться применять Закон 1988 г., если бы они посчитали его противоречащим Конвенции.
Не могут быть признаны лицами, использовавшими все внутренние средства правовой защиты, двадцать пятый и двадцать шестой заявитель. Первый не поставил перед судом вопрос о несовместимости Закона 1988 г. со статьей 1 Протокола N 1, не дав таким образом Кассационному суду возможности ответить на него. Второй же вообще не обжаловал Закон 1988 г.
27. Суд напоминает о том, что статья 26 Конвенции требует исчерпания только таких эффективных правовых средств, которые могут исправить предполагаемое нарушение (см. среди прочих Решение по делу Кигана от 26 мая 1994 г. Серия A, т. 290, с. 17, п. 39).
Суд отмечает, что в Арбитражном суде первые двадцать четыре заявителя приводили в свете (прежних) статей 6 и 6 bis Конституции Бельгии практически те же доводы, что и позднее в органах Конвенции; они ссылались также на нарушение статьи 11 (в старой нумерации, теперь статья 16) Конституции и статьи 1 Протокола N 1. Арбитражный суд посчитал, что этими статьями защищается только ранее приобретенная собственность (см. п. 7 выше).
Европейский суд отметил, что этот вывод позволяет всем заявителям считать, что, по мнению Арбитражного суда, представленные двадцатью четырьмя заявителями факты не подпадают под сферу действия статьи 1 Протокола N 1. Учитывая уровень и авторитет этого суда в правовой системе Бельгии, этот вывод может обречь на провал любую жалобу, которую заявители могли бы подать (см. mutatis mutandis Решения по делу Хаусшильдта от 24 мая 1989 г. Серия A, т. 154, с. 19, п. 41, и по делу "Святые монастыри" от 9 декабря 1994 г. Серия A, т. 301-A, с. 29, п. 51).
Таким образом, данное возражение отклоняется.
B. Обоснование требования
28. Заявители возражают против Закона 1988 г. по двум основаниям.
Освободив организатора лоцманской службы от ответственности за ошибки его персонала и ограничив его ответственность лишь ответственностью самого персонала за эти ошибки, Закон, по утверждению заявителей, налагает на них чрезмерное бремя, нарушая справедливое равновесие между требованиями общественного интереса и требованиями защиты их права беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Тем самым нарушается второй абзац или, по крайней мере, первая фраза статьи 1 Протокола N 1.
Кроме того, обратная сила Закона лишает заявителей их права на возмещение причиненного вреда, что противоречит второй фразе первого абзаца данной статьи.
1. О наличии "имущества" в смысле статьи 1
29. По утверждению Правительства, право требования заявителей не может считаться "имуществом" в смысле статьи 1. Ни одно из них не было установлено решением суда, имеющим преюдициальный характер. Однако это является условием того, чтобы право требования было бесспорным, действительным, подлежащим исполнению и, следовательно, защищаемым статьей 1.
Поскольку Решение Кассационного суда от 15 декабря 1983 г. было неожиданным и явно спорным (см. п. 17 выше), заявители не могли ссылаться и на "законное ожидание" компенсации со стороны государства (см. Решение по делу "Пайн Велли девелопментс лтд." и другие от 29 ноября 1991 г. Серия A, т. 222, с. 23, п. 51). Это привело бы к смешению права собственности с правом на собственность.
Комиссия в основном согласна с этим аргументом.
30. Заявители подчеркивают, что по законодательству Бельгии гражданская ответственность, право требовать возмещение возникают в принципе одновременно с причинением ущерба, при этом суд своим решением только подтверждает его наличие и определяет размер.
Правительство отметило, что понятия "имущество" и "собственность" в смысле статьи 1 имеют автономное значение, которое не зависит от того, как они квалифицируются во внутреннем праве соответствующего государства.
31. Чтобы определить, идет ли речь в данном конкретном случае о наличии "имущества", Суд может принять во внимание внутреннее законодательство, действующее на момент предполагаемого нарушения, поскольку у него нет основания полагать, что оно противоречит предмету и целям статьи 1 Протокола N 1. Речь идет об аквелианском режиме, порождающем требования о возмещении непредвиденного вреда.
Требования такого рода могут быть имущественного характера и в таковом качестве охватываются первой фразой статьи 1 Протокола N 1, которую и надлежит применить (см. mutatis mutandis Решение по делу Ван Марль и другие от 26 июня 1986 г. Серия A, т. 101, с. 13, п. 41).
С учетом решений Кассационного суда от 5 ноября 1920 г., 15 декабря 1983 г. и 17 мая 1985 г. (см. п. 17 выше) заявители могли "правомерно ожидать", что их требование возмещения ущерба в связи с авариями будет определено на основании общих принципов ответственности за причинение вреда (см. mutatis mutandis вышеупомянутое Решение по делу "Пайн Велли девелопментс лтд." и другие).
32. Таковой была ситуация с делами, возникшими до 17 сентября 1988 г., даты вступления в силу Закона 1988 г. (см. п. 6 и 18 выше).
2. О наличии вмешательства
33. Как вытекает из практики Суда, статья 1, гарантирующая по существу право собственности, содержит три разные нормы: в первой норме, выраженной в первом предложении первого абзаца и имеющей общий характер, устанавливается принцип беспрепятственного пользования имуществом; вторая норма, зафиксированная во втором предложении того же абзаца, регулирует случаи лишения собственности, устанавливая определенные условия; в третьей норме, содержащейся во втором абзаце, за государствами - членами признается среди прочих право регламентировать использование собственности в соответствии с общественными интересами. Вторая и третья нормы, касающиеся частных случаев нарушения права собственности, должны толковаться в свете закрепленного в первой норме принципа (см. среди прочих вышеупомянутое Решение по делу "Святые монастыри", с. 31, п. 56).
34. Как отмечает Суд, Закон 1988 г. освободил государство и прочих организаторов лоцманских служб от ответственности за действия, за которые ранее они могли бы нести ответственность. Этот Закон явился вмешательством в право требования возмещения ущерба, которое в соответствии с действующим внутренним правом могло быть реализовано до принятия данного Закона, и, следовательно, вмешательством в право любого лица, в том числе и заявителей, на беспрепятственное пользование своим имуществом (см. п. 31 выше).
Поскольку данный Закон касается случаев, произошедших до 17 сентября 1988 г. и являющихся предметом данного дела, это вмешательство рассматривается как лишение собственности в смысле второго предложения первого абзаца статьи 1.
