РЕШЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 09.12.2004"ПО ВОПРОСУ ПРИЕМЛЕМОСТИ ЖАЛОБЫ n 63972/00 "ЕВГЕНИЙ СТЕПАНОВИЧ БИРЮКОВ (yevgeniy stepanovich biryukov) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"


[неофициальный перевод
с английского] <*>
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
РЕШЕНИЕ
ПО ВОПРОСУ ПРИЕМЛЕМОСТИ ЖАЛОБЫ N 63972/00
"ЕВГЕНИЙ СТЕПАНОВИЧ БИРЮКОВ (YEVGENIY STEPANOVICH BIRYUKOV)
ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
(Страсбург, 9 декабря 2004 года)
Европейский суд по правам человека (Первая секция), заседая 9 декабря 2004 г. в составе:
--------------------------------
<*> Перевод с английского М. Виноградова.
Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,
Л. Лукайдеса,
П. Лоренсена,
Н. Ваич,
С. Ботучаровой,
А. Ковлера,
Х. Гаджиева, судей,
а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,
принимая во внимание указанную жалобу, поданную 13 сентября 2000 г.,
принимая во внимание решение применить в настоящем деле п. 3 ст. 29 Конвенции и рассмотреть жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу,
принимая во внимание доводы, представленные властями Российской Федерации, и возражения на них, представленные заявителем,
заседая за закрытыми дверями,
вынес следующее Решение:
ФАКТЫ
Заявитель, Евгений Степанович Бирюков, был гражданином России, 1938 года рождения, проживал в г. Краснодаре. Заявитель умер 13 июня 2003 г., и Н.В. Полякова, его вдова, пожелала продолжать рассмотрение его жалобы в Европейском суде от его имени. Интересы заявителя в Европейском суде представлял Н.Б. Коломиец, юрист из г. Краснодара. Власти Российской Федерации в Европейском суде были представлены своим Уполномоченным при Европейском суде по правам человека П.А. Лаптевым.
С 1991 года заявитель работал на частную компанию. В июне 1996 г. он был уволен ввиду отсутствия работы в компании.
1. Первое судебное разбирательство
28 июня 1996 г. заявитель обратился в Октябрьский районный суд г. Краснодара с иском к своему бывшему работодателю, требуя восстановления на работе, компенсации причиненного материального ущерба и морального вреда и судебных расходов. 29 августа 1996 г. суд принял исковое заявление к рассмотрению.
18 сентября 1996 г. состоялось судебное заседание, в ходе которого заявителю было предложено представить дополнительные доказательства.
Следующее судебное заседание, назначенное на 30 сентября 1996 г., было отложено по ходатайству компании-ответчика по причине болезни ее представителя.
17 октября 1996 г. судебное заседание было отложено до 4 ноября 1996 г. по причине неявки заявителя.
4 ноября 1996 г. судебное заседание было отменено по причине болезни судьи.
19 ноября 1996 г. ответчик направил ходатайство о предложении заявителю представить дополнительные доказательства. Суд удовлетворил это ходатайство и назначил следующее судебное заседание на 22 ноября 1996 г.
Решением от 22 ноября 1996 г. Октябрьский районный суд удовлетворил иск заявителя и обязал работодателя восстановить заявителя на работе и выплатить ему компенсацию морального вреда в сумме 10000 руб. и судебных расходов в сумме 5000 руб.
28 ноября 1996 г. ответчик подал кассационную жалобу на это Судебное решение.
20 мая 1997 г. судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда отменила Судебное решение от 22 ноября 1996 г. и направила дело на новое рассмотрение в Октябрьский районный суд.
30 июня 1997 г. дело было передано на рассмотрение другому судье Октябрьского районного суда.
