ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 27.08.1992"ТОМАЗИ (tomasi) ПРОТИВ ФРАНЦИИ" [рус. (извлечение), англ.]


[неофициальный перевод]
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
СУДЕБНОЕ РЕШЕНИЕ
ТОМАЗИ (TOMASI) ПРОТИВ ФРАНЦИИ
(Страсбург, 27 августа 1992 года)
(Извлечение)
КРАТКОЕ НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА
A. Основные факты
Гражданин Франции г-н Томази был арестован полицией в Бастии (Верхняя Корсика) 23 марта 1983 г. по подозрению в соучастии в убийстве и покушении на убийство, совершенных 11 февраля 1982 г. бывшим членом ФНОК (Фронт национального освобождения Корсики). 25 марта 1983 г. ему было предъявлено обвинение, и в течение длительного времени он находился в предварительном заключении. Он двадцать три раза подавал просьбу об освобождении под залог или поручительство, но каждый раз его просьба отклонялась. Кроме того, 29 марта 1983 г. он подал жалобу на жестокое обращение с ним во время его содержания в полицейском участке. Он был обследован несколькими медицинскими экспертами, которые обнаружили различные телесные повреждения. Длительное следствие, в ходе которого был сменен следователь, судебные разбирательства в конечном итоге завершились тем, что 22 октября 1988 г. Томази был оправдан судом ассизов Жиронды и по решению судебной Комиссии по возмещению ущерба получил компенсацию в 300000 франков.
B. Разбирательство в Комиссии по правам человека
В жалобе, поданной в Комиссию 10 марта 1987 г., заявитель утверждал, что имело место нарушение статей 3, 6 п. 1 и 5 п. 3 Конвенции. 13 марта 1990 г. жалоба была объявлена приемлемой. После неудачной попытки уладить дело мировым соглашением сторон, Комиссия 11 декабря 1990 г. подготовила доклад, в котором были установлены факты и выражено мнение, что имело место нарушение статьи 3 (двенадцать голосов против двух), статьи 6 п. 1 (тринадцать голосов против одного) и статьи 5 п. 3 (единогласно) Конвенции.
Комиссия передала дело в Суд 8 марта 1991 г. Правительство сделало то же самое 13 мая 1991 г.
ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ
ВОПРОСЫ ПРАВА
I. О предполагаемом нарушении статьи 5 п. 3
75. По утверждению заявителя, длительность его заключения нарушает статью 5, пункт 3 которой гласит:
"Каждое лицо, подвергнутое аресту или задержанию в соответствии с положениями подпункта "c" пункта 1 настоящей статьи... имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может ставиться в зависимость от предоставления гарантий явки в суд".
A. Предварительные возражения Правительства
76. Правительство выдвинуло два предварительных возражения: не были исчерпаны все средства внутренней защиты и заявитель утратил статус жертвы.
77. Ссылаясь на свою постоянную судебную практику (см. Решение по делу Дрозда и Янусека от 26 июня 1992 г. Серия A, т. 240, с. 31 - 32, п. 100), Суд считает себя компетентным рассматривать такие возражения, хотя Комиссия и утверждает обратное по первому из них.
1. Были ли исчерпаны все внутренние правовые средства?
78. Правительство подчеркивает, как оно это уже делало в Европейской комиссии, что г-н Томази обратился в Комиссию уже 10 марта 1987 г., то есть еще до того, как он обратился в Комиссию по возмещению ущерба при Кассационном суде (см. п. 1 и 40 выше). По мнению Правительства, возмещение, предоставленное 8 ноября 1991 г. Комиссией (см. п. 42 выше), делает жалобу по статье 5 п. 3 Конвенции необоснованной.
79. Суд согласен с заявителем и представителем Комиссии в том, что право добиваться прекращения лишения свободы отличается от права получить возмещение за такое лишение. Суд отмечает, что статья 149 Уголовно-процессуального кодекса связывает выплату возмещения с определенными условиями, которые не требуются по статье 5 п. 3 Конвенции: принятие "окончательного решения об отсутствии состава преступления или оправдании" и наличие "очевидно аномального и особо серьезного ущерба" (см. п. 40 выше). Наконец, г-н Томази подал свое заявление в Страсбург после четырехлетнего заключения.
Следовательно, это возражение Правительства подлежит отклонению.
2. По возражению об утрате статуса жертвы
80. По мнению Правительства, заявитель утратил статус "жертвы" в смысле статьи 25 п. 1. Своим решением о выплате ему 300000 франков Комиссия по возмещению ущерба признала превышение "разумного срока" и исправила ситуацию.
Заявитель не согласен с таким утверждением.
81. Суд отмечает, что эта аргументация Правительства впервые прозвучала на слушании 25 февраля 1992 г., а не в сроки, установленные статьей 48 п. 1 Регламента Суда. Однако Правительство представило свои соображения до принятия решения Комиссией по возмещению ущерба, соответственно, данная аргументация не может считаться запоздалой.
Вместе с тем она вызывает те же возражения, что и утверждение о неиспользовании всех средств внутренней защиты. Следовательно, возражение Правительства лишено основания.
B. Об обоснованности жалобы
82. Г-н Томази считает, что срок его предварительного заключения был чрезмерным. Это заявление оспаривается Правительством, но с ним согласна Комиссия.
83. Рассматриваемый период начался 23 марта 1983 г., когда заявитель был арестован, и завершился 22 октября 1988 г. оправдательным приговором суда ассизов Жиронды. Следовательно, он длился пять лет и семь месяцев.
84. Национальные судебные власти призваны в первую очередь следить за тем, чтобы в каждом конкретном случае длительность предварительного заключения обвиняемого не превышала разумных пределов. С этой целью они должны рассматривать все обстоятельства, позволяющие подтвердить наличие публичного интереса, который с учетом презумпции невиновности оправдывал бы исключения из общей нормы уважения свободы личности, и учитывать их в своих решениях, принимаемых по просьбам об освобождении. Именно на основании мотивов, содержащихся в вышеназванных решениях, а также мотивов, указанных заявителем в его обращениях, Суд и будет определять, имело ли место нарушение статьи 5 п. 3.
Наличие серьезных оснований подозревать арестованного в совершении правонарушения является условием sine qua non правомерности содержания под стражей, но по истечении определенного срока только этого уже недостаточно; Суд должен в этом случае определить, оправдывают ли лишение свободы другие принятые во внимание судебными властями аргументы. Если они окажутся "относящимися к делу" и "достаточными", Суд должен установить, проявили ли национальные компетентные органы "особую старательность" в ходе расследования (см. в качестве примера последнего Решение по делу Клосса от 12 декабря 1991 г. Серия A, т. 225, с. 14, п. 36).
1. Мотивы продолжения содержания под стражей
85. Для отклонения прошений об освобождении г-на Томази следственные органы выдвигали - по отдельности или совокупно - четыре основные причины: тяжесть фактов; предохранение публичного порядка; необходимость не допустить давления на свидетелей или сговора с другими обвиняемыми по делу; опасность сокрытия от правосудия.
a) Тяжесть фактов
86. Следователи и обвинительные Палаты подчеркивали особую или исключительную тяжесть фактов, вменявшихся в вину заявителю.