3. Обоснованность вмешательства
35. Теперь Суд должен установить, совершалось ли это вмешательство в "соответствии с общими интересами" и соблюден ли принцип соразмерности.
a) О соответствии общим интересам
36. Оправдывая вмешательство, Правительство выдвигает три типа "важных соображений, связанных с интересами общества": защита финансовых интересов государства; восстановление правовой стабильности в вопросах ответственности и гармонизация бельгийского законодательства с законодательствами соседних стран и в особенности Нидерландов.
37. Суд напоминает, что национальные власти обладают определенной свободой усмотрения, решая, что является "общественно полезным", ибо в системе Конвенции они первыми ощущают наличие проблемы, оправдывающей в интересах общества лишение собственности, и находят меры для разрешения.
Кроме того, само понятие "в интересах общества" имеет широкое значение. В частности, решению принять закон об отчуждении собственности обычно предшествует рассмотрение политических, экономических и социальных вопросов, по которым в демократическом государстве могут разумно сосуществовать противоречивые мнения. Считая совершенно нормальным, что законодатель располагает большими возможностями для проведения социально-экономической политики, Суд уважает подход законодателя к проблеме требований, связанных с "интересами общества", за исключением случаев, когда оценка законодателя явно лишена разумных оснований (см. mutatis mutandis Решение по делу Джеймса от 21 февраля 1986 г. Серия A, т. 98-И, с. 32, п. 46), что совершенно не относится к данному случаю.
В тексте документа при переводе, видимо, допущена опечатка: вместо "т. 98-И" следует читать "т. 98-B". b) Соразмерность вмешательства
38. Вмешательство в право беспрепятственно пользоваться своим имуществом предполагает "справедливое равновесие" между интересами общества и необходимостью соблюдения фундаментальных прав человека. Необходимость обеспечения такого равновесия отражена в структуре статьи 1 в целом и, соответственно, во второй фразе, которая должна прочитываться в свете закрепленного в первой фразе принципа (см. п. 33 выше). В частности, необходимо, чтобы была разумная соразмерность между используемыми средствами и той целью, на которую направлена любая мера, лишающая лицо собственности.
Чтобы определить, соблюдается ли необходимое равновесие, и в частности соразмерность бремени, налагаемого на заявителя, уместно принять во внимание условия компенсации, предусмотренные во внутреннем законодательстве. При невыплате определенной суммы, в разумных пределах соответствующей стоимости имущества, лишение собственности в принципе представляет собой серьезное нарушение; невыплата компенсации может быть оправданна на основе статьи 1 только при исключительных обстоятельствах (см. вышеупомянутое Решение по делу "Святые монастыри", с. 34 - 35, п. 70 - 71).
39. В данном случае Закон 1988 г. просто-напросто ликвидировал, с обратной силой на период в тридцать лет и без компенсации, требования по возмещению ущерба на очень крупные суммы, которые жертвы несчастных случаев могли предъявить Бельгии или ответственным частным компаниям, в том числе требования, уже ставшие предметом судебных процессов.
40. Правительство сослалось на то, что Решение Кассационного суда от 15 декабря 1983 г. могло иметь серьезнейшие и непредсказуемые последствия для бюджета: во время подготовки Закона 1988 г. финансовое бремя исков, предъявленных в тот момент Бельгии, исчислялось в 3,5 миллиарда бельгийских франков. Законодатель, по-видимому, хотел защитить государственную казну от этого бремени, ибо оно явилось результатом столь спорного и непредсказуемого толкования соответствующих норм законодательства, что заявители не могли поверить, что законодатель сможет упорядочить ситуацию. Кстати, это по существу было подтверждено Арбитражным судом (см. п. 7 выше).
Правительство подчеркнуло также существовавшую, по его мнению, необходимость покончить с "правовой нестабильностью", возникшей в связи с Решением от 15 декабря 1983 г. По его утверждению, в 1988 г. законодатель был вынужден закрепить принцип, существовавший в бельгийском праве около ста пятидесяти лет и оказавшийся нарушенным вследствие спорного толкования Кассационного суда.
И наконец, Правительство отмечает, что Закон 1988 г. направлен в то же время на гармонизацию законодательства Бельгии с законодательством соседних стран.
41. Заявители подчеркивают прежде всего, что Закон 1988 г. выгоден не только бельгийскому государству, но также и частной лоцманской компании, которой предъявлен ряд исков (см. п. 6 выше). Они отмечают также, что финансовые мотивы, на которые ссылалось Правительство, не могут служить оправданием такого серьезного нарушения основных прав заявителей, особенно учитывая то, что Решение Кассационного суда от 15 декабря 1983 г. не только было предсказуемым, но и вполне соответствовало Решению по делу "La Flandria", принятому в 1920 г. тем же судом (см. п. 17 выше). У государства было достаточно времени для того, чтобы принять в соответствии с Конвенцией меры, которые бы учитывали возможность возникновения судебного решения, лишь продолжавшего развитие определенного направления в судебной практике, начало которому было положено очень давно. Вместо этого государство не просто ликвидировало с приданием обратной силы уже имеющиеся права требования, оно сделало это лишь в 1988 г., обманув тем самым ожидание заявителей, многие из которых ждали 1986 г., прежде чем подать в суд на государство.
42. Суд напомнил, что в своем Решении по делу "La Flandria" от 5 ноября 1920 г. Кассационный суд признал, что государство и иные субъекты публичного права подпадают под действие норм гражданской ответственности, возникающей из причинения вреда (см. п. 17 выше).
С тех пор Кассационному суду не приходилось рассматривать дел, связанных с ответственностью государства в отношении лоцманской службы, но было совершенно очевидно, что при первой возможности он будет применять в данном вопросе принципы, определенные им в общих чертах в своем Решении 1920 г. Этого можно было тем более ожидать в свете заключений Государственного совета по Закону 1988 г., из которого очевидно, что данный Закон не отступает от общих принципов юридической ответственности (см. п. 11 - 13 выше).
Таким образом, Решение 1983 г. не является нарушением правовой стабильности.
43. Финансовые соображения, на которые ссылалось Правительство, и его стремление сблизить бельгийское право с правом соседних стран могли оправдать на будущее законодательство, являющееся отступлением от общепринятых принципов ответственности.
Однако они не могли оправдать придание Закону обратной силы, цель и действие которой направлены на лишение заявителей права на возмещение ущерба.
Такое серьезное вмешательство в права заявителей нарушает справедливый баланс интересов.
44. Таким образом, Законом 1988 г. в той мере, в какой он касается фактов, имевших место до 17 сентября 1988 г., т.е. до момента его опубликования и вступления в силу, нарушена статья 1 Протокола N 1.
III. О предполагаемом нарушении
статьи 6 п. 1 Конвенции
45. Заявители ссылаются также на нарушение статьи 6 п. 1 Конвенции.