С этого момента и до судебного заседания от 10 февраля 1999 г., когда дело было рассмотрено по существу, судебные заседания переносились четырнадцать раз. Восемь переносов были либо по ходатайству ответчика, либо по его вине, при этом представитель ответчика был либо болен, либо находился в отпуске, либо был недоступен по иным причинам. Один раз судебное заседание было отложено на один месяц по ходатайству самого заявителя, в то время как четыре раза судебное заседание откладывалось по инициативе самого суда. Ни один из периодов времени, на которые судебные заседания были отложены, после 5 мая 1998 г. не превышал два с половиной месяца.
Дело заявителя было рассмотрено по существу 10 февраля 1999 г. В этот день Октябрьский районный суд своим решением отказал заявителю в восстановлении на работе, поскольку к этому времени предприятие было уже ликвидировано, и обязал собственника ликвидированного предприятия выплатить заявителю заработную плату в размере 18825 руб. 33 коп., не полученную им в результате незаконного увольнения, и компенсацию морального вреда в размере 1000 руб.
16 февраля 1999 г. ответчик, то есть собственник ликвидированного предприятия, обжаловал указанное Судебное решение, а 30 марта 1999 г. он подал дополнительную кассационную жалобу. 8 апреля 1999 г. заявитель представил свои возражения на кассационную жалобу.
10 июня 1999 г. судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда оставила без удовлетворения кассационную жалобу ответчика, а Судебное решение от 10 февраля 1999 г. - без изменения.
2. Отмена Судебного решения в порядке надзора
9 июля 1999 г. по заявлению ответчика о пересмотре дела в порядке надзора заместитель прокурора Краснодарского края вынес Постановление, которым приостановил исполнение Судебного решения от 10 февраля 1999 г. до окончания рассмотрения дела в порядке надзора.
29 июля 1999 г. председатель Краснодарского краевого суда принес представление о пересмотре Судебных решений от 10 февраля 1999 г. и 10 июня 1999 г. в порядке надзора.
12 августа 1999 г. президиум Краснодарского краевого суда отменил Решение Октябрьского районного суда от 10 февраля 1999 г. и Определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 10 июня 1999 г. в части взыскания заработной платы, невыплаченной ввиду незаконного увольнения. Президиум Краснодарского краевого суда счел, что суд первой инстанции неверно определил период для расчета невыплаченной заработной платы и не указал основания, по которым выплата должна была быть произведена собственником ликвидированной компании. Дело было направлено на новое рассмотрение.
3. Второе судебное разбирательство
После отмены Судебных решений от 10 февраля 1999 г. и 10 июня 1999 г. в порядке надзора дело поступило на рассмотрение в Октябрьский районный суд.
С сентября 1999 г. по сентябрь 2000 г. судебные заседания откладывались девять раз. Семь переносов были по вине ответчика, представитель которого был болен, в отпуске или недоступен по иным причинам. Два переноса на срок общей длительностью примерно четыре с половиной месяца были по вине заявителя.
Решением от 14 сентября 2000 г. Октябрьский районный суд удовлетворил иск заявителя, обязав владельца компании-ответчика выплатить заявителю невыплаченную заработную плату в размере 2750 руб. и компенсацию морального вреда в размере 500 руб.
Обе Стороны обжаловали данное Судебное решение. 2 ноября 2000 г. судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда отменила Судебное решение от 14 сентября 2000 г. и направила дело на новое рассмотрение в Октябрьский районный суд.
Дело было передано на рассмотрение другому судье Октябрьского районного суда.
Судебное заседание, назначенное на 24 ноября 2000 г., было перенесено на 6 декабря 2000 г. по причине неявки заявителя. 6 декабря 2000 г. заявитель также не явился в суд, и суд вынес определение об оставлении иска без рассмотрения.
1 февраля 2001 г. заявитель подал ходатайство в Октябрьский районный суд о продолжении рассмотрения дела, поскольку он не был проинформирован о судебных заседаниях, на которые он не явился.
16 февраля 2001 г. суд удовлетворил ходатайство заявителя и назначил судебное заседание на 22 февраля 2001 г.