87. Заявитель не оспаривает этого, но считает эту причину недостаточной для оправдания столь длительного предварительного заключения при отсутствии иных подозрений, кроме принадлежности к националистическому движению. Такая длительность предварительного заключения может быть приравнена к реальному сроку отбытия наказания лицом, приговоренным к десяти годам тюремного заключения.
88. Что касается Правительства, то оно настаивает на неизменных показаниях другого обвиняемого по делу - г-на Мораккини, уверявшего, что г-н Томази участвовал в подготовке и организации покушения.
89. Наличие, неоднократно подтвержденное, серьезных признаков виновности, несомненно, является важным фактором, но Суд, как и Комиссия, считает, что само по себе оно не оправдывает столь длительного предварительного заключения.
b) Предохранение публичного порядка
90. Большинство судов, занимавшихся этим делом, энергично и в очень сходных формулировках настаивали на необходимости охранять публичный порядок от волнений, вызываемых преступлениями и правонарушениями, которые вменялись в вину заявителю.
Правительство соглашается с этим доводом, в то время как заявитель и Комиссия подвергают его критике.
91. Суд признает, что некоторые правонарушения в силу их особой тяжести и реакции на них общественности способны привести к социальным волнениям, что оправдывает предварительное заключение, по крайней мере в течение определенного времени.
Следовательно, в особых обстоятельствах и, конечно, при наличии достаточных доказательств (см. п. 84 выше) этот элемент может учитываться с точки зрения Конвенции, во всяком случае там, где внутреннее право юридически закрепляет - как, например, статья 144 французского Уголовно-процессуального кодекса - понятие нарушения публичного порядка в результате правонарушения. Однако его можно считать явным и достаточным только тогда, когда он основан на фактах, свидетельствующих, что освобождение заключенного действительно способно нарушить публичный порядок или если этот порядок находится под реальной угрозой. Предварительное заключение не должно предвосхищать наказание в виде лишения свободы (см. Решение по делу Кеммаша от 27 ноября 1991 г. Серия A, т. 218, с. 25, п. 52).
В данном конкретном случае следователи и обвинительные Палаты рассматривали необходимость продления срока содержания под стражей в исключительно абстрактной форме, ограничившись подчеркиванием тяжести содеянного (см. mutatis mutandis то же Решение, с. 25, п. 52) или его последствий. В любом случае террористический акт против центра отдыха Иностранного легиона был преднамеренным террористическим актом, ответственность за который взяла на себя подпольная организация, ведущая, по ее заявлению, вооруженную борьбу. В результате этого акта один человек погиб, другой получил тяжкие телесные повреждения. Следовательно, вполне закономерно полагать, что изначально существовало нарушение публичного порядка, но со временем оно исчезло.
c) Опасность давления на свидетелей и сговора с другими обвиняемыми по делу
92. Ряд судебных решений по данному делу был обусловлен существованием опасности давления на свидетелей - Обвинительная палата г. Пуатье даже заявляла о "кампании запугивания" - и опасности сговора между всеми обвиняемыми по делу, в то же время никаких подробностей не приводилось (см. п. 16, 22 и 35 выше).
93. По мнению Правительства, угрозы в адрес г-на Мораккини не допускали возможность освобождения. Г-н Томази мог бы способствовать усилению давления на г-на Мораккини, который был тем лицом, с которого началось уголовное преследование, и который затем пытался покончить с собой.
94. Заявитель оспаривает это утверждение, в то время как Комиссия своего мнения не высказывает.
95. По мнению Суда, реальная опасность давления на свидетелей существовала с самого начала. Со временем она уменьшалась, но полностью не исчезла.
d) Опасность побега
96. Правительство утверждает, что существовала опасность побега. Оно ссылается на тяжесть наказания, которое грозило г-ну Томази. Оно ссылается также на бегство г-на Пьери, который преследовался за те же нарушения закона, что и г-н Томази, и так же, как и г-н Томази, все время заявлял о своей невиновности, но тем не менее в течение трех с половиной лет скрывался от правосудия. Наконец, оно ссылается на специфику ситуации на Корсике.
97. Заявитель утверждает, что он представлял достаточные гарантии своей явки в суд; они основывались на его статусе коммерсанта, на том, что его судебное досье чисто, и на том, что у него безупречная репутация.
98. Суд отмечает, что доводы Правительства, приведенные в Суде, не содержатся в оспариваемых судебных решениях. Конечно, эти решения основывались в своем большинстве на том, что г-н Томази должен находиться в распоряжении правосудия (см. п. 16, 22, 31 и 35 выше), но только в одном из них - Решении Обвинительной палаты г. Пуатье от 22 мая 1987 г. - эта установка конкретизирована указанием на возможное содействие членов бывшего ФНОК с тем, чтобы он мог скрыться от правосудия (см. п. 35 выше).
Кроме того, Суд напоминает, что опасность побега нельзя оценивать только на основании тяжести наказания; она должна оцениваться на основании совокупности дополнительных данных, которые могут либо подтвердить ее наличие, либо показать, что она настолько невелика, что не может оправдывать длительность предварительного заключения (см., в частности, Решение по делу Летелье от 26 июня 1991 г. Серия A, т. 207, с. 19, п. 43). В данном случае в решениях следственных органов не содержится мотивов, которые могли бы объяснить, почему, невзирая на аргументы, представляемые заявителем в его прошениях об освобождении, они сочли определяющим элементом опасность побега и не пытались сочетать его, например, с использованием таких средств, как внесение залога и режим судебного контроля.
e) Вывод
99. В целом некоторые мотивы отказа г-ну Томази в его просьбах были очевидными и достаточными, но со временем они в значительной степени утратили свою остроту, поэтому следует рассмотреть движение процедуры разбирательства.
2. Проведение разбирательства
100. По мнению заявителя, дело не представляло особой сложности, так как следствие по нему закончилось уже 18 октября 1983 г. (см. п. 12 выше). Однако судебные власти продолжали совершать ошибки и упущения; в частности, прокуратура отказывалась затребовать материалы, оспаривала проведенные следственные действия, давала отвод судьям Бастии, передала дело в суд, не имевший полномочий. Конечно, Закон от 30 декабря 1986 г. усложнил ситуацию, так как на его основании к текущим делам стал применяться Закон от 9 сентября 1986 г., но в то время г-н Томази находился в заключении уже около четырех лет. Он сожалеет о том, что за пять лет он был допрошен судебным следователем только один раз - 5 сентября 1985 г. в Бордо.
По поводу собственного поведения он напоминает, что двадцать одно из своих двадцати трех прошений об освобождении он подал после повторного допроса (см. п. 14, 21, 31, 33 - 36 выше) и что кассационную жалобу на Решение Обвинительной палаты г. Бордо он подал 27 мая 1986 г., что привело к отмене решения из-за нарушения прав защиты (см. п. 19 выше).
Комиссия в принципе согласна с этим доводом.
101. Правительство со своей стороны не считает неразумной длительность срока. Прежде всего оно настаивает на сложности предъявления обвинения заявителю и трем другим обвиняемым по делу, учитывая принятие Закона от 30 декабря 1986 г. и совпадающую компетенцию Обвинительных палат г. Пуатье и г. Бордо. Кроме того, оно опирается на даты процессуальных действий, чтобы показать, что власти действовали оперативно и оба замедления в разбирательстве объяснялись отстранением судьи из г. Бастии и применением Закона от 30 декабря 1986 г. Оно упрекает г-на Томази в подаче нескольких жалоб, в частности, после первого решения о предъявлении обвинения от 27 мая 1986 г. в Бордо, что сильно затянуло начало судебного разбирательства. Наконец, подчеркивая большое число прошений об освобождении, поданных заявителем, оно считает его частично ответственным за длительность его заключения.
