С глаз долой — из бюджета вон? Этот вопрос сегодня вынуждены задавать власти многие льготники

«Замена льгот денежными компенсациями не приведет к ухудшению положения граждан», — все лето обещали нам высшие чиновники, начиная с премьера Михаила Фрадкова и заканчивая министром здравоохранения и социальной защиты Михаилом Зурабовым. Президент Владимир Путин требовал от правительства обеспечить адекватные отменяемым льготам компенсации и заявлял, что инвалиды и участники войны будут получать в десятки раз больше, чем раньше. Центральные телеканалы ежедневно рассказывали, как прекрасно будут жить льготники после монетизации, и показывали ветеранские митинги с лозунгами «лучше деньги в руках, чем льготы на бумаге». Был даже придуман специальный термин: «Закон о льготных выплатах» — это название должно было убедить граждан в том, что государство хочет что-то им дать, а не что-то у них отнять... Что же, пройдет менее двух месяцев, и с 1 января 2005 года «закон о монетизации» вступит в силу. Но, чем ближе день, когда он начнет действовать, тем меньше оптимизма испытывают граждане, которых он коснется.

Ах уж эта «мафия»!

«Большая часть граждан все равно не пользовались льготами, на которые имели право», — непрерывно повторялось, когда речь шла о справедливости самого принципа монетизации. В подтверждение этого тезиса по телевидению регулярно показывали пенсионеров из глубинки, которые заверяли, что никаких льгот отродясь не видели, а потому мечтают получить вместо них деньги. И еще нам рассказывали, что, оказывается, на деньгах, выделяемых для обеспечения льгот, наживается «лекарственная» и «транспортная» мафия...

Все эти тезисы являются достаточно лукавыми.

Да, многие граждане действительно не пользовались своими законными льготами. Но не во всех случаях это нарушало их права. Простейший пример — жители малых городов и деревень, которые не пользовались льготами на установку или оплату телефона просто потому, что этого самого телефона не имели. И не пользовались льготами на проезд в общественном транспорте, поскольку в их деревне общественного транспорта никогда не встречалось.

В других случаях права граждан действительно нарушались: на получение лекарств или путевок в санаторий, протезирование зубов или бесплатный проезд один раз в год в любую точку страны. Почему это происходило? Да по простейшей причине: бюджет не выделял на это необходимых средств.

Так, большую часть льгот для участников и ветеранов войны должен финансировать федеральный бюджет. Однако, скажем, в Петербург нередко поступало из центра всего 5 — 10% необходимых для этого средств. Что называется, на тебе пять рублей и ни в каких льготах ветеранам не отказывай.

Если же говорить о тех льготах, которые должны оплачивать регионы, хорошо известно, что бюджетная политика центра неуклонно вела к сокращению их доходов. Надо ли удивляться, что в большинстве регионов не имели возможности обеспечивать действие многих установленных федеральным законом льгот?

В этой ситуации представлялось логичным, чтобы правительство направило свои усилия не на то, чтобы отменить льготы, а на то, чтобы исполнять законы и чтобы положенные льготы получали все, кому они нужны. Или на разоблачение упомянутой выше «мафии», о которой почему-то стало известно лишь тогда, когда льготы решили отменить. Но правительство выбрало другой, более легкий, путь...

Журавль и синица

Понятно, что для проживающих в глубинке перспектива замены гипотетических льгот реальными деньгами — пусть и в небольшом количестве, — это перспектива замены журавля в небе на синицу в руках. Тем более если учесть, что в таких местностях очень часто пенсии и пособия (ввиду отсутствия работы) давно уже стали единственным источником «живых» денег.

Но, во-первых, никто, похоже, не задумывается над тем, что именно в глубинке и именно по указанной причине стариков нередко грабят, отнимая у них эти деньги чуть ли на выходе с почты или из сберкассы. Но при замене льгот на компенсации ситуация еще больше усугубится! А жаловаться некому — с милицией в указанной глубинке тоже большие проблемы.

Во-вторых — это уже касается не только глубинки, — в стране есть миллионы семей, где у родителей — ветеранов или инвалидов, к сожалению, выросли дети-алкоголики. И те скудные пенсии, которые получают родители, тут же пропиваются великовозрастными детьми. Все то же самое будет и с компенсациями. А вот право на бесплатный проезд самый горький пьяница у своей матери отобрать и пропить никак не сможет...

А в-третьих, большинство льготников живут не в глубинке, а в средних и в больших городах, где немалая часть льгот обеспечивалась и люди могли ими воспользоваться. Проблемы, конечно, были. Но можно было настаивать на своих правах, требовать от чиновников исполнять закон, в крайнем случае — добиваться своего в судебном порядке (и суды, как правило, вставали на сторону ветеранов, заставляя власть обеспечивать их права).

