Штрафные генералы

В номере 41 в нашей газете был опубликован материал "Солдатовладельческий строй", в котором, в частности, рассказывалось о деле генерала-майора Храмочкина.

Напомним, бывшего замначальника службы тыла ЛенВО признали виновным в злоупотреблении должностными полномочиями (выразившемся в привлечении к строительству и охране своей дачи двух солдат - одного на 8 месяцев, другого на 15). Суд приговорил генерала к штрафу в размере 50 тысяч рублей. "АиФ-Петербург" крайне удивил этот вердикт, и мы предположили, что суд, рассматривавший это дело в особом порядке, оказался чересчур мягким к обвиняемому и что такие приговоры являются своего рода попустительством "солдатовладельцам". Однако заместитель председателя Серголовского гарнизонного военного суда Анатолий Копелев, рассматривавший дело Храмочкина в особом порядке, не согласен с нашими выводами.

"В изложении автора особый порядок судебного разбирательства представляется как что-то особенное, закрытое, и его применение вызвано желанием военных прокуроров и судей "защитить честь мундира", умалить действия "солдатовладельцев, - сказано в письме Копелева, пришедшем в нашу редакцию. - В связи с этим разъясняю, что в соответствии со статьями 314-317 УПК РФ , вступившего в силу 1 июля 2002 года, в России установлен особый порядок принятия судебных решений. По существу этот порядок представляет модель сокращенного судопроизводства при наличии признания подсудимым своей вины. В случае заявления подсудимым ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства назначенное наказание не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Право заявить такое ходатайство принадлежит самому подсудимому, и суд не может лишить его этого права. Появление данного института в Российском уголовном процессе является результатом более последовательной реализации принципа состязательности, а также расширения элементов диспозитивности (свободного распоряжения сторонами своими материальными и процессуальными правами).

Кроме того, необходимо напомнить, что суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или зашиты, а создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав".

Что касается наших упреков по поводу "мягкости" приговора, Копелев отвечает: "Приведение санкции статьи 285 ч. 1 УК РФ ни о чем говорить не может, арест как наказание вообще в России не применяется, а реальное лишение свободы за преступления, которые относятся к преступлениям средней тяжести, может быть назначено лишь в крайних случаях, когда невозможно назначить наказание, не связанное с лишением свободы (см. п. 3 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации N 40 от 11 июня 1999 года )".

От редакции. Благодарим Анатолия Копелева за подробное разъяснение. Остается подвести итоги. Итак, генералы, решившие повторить "подвиги" Храмочкина и привлечь солдат для строительства своих дач, смело могут рассчитывать на наказание в виде штрафа. А если вдруг приговор будет суровее (условный срок или реальный), значит, вердикт скорее всего незаконный и они имеют все основания его опротестовать. И благодарить за это военачальники должны не военных прокуроров и судей, а российское законодательство - похоже, самое гуманное законодательство в мире.

Имеют ли право сотрудники Управления вневедомственной охраны останавливать частные автомобили под предлогом проверки документов? Если да, то всегда ли, или в каких-то отдельных случаях (мне приятель сказал, что только при проведении операций типа "Перехват")? Если нет, то как нужно себя вести в таких случаях?

В. Шикарев

Милиция? Тормози!

В законе "О милиции" сказано, что остановить ваш автомобиль вправе любой сотрудник правоохранительных органов, и не важно, участковый это или сотрудник паспортного стола. По идее, "тормознуть" вас можно только в том случае, если у человека в форме есть достаточные основания полагать, что вы совершили (или собираетесь совершить) административное правонарушение или уголовное преступление. Не беспокойтесь, практика показывает, что найти пресловутые основания стражам порядка не составит особого труда, так что "качать права" практически бесполезно. Сотрудники же ДПС имеют право остановить вас и проверить ваши документы, даже если вы ничего не нарушили.

То же самое говорится и в "Правилах дорожного движения РФ" : автомобилист должен по требованию сотрудников милиции (без каких-либо пояснений или разграничений - выходит, всех) передать для проверки документы.

Согласно Кодексу об административных правонарушениях , невыполнение законного требования сотрудника милиции об остановке карается штрафом от двух до пяти МРОТ Кстати, такое понятие, как "злостное неповиновение", из кодекса исключено.

В армии мозг - не главное

Недавно группа матерей юношей-призывников Петербурга обратилась к губернатору города, председателю ЗакСа, прокурорам города и ЛенВО.

Речь в обращении идет о многочисленных нарушениях нынешней призывной кампании в Петербурге. Так, по словам матерей, в Выборгском районе ни председатель призывной комиссии, ни его заместитель, ни старший врач не реагируют на письменные обращения и, в нарушение закона, запрещают доверенным лицам знакомиться с личными делами призывников и присутствовать на медицинском освидетельствовании. "Что скрывают военные? То, что на медицинское освидетельствование призывника врач-специалист тратит от 30 секунд до 1 минуты? Что медики не знакомятся с анамнезом, его историей развития, госпитализациями и их последствиями? То, что из личных дел призывников выбрасываются медицинские документы, противоречащие заключению "годен"?"

Неблагополучная ситуация с призывом, по мнению обратившихся, сложилась и в других районах города - Приморском и Калининском. В последнем, например, был признан годным к службе призывник Болотов с диагнозом "органическое поражение мозга" (инвалид 3-й группы).

Радио изобрел Попов, а не Маркони!  »
Юридические статьи »
Читайте также