102. Суд согласен, что особая быстрота, на которую находящийся в заключении обвиняемый имеет право рассчитывать при рассмотрении его дела, не должна мешать тщательным усилиям судей по исполнению их обязанностей с должной тщательностью (см., в частности, mutatis mutandis Решение по делу Тота от 12 декабря 1991 г. Серия A, т. 224, с. 20 - 21, п. 77). Из дела тем не менее следует, что французские суды не проявили в данном деле должной оперативности. Генеральный прокурор при Кассационном суде признал это в своем заключении от 5 июня 1991 г., представленном в Комиссию по возмещению ущерба: следствие "могло бы быть значительно сокращено, если бы не обнаруженные многочисленные нарушения сроков", особенно с ноября 1983 г. по январь 1985 г. и с мая 1986 г. по апрель 1988 г. Следовательно, оспариваемая длительность заключения не может быть отнесена на счет сложности дела, или поведения заявителя.
3. Вывод
103. Следовательно, нарушение статьи 5 п. 3 имело место.
II. О предполагаемом нарушении статьи 3
104. Г-н Томази утверждает, что во время его содержания под стражей в комиссариате полиции г. Бастии он подвергался жестокому обращению, несовместимому со статьей 3, которая гласит:
"Никто не должен подвергаться пыткам и бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию."
A. Предварительное возражение Правительства
105. Правительство утверждает, что не были использованы все внутренние правовые средства: по его мнению, заявитель мог бы добиться возмещения ущерба в гражданских судах, поскольку государство отвечает за неправомерные действия его служащих при исполнении ими своих обязанностей.
106. Единственным доказательством того, что были использованы не все средства внутренней защиты, которое Правительство представило Комиссии в контексте статьи 3, была преждевременность подачи заявления в Страсбург, так как французскими судами не было принято никакого решения по существу дела. Суд, как и представитель Комиссии, считает, что право ссылаться на это обстоятельство отпало в связи с истечением преклюзивного срока.
B. Об обоснованности жалобы
107. В жалобе г-на Томази по данному делу ставятся два отдельных, хотя и тесно взаимосвязанных вопроса: прежде всего вопрос о причинной связи между жестоким обращением с ним во время его содержания под стражей в комиссариате полиции и телесными повреждениями, зафиксированными после этого следователем и врачами; затем, в случае установления этой связи, - вопрос о тяжести инкриминируемого обращения.
1. Причинная связь между заявленным жестоким обращением
и зафиксированными телесными повреждениями
108. По словам заявителя, протокол, составленный 25 марта 1983 г. судебным следователем г. Бастии, доклады врачей, составленные после его содержания под стражей в комиссариате, подтверждают его заявления, даже несмотря на тот достойный сожаления факт, что тюремная администрация не представила рентгеновских снимков, сделанных 2 апреля 1983 г. в больнице г. Бастии. На его теле имелись следы, имеющие единственное происхождение - жестокое обращение с ним в течение примерно сорока часов некоторых ведущих допрос полицейских: пощечины, удары ногами, кулаками, длительные "стойки" без опоры со скованными за спиной руками, плевки, раздевание догола перед открытым окном, отказ в пище, угрозы оружием и т.д.
109. Правительство признает, что не может дать разъяснений о происхождении телесных повреждений, но, по его словам, они не являются результатом жестокого обращения с г-ном Томази. Из медицинских свидетельств якобы следует, что обнаруженные небольшие синяки и ссадины никак не связаны с насильственными действиями, которые описывал заявитель; свидетельство главного врача тюрьмы г. Бастии от 4 июля 1989 г. было якобы выдано с запозданием и полностью противоречило предыдущим свидетельствам. Что касается времени проведения допросов, которое не оспаривается заявителем, то оно не подтверждает того, что говорит заявитель. Наконец, остальные пять человек, находившиеся в то время под стражей, ничего не заметили и ничего не слышали, и если кто-то из них упоминал, что у г-на Томази оказался выбит зуб, то впервые об этом факте один из врачей заявил лишь шесть лет спустя. Короче говоря, по заявлению Правительства, налицо очевидные сомнения, которые не позволяют презюмировать причинную связь между поведением тех, кто вел допросы, и телесными повреждениями г-на Томази.
110. Как и Комиссия, Суд основывается на нескольких исходных положениях.
Прежде всего никто не утверждает, что следы, обнаруженные на теле заявителя, могли появиться до его ареста или объясняться тем, что он сам нанес их себе, либо они получены при попытке к бегству.
Более того, уже при первой встрече со следователем он показал ему следы на груди и под ухом; следователь отметил этот факт и немедленно назначил экспертизу (см. п. 45, 48 выше).
Кроме того, четыре разных врача - один из них был из тюремной администрации - осматривали обвиняемого в первые дни после его содержания под стражей в полиции. Их показания содержат точные и совпадающие медицинские свидетельства, а также даты появления ран, которые соответствуют срокам пребывания в полиции (см. п. 47, 48 и 50 выше).
111. Такие выводы освобождают Суд от необходимости вникать в другие действия, вменяемые в вину служащим полиции.
2. О тяжести жестокого обращения, на которое
жалуется заявитель
112. Основываясь на Судебном решении по делу Ирландия против Соединенного Королевства от 18 января 1978 г. (Серия A, т. 25), заявитель утверждает, что наносившиеся ему удары представляли собой бесчеловечное и унижающее его достоинство обращение: с одной стороны, они причиняли ему сильные моральные и физические страдания; с другой стороны, они вызывали у него чувство страха, тревоги и неполноценности, которые могли унизить его и сломить его физическое и моральное сопротивление.
Он призывает Суд проявить особую бдительность в этом вопросе, учитывая особенности французской системы содержания под стражей в полиции, в частности, отсутствие адвоката и любых контактов с внешним миром.
113. Со своей стороны, Комиссия подчеркивает уязвимость лица, находящегося в предварительном заключении, и выражает удивление выбором времени допросов. Хотя телесные повреждения могут показаться достаточно легкими, они представляют собой свидетельство применения физической силы в отношении лишенного свободы лица, которое, следовательно, находится в неравном положении; подобное обращение носит характер одновременно бесчеловечного и унижающего достоинство.
114. Напротив, по мнению Правительства, "минимальная тяжесть", требуемая на основании судебной практики (см. упоминавшееся выше Решение по делу Ирландия против Соединенного Королевства и Решение по делу Тайрера от 25 апреля 1978 г. Серия A, т. 26), не была достигнута. Необходимо также учитывать не только легкость телесных повреждений, но и остальные обстоятельства дела: молодость и хорошее состояние здоровья г-на Томази, умеренную длительность допросов (четырнадцать часов, три из которых - ночью), "особые обстоятельства" на Корсике в то время, подозрения в соучастии в террористическом акте, который привел к гибели одного человека и тяжелому увечью другого. То толкование статьи 3, которое Комиссия предлагает в данном деле, по мнению Правительства, противоречит цели Конвенции.