46. Суд отмечает, что их претензии по этому вопросу совпадают с теми, которые они выдвигают в свете статьи 1 Протокола N 1. С учетом сформулированного выше в п. 44 вывода Суд не считает необходимым рассматривать их отдельно в свете статьи 6 п. 1.
IV. Применение статьи 50 Конвенции
47. В соответствии со статьей 50 Конвенции,
"Если Суд установит, что решение или мера, принятые судебными или иными властями Высокой Договаривающейся Стороны, полностью или частично противоречат обязательствам, вытекающим из настоящей Конвенции, а также если внутреннее право упомянутой Стороны допускает лишь частичное возмещение последствий такого решения или такой меры, то решением Суда, если в этом есть необходимость, предусматривается справедливое возмещение потерпевшей стороне".
A. Материальный ущерб
48. Заявители требуют полного возмещения совокупного материального ущерба, оцениваемого в 1598367385 (один миллиард пятьсот девяносто восемь миллионов триста шестьдесят семь тысяч триста восемьдесят пять) бельгийских франков. В то же время они просят Суд воздержаться от разрешения данного вопроса, чтобы рассмотреть с Правительством возможности, предусмотренные во внутреннем законодательстве для получения компенсации.
49. По этому пункту Правительство выразило свое согласие, подчеркнув при этом, что именно судебные органы Бельгии должны прежде всего установить ущерб и ответственность по каждому из споров.
50. Представитель Комиссии своего мнения не выразил.
51. При данных обстоятельствах дела Суд считает, что вопрос к разбирательству не готов. Именно национальные суды должны определить, кто имеет право на обязательственные требования и какова сумма ущерба, возникшего в результате случаев, послуживших основанием для возбуждения данного дела (см. п. 6 выше). Таким образом, нет необходимости рассматривать вопрос, связанный с материальным ущербом, поскольку имеется возможность достижения договоренности между государством - ответчиком и заявителями (статья 54 п. 1 и 4 Регламента Суда A).
B. Судебные издержки и расходы
52. Кроме того, заявители требуют, чтобы им уплатили 51380253 (пятьдесят один миллион триста восемьдесят тысяч двести пятьдесят три) бельгийских франка в качестве возмещения судебных издержек и расходов, понесенных ими в национальных судебных органах и при рассмотрении дела в органах Конвенции.
53. По утверждению Правительства, разбирательства в судебных органах, рассматривавших дело по существу, прямо с Конвенцией не были связаны, поэтому возмещения понесенных по ним расходов на основании статьи 50 Конвенции требовать нельзя. Расходы в Арбитражном и Кассационном судах, а также в Страсбурге связаны с одинаковыми, по мнению Правительства, делами, за некоторыми незначительными исключениями, поэтому заявители могут требовать на этом основании не более 2000000 бельгийских франков.
54. Представитель Комиссии замечаний не высказал.
55. Суд отмечает, что до 17 сентября 1988 г. судебные органы, разбиравшие дело по существу, не занимались вопросами соблюдения прав, гарантируемых Конвенцией, и что из суммы в 38017101 бельгийский франк, заявленной по всем делам, которыми занимались эти суды, более 22 миллионов истребуются в связи с действиями специального аварийного общества "Ланглуа".
В отношении 13363152 бельгийских франков в связи с расходами в Арбитражном и Кассационном судах, а также в органах Конвенции Суд отмечает, что из них 9,5 миллиона франков истребуются "Ланглуа".
Решая по справедливости, Суд присуждает 8000000 бельгийских франков на судебные издержки и расходы.
ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД
1. Отделил единогласно дело шестой заявительницы от дел всех остальных и принял решение прекратить его рассмотрение;
2. Отклонил единогласно предварительное возражение Правительства;
3. Постановил восемью голосами против одного, что имело место нарушение п. 1 Протокола N 1 к Конвенции;
В тексте документа при переводе, видимо, допущена опечатка: вместо "п. 1 Протокола N 1" следует читать "ст. 1 Протокола N 1" (см. п. 3 раздела "По этим основаниям Суд" Постановления на английском языке). 4. Постановил восемью голосами против одного, что нет необходимости рассматривать данное дело в свете статьи 6 п. 1 Конвенции;
5. Постановил, что государство - ответчик должно в трехмесячный срок выплатить заявителям 8000000 (восемь миллионов) бельгийских франков в качестве компенсации судебных издержек и расходов;
6. Постановил единогласно, что вопрос применения статьи 50 Конвенции в связи с материальным ущербом не готов для разбирательства;
и соответственно:
a) отложил вопрос;
b) предложил Правительству и заявителям представить ему в шестимесячный срок свои замечания по вышеуказанному вопросу, в частности информировать его о любой договоренности, к которой они могут прийти;
c) приостановил дальнейшее разбирательство и поручил председателю Суда назначить сроки разбирательства, если в этом будет необходимость.
Совершено на французском и английском языках и оглашено во Дворце прав человека в Страсбурге 20 ноября 1995 г.
Председатель
Рольф РИССДАЛ
Грефье
Герберт ПЕТЦОЛЬД



В соответствии со статьей 51 п. 2 Конвенции и статьей 53 п. 2 Регламента Суда A к настоящему Решению прилагаются отдельные мнения судей.
ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ ТОРА ВИЛЬЯЛМСОНА
Я выступил за то, что не было нарушения статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Как и большинство членов Суда, я признаю, что требования заявителей по возмещению ущерба являются имуществом в смысле статьи 1 Протокола N 1. В то же время я не согласен с выводом, сделанным на основе критерия соразмерности. Мне представляется очень важным, что морское право с его нормами по возмещению ущерба является такой отраслью права, где применяется множество весьма конкретных правил. В этой области часто возникают споры на очень крупные суммы, и страхование играет важнейшую роль. Судовладельцы защищены также нормами об ограниченной ответственности. В принципе нет ничего необычного или предосудительного в принятии правовых норм, по которым ответственность за несоответствующую лоцманскую проводку налагается на судовладельцев, даже если она осуществляется или разрешена государством. Следовательно, единственной проблемой в данном случае, связанной со статьей 1 Протокола N 1, является оговорка об обратной силе в Законе 1988 г.
