Требуется собственник Призывы о приватизации княжеских особняков на Неве пока остаются без ответа

Сегодня губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко должна встретиться с хозяевами одной из московских фирм, арендующих в городе на Неве памятник архитектуры - особняк великого князя Алексея Александровича.

Именно плачевное состояние этого находящегося под охраной государства здания и в то же время открытие для публики после реставрации особняка Тенишевых, находящегося в собственности Чукотского автономного округа, стали последними каплями, которые переполнили губернаторскую чашу терпения. И Валентина Матвиенко выступила с заявлением, которое последние дни будоражит общественность не только в Петербурге, но и по всей стране: надо активизировать процесс передачи памятников истории и культуры в частные руки.

В принципе для Питера эта идея не нова. Еще год назад с ней активно выступал тогдашний депутат Госдумы Григорий Томчин. Он предлагал в качестве первого шага принять наконец федеральный закон "О разграничении объектов культурного наследия, находящегося в государственной собственности", а также изменения в законы "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ" и "О приватизации государственного и муниципального имущества". Поправки эти должны были дать возможность продавать памятники частным лицам в собственность с отягощением. Через год Валентина Матвиенко фактически говорит о том же.

- У нас в городе 7,5 тысячи зданий находится под охраной государства, - поясняет глубину проблемы председатель Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры Вера Дементьева (для сравнения: в Москве всего 3,5 тысячи, по России - 75 тысяч). Весь исторический центр города числится в списках объектов культурного наследия ЮНЕСКО (таких городов в мире всего четыре). Сколько нужно денег, чтобы все это привести в порядок и содержать в должном виде? На этот вопрос вам никто не ответит. То же самое и по реставрационным работам, поскольку никогда не знаешь до конца, с какими проблемами придется столкнуться. Но некоторое представление о порядке цифр я вам дать могу. На этот год мы запросили (и нам выделили в городском бюджете) 359 миллионов рублей. На 65 объектов. Причем ни один из них в этом году окончательно сдан не будет. Это если учесть, что мы сейчас в основном проводим только, так сказать, консервацию. То есть те работы, которые необходимо сделать, чтобы здания не разрушались дальше. О большем пока речи не ведем. Госстрой, к примеру, который проводит полную реставрацию нескольких "своих" объектов в Петербурге вроде Смольного собора, выделил на этот год 300 миллионов.

Так что понятно: если говорить о реставрации всего культурного наследия Петербурга, речь пойдет о десятках, а то и сотнях миллиардов. В городском бюджете таких денег нет. Федерация тоже нам их не выделит. Где взять деньги? Ведь многие здания находятся в ужасающем состоянии.

По словам председателя КГИОПА, для нее не имеет значения, кто будет приводить здания в порядок: государство или частный владелец. Важно только, чтобы работы были выполнены в должном объеме, качественно и чтобы в отреставрированные здания можно было водить туристов.

- У нас сейчас уже есть возможность сравнивать. Часть зданий находится в распоряжении государственных учреждений, часть - в аренде у частных лиц. Есть даже памятники архитектуры, которые находятся в частной собственности. Ведь регистрация прав собственности была приостановлена только после появления Закона "Об объектах культурного наследия...". В нем статья 63 гласит, что регистрацию прав собственности невозможно производить, пока не будет разграничена собственность между государством, субъектами Федерации и муниципальными образованиями. Именно о том, что надо разблокировать эту статью, и говорит в первую очередь Валентина Ивановна.

Кроме того, она фактически вывела тему приватизации памятников из подполья. Ведь приватизация проводилась, что называется, "тихой сапой" с 1996 года и была скрыта от внимания общественности.

Так вот, у нас есть факты реставрации, прекрасно проведенной как частными владельцами (тот же особняк Тенишевых), так и государственными организациями (Музей связи). Другие же памятники архитектуры за это время приведены в ужасающее состояние. Опять-таки как частными арендаторами, так и государственными конторами. То есть от формы собственности эффективность сбережения памятников не зависит. Стало быть, хозяевами должны быть те, кто может вложить деньги в реставрацию и сохранение.

С мнением руководителя Комитета по охране памятников согласны многие. К примеру, новый руководитель Федерального агентства по строительству и ЖКХ Владимир Аверченко, приезжавший в Петербург осмотреть памятники, которые закреплены за его агентством. "Без частного капитала восстановить памятники архитектуры невозможно", - сказал он корреспонденту "Российской газеты".

Правда, главный строитель России скорее готов рассматривать вариант долговременной аренды.

- Знаете, с арендаторами нам даже труднее работать, чем с собственниками, - к моему удивлению, поясняет В. Дементьева. - По сути дела если они платят арендную плату, разорвать с ними долгосрочный договор невозможно, даже когда они не выполняют договоренности о реставрации. Пример тому - особняк Алексея Александровича. Арендаторы уже больше десяти лет там сидят, ничего со зданием не делают и даже аренду по-прежнему платят в том размере, который был указан в договоре от 1992 года. И ничего пока мы с ними сделать не можем.

- А с собственниками сможете? - интересуюсь я.

- Можем, если с ними подписывается нормальный договор с отягощением, с охранными обязательствами. Мы можем вписать туда требования по объемам (физическим) необходимых работ, по срокам, технологии. И в случае невыполнения забрать эту собственность назад. Причем нас в этом случае не слишком волнует, сколько денег вложит хозяин в реставрацию. Лишь бы сделал все работы. Обязанности по допуску экскурсантов мы тоже можем вписать в договор о продаже. На Западе в частные дворцы туристов водят, и ничего.

Вера Дементьева считает, что в частные руки должны передаваться в первую очередь те здания, которые находятся в