115. Суд не может присоединиться к этому мнению. Суд не считает себя обязанным рассматривать систему и конкретные условия содержания под стражей в полицейском учреждении во Франции, так же, как в данном случае, длительность и частоту допросов заявителя. Ему достаточно отметить, что медицинские свидетельства и доклады, независимо составленные практикующими врачами, говорят об интенсивности и множественности нанесенных г-ну Томази ударов; налицо два достаточно серьезных элемента, которые придают этому обращению с ним бесчеловечный и унижающий достоинство характер. Потребности следствия и бесспорная сложность борьбы с преступностью, в частности с терроризмом, не могут вести к ограничению защиты физического состояния человека.
3. Вывод
116. Исходя из сказанного, имело место нарушение статьи 3.
III. О предполагаемом нарушении статьи 6 п. 1
117. Наконец, заявитель жалуется на длительность разбирательства его жалобы на обращение с ним в полиции с требованием возмещения ущерба. Он ссылается на статью 6 п. 1, которая гласит:
"Каждый человек имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей... на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом..."
A. Предварительное возражение Правительства
118. Правительство утверждает, как оно делало и в Комиссии, что заявитель не исчерпал все средства внутренней защиты, не возбудив против государства иска о возмещении ущерба на основании норм внутреннего права.
119. Суд ограничивается тем, что отмечает, что речь идет о запоздалом аргументе, поскольку он впервые был заявлен в Суде на слушании 25 февраля 1992 г., а не в сроки, установленные в статье 48 п. 1 Регламента.
B. Об обоснованности жалобы
1. О применимости статьи 6 п. 1
120. По утверждению Правительства, оспариваемая процедура не подпадает под понятие "определение прав и обязанностей гражданско-правового характера". Лицо, пострадавшее от уголовного правонарушения, предъявляет публично-правовой иск либо присоединяется к иску, уже предъявленному прокуратурой. Это лицо должно настаивать на вынесении обвинительного приговора тому, на кого принесена жалоба, и на этом основано требование материальной компенсации. Иными словами, гражданско-правовой аспект обусловлен тем, нарушен или нет закон.
121. Суд, как и заявитель, а также Комиссия, не может согласиться с таким мнением.
Статья 85 Уголовно-процессуального кодекса предусматривает подачу жалобы с одновременным представлением гражданско-правового требования. Такова судебная практика Кассационного суда при применении статьи 2 того же Кодекса, которая гласит:
"Право на предъявление гражданского иска о возмещении ущерба, причиненного преступлением, деликтом или проступком, принадлежит всем, кто лично понес ущерб, непосредственно причиненный данным правонарушением".
Судебный следователь признает такой иск допустимым - в данном случае он так и поступил, - если только приводимые обстоятельства позволяют ему предположить наличие ущерба и его прямую связь с правонарушением.
Право на получение возмещения, которого требует г-н Томази, зависит, следовательно, от исхода его жалобы, то есть от осуждения лиц, подвергших его, по его утверждению, жестокому обращению. Это право имеет гражданский характер, невзирая на подсудность дела уголовным судам (см. mutatis mutandis Решение по делу Морейра де Азеведо от 23 октября 1990 г. Серия A, т. 189, с. 17, п. 67).
122. Вывод Суда: налицо основания для применения статьи 6 п. 1.
2. О соблюдении статьи 6 п. 1
123. Остается выяснить, имело ли место превышение "разумного срока". И заявитель, и Комиссия считают, что оно имело место, Правительство с этим не согласно.
a) Принимаемый во внимание период
124. Принимаемый во внимание период начался 29 марта 1983 г. - дата подачи жалобы г-ном Томази; а завершился 6 февраля 1989 г. - дата объявления Решения Кассационного суда об отклонении кассационной жалобы на Решение Обвинительной палаты Апелляционного суда г. Бордо (см. п. 46, 47 выше). Следовательно, этот период насчитывает пять лет и десять месяцев.
b) Обоснованность сроков разбирательства
125. Обоснованность сроков разбирательства оценивается на основе критериев, сложившихся в практике Суда, и зависит от обстоятельств дела, которые в данном случае требуют глобальной оценки.
Как следует из решений, принимавшихся по данному делу (см. п. 63, 66 и 67 выше), оно не представляло особой сложности. Кроме того, заявитель отнюдь не способствовал затягиванию разбирательства, когда он обжаловал постановление о прекращении уголовного дела в Обвинительной палате Апелляционного суда г. Бордо и просил провести дополнительное расследование (см. п. 64 выше). Ответственность за отмеченные задержки ложится главным образом на судебные власти. В частности, прокурор Республики г. Бастиа лишь по истечении полутора лет обратился в Кассационный суд по поводу назначения компетентного следственного органа (см. п. 57, 58 выше). Со своей стороны, судебный следователь г. Бордо лишь один раз встретился с г-ном Томази и, судя по всему, не предпринимал никаких следственных действий с марта по сентябрь 1985 г., а затем с января 1986 г. по январь 1987 года.
Следовательно, нарушение статьи 6 п. 1 имело место.
IV. Применение статьи 50
126. В соответствии со статьей 50,
"Если Суд установит, что решение или мера, принятые судебными или иными властями Высокой Договаривающейся Стороны, полностью или частично противоречат обязательствам, вытекающим из настоящей Конвенции, а также если внутреннее право упомянутой Стороны допускает лишь частичное возмещение последствий такого решения или такой меры, то решением Суда, если в этом есть необходимость, предусматривается справедливое возмещение потерпевшей стороне".
На основании этой статьи заявитель требует возмещения ущерба и компенсации расходов.
A. Ущерб
127. Г-н Томази выделяет три категории ущерба:
a) материальный ущерб в 900000 франков, возникший вследствие нарушения статьи 5 п. 3 и соответствующий невыплаченной ему зарплате (600000 франков) и доходам от торговли (300000 франков);
b) ущерб, оцениваемый в общую сумму 200000 франков и возникший, также в контексте статьи 5 п. 3, в результате тридцати двух поездок его семьи на континент, чтобы посетить его в тюрьме;
c) моральный вред в 1500000 франков, включая 1000000 - за нарушение статьи 5 п. 3 и 500000 - за нарушение статей 3 и 6.
128. По мнению Правительства, Комиссия по возмещению ущерба уже полностью возместила ущерб, связанный с чрезмерностью срока предварительного заключения. Если Суд установит факт нарушения статьи 6 п. 1 и статьи 3, то само это решение уже явится достаточно справедливым удовлетворением морального вреда.
129. Что касается представителя Комиссии, то он настаивает на выплате суммы, компенсирующей моральный и материальный вред, но предоставляет Суду оценку этого ущерба.
130. Суд отмечает, что заявитель понес несомненный моральный и материальный вред. Принимая во внимание различные относящиеся к делу обстоятельства, в том числе решение Комиссии по возмещению ущерба, Суд, действуя в соответствии со статьей 50, присуждает ему в качестве справедливого возмещения 700000 франков.
B. Судебные издержки и расходы
131. Кроме того, г-н Томази требует возместить ему его расходы и издержки. За разбирательство во французских судах он требует 276500 франков (мэтры Леклерк и Лашо - 141500 франков; мэтр Станьара - 100000 франков; мэтр Буланже - 5000 франков; мэтр Ваке - 30000 франков). В качестве возмещения расходов, понесенных в органах Конвенции, он требует 237200 франков.