За период с 1896 г. по 1983 г. Кассационный суд ни разу не выносил решений об ответственности лоцманов. Решение по делу "La Flandria", вынесенное в 1920 г., касалось общих норм ответственности государства. Не доказано, что в тот момент, когда произошли несчастные случаи, относящиеся к данному делу, т. е. до 1983 г., судовладельцы могли ссылаться на общую норму ответственности государства за действия лоцманов, существующую в бельгийском праве. В период с 1983 г. по 1988 г. ситуация уже была иная. Тем не менее необходимо было показать, что это привело к изменениям в страховых оговорках и соответственно лишило судовладельцев возможности предъявлять исковые требования страховым компаниям. Этого сделано не было. Впрочем, принятые в 1988 г. нормы полностью не лишили судовладельцев возможности покрытия их рисков другими компаниями, ибо очень часто они могут предъявить иск другим судовладельцам. В связи с этим не совсем ясно, на каком основании заявители выдвинули требования о возмещении таких огромных сумм, и еще менее ясно, почему эти суммы являются столь точно определенными и такими значительными. К этому можно добавить, по моему мнению, что в Конвенции невозможно усмотреть общего запрета обратной силы в области гражданского права. Трудно очертить точные рамки гарантий, предусмотренных в статье 1 Протокола N 1, и, наконец, не определен размер требований, имевшихся у заявителей. При этих обстоятельствах я считаю соответствующими и убедительными доводы Правительства, изложенные в п. 40 настоящего Решения. Соответственно я не считаю, что факт принятия национальным законодателем норм, наделенных обратной силой, подобных тем, что промульгированы в Бельгии в 1988 г., является нарушением Конвенции с точки зрения критерия соразмерности.
Поэтому я не усматриваю нарушения статьи 1 Протокола N 1.
ОТДЕЛЬНОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ ДЕ МЕЙЕРА
По моему мнению, основания, которые заставили Суд усмотреть нарушение права заявителей беспрепятственно пользоваться своим имуществом, равным образом применимы и к их праву на справедливое разбирательство.
Целью и следствием обратной силы закона, как это говорится в Решении, было лишение заявителей их права требования компенсации <*>. В то же время она была направлена на то, чтобы добиться отказа в исках, уже предъявленных государству и другой компании по лоцманским услугам <**>, а также в любых других исках по фактам, имевшим место до вступления в силу нового законодательства <***>.
В связи с этим я считаю, что нарушение статьи 6 Конвенции имело место в той же степени, что и статьи 1 Протокола N 1.
--------------------------------
<*> Пункт 43 настоящего Решения.
<**> Это относится ко всем заявителям, кроме двенадцатого (п. 6 Решения).
<***> Это ситуация с двенадцатым заявителем, а частично и с пятым (там же).



EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS
CASE OF PRESSOS COMPANIA NAVIERA S.A.
AND OTHERS v. BELGIUM
JUDGMENT
(Strasbourg, 20.XI.1995)
In the case of Pressos Compania Naviera S.A. and Others v. Belgium <*>,
The European Court of Human Rights, sitting, in accordance with Article 43 (art. 43) of the Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms ("the Convention") and the relevant provisions of Rules of Court <**>, as a Chamber composed of the following judges:
--------------------------------
Notes by the Registrar
<*> The case is numbered 38/1994/485/567. The first number is the case"s position on the list of cases referred to the Court in the relevant year (second number). The last two numbers indicate the case"s position on the list of cases referred to the Court since its creation and on the list of the corresponding originating applications to the Commission.
<**> Rules A apply to all cases referred to the Court before the entry into force of Protocol No. 9 (P9) and thereafter only to cases concerning States not bound by that Protocol (P9). They correspond to the Rules that came into force on 1 January 1983, as amended several times subsequently.
Mr R. Ryssdal, President,
Mr {Thor Vilhjalmsson} <*>,
Mr C. Russo,
Mr J. De Meyer,
Mr R. Pekkanen,
Mr M.A. Lopes Rocha,
Mr L. Wildhaber,
Mr D. Gotchev,
Mr U. Lohmus,
and also of Mr H. Petzold, Registrar,
--------------------------------
<*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.
Having deliberated in private on 26 May and 28 October 1995,
Delivers the following judgment, which was adopted on the last-mentioned date:
PROCEDURE
1. The case was referred to the Court by the European Commission of Human Rights ("the Commission") and by the Belgian Government ("the Government") respectively on 9 September and 21 October 1994, within the three-month period laid down by Article 32 para. 1 and Article 47 (art. 32-1, art. 47) of the Convention. It originated in an application (no. 17849/91) against the Kingdom of Belgium lodged with the Commission under Article 25 (art. 25) by twenty-six applicants (see paragraph 6 below) on 4 January 1991.
The Commission"s request referred to Articles 44 and 48 (art. 44, art. 48) and to the declaration whereby Belgium recognised the compulsory jurisdiction of the Court (Article 46) (art. 46); the Government"s application referred to Articles 44 and 48 (art. 44, art. 48). The object of the request and of the application was to obtain a decision as to whether the facts of the case disclosed a breach by the respondent State of its obligations under Article 6 para. 1 (art. 6-1) of the Convention and Article 1 of Protocol No. 1 (P1-1).
2. In response to the enquiry made in accordance with Rule 33 para. 3 (d) of Rules of Court A, twenty-five of the original twenty-six applicants before the Commission stated that they wished to take part in the proceedings and designated the lawyers who would represent them (Rule 30).
On 27 February 1995 the lawyers so designated submitted a memorial on behalf of those applicants. On 18 May 1995 they indicated that they had received no instructions from the sixth applicant.
3. The Chamber to be constituted included ex officio Mr J. De Meyer, the elected judge of Belgian nationality (Article 43 of the Convention) (art. 43), and Mr R. Ryssdal, the President of the Court (Rule 21 para. 3 (b)). On 24 September 1994, in the presence of the Registrar, the President drew by lot the names of the other seven members, namely Mr {Thor Vilhjalmsson}, Mr N. Valticos, Mr R. Pekkanen, Mr M.A. Lopes Rocha, Mr L. Wildhaber, Mr D. Gotchev and Mr U. Lohmus, (Article 43 in fine of the Convention and Rule 21 para. 4) (art. 43). Subsequently, Mr C. Russo, substitute judge, replaced Mr Valticos, who was unable to take part in the further consideration of the case (Rules 22 para. 1 and 24 para. 1).
4. As President of the Chamber (Rule 21 para. 5), Mr Ryssdal, acting through the Registrar, consulted the Agent of the Government, the applicants" lawyers and the Delegate of the Commission on the organisation of the proceedings (Rules 37 para. 1 and 38). Pursuant to the order made in consequence, the Registrar received the Government"s memorial and applicants" memorial on 24 and 27 February 1995 respectively.
5. In accordance with the President"s decision, the hearing took place in public in the Human Rights Building, Strasbourg, on 22 May 1995. The Court had held a preparatory meeting beforehand.