22 февраля, 15 марта, 11 апреля и 3 мая 2001 г. судебные заседания откладывались по причине неявки представителя ответчика.
16 и 30 мая 2001 г. были удовлетворены ходатайства ответчика об отложении судебных заседаний по причине болезни представителя ответчика. Суд назначил следующее судебное заседание на 26 июня 2001 г.
9 июля 2001 г. суд провел судебное заседание, в котором были заслушаны обе стороны. Судебное заседание должно было продолжиться на следующий день, но оно не состоялось по причине неявки заявителя.
26 июля 2001 г. судебное заседание было отложено по причине неявки представителей обеих сторон.
13 августа 2001 г. судебное заседание было снова отложено, поскольку представитель ответчика выбыл в отпуск.
30 октября 2001 г. судебное заседание было перенесено на 12 ноября 2001 г., поскольку заявитель заявил ходатайство о предоставлении ему помощи суда при сборе дополнительных доказательств.
12 ноября 2001 г. Октябрьский районный суд рассмотрел дело заявителя по существу в его присутствии. Суд присудил заявителю 20072 руб. 95 коп. в качестве компенсации невыплаченной заработной платы и 1500 руб. в качестве компенсации судебных расходов. Требования заявителя о компенсации морального вреда были отклонены, поскольку они были ранее удовлетворены в соответствии с Судебным решением от 10 февраля 1999 г. в части, оставшейся в силе.
20 декабря 2001 г. судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда, рассмотрев поданную кассационную жалобу, уменьшила размер компенсации за невыплаченную заработную плату до 4527 руб. и оставила без изменения остальную часть Судебного решения от 12 ноября 2001 г. Представитель заявителя присутствовал при рассмотрении кассационной жалобы.
СУТЬ ЖАЛОБЫ
1. Ссылаясь на ст. 1 Конвенции, заявитель жаловался на результат рассмотрения его дела, окончательно разрешенного Краснодарским краевым судом его Определением от 20 декабря 2001 г.
2. Далее заявитель жаловался, ссылаясь на ст. 6 Конвенции, на то, что продолжительность судебного разбирательства была необоснованно длительной.
3. Наконец, заявитель жаловался, ссылаясь на ст. 6 Конвенции, на приостановление исполнительного производства по окончательному Судебному решению от 10 февраля 1999 г. до окончания надзорного судопроизводства и в связи с последовавшей отменой этого Судебного решения. Заявитель также жаловался, ссылаясь на ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции, на то, что отмена указанного Судебного решения в порядке надзора лишила его собственности, а именно присужденных ему в соответствии с этим Судебным решением денежных сумм.
ПРАВО
1. Заявитель жаловался на выводы национальных судов по его делу. Он ссылался на ст. 6 Конвенции, которая в части, применимой к настоящему делу, гласит:
"1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом...".
Европейский суд напомнил, что его задачей не является исправление ошибок относительно фактов и права, предположительно допущенных национальными судами, если только они могут нарушить права и свободы, защищаемые Конвенцией (см., среди многих прочих прецедентов, Постановление Европейского суда по делу "Шенк против Швейцарии" (Schenk v. Switzerland) от 12 июля 1988 г., Series A, N 140, p. 29, § 45). Европейский суд пришел к выводу, что ничто в настоящем деле не указывает на то, что оценка национальными судами фактов и доказательств, представленных по делу заявителя, нарушала ст. 6 Конвенции. Заявитель имел возможность представить свою позицию по делу и оспорить доказательства; публичные судебные заседания проводились при рассмотрении дела в двух инстанциях, и решения судов не представляются произвольными или необоснованными. Принимая во внимание представленные ему факты, Европейский суд не усмотрел причин полагать, что данное судебное разбирательство не соответствовало требованию справедливости согласно ст. 6 Конвенции.