В том же Петербурге все последние годы проблемы возникали, как правило, лишь с четырьмя видами льгот для ветеранов из полутора десятков, установленных законом. Это получение путевок в санатории, получение автомобилей «Ока» для инвалидов, бесплатное зубопротезирование и обеспечение бесплатными лекарствами. Все остальные льготы обеспечивались, и горожане могли ими воспользоваться.

Что касается упомянутых четырех видов льгот, то, скажем, сложности с путевками и с получением автомашин — прямая вина центра, который, по закону «О ветеранах», отвечал за их финансовое обеспечение. Если же говорить о лекарствах, то об этих проблемах говорят уже более десяти лет, но воз и ныне там. Так не проще ли было бы навести порядок в этой сфере, чем затевать спецоперацию по массовой отмене льгот?

«Но ведь льготы на получение лекарств и путевок в санаторий сохраняются!» — могут возразить автору. Да, формально сохраняются. Но давайте, что называется, сядем и подсчитаем.

450 рублей социального пакета (его стоимость автоматически вычитается из ежемесячной компенсации), как известно, делятся на три части. 40 рублей — на оплату проездного билета на пригородном транспорте, 360 рублей — на лекарства, 50 рублей — на санаторно-курортное лечение. И расходы федерального бюджета на компенсации транспортникам, закупку лекарств для льготников или приобретение путевок в 2005 году будут исходить именно из этих сумм. А потому на всех льготников ни лекарств, ни путевок заведомо не хватит. Ведь 360 рублей в месяц на лекарства — сумма, достаточная лишь для тех, кто не страдает ничем серьезнее насморка. Ну а 50 рублей в месяц (600 рублей в год) на санаторий — сумма, о которой даже смешно говорить. Средняя путевка в санаторий сегодня уже стоит 15 — 20 тысяч рублей — это значит, что путевок будет в 30 раз меньше, чем нужно! Сегодня питерские ветераны засыпают жалобами своих депутатов Законодательного собрания, а на депутатские запросы отделы социальной защиты отвечают: что мы можем сделать, если путевок выделяется в 20 раз меньше, чем надо? Но, как выясняется, завтра это соотношение еще ухудшится...

Под одну гребенку

Между тем существовал простой и понятный выход из «льготной» ситуации. Пусть сам гражданин выбирает, продолжать ему пользоваться льготами или получать вместо них денежную компенсацию. При этом жители глубинки, скорее всего, выбрали бы второй вариант, а жители средних и больших городов — первый.

Возможно, кстати, что те петербургские льготники, которые редко ездят на общественном транспорте и сохранили относительно приличное здоровье, охотно выбрали бы компенсацию — она стала бы добавкой к их личному бюджету. Но в любом случае право решать вопрос — «льготы или деньги» оставалось за гражданином. Точно так же, как за гражданином — после долгих споров, о которых не раз рассказывали «Санкт-Петербургские ведомости», — осталось право самому решать, по какой системе (абонентской или повременной) платить за телефон.

Однако с такой постановкой вопроса правительство категорически не согласилось, и всех льготников, что называется, подстригли под одну гребенку. Никакого воздействия не оказали ни массовые акции протеста, проведенные летом профсоюзами, ни возмущенные заявления питерских блокадников, которые назвали правительственные предложения «государственными экспериментами на выживание», ни обращение Законодательного собрания к президенту и к премьеру с требованием не проводить монетизацию в принудительном порядке. Правительственные чиновники высокомерно заявили, что «никакие протесты не смогут отменить принятого решения». Видимо, в «Белом доме» уверены, что времена, когда власть должна была считаться с общественным мнением, остались позади. Заметим, что, когда обсуждался «телефонный» вопрос, правительство точно так же противилось предоставлению гражданам права на выбор...

Что получилось в результате? Размеры окончательных компенсаций для федеральных льготников (тех, чьи льготы оплачивает федеральный бюджет) известны. По 2000 рублей в месяц — инвалидам войны, по 1500 рублей — участникам войны, по 1100 рублей — жителям блокадного Ленинграда и ветеранам боевых действий, по 600 рублей — тем, кто во время войны служил, но не в действующей армии, и тем, кто работал на военных объектах, а также членам семей погибших инвалидов и участников войны, по 1400 рублей — инвалидам первой группы, по 1000 рублей — детям-инвалидам и инвалидам второй группы, по 800 рублей — инвалидам третьей группы, по 500 рублей — почетным донорам. На руки всем им выдадут на 450 рублей меньше (стоимость социального пакета).

В том, что эти деньги, скорее всего, не станут для питерских ветеранов равноценной заменой отмененным льготам, убедиться несложно.