There appeared before the Court:
(a) for the Government
Mr J. Lathouwers, Deputy Adviser, Head of the Human
Rights Section, Ministry of Justice, Agent,
Mr J.-M. Nelissen-Grade, avocat, Counsel,
Mr G. Michaux, avocat,
Mr J. Van de Velde, Head of Administration, Ministry of Communications and Infrastructure, Advisers;
(b) for the Commission
Mr I. Cabral Barreto, Delegate;
(c) for the applicants
Mr L. Simont, avocat,
Mr R.O. Dalcq, avocat, Counsel,
Mr D. Lagasse, avocat,
Mr N. Cahen, avocat, Advisers.
The Court heard addresses by Mr Cabral Barreto, Mr Simont, Mr Dalcq and Mr Nelissen-Grade, and also their answers to its questions.
AS TO THE FACTS
I. Circumstances of the case
A. The casualties and their legal consequences
6. The applicants are shipowners, mutual shipping insurance associations and, in one case, an insolvency administrator whose ships were involved in casualties in Belgian or Netherlands territorial waters prior to 17 September 1988.
As they considered that these casualties were the result of the negligence of the Belgian pilots on board the ships in question, they instituted legal proceedings, some of them against the Belgian State and others against a private company offering pilot services. The current state of the proceedings in these various actions is, according to the information provided to the Court, as follows:
First applicant: Pressos Compania Naviera S.A., a company incorporated under Greek law (ship: the Angeartic)
11 August 1982: collision;
24 April 1985: judgment of the court of Middelburg (Netherlands) finding the first applicant liable;
10 June 1987: action against the Belgian State in the Brussels Court of First Instance to recover damages paid.
Second applicant: Interocean Shipping Corporation, a company incorporated under Liberian law (ship: the Oswego Freedom)
13 December 1970: collision in Netherlands waters;
8 November 1972 and 16 November 1974: judgments respectively of the Middelburg court and of the Court of Appeal of The Hague finding the second applicant liable;
12 December 1972: action against the Belgian State in the Brussels Court of First Instance to recover damages paid;
9 March 1988: action declared unfounded on the ground that the pilot was not liable under Netherlands law;
7 April 1988: appeal lodged by second applicant.
Third applicant: Zephir Shipping Corporation, a company incorporated under Liberian law (ship: the Panachaikon)
27 February 1971: collision;
28 April 1977: settlement estimating the damage to be paid by the third applicant at 456,798 US dollars;
26 February 1973: action against the Belgian State in the Brussels Court of First Instance to recover damages paid;
18 March 1988: preliminary decision declaring action well-founded by virtue of the principle that the State was liable for negligence on the part of its pilots;
23 February 1994: judgment quashed by the Brussels Court of Appeal in the light of the Act of 30 August 1988 (see paragraph 18 below).
Fourth applicant: Cory Maritime Ltd, a company incorporated under English law (ship: the Pass of Brander)
6 January 1983: contact causing damage to a berth when docking;
23 July 1984: action brought against the company by the owner of the berth (BASF) in the Antwerp Commercial Court;
22 August 1984: third-party proceedings against the pilot company Brabo (see paragraph 9 below);
19 June 1986: judgment of the Antwerp Commercial Court ordering:
(1) the fourth applicant to pay damages;
(2) the Brabo company, the defendant in the third-party action, to reimburse the applicant the sums paid;
18 August 1986: appeal lodged by Brabo;
11 February 1993: settlement by the shipowner of BASF"s claim, without prejudice to the outcome of the proceedings pending in the Antwerp Court of Appeal.
Fifth applicant: Malaysian International Shipping Corporation Berhad, a company incorporated under Malaysian law (ship: the Bunga Kantan)
23 November 1986: contact causing damage to the wall of a quay belonging to the Belgian State;
8 August 1988: action brought by the shipowner against the Belgian State in the Antwerp Court of First Instance seeking reparation in respect of the damage caused to the ship;
21 November 1988: action brought by the Belgian State, the owner of the quay, against the shipowner and the Brabo company in the Antwerp Court of First Instance for reparation in respect of the damage caused to the quay;
23 November 1988: action brought against the shipowner by Antwerp municipality in the Antwerp Court of First Instance to recover costs occasioned by the casualty.
Sixth applicant: City Corporation, a company incorporated under Liberian law (see paragraph 2 above).
Seventh, eighth and ninth applicants: Kukje Shipping Company Ltd, a company incorporated under South Korean law, Mr Young (as the seventh applicant"s trustee) and The London Steam-ship Owners" Mutual Insurance Association Ltd, a company incorporated under English law (ship: the Super star)
27 October 1985: collision;
28 January 1986: action brought against applicants in the Antwerp Court of First Instance by the owners of the other ship involved;
24 October 1986: third-party proceedings brought by the applicants against the Belgian State;
unspecified date: out-of-court settlement with subrogation of rights between the owners of the ships involved in the collision.
Tenth and eleventh applicants: Ocean Car Carriers Company Ltd, a company incorporated under Liberian law, and Kansai Kisen K.K., a company incorporated under Japanese law (ship: the Cygnus Ace)
First casualty:
1 October 1983: contact causing damage to a bridge in the Antwerp docks;
22 May 1984: action brought against the applicants by Antwerp municipality in the Antwerp Court of First Instance;
21 June 1984: third-party proceedings brought by the applicants against the pilot company Brabo;
26 September 1990: third-party proceedings brought by the applicants against the pilot.
Second casualty:
23 November 1984: contact causing damage to a lock;
27 May 1987: action brought against the applicants by Antwerp municipality in the Antwerp Court of First Instance;
16 June 1987: third-party proceedings brought by the applicants against the Belgian State;
10 September 1991: out-of-court settlement with subrogation.
Twelfth applicant: Furness Withy (Shipping) Ltd, a company incorporated under English law (ship: the Andes)
31 March 1988: contact causing damage to a lock;
29 October 1990: action brought against the applicant by Antwerp municipality in the Antwerp Court of First Instance;
19 November 1990: third-party proceedings brought by the applicant against the pilot company Brabo;
14 January 1992: payment by the applicant of damages to Antwerp municipality and subrogation.
Thirteenth and fourteenth applicants: M.H. Shipping Company Ltd and Powell Duffryn Shipping Ltd, both companies incorporated under English law (ship: the Donnington)
8 December 1984: contact causing damage to a lock;
9 December 1985: action brought against the applicants by Antwerp municipality in the Antwerp Commercial Court;
8 December 1987: third-party proceedings brought by the applicants against the Belgian State;
9 March 1989 and 31 March 1992: shipowners ordered to pay 34,841,522 Belgian francs (BEF) in the main proceedings first by the Antwerp Commercial Court and then by the Antwerp Court of Appeal;
February and June 1992: sum in question paid by the applicants, which reserved their right to seek reimbursement in the event of a judgment of the European Court declaring the Act of 30 August 1988 "void".