Следовательно, данная часть жалобы является явно необоснованной по смыслу п. 3 ст. 35 Конвенции и должна быть объявлена неприемлемой в соответствии с п. 4 ст. 35 Конвенции.
2. Далее заявитель жаловался на то, что длительность судебного разбирательства по его делу не соответствовала требованию "разумного срока", установленного в ст. 6 Конвенции, которая в части, применимой к настоящему делу, гласит:
"1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое разбирательство дела в разумный срок... судом...".
Власти Российской Федерации утверждали, что в ходе судебного разбирательства по делу заявителя отсутствовали какие-либо длительные периоды бездействия со стороны судов первой и кассационной инстанций. Неоднократные переносы судебных заседаний стали результатом ходатайств, поданных ответчиком, и неявок заявителя в суд. Власти Российской Федерации пришли к выводу, что длительность судебного разбирательства соответствовала требованиям п. 1 ст. 6 Конвенции.
Заявитель утверждал, что государство ответственно за различные задержки в ходе судебного разбирательства, которые сделали общую длительность судебного разбирательства несовместимой с положениями ст. 6 Конвенции.
А. Рассматриваемый период времени
Судебное разбирательство началось 28 июня 1996 г., когда заявитель подал свое исковое заявление в Октябрьский районный суд г. Краснодара. Однако период времени, подпадающий под юрисдикцию Европейского суда ratione temporis, начался только 5 мая 1998 г., когда вступило в силу признание Россией права лиц на обращение с индивидуальной жалобой в Европейский суд. Судебное разбирательство завершилось 20 декабря 2001 г. вынесением Определения Краснодарского краевого суда.
Судебное разбирательство длилось пять лет, пять месяцев и двадцать два дня, из которых должен быть исключен период времени с 10 июня по 12 августа 1999 г., во время которого судебное разбирательство не проходило (см. Решение Европейского суда по делу "Маркин против Российской Федерации" (Markin v. Russia) от 16 сентября 2004 г., жалоба N 59502/00). Из этого периода времени Европейский суд рассматривает три года, семь месяцев и пятнадцать дней.
Европейский суд отметил, что при оценке разумности длительности судебного разбирательства необходимо принимать во внимание состояние судебного разбирательства на момент вступления Конвенции в силу в отношении Высокого Договаривающегося государства (см., например, Постановление Европейского суда по делу "Билли против Италии" (Billi v. Italy) от 26 февраля 1993 г., Series A, N 257-G, § 16). В связи с этим Европейский суд принял к сведению, что до 5 мая 1998 г. судебное разбирательство длилось один год, десять месяцев и семь дней.
В. Разумность длительности судебного разбирательства
Европейский суд напомнил, что разумность длительности судебного разбирательства должна рассматриваться в свете обстоятельств дела с учетом критериев, установленных в прецедентной практике Европейского суда, в частности, сложности дела, поведения заявителя и соответствующих государственных органов и того, насколько вопрос значим для заявителя (см., среди прочих прецедентов, Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Фридлендер против Франции" (Frydlender v. France), жалоба N 30979/96, ECHR 2000-VII, § 43).
Европейский суд установил, что настоящее дело не было сложным относительно вопросов фактов и права.
Далее Европейский суд отметил, что судебное разбирательство по восстановлению заявителя на работе и иные рассматривавшиеся вопросы, несомненно, были важны для него. Европейский суд напомнил, что споры о трудоустройстве должны рассматриваться с особой быстротой (см. Постановление Европейского суда по делу "Обермайер против Австрии" (Obermeier v. Austria) от 28 июня 1990 г., Series A, N 179, p. 23 - 24, § 72).
Что касается действий заявителя, Европейский суд пришел к выводу, что его неявки на некоторые судебные заседания и ходатайства о переносе судебных заседаний незначительно повлияли на общую продолжительность судебного разбирательства.