132. Правительство и представитель Комиссии не высказались по поводу первой суммы. По поводу второй суммы Правительство ссылается на решения, принимавшиеся по делам, где стороной являлась Франция, а представитель полагается на мудрость Суда.
133. Вынося решение о справедливом возмещении и на основе критериев, которые он применяет в данной области, Суд присуждает заявителю в целом 300000 франков.
ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО
1. Отклонил предварительные возражения Правительства;
2. Постановил, что имело место нарушение статьи 5 п. 3, статьи 3 и статьи 6 п. 1;
3. Постановил, что государство - ответчик должно выплатить заявителю в течение трех месяцев 700000 (семьсот тысяч) французских франков за нанесенный ущерб и 300000 (триста тысяч) французских франков в возмещение судебных издержек и расходов;
4. Отклонил просьбу о справедливом возмещении в остальном.
Совершено на французском и английском языках и оглашено во Дворце прав человека в Страсбурге 27 августа 1992 г.
Председатель
Рольф РИССДАЛ
Грефье
Марк-Андре ЭЙССЕН


В соответствии со статьей 51 п. 2 Конвенции и статьей 53 п. 2 Регламента Суда к настоящему Решению прилагается совпадающее мнение судьи Де Мейера.
СОВПАДАЮЩЕЕ МНЕНИЕ СУДЬИ ДЕ МЕЙЕРА
Было бы достойно сожаления, если бы п. 107 - 115 Решения оставили впечатление, будто бы нанесение ударов находящемуся под стражей лицу запрещено только в том случае, когда они превышают определенный "минимум тяжести" <*>, в частности, из-за их "интенсивности" и "множественности" <**>.
--------------------------------
<*> Решение по делу Ирландия против Соединенного Королевства от 18 января 1978 г. Серия A, т. 25, с. 65, п. 62.
<**> См. п. 115 настоящего Решения.
В отношении лишенного свободы лица любое применение физической силы, если оно не вызвано крайней необходимостью из-за его собственного поведения <*>, наносит ущерб человеческому достоинству и должно, следовательно, считаться нарушением права, гарантируемого статьей 3 Конвенции <**>.
--------------------------------
<*> Например, при "попытке к бегству" или в случае "причинения вреда самому себе" или другим (см. также п. 110 Решения).
<**> Даже если речь идет лишь о "пощечинах или ударах по голове и лицу", можно удивляться, что Комиссия как бы свыклась с жестокостями такого рода. См. в этой связи ее доклад по греческому делу (Annuaire de le Convention, N 12).
Тяжесть обращения имеет особое значение, когда необходимо установить, применялись ли пытки <*>.
--------------------------------
<*> Пытки представляют собой особо тяжелую форму "бесчеловечного или унижающего достоинство обращения". См. статью 1 п. 1 Резолюции ООН 3254, принятой 9 декабря 1975 г., а также упомянутое Решение Ирландия против Соединенного Королевства, п. 167, и особое мнение судей Зекиа, О"Донохью и Эвригениса.


EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS
CASE OF TOMASI v. FRANCE
JUDGMENT
(Strasbourg, 27.VIII.1992)
In the case of Tomasi v. France <*>,
The European Court of Human Rights, sitting, in accordance with Article 43 (art. 43) of the Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms ("the Convention") <**> and the relevant provisions of the Rules of Court, as a Chamber composed of the following judges:
--------------------------------
Notes by the Registrar
<*> The case is numbered 27/1991/279/350. The first number is the case"s position on the list of cases referred to the Court in the relevant year (second number). The last two numbers indicate the case"s position on the list of cases referred to the Court since its creation and on the list of the corresponding originating applications to the Commission.
<**> As amended by Article 11 of Protocol No. 8 (P8-11), which came into force on 1 January 1990.
Mr R. Ryssdal, President,
Mr R. Bernhardt,
Mr {F. Golcuklu} <*>,
Mr F. Matscher,
Mr L.-E. Pettiti,
Mr C. Russo,
Mr A. Spielmann,
Mr J. De Meyer,
Mr J.M. Morenilla,
--------------------------------
<*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.
and also of Mr M.-A. Eissen, Registrar, and Mr H. Petzold, Deputy Registrar,
Having deliberated in private on 27 February and 25 June 1992,
Delivers the following judgment, which was adopted on the last-mentioned date:
PROCEDURE
1. The case was referred to the Court by the European Commission of Human Rights ("the Commission"), and then by the Government of the French Republic ("the Government"), on 8 March and 13 May 1991, within the three-month period laid down by Article 32 para. 1 and Article 47 (art. 32-1, art. 47) of the Convention. It originated in an application (no. 12850/87) against the French Republic lodged with the Commission under Article 25 (art. 25) by a French national, Mr {Felix} Tomasi, on 10 March 1987.
The Commission"s request referred to Articles 44 and 48 (art. 44, art. 48) and to the declaration whereby France recognised the compulsory jurisdiction of the Court (Article 46) (art. 46); the Government"s application referred to Article 48 (art. 48). The object of the request and of the application was to obtain a decision as to whether the facts of the case disclosed a breach by the respondent State of its obligations under Articles 3, 5 para. 3 and 6 para. 1 (art. 3, art. 5-3, art. 6-1).
2. In response to the enquiry made in accordance with Rule 33 para. 3 (d) of the Rules of Court, the applicant stated that he wished to take part in the proceedings and designated the lawyers who would represent him (Rule 30).
3. The Chamber to be constituted included ex officio Mr L.-E. Pettiti, the elected judge of French nationality (Article 43 of the Convention) (art. 43), and Mr R. Ryssdal, the President of the Court (Rule 21 para. 3 (b)). On 22 March 1991, in the presence of the Registrar, the President drew by lot the names of the other seven members, namely Mrs D. Bindschedler-Robert, Mr F. Matscher, Mr J. Pinheiro Farinha, Sir Vincent Evans, Mr C. Russo, Mr R. Bernhardt and Mr J.M. Morenilla (Article 43 in fine of the Convention and Rule 21 para. 4) (art. 43). Subsequently, Mr F. {Golcuklu}, Mr A. Spielmann and Mr N. Valticos, substitute judges, replaced Mrs Bindschedler-Robert, Mr Pinheiro Farinha and Sir Vincent Evans, who had resigned and whose successors at the Court had taken up their duties before the hearing (Rules 2 para. 3 and 22 para. 1).
4. Mr Ryssdal assumed the office of President of the Chamber (Rule 21 para. 5) and, through the Registrar, consulted the Agent of the Government, the Delegate of the Commission and the applicant"s lawyers on the organisation of the proceedure (Rules 37 para. 1 and 38). Pursuant to the order made in consequence, the Government, the applicant and the Delegate of the Commission lodged their memorials on 5 November, 22 November and 13 December 1991, respectively.
On 9 July 1991 the Commission produced the documents in the proceedings before it, as the Registrar had requested it to do on the instructions of the President.
On 20 February 1992 one of the applicant"s lawyers provided various documents at the request of the Registrar or with the Court"s leave, as the case may be (Rule 37 para. 1 in fine).
5. In accordance with the President"s decision, the hearing took place in public in the Human Rights Building, Strasbourg, on 25 February 1992. The Court had held a preparatory meeting beforehand.