Fifteenth applicant: {Societe} navale chargeurs Delmas-Vieljeux, a company incorporated under French law (ship: the Marie Delmas)
20 March 1985: contact causing damage to a lock;
27 November 1986: action brought against the applicant and the pilot company Brabo in the Antwerp Court of First Instance;
17 November 1992: damages paid by the applicant, which reserved its rights in respect of the effects of the judgment of the European Court.
Sixteenth applicant: Merit Holdings Corporation, a company incorporated under Liberian law (ship: the Leandros)
26 July 1985: major damage caused to the berthing facilities of the Eurosilo company and to the walls of a quay of Ghent harbour;
10 March 1986: action brought against the applicant by the Eurosilo company in the Ghent Court of First Instance;
18 July 1986: third-party proceedings brought by the applicant against the State;
17 September 1991: in absentia ruling ordering the shipowner, the State and the pilot to pay, jointly and severally, various amounts;
24 October 1991: application to have that decision set aside.
Seventeenth and eighteenth applicants: Petrobas Brasileiro, a company incorporated under Brazilian law, and The United Kingdom Mutual Steam Ship Assurance Association (Bermuda) Ltd, a company incorporated under Bermudan law (ship: the Quitauna)
30 November 1986: contact causing damage to a lock;
27 October 1987: action brought against the applicants and the Belgian State by the Roegiers company and Antwerp municipality in the Antwerp Court of First Instance;
8 June 1989: judgment of the Antwerp court;
17 June 1991: applicants ordered to pay damages by the Antwerp Court of Appeal.
Nineteenth applicant: {Koctug Gemi Isletmeciligi} ve Ticaret A.S., a company incorporated under Turkish law (ship: the Fethiye)
27 October 1984: damage caused to two other ships during mooring manoeuvres;
unspecified date: action brought against the applicant in the Ghent Commercial Court;
27 October 1986: third-party proceedings brought by the applicant against the Belgian State;
14 January 1992: judgment of the Ghent Commercial Court finding that the applicant was liable and that the pilot and the Belgian State were not;
6 May and 1 September 1993: appeal lodged by the applicant.
Twentieth applicant: Initial Maritime Corporation S.A., a company incorporated under Liberian law (ship: the Acritas)
21 March 1984: collision between three ships;
14 March 1986: action brought by the applicant against the other shipowners involved and the Belgian State in the Antwerp Court of First Instance.
Twenty-first applicant: North River Overseas S.A., a company incorporated under Panamanian law (ship: the Federal Huron)
26 April 1986: collision;
14 May 1986: action brought by the applicant against the second ship"s owners and the Belgian State in the Antwerp Commercial Court;
25 April 1988: action brought by the second ship"s owners against the applicant and the Belgian State in the same court.
Twenty-second applicant: Federal Pacific (Liberia) Ltd, a company incorporated under Liberian law (ship: the Federal St Laurent)
29 September 1985: collision;
4 September 1986: action brought by the applicant against the second ship"s owners and Belgian State in the Antwerp Court of First Instance;
10 December 1987: out-of-court settlement.
Twenty-third applicant: Conbulkships (3) Ltd, a company incorporated under Cayman Islands law (ship: the Cast Otter)
6 February 1987: ship ran aground;
6 April 1987: action brought by the applicant against the Belgian State in the Brussels Court of First Instance.
Twenty-fourth applicant: Compagnie belge {d"affretement} (Cobelfret) S.A., a company incorporated under Belgian law (ships: the Belvaux and the Clervaux)
The Belvaux:
18 June 1979: ship ran aground;
10 June 1986: action brought by the applicant against the State in the Brussels Court of First Instance.
The Clervaux:
5 October 1981: ship ran aground;
10 July 1986: action brought by the applicant against the State in the Brussels Court of First Instance.
Twenty-fifth applicant: Naviera Uralar S.A., a company incorporated under Spanish law (ship: the Uralar Cuarto)
11 December 1983: contact causing damage to a jetty in Antwerp harbour;
18 July 1985: action brought against the applicant by Roegiers, the bailee of the jetty, in the Antwerp Court of First Instance;
14 August 1985: third-party proceedings brought by the applicant against the Belgian State;
26 October 1988: third-party application dismissed by the Antwerp Court of Appeal on the basis of the retrospective effect of the Act of 30 August 1988;
19 April 1991: appeal on points of law dismissed by the Court of Cassation (see paragraph 8 below).
Twenty-sixth applicant: B.P. Tanker Company Ltd, a company incorporated under English law (ship: the British Dragoon)
24 January 1977: ship ran aground in the Scheldt estuary;
21 January 1982: action brought by the applicant against the Belgian State in the Brussels Court of First Instance.
The twenty-sixth applicant did not bring legal proceedings to challenge the Act of 30 August 1988.
B. Proceedings in the Court of Arbitration and
the Court of Cassation
7. In March 1989 twenty-four of the applicants applied to the Court of Arbitration (Cour d"arbitrage) to have the Act of 30 August 1988 ("the 1988 Act") "amending the Act of 3 November 1967 on the piloting of sea-going vessels" declared void, in particular on the ground of its retrospective effect (see paragraph 18 below).
The court dismissed the applications on 5 July 1990, inter alia, for the following reasons:
"The legislature is entitled to consider that the categories to whom the impugned Act is addressed are, principally on account of their involvement in shipping, sufficiently specific to warrant special rules concerning liability.
In this instance the legislature gave the Act retrospective effect. The retrospective component of the special rules on liability introduced for pilots infringes the fundamental principle of legal certainty, according to which the content of the law must in principle be foreseeable and accessible so that those subject to the law may foresee to a reasonable degree the consequences of a given action at the moment when that action is carried out.
This violation of the principle is not, in the circumstances of the case, disproportionate in relation to the general objective underlying the contested legislation. The legislature intended to preserve in the legislation on pilots the rules on liability which it had not wanted to amend in 1967 and which the case-law prior to 1983 and legal writing inferred from section 5 of the Pilots Act 1967 and sections 64 and 251 of the Shipping Act (Book II, Title II, of the Commercial Code). Moreover it took into account the considerable financial implications that would result, in a way that could not have been foreseen, for the relevant public authorities from the reversal of the case-law.
In the light of all these considerations, exempting from liability the organisers of a pilot service and limiting the personal liability of pilots cannot be regarded as a failure to comply with the requirements of Articles 6 and 6 bis of the Constitution, even having regard to the retrospective effect of the Act in question.
...
The applicants claim that the legislation in issue introduces an unjustified distinction between, on the one hand, disputes that have reached their conclusion (causae finitae), which fall outside the scope of the legislation, and, on the other, pending disputes (causae pendentes), which are covered by the Act.