Что касается действий судебных органов, общая длительность судебного разбирательства по их инициативе составила около трех с половиной лет. За это время судебные заседания неоднократно откладывались, в основном по ходатайствам ответчика, на один месяц в декабре 1998 г. и на пять месяцев с 5 мая по 3 ноября 1998 г. Судебные заседания были отложены на три месяца с 24 ноября 2000 г. по 22 февраля 2001 г. по причине неуведомления заявителя судом о проведении судебных заседаний, что повлекло его неявки в суд и соответствующее решение о прекращении рассмотрения дела, впоследствии отмененное. Наконец, Европейский суд отметил, что дело дважды возвращалось в суд первой инстанции, и в этот период времени судебные власти были ответственны за обеспечение того, чтобы судебное разбирательство в целом не было чрезмерно длительным.
Однако Европейский суд отметил, что суд первой инстанции каждый раз рассматривал дело в течение одного года, что не представляется чрезмерным. Время, которое потребовалось суду кассационной инстанции для рассмотрения дела, варьировалось от полутора до четырех месяцев.
Европейский суд напомнил, что задержки на некоторых стадиях судебного разбирательства могут быть допустимыми, если общая продолжительность судебного разбирательства не считается чрезмерной (см., например, Постановление Европейского суда по делу "Претто и другие против Италии" (Pretto and Others v. Italy) от 8 декабря 1983 г., Series A, N 71, p. 16, § 37). Европейский суд счел, что в настоящем деле, несмотря на то, что некоторые указанные выше задержки в судебном разбирательстве можно было избежать, они не являются таковыми, чтобы прийти к выводу о наличии нарушения, принимая во внимание общую продолжительность судебного разбирательства в три с половиной года.
Учитывая изложенные соображения, Европейский суд пришел к выводу о том, что продолжительность судебного разбирательства в настоящем деле не раскрывает каких-либо указаний на наличие нарушения требования "разумного срока" судебного разбирательства в соответствии с п. 1 ст. 6 Конвенции. Следовательно, данная часть жалобы является явно необоснованной по смыслу п. 3 ст. 35 Конвенции и должна быть отклонена в соответствии с п. 4 ст. 35 Конвенции.
3. Наконец, заявитель жаловался, ссылаясь на те же положения Конвенции, на отмену в порядке надзора окончательного Судебного решения по его делу от 10 февраля 1999 г. и на предшествовавшее этому приостановление исполнительного производства до окончания надзорного производства. Он также жаловался на то, что отмена Судебного решения нарушила его права, гарантируемые ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции, которая гласит:
"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.
Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".
Европейский суд отметил, что данные части жалобы были поданы в Европейский суд 13 сентября 2000 г., то есть более чем через шесть месяцев после вынесения Определения от 12 августа 1999 г., которым президиум Краснодарского краевого суда отменил Судебное решение от 10 февраля 1999 г., оставленное без изменения Определением от 10 июня 1999 г., и предшествовавшего этому приостановления исполнительного производства по Судебному решению от 10 февраля 1999 г. до окончания надзорного производства. Таким образом, данная часть жалобы должна быть отклонена как поданная по истечении установленного на то срока в соответствии с п. 1 и 4 ст. 35 Конвенции (см. Решение Европейского суда по делу "Сардин против Российской Федерации" (Sardin v. Russia) от 12 февраля 2004 г., жалоба N 69582/01).
НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО:
решил прекратить применение пункта 3 статьи 29 Конвенции в настоящем деле;
объявил жалобу неприемлемой.
Председатель Палаты
Христос РОЗАКИС
Секретарь Секции Суда
Серен НИЛЬСЕН

"ДОГОВОР О ДРУЖЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЯХ И СОТРУДНИЧЕСТВЕ МЕЖДУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИЕЙ И СЛОВАЦКОЙ РЕСПУБЛИКОЙ"(Подписан г. Братиславе 26.08.1993)  »
Международное законодательство »
Читайте также