There appeared before the Court:
(a) for the Government
Mr J.-P. Puissochet, Director of Legal Affairs, Ministry of Foreign Affairs, Agent,
Mr B. Gain, Head of the Human Rights Section, Department of Legal Affairs, Ministry of Foreign Affairs,
Miss M. Picard, magistrat, on secondment to the Department of Legal Affairs, Ministry of Foreign Affairs,
Mr R. Riera, Head of the Litigation and Legal Affairs Section, Department of Public Freedoms and Legal Affairs, Ministry of the Interior,
Mr J. Boulard, magistrat, on secondment to the Department of Criminal Affairs and Pardons, Ministry of Justice, Counsel;
(b) for the Commission
Mr H.G. Schermers, Delegate;
(c) for the applicant
Mr H. Leclerc, avocat,
Mr V. Stagnara, avocat, Counsel.
The Court heard addresses by Mr Puissochet for the Government, by Mr Schermers for the Commission and by Mr Leclerc and Mr Stagnara for the applicant, as well as their answers to its questions. The applicant also addressed the Court.
On the same day the Government replied in writing to the questions put by the Court.
On 7 April one of the applicant"s lawyers sent to the Registrar a letter concerning these questions, together with a document, with the Court"s leave (Rule 37 para. 1 in fine).
6. At the deliberations on 25 June 1992 Mr J. De Meyer, substitute judge, who had attended the hearing, replaced Mr Valticos, who was prevented from taking part in the further consideration of the case (Rules 22 para. 1 and 24 para. 1).
AS TO THE FACTS
7. Mr {Felix} Tomasi, a French national born in 1952, resides at Bastia (Haute-Corse). He is both a shopkeeper and a salaried accountant. At the time of his arrest, he was an active member of a Corsican political organisation, which put up candidates for the local elections and of which he was the treasurer.
8. On 23 March 1983 the police apprehended him in his shop and placed him in police custody until 25 March at Bastia central police station.
They suspected him of having taken part in an attack at Sorbo-Ocagnano (Haute-Corse) in the evening of 11 February 1982 against the rest centre of the Foreign Legion, which was unoccupied at that time of the year. Senior Corporal Rossi and Private Steinte, who, unarmed, were responsible for maintaining and guarding the centre, had been shot at and wounded, the former fatally and the latter very severely.
The attack had been carried out by a commando of several persons wearing balaclava helmets to conceal their features. The following day the "ex-FLNC" (the Corsican National Liberation Front), a movement seeking independence which had been dissolved by decree, had claimed responsibility for the attack and for twenty-four other bomb attacks which had been perpetrated the same night.
9. On 12 February 1982 the Bastia tribunal de grande instance had opened an investigation relating to charges of murder, attempted murder and the carrying of category 1 and category 4 weapons and ammunition. The same day the investigating judge had issued instructions for evidence to be taken on commission (commission rogatoire) to the Regional Criminal Investigation Department (SRPJ) of Ajaccio.
I. The criminal proceedings instituted
against the applicant
A. The investigation proceedings
(25 March 1983 - 27 May 1986)
1. The proceedings conducted in Bastia
(25 March 1983 - 22 May 1985)
(a) The investigative measures
i. Judge Pancrazi
10. On 25 March 1983 Mr Pancrazi, investigating judge at Bastia, charged Mr Tomasi and remanded him in custody following the latter"s first appearance before him; he took the same measures in respect of a certain Mr Pieri. On 8 April he questioned Mr Tomasi on his alleged involvement in the offences.
11. He took evidence from witnesses on 28, 29 and 31 March, 14 and 29 April, 19 and 30 May and 2 June 1983.
On 19 May he questioned Mr Pieri and on 26 May another co-accused, Mr Moracchini, who had been held on remand since 24 March 1983. He organised confrontations between them on 30 and 31 May, and then on 1 June.
In addition he issued formal instructions for evidence to be taken on 26 May and 27 October 1983.
12. The recapitulatory examination of Mr Tomasi and Mr Pieri was conducted on 18 October 1983, and that of Mr Moracchini on 21 November.
On 26 October 1983 the investigating judge visited the scene of the crime.
ii. Judge Huber
13. The case was transferred to another investigating judge, Mr Huber, with effect from 2 January 1984.
Mr Pieri escaped from prison on 22 January 1984; he was recaptured on 1 July 1987.
Between 4 May 1984 and 10 January 1985, Mr Huber issued several orders for the inclusion of documents in the file and for their transmission to the prosecuting authorities.
On 24 January 1985 he rejected a request by the applicant for documents to be added to the file.
(b) The applications for release
14. Mr Tomasi submitted eleven applications for release.
15. The investigating judge rejected them by orders of 3 May, 14 June and 24 October 1983, 2 January 1984, 24 January, 20 March, 5 April, 18 April, 24 April, 3 May and 7 May 1985. On 6 June 1984 he issued instructions that the applicant be interviewed in Marseille on the conditions of his detention on remand. That interview took place on 18 June.
16. The applicant challenged the orders of 14 June 1983, 2 January 1984, 24 January and 20 March 1985, but the indictments division (chambre d"accusation) of the Bastia Court of Appeal upheld them on 7 July 1983, 26 June 1984, and 20 February and 17 April 1985.
In its judgment of 20 February 1985 it stated that it was necessary to continue the detention in order to avoid pressure being brought to bear on the witnesses, to prevent unlawful collusion between the accomplices, to protect public order (ordre public) from the prejudice caused by the offence and to ensure that Mr Tomasi remained at the disposal of the judicial authorities.
(c) The request for a transfer of jurisdiction
17. On 10 January 1985 the Bastia public prosecutor applied to the principal public prosecutor of that town for jurisdiction to be transferred on the ground of the climate of intimidation which reigned in the island.
18. On 25 March the principal public prosecutor at the Court of Cassation referred the matter to the Court of Cassation (criminal division), which gave its decision on 22 May; it transferred the case to the Bordeaux investigating judge "in the interests of the proper administration of justice" (Article 662 of the Code of Criminal Procedure).
2. The proceedings conducted in Bordeaux
(22 May 1985 - 27 May 1986)
(a) The investigative measures
19. On 5 September 1985 Mr Nicod, investigating judge at Bordeaux, interviewed Mr Tomasi for the first and last time.
He questioned Mr Moracchini on 1 October 1985 and 13 January 1986, and Mr Satti - another co-accused - on 15 November 1985. In addition, he organised a confrontation between them on 13 December 1985.
20. On 14 January 1986 the investigating judge made an order transmitting the documents to the prosecuting authorities.
On 14 February 1986 the Bordeaux public prosecutor decided to forward the case-file to the principal public prosecutor"s office.
From mid-March to mid-April 1986, the investigating judge added various documents to the file. On 17 April he made a further order transmitting the case-file to the prosecuting authorities, endorsed by the Bordeaux public prosecutor"s office.
The case-file was forwarded to the principal public prosecutor"s office by a decision dated 22 April 1986.
(b) The applications for release
21. Mr Tomasi submitted seven applications for his release.
The investigating judge dismissed his applications on 31 May, 7 June, 29 June, 13 August, 10 September and 8 October 1985 and 14 January 1986.
22. On appeals against various of the investigating judge"s orders, the indictments division of the Bordeaux Court of Appeal upheld them by decisions of 3 September and 29 October 1985.