Attributing retrospective effect to a legal rule means in principle that that rule applies to legal relationships that came into being and were not definitively terminated before its entry into force; such a rule can therefore apply only to pending and future disputes and cannot bear in any way on disputes that have been concluded.
According to a fundamental principle of our legal system, a judicial decision may be varied only on appeal. By applying the contested distinction so as to limit the effect of the Act with regard to the past, the legislature sought to respect that principle and did not therefore operate a distinction contrary to Articles 6 and 6 bis of the Constitution.
The applicants relied further on the violation of Article 11 of the Constitution and of Article 1 of the First Additional Protocol to the European Convention on Human Rights (P1-1).
...
By amending rules governing compensation for damage without calling into question the existence of debts arising from judicial decisions, the legislature did not introduce any unjustified distinction, as the protection guaranteed by the above-mentioned provisions extends only to property that has already been acquired."
8. The twenty-fifth applicant appealed to the Court of Cassation against the judgment of 26 October 1988 whereby the Antwerp Court of Appeal dismissed, on the basis of the 1988 Act, its third-party application against the Belgian State (see paragraph 6 above).
On 26 January 1990 the Court of Cassation referred a question to the Court of Arbitration for a preliminary ruling on the constitutionality of the 1988 Act and in particular its retrospective effect. On 22 November 1990 that court confirmed in substance its judgment of 5 July 1990 (see paragraph 7 above).
Accordingly, on 19 April 1991, the Court of Cassation dismissed the twenty-fifth applicant"s appeal on points of law. Reproducing the reply given by the Court of Arbitration to its question for a preliminary ruling, it dismissed a first submission according to which the retrospective effect of the 1988 Act infringed the former Articles 6 and 6 bis of the Constitution. It then declared inadmissible the submission based on an alleged violation of Article 1 of Protocol No. 1 (P1-1), after noting that the twenty-fifth applicant had not invoked that provision (P1-1) in the Court of Appeal. Finally, it rejected the submission that, by taking effect in respect of proceedings that were in progress, the 1988 Act prevented the courts from deciding the disputes as brought before them, contrary to the principles of the independence of the courts and equality of arms between the parties. The Court of Cassation held as follows:
"The task and duty of a judge is to apply the law to the dispute before him; the fact that that is his task and his duty has no bearing on his independence. A retrospective law applicable to pending disputes, even where the State is a party to the dispute, does not impair the judge"s independence in carrying out his task and accomplishing his duty. Any pressure brought to bear on a judge by such a law is no different from the pressure that all laws exert on him. The fact that the judgment applies such a law does not constitute a violation of the right to a fair hearing of the case by an independent tribunal."
II. Relevant domestic law
A. The piloting of sea-going vessels
9. In Belgium the piloting of sea-going vessels is a public service organised by the State in the interests of shipping. It is governed by the Act of 3 November 1967 on the piloting of sea-going vessels ("the 1967 Act"). In practice pilot services are provided either directly by the State itself, for maritime and river navigation, or by private companies acting under licence, such as the Brabo company, which has a monopoly of pilot services within the port of Antwerp.
10. Pursuant to the 1967 Act and the treaties concluded between Belgium and the Netherlands, merchant ships that enter the Scheldt estuary must have on board a pilot with a licence issued by the Belgian or Netherlands authorities. However, the only sanction that may be imposed on the master of a ship who fails to comply with this obligation is that he be required to pay the pilot"s fee, which is payable in any event.
11. Under section 5 (1) of the 1967 Act:
"... piloting consists in the assistance given to the masters of sea-going vessels by pilots appointed by the Minister whose responsibilities include the pilot service. The pilot shall advise the master. The latter shall be in sole command as regards the course to be steered and the manoeuvres of the vessel."
12. In relation to that provision the explanatory memorandum for the bill that formed the basis of the 1967 Act states as follows:
"Section 5 defines piloting and, accordingly, the nature of the role of the pilot in this operation. It therefore settles an important legal question. As the pilot"s role is one of assistance, he does not replace the master, who remains in sole command of the steering of his ship and its manoeuvres. The pilot simply advises on the route to be taken. This is confirmation of the rule which is currently in force and which is to be found, inter alia, in a judgment [of the Court of Cassation] of 19 March 1896 ..."
13. In its opinion on the draft, the Conseil d"Etat took the view that the latter instrument "gave express effect to a long-standing interpretation according to which the pilot acts merely as the master"s adviser". As the provision in the draft initially read "the master has sole responsibility for steering the ship and its manoeuvres", the Conseil d"Etat suggested that the word "responsibility" be replaced by the term "in command" since it seemed that "the Government"s intention [was] not to depart in this provision from the general law of tort".
14. Section 64 of the Shipping Act (Book II, Title II, of the Commercial Code) provides that "the master is required to be present in person on board his ship when it enters or leaves ports, harbours or rivers".
B. Liability in the event of a collision
15. According to section 251 of the Shipping Act:
"...
If the collision is caused by the fault of one of the vessels, liability to make good the damages attaches to the one which has committed the fault.
...
The liability imposed by the preceding article[s] attaches in cases where the collision is caused by the fault of a pilot even when the pilot is carried by compulsion of law."
16. According to two judgments delivered by the Court of Cassation respectively on 24 April 1840 (Pasicrisie, 1839 - 1840, I, 375) and 19 March 1896 (Pasicrisie, 1896, I, 132), the pilot was to be regarded as the agent ({prepose}) of the master, the owner or the charterer. This meant that Article 1384 of the Civil Code was applicable to him. That Article provides as follows:
"A person shall be liable not only for the damage caused by his own action, but also for that which is caused by the actions of those for whom he is responsible or by things which are in his care.
Fathers and mothers shall be liable for the damage caused by their minor children.
Masters and principals shall be liable for the damage caused by their servants and agents in the exercise of the duties for which they are employed.
..."
It followed that the State was not liable for the negligence of pilots. Pilots were liable solely for negligent acts committed without the master"s knowledge.
17. By a judgment of 15 December 1983 the Court of Cassation (Pasicrisie, 1983, I, 418), endorsing the opinion of Mrs Liekendael, the advocate general, brought an end to this situation, holding, inter alia, in relation to the two above-mentioned paragraphs (see paragraph 15 above) of section 251 of the Shipping Act:
"It follows from these statutory provisions that, in the event of a collision caused by the negligence of a ship, the owner of that ship is required to make good the damage caused by that negligence to the victims of the collision. It cannot, however, be inferred either from section 251 of the Shipping Act or from section 64 of that Act, according to which the master is required to be present in person on board his ship on entering and leaving ports, harbours and rivers, that the owner is precluded from instituting proceedings against third parties, who may have incurred liability under other statutory provisions, notably Articles 1382 or 1384 of the Civil Code.
