Жираф большой - ему видней!

Еще один федеральный закон - N 131 - стал очередным провалом правительства Фрадкова. Федеральная власть дала задний ход, и с реформой местного самоуправления решено повременить.

Надежда Косарева, президент фонда "Институт экономики города", была одним из самых серьезных оппонентов версии МСУ по рецептам президентской администрации. Поэтому ее мнение о "замораживании" реформы наверняка будет интересно нашим читателям.

- Местное самоуправление в России то ли есть, то ли нет - это загадка для простого россиянина. Она сродни знаменитому вопросу: есть ли жизнь на Марсе? В Конституции МСУ прописано: соответствующий закон был принят еще в 1995 году. Но как не было местного самоуправления при царской или советской власти, так нет и сейчас. Федеральный закон под номером 131 должен был ознаменовать начало эры самоуправления в России с 1 января 2006 года, но реализация закона отложена До 2009-го . Или не отложена? Из официальных источников разве что поймешь...

- В Конституции РФ определено, что местное самоуправление не входит в систему органов государственной власти. Реформа, предложенная в 2002 году комиссией под руководством Дмитрия Козака, рассматривала МСУ как третий уровень власти. Но местное самоуправление - институт гражданского общества, форма самоорганизации населения по территориальному признаку. Когда местное сообщество объединяется для решения собственных вопросов, тогда и создается форма самоуправления. А авторы реформы исходили из того, что это просто власть на местах: есть федеральная власть, есть региональная власть и есть местная власть - на более мелкой территории.

Закон, который должен был вступить в силу 1 января 2006 года, ставил целью создать более эффективную (с точки зрения Кремля) систему местной власти для решения социально-экономических вопросов на местном уровне. К сожалению, систему, продуманную из единого федерального центра. И для всех была создана одинаковая модель: городские округа, муниципальные районы, поселения.

Муниципальный район - это такая большая территория, на которой находятся либо сельские, либо городские поселения. А городской округ - это такое поселение, которое обладает функциями и поселения, и муниципального района. Причем закон очень жестко поделил все функции местного самоуправления за каждым типом муниципалитета. У нас было очень много критических замечаний по поводу этого закона: в одном поселении нужен клуб, в другом не надо клуба, в одном нужно, чтобы само поселение занималось клубом, в другом надо, чтобы район занимался клубом. Почему-то все социальные функции, все социальные программы отдали только региональному уровню власти. И - без учета местных особенностей, особенностей конкретных территориальных сообществ. Делали так: сначала территорию поделили, потом функции поделили, потом только бюджет. А как бюджет стали делить, то поняли, что денег на исполнение всех полномочий не хватает! И "одеяло" все равно оттянули на себя Федерация и регионы. Муниципалитетам опять денег неосталось. А если учитывать еще, что доходные источники в разных муниципалитетах очень сильно дифференцируются, то деньги все равно нужно перераспределять между муниципалитетами. Тогда придумали систему трансфертов в разные уровни: выравнивать не только сверху вниз вновь образованные поселения, но и снизу вверх. У городских округов, имеющих большой бюджет, забирать этот бюджет в виде отрицательных трансфертов и опять его перераспределять. В результате получается, что собственных бюджетных источников у этого поселения - с гулькин нос, максимум 10-15%. А все остальное - межбюджетные трансферты. Получилась такая система местного самоуправления, которой Москва указала, что она будет делать и в пределах какой территории... Но денег при этом не дала.

Затем начался второй акт марлезонского балета. Вся реформа начиналась мотивацией, что именно на уровне субъектов Федерации тормозится создание органов местного самоуправления, мол, надо принять федеральный закон, который на каждом сантиметре Российской Федерации даст право реализовывать местное самоуправление. Но после назначения губернаторов региональные власти сказали: "Миленькое дело. Нас будут назначать, а этих будут выбирать? У них еще будут и бюджеты собственные? Нам это не подходит, если нас назначают, то дайте нам возможность регулировать ситуацию в муниципалитетах". И началось внесение поправок в этот закон! Появилось право субъектам Федерации принимать участие в определении, какая будет форма управления в муниципалитетах, им дали больше права участвовать в комиссиях по отбору администраций на конкурсной основе. Регионы внесли такие изменения в закон, чтобы все больше и больше влиять на этот процесс. А закончилось все тем, что вообще отложили введение 131-го закона до 1 января 2009 года, то есть после президентских выборов.

- И какая получилась география МСУ в Российской Федерации? Ведь весь этот год повсюду выбирали местных депутатов, деньги потратили на избирательные кампании...

- Сейчас сформировано 2 тыс. городских поселений, 19 тыс. сельских поселений (из них 13 тыс. новых), 1800 разных спальных районов и 535 городских округов. Избран депутатский корпус, который составляет порядка 100 тысяч человек. Но теперь Москва сказала: "Вы, субъекты Федерации, сами решайте, что вы хотите: будут ли у вас до 1 января 2009 года эти поселения или муниципальные районы будут по-старому выполнять все функции этих новых поселений". Стало понятно, что население практически никак не влияет на процесс организации местного самоуправления. Население избрало депутатский корпус, который остался без каких-либо полномочий на ближайшие годы. Проблема муниципальной собственности тоже никоим образом не решена. Идея о том, что собственность следует за полномочием, на мой взгляд, абсолютно антиконституционна. Росчерком пера, даже пусть федерального закона, сказано, что "школы и больницы - это теперь региональная функция. Бесплатно передайте муниципальную собственность в государственную собственность". Это противоречит Конституции РФ!

В ходе обсуждения данной реформы вскрыто очень много проблем, но ни одна из них не нашла своего решения. По сути дела, обманутым осталось население, общественность, которой сказали, что им дадут инструмент влияния на процесс принятия решений (по крайней мере на местном уровне), и - не дали! И все это проходит закамуфлированно, никак не обсуждается. Единственным положительным эффектом реформы (совершенно побочным) стало то, что подняли тему нефинансируемых федеральных и региональных мандатов, висящих на муниципалитетах. Несмотря на то что мы критиковали этот закон, считаю, что в сегодняшних условиях отложить его действие означает отложить в долгий ящик вообще саму идею местного самоуправления. А вернуться к этому вопросу в 2009 году, думаю, будет очень сложно. Кто сказал, что время до 2009 года будет использовано на то, чтобы серьезно подготовиться к реформе местного самоуправления?

- Что же делать уже избранным депутатам?

- Они могут и должны организовывать публичные слушания по градостроительным решениям, по бюджетному процессу. Даже если местный бюджет входит в состав бюджета муниципального района, граждане имеют право принимать участие в слушаниях по бюджету муниципального района и проконтролировать, какая часть средств пойдет поселению. Депутаты должны представлять интересы этого поселения и при принятии решений на уровне муниципального района.

Такие базовые демократические институты, как "местное самоуправление", не формируются за период жизни одного человека. Это невозможно. Это - ценностный базовый институт понятия "демократия". И создать его даже за 50 лет невозможно. Наш с вами горизонт - лет сто. Потому что в развитых демократиях мира институту местного самоуправления лет 300-400.

Людмила Викторова

"Отдых в Лапландии" проверят на градус Дистрибьютор "Лапландии" уверяет, что это не реклама водки  »
Юридические статьи »
Читайте также