The first such decision referred to the particular gravity of the offences, the existence of "precise and convincing evidence", the risk of pressure being brought to bear and of unlawful collusion and the need to maintain public order and to ensure that the applicant appeared for trial.
The second decision contained the following reasoning:
"It is plain that the offences of which the appellant is accused are particularly serious ones and profoundly prejudiced public order; without disregarding the pertinent observations of the accused"s counsel concerning the length of the proceedings, it appears nevertheless that, as the investigating judge decided, Tomasi"s continued detention is necessary to protect public order from the prejudice caused by the offences in question and also to avoid pressure being brought to bear or unlawful collusion and to ensure that the accused appears for trial;"
23. The two decisions gave rise to appeals on points of law by the applicant, which were dismissed by the criminal division of the Court of Cassation on 3 December 1985 and 22 January 1986.
The latter decision was based on the following reasons:
"In the light of the available evidence the Court of Cassation is satisfied that the indictments division ordered the continuation of the applicant"s detention by a decision which set out the reasons on which it was based with reference to the particular circumstances and which was made under the conditions, and for cases, specified in Article 144 of the Code of Criminal Procedure; it may also be seen from the grounds of the decision that there is in this case, as is required under Article 5 para. 1 (c) (art. 5-1-c) of the Convention,... reasonable suspicion that the accused has committed an offence; it follows moreover that, having regard to the specific circumstances of the case and the proceedings, the duration of the detention appears reasonable;"
B. The trial proceedings
(27 May 1986 - 22 October 1988)
1. Committal for trial
(a) The first committal
24. On 27 May 1986 the indictments division of the Bordeaux Court of Appeal indicted Mr Tomasi and Mr Pieri for murder with premeditation, attempted murder with premeditation and carrying category 1 and category 4 weapons, together with the corresponding ammunition; it committed them - as well as Mr Moracchini and Mr Satti - for trial at the Gironde assize court.
25. On 13 September 1986 the criminal division of the Court of Cassation allowed the appeal lodged by the applicant on 27 June 1986 on the ground that defence counsel had not been allowed to speak last at the hearing on 27 May.
It remitted the case to the indictments division of the Poitiers Court of Appeal, instructing that court to commit the accused for trial at the Gironde assize court if there were grounds for indicting him (Article 611 of the Code of Criminal Procedure).
(b) The second committal
26. On 9 December 1986 the Poitiers indictments division committed Mr Tomasi for trial at the Gironde assize court.
This decision did not give rise to an appeal on points of law.
(c) The third committal
27. On 3 February 1987 the indictments division of the Bordeaux Court of Appeal ruled that it lacked jurisdiction to commit the applicant - but not his three co-accused - for trial at the specially constituted Gironde assize court, in other words the assize court sitting without a jury. The principal public prosecutor"s office had requested it to apply the provisions of Law no. 86-1020 of 9 September 1986, according to which persons accused of acts of terrorism must be tried before such a judicial body.
28. On 7 May 1987 the criminal division of the Court of Cassation dismissed the appeal on this issue filed by the principal public prosecutor at the Bordeaux Court of Appeal.
29. On 16 June 1987 the Poitiers indictments division allowed an application lodged on 20 May 1987 by the prosecuting authority and committed the applicant for trial at the specially constituted Gironde assize court. It thereby acknowledged that the offences of which Mr Tomasi was accused were "related to an individual or collective undertaking aimed at seriously prejudicing public order by intimidation or terror" (Article 706-16 of the Code of Criminal Procedure).
30. On 24 September 1987 the criminal division of the Court of Cassation dismissed a further appeal by the applicant.
2. The applications for release
(a) The first application
31. By a decision of 27 May 1986 (see paragraph 24 above), the Bordeaux indictments division dismissed an application for release which Mr Tomasi had submitted on 6 May. It gave the following grounds:
"The detention on remand, which started on 25 March 1983, has certainly lasted a very long time. However, the explanation for this lies in the systematic attitude adopted by the accused and the considerable difficulties encountered by the investigating judge. The period of detention, although long, does not in itself constitute a violation of the European Convention on Human Rights. On the contrary, in this particular case continued detention appears to be essential, given the exceptional gravity of the offences and the fact that Tomasi would not hesitate to abscond if he were released."
32. The applicant filed an appeal on points of law, but the criminal division of the Court of Cassation rejected the submission based on the violation of Article 5 para. 3 (art. 5-3) of the Convention. On this issue its judgment of 13 September 1986 stated as follows:
"In the light of the available evidence the Court of Cassation is satisfied that the applicant"s continued detention was properly ordered in accordance with the conditions laid down in Article 148-1 of the [Code of Criminal Procedure], by a decision setting out specific reasons, having regard to the features of the case as is required under Article 145 of that Code and for cases exhaustively listed in Article 144;
In addition the indictments division discussed the complexity and the length of the proceedings, carrying out an unfettered appraisal of the facts, which was sufficient and free of contradictions and from which it concluded that the length of the detention on remand had not exceeded a reasonable time [; it follows] that the submission must fail..."
(b) The second application
33. Mr Tomasi submitted a new application for release on 19 January 1987.
By a decision of 3 February 1987 (see paragraph 27 above) the Bordeaux indictments division found that it lacked jurisdiction as the committal had been decided by the Poitiers indictments division.
(c) The third application
34. On 17 April 1987 the applicant lodged a further application for his release.
On 28 April the Bordeaux indictments division dismissed his application on the ground that the committal had been based on precise and detailed reasons, the offences were extremely serious ones and the detention was necessary to protect public order from the prejudice to which they had given rise.
(d) The fourth application
35. The applicant lodged a further application for release on 22 May 1987 with the indictments division of the Poitiers Court of Appeal, which dismissed it on 2 June for the following reasons:
"A campaign of intimidation against the witnesses, policemen and judges has been waged in the course of the investigation;
A mere recital... of the offences which led to Tomasi being charged is sufficient, besides the fact that the said offences seriously prejudiced public order, to justify the accused"s continued detention; there is a grave danger that if he were to be released he would enter into contact with members of the FLNC, who would no doubt be only too pleased to help him evade trial; it does not appear that his continued detention is, in the circumstances, such as to infringe the provisions of the Convention..."
(e) The fifth application
36. On 6 November 1987 the applicant once again applied to the Bordeaux indictments division for his release.
On 13 November his application was dismissed on account of the extreme gravity of the alleged offences and the need to protect public order from the prejudice created thereby.
37. He then filed an appeal on points of law, which the criminal division of the Court of Cassation dismissed on 2 March 1988.
3. The trial
38. On 22 January 1988 the President of the Bordeaux Court of Appeal had directed that the session of the assize court was to open on 16 May 1988.
On 28 April the President decided to postpone the opening of the session until 17 October 1988, following an exchange of correspondence in March and April between the principal public prosecutor"s office and counsel for Mr Tomasi and Mr Pieri.
On 15 July and 23 September he altered the composition of the trial court.
39. The trial took place from 17 to 22 October 1988. On that last date, the applicant was acquitted and immediately released. His three co-accused were given suspended sentences of one year"s imprisonment for carrying or possession - as the case may be - of a category 1 weapon.