The master, who is in sole command of the ship"s course and manoeuvres by virtue of section 5 of the Act of 3 November 1967 on the piloting of sea-going vessels, is not vested with any authority in regard to the pilot who, according to the same provision, acts as his adviser.
In so far as it failed to examine whether the pilot of a ship that caused the collision had been negligent, however slightly, in a way which had contributed to occasioning the damage resulting from that collision, and excluded, in the event that that had been the case, the possibility that the State could have incurred liability, although the pilot belonged to a service organised by the State and was under the latter"s exclusive authority, the judgment lacked a proper reasoning in law."
It followed that the pilot could no longer be regarded as the master"s agent and his acts were therefore capable of incurring his own liability and that of the organiser of the pilot service.
This new case-law, which was confirmed shortly afterwards by a judgment of 17 May 1985 (Pasicrisie, 1985, I, 1159), followed the line taken in the "La Flandria" judgment of 5 November 1920 (Pasicrisie, 1920, I, 193), in which the Court of Cassation had recognised that the State and other public-law bodies were subject to the general law of tort.
18. By an Act of 30 August 1988, published in the Moniteur belge on 17 September 1988, the legislature inserted in the 1967 Act section 3 bis, which reads as follows:
"para. 1. The organiser of a pilot service cannot be held directly or indirectly liable for damage sustained or caused by the ship under pilotage, where such damage is the result of the negligence of the organiser himself or one of his staff acting in the performance of his duties, irrespective of whether the negligence in question consists of an act or omission.
Nor can the organiser of a pilot service be held directly or indirectly liable for damage caused by a malfunction or defect in the equipment owned or used by the pilot service for the purpose of supplying information or instructions to the sea-going vessels.
For the purposes of the present Article, the following definitions shall apply:
1° organiser: the public authorities and port authorities that organise the pilot service or grant a licence to operate the service, together with the licensee;
2° pilot service:
(a) the service which provides the master of a sea-going ship with a pilot who acts as adviser to the master;
(b) any service which, in particular by means of radar observations or by sounding the waters accessible to sea-going ships, provides information or instructions to a sea-going ship, even where there is no pilot on board;
3° ship under pilotage: any sea-going ship which makes use of the pilot service within the meaning of 2° (a) and/or (b) above.
The ship shall be liable for the damage referred to in the first paragraph.
A member of staff [of the pilot service] who, by his act or omission, caused the damage referred to in the first paragraph above shall be liable only in the event of a deliberately tortious act or gross negligence.
The liability of a member of staff for damage caused by his gross negligence shall be limited to five hundred thousand francs for each incident giving rise to such damage. The Crown may adjust that amount in the light of the economic situation.
para. 2. The foregoing subsection shall enter into force on the date of publication in the Moniteur belge. It shall apply with retrospective effect for a period of thirty years from that date."
C. Jurisdiction of the Court of Arbitration
19. By virtue of Article 107 ter (as it was formerly, now Article 142) of the Constitution and sections 1 and 26 of the Special Act on the Court of Arbitration of 6 January 1989, that court has jurisdiction to hear:
(1) applications to have statutes, decrees or orders declared void for breach either of the rules governing the distribution of powers between the State, the communities and the regions, or of Articles 6 and 6 bis (as they were formerly, now Articles 10 and 11) of the Constitution, which provide for equality before the law and prohibit discrimination in the exercise of rights and freedoms;
(2) requests for preliminary rulings on questions concerning the breach of the said rules or Articles by statutes, decrees or orders.
PROCEEDINGS BEFORE THE COMMISSION
20. The applicants lodged their application with the Commission on 4 January 1991. They maintained that the rules governing liability introduced by the Act of 30 August 1988 infringed Article 1 of Protocol No. 1, Article 6 para. 1 (P1-1, art. 6-1) of the Convention and Article 14 of the Convention taken together with Article 1 of Protocol No. 1 (art. 14+P1-1).
21. On 6 September 1993 the Commission declared the complaints concerning Article 1 of Protocol No. 1 and Article 6 para. 1 of the Convention (P1-1, art. 6-1) admissible; it found the remainder of the application (no. 17849/91) inadmissible. In its report of 4 July 1994 (Article 31) (art. 31), the Commission expressed the opinion that there had been no violation of Article 1 of Protocol No. 1 (P1-1) (unanimously), but that there had been a violation of Article 6 para. 1 (art. 6-1) of the Convention (eleven votes to six), except as regards the second (fourteen votes to three) and twelfth applicants (sixteen votes to one).
The full text of the Commission"s opinion and of the five separate opinions contained in the report is reproduced as an appendix to this judgment <*>.
--------------------------------
<*> Note by the Registrar: for practical reasons this annex will appear only with the printed version of the judgment (volume 332 of Series A of the Publications of the Court), but a copy of the Commission"s report is obtainable from the registry.
FINAL SUBMISSIONS TO THE COURT
22. In their memorial the Government asked the Court
"by way of primary submission, to declare application no. 17849/91 inadmissible and, in the alternative, to hold that the facts of the present case do not disclose any breach on the part of the Belgian State of its obligations under the European Convention on Human Rights."
23. The applicants invited the Court to
"1. hold that the Act of 30 August 1988 infringed Article 6 para. 1 of the Convention and Article 1 of Protocol No. 1 (art. 6-1, P1-1);
2. hold that the Belgian State is to reimburse in respect of costs and expenses the sum of BEF 51,380,253;
3. hold that the question of the just satisfaction owed to the applicants should be reserved."
AS TO THE LAW
I. The sixth applicant
24. The Court notes that of the original twenty-six applicants before the Commission twenty-five were represented before it. The lawyers appointed by the applicants received no instructions from the sixth applicant (see paragraphs 1 and 2 above). The Court considers that this circumstance warrants the conclusion that the sixth applicant did not intend to pursue its complaints (second sub-paragraph o

[рус., англ.](по состоянию на 31.12.2004) "><СТАТУС КОНВЕНЦИИ n 156 МЕЖДУНАРОДНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ТРУДА "О РАВНОМ ОБРАЩЕНИИ И РАВНЫХ ВОЗМОЖНОСТЯХ ДЛЯ ТРУДЯЩИХСЯ МУЖЧИН И ЖЕНЩИН: ТРУДЯЩИЕСЯ С СЕМЕЙНЫМИ ОБЯЗАННОСТЯМИ" (ЖЕНЕВА, 23 ИЮНЯ 1981 ГОДА)> [рус., англ.](по состоянию на 31.12.2004)  »
Международное законодательство »
Читайте также