Так, для участников войны (в том числе и тех, кто награжден медалью «За оборону Ленинграда») ранее действовали пятнадцать различных льгот. В будущем году льготы по оплате жилой площади и коммунальных услуг сохранятся. Поверим даже в то, что льготы по получению лекарств, санаторных путевок и проезду на городском и пригородном транспорте каким-то чудом будут обеспечены за счет социального пакета. Но остаются льготы на изготовление протезно-ортопедических изделий, зубопротезирование, бесплатный проезд на междугородных автобусах, бесплатный проезд один раз в два года в любую точку страны на поезде, самолете или пароходе, и 50-процентная оплата телефона и вневедомственной охраны. За все это ветеранам надо будет платить самим, исходя из получаемых на руки 1050 рублей в месяц, или 12.600 рублей в год.

Что же, если участник войны не нуждается в протезировании и не хочет никуда ездить или летать на большие расстояния, то получаемой им суммы оказывается вполне достаточно. Но если, например, перед ним встанет проблема изготовления зубных протезов, то, скорее всего, одна лишь она легко съест все полученные им компенсации. Что касается дальних перелетов, то, скажем, билет на самолет из Петербурга до Хабаровска и назад стоит 34 тысячи рублей. Раз в три года можно слетать — если отказать себе во всех прочих льготах...

Поверь, читатель: для прочих льготных категорий расчеты показывают ничуть не более радостную картину!

Питерский вариант

Между тем кроме федеральных льготников есть еще региональные: труженики тыла, ветераны труда и незаконно репрессированные. Решение вопроса о судьбе этих льготников с 2005 года полностью сбрасывается на регионы. И ничего хорошего это им не обещает...

Да, в Москве городские власти уже заявили, что все льготы сохранят — в том числе и право бесплатного проезда на общественном транспорте. И немудрено: бюджет столицы, где «крутится» 80% всех российских денег и расположены офисы нефтегазовых гигантов, в пять раз превышает питерский (при том что население Москвы в два раза больше). В большинстве других регионов, скорее всего, льготникам придется туго. Но разве те, кто, например, подвергся незаконным репрессиям, виноваты, что живут не в столице и не там, где много нефти и газа?

Что касается Петербурга, то в ближайшее время будет принят закон, определяющий, какие компенсации вместо льгот получат упомянутые выше категории. На данный момент он прошел второе чтение и предусматривает компенсации от 350 до 500 рублей. При этом федеральный закон лишает их бесплатного проезда на общественном транспорте, права на бесплатное протезирование (в том числе зубов), права на бесплатный проезд в междугородных автобусах, права на 50-процентную оплату проезда на пригородном транспорте и права на 50-процентную скидку от стоимости лекарств (это не касается ветеранов труда: у них такого права и раньше не было). Жертвы репрессий еще лишаются права на получение санаторных путевок и права на бесплатный проезд один раз в год на поезде в любую точку страны (или на аналогичное путешествие самолетом с 50-процентной скидкой).

Что же, если учесть, что один только проездной билет на транспорт сегодня стоит 430 рублей, а с нового года его стоимость планируется увеличить до 600 рублей (а стоимость одной поездки — до 10 рублей), нетрудно понять, с какими проблемами столкнутся льготники. Примерная стоимость зубных протезов или санаторных путевок тоже известна и позволяет делать столь же неутешительные выводы.

Наконец, реализуя «закон о монетизации», в Петербурге было решено отменить право бесплатного проезда для всех пенсионеров, установленное сессией Ленсовета в 1993 году. Взамен пенсионерам предложили компенсации в 180 рублей в месяц — аккурат на девять поездок туда и обратно. Эта «адекватная замена» вызвала бурю возмущения и у самих пенсионеров, и у общественных организаций, и у профсоюзов. В Законодательное собрание и к губернатору Валентине Матвиенко пришло множество обращений с требованием или увеличить размер компенсации, или обеспечить пенсионеров едиными проездными билетами. Масштаб протеста оказался таким, что даже представители администрации заговорили о возможном увеличении компенсационных сумм, что на днях и было сделано. Теперь пенсионерам обещано на транспортные расходы аж 230 рублей в месяц.

Ясно что это не приведет к кардинальному изменению ситуации. Так что вопреки правительственным обещаниям большинство льготников — особенно живущих в больших городах — в результате принудительной монетизации жить лучше не станут.

Но такую цель правительство, скорее всего, перед собой и не ставило.

Часто кажется, что российская власть воспринимает граждан как «обузу», о которой она скрепя сердце вынуждена заботиться.

Простейший способ сделать так, чтобы граждане не докучали, — отменить большинство обязательств государства.

Ведь на нет, как известно, и суда нет.

С глаз долой — из бюджета вон...

Борис Вишневский (политолог, эксперт Конституционного суда РФ)

Чиновники поделятся с пенсионерами  »
Юридические статьи »
Читайте также