C. The compensation proceedings
(18 April 1989 - 8 November 1991)
1. The application to the Compensation Board
40. On 18 April 1989 Mr Tomasi lodged a claim with the Compensation Board at the Court of Cassation under Article 149 of the Code of Criminal Procedure. According to this provision, "... compensation may be accorded to a person who has been held in detention on remand during proceedings terminated by a decision finding that he has no case to answer (non-lieu) or acquitting him, when that decision has become final, where such detention has caused him damage of a clearly exceptional and particularly serious nature".
2. The submissions of the principal public prosecutor
at the Court of Cassation
41. On 5 June 1991 the principal public prosecutor (procureur {general}) at the Court of Cassation made the following submissions to the Compensation Board:
"...
IN THE MATTER OF THE DETENTION
During his detention, Tomasi lodged twenty applications for release, eleven applications to the Bastia investigating judge and nine to the investigating judge and the indictments division in Bordeaux.
Six judgments confirming decisions were given, four by the Bastia indictments division and two by that of Bordeaux.
Finally, two decisions of the criminal division of the Court of Cassation, of 17 October and 2 March 1988, dismissed Tomasi"s appeals from the two decisions of the Bordeaux indictments division.
In their decisions rejecting the applications for release the investigating judges and the indictments division gave their reasons as being the exceptional gravity of the offences, the prejudice caused to public order, the need to ensure that the accused remained at the disposal of the judicial authorities and the risk of pressure being brought to bear on the witnesses.
DISCUSSION
1. The length of the proceedings
- From 12 February 1982, the date on which the investigation was opened, to 25 March 1983, Tomasi was not yet implicated.
- From 25 March 1983, the date on which Tomasi was charged, to 18 October 1983, the date of his recapitulatory examination, the proceedings progressed at a normal pace and there were no delays.
- From November 1983 to May 1984 the proceedings slowed down and consisted of measures which could have been taken previously if the commissions rogatoires or the orders relating to them had been issued earlier.
Thus the result of the commission rogatoire concerning the victim"s spectacles was not communicated until March 1984; it had not been issued until 27 October 1983..., whereas it could have been right at the beginning of the investigation.
Similarly the commission rogatoire giving instructions inter alia for an inquiry into the victims and into the Sorbo-Ocagnano camp and for a study and plans to be made of the premises was not issued until 26 May 1983...
The evidence obtained under that commission rogatoire was produced only in the course of the months of March and April 1984, which undeniably prolonged the proceedings.
- The lack of progress in the proceedings between May 1984 and January 1985 is incomprehensible. Thus nearly three months elapsed between the order of 4 May 1984 transmitting the papers to the prosecuting authority and the additional prosecution submissions of 31 July 1984 calling for a ballistic examination, which had already taken place. Yet it was not until the following 15 November, three and a half months later, that the investigating judge gave his order dismissing that request for an expert examination.
- From January 1985 to May 1985, the time taken for the transmission of documents to the indictments division and then the Court of Cassation and the return of the file to Bordeaux seems normal.
- On the other hand it was not until 5 September 1985, more than three months after the case had been referred to him, that the Bordeaux investigating judge carried out his first substantive investigative measure by interviewing Tomasi, after having dismissed the latter"s applications for release on four occasions.
This lapse of time appears excessive in view of the fact that an investigating judge must give priority to a case concerning a person held in detention on remand; he has a duty to familiarise himself with it and proceed with the investigation as quickly as possible.
- From September 1985 to 14 January 1986 the interrogations and confrontations were continued at the rate of one investigative measure per month. Interviews held at shorter intervals would have made it possible to reduce the duration of the proceedings significantly.
- From January 1986 to May 1986 the time taken to complete the file and transmit it to the assize court appears normal.
- On the other hand, from May 1986 to March/April 1988 there was a delay in the proceedings which can under no circumstances be justified by the appeals filed by the accused in pursuance of their statutory rights.
- Finally, it should be noted that the decision in the course of March and April 1988 to renounce holding the May session and to replace it by a session fixed for 17 October 1988 was taken by mutual agreement between the prosecuting authorities and the defence.
In conclusion, in view of the significance and the complexity of the case the investigation was bound to last longer than average. However, it could have been considerably shortened without the various delays noted above.
2. The necessity of keeping Tomasi in detention during
the proceedings
Given the nature and the gravity of the offences and the results of the police investigation, Tomasi"s detention was at first justified, up until his recapitulatory examination of 18 October 1983.
Moreover, until that date, Tomasi had not filed an application for release. However, by 18 October 1983 the witnesses had already been interviewed and the confrontations carried out.
The measures taken after that date, in particular the commissions rogatoires and the expert examinations, did not concern Tomasi directly, except the expert medical examinations ordered following his declarations regarding the conditions of his police custody, which clearly could not justify his continued detention.
It should moreover be stressed that between 18 October 1983, the date of the recapitulatory record, and 17 October 1988, the date on which the assize court session opened, in other words for five years, Tomasi was questioned only once, on 5 September 1985, and at his request.
The decisions rejecting his various applications for release were based on the exceptional gravity of the offences, the prejudice caused to public order, the necessity of ensuring that the accused remained at the disposal of the judicial authorities and the risk of pressure being brought to bear on the witnesses.
The gravity, even of an exceptional nature, of offences may constitute a ground for detention only if there is sufficient evidence against the person held.
In this case, charges had been preferred against Tomasi, who had always protested his innocence and had been on hunger strike several times, exclusively on the basis of Moracchini"s statements, which were far from being as precise as they were claimed to be throughout the proceedings.
In fact, according to various documents from the proceedings, and in particular:
- the report of the public prosecutor to the Bastia principal public prosecutor of 11 April 1983...,
- the memorandum from the SRPJ of Ajaccio of 8 June 1983...,
- the application by the Bastia investigating judge for a transfer of jurisdiction of 10 January 1985..., Moracchini stated that Tomasi had suggested that he take part in the "nuit bleue" (night of terrorist outrages) of 11 to 12 February 1982, and specifically carry out an attack against the Foreign Legion camp of Sorbo-Ocagnano.
Yet if all Moracchini"s statements are read carefully it may be seen that although he did state that Tomasi had suggested that he participate in the "nuit bleue", at no time did he mention an attack against the Foreign Legion camp...
Quite the contrary, Moracchini always claimed that he had learned of the attack for the first time the day after the events.
Thus, for example, in the course of his interrogation at his first appearance before the investigating judge... Moracchini stated as follows:
"I was aware that Pieri knew {Felix} Tomasi. The latter had indeed suggested a few days earlier that I should take part in a "nuit bleue". I had refused, but at no time did he say what attack I would have been expected to carry out. As for me, I only heard about the legionaries through the newspapers, on the morning of 12 February."
Furthermore, it should be observed that all the witnesses who confirmed Moracchini"s statements merely reported what he had told them. None of them was a direct witness to the events.
In addition, it does not seem that the release of Tomasi, who could provide sound guarantees that he would appear for trial and who had no previous convictions, could have represented a risk of pressure being brought to bear on witnesses or on Moracchini, a co-accused who was free.
In fact, Tomasi, like Pieri and Moracchini, was not re

"СОГЛАШЕНИЕ МЕЖДУ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ПРАВИТЕЛЬСТВОМ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН О СОВМЕСТНОМ ИСПОЛЬЗОВАНИИ И ОХРАНЕ ТРАНСГРАНИЧНЫХ ВОДНЫХ ОБЪЕКТОВ"(Заключено в г. Оренбурге 27.08.1992)  »
Международное законодательство »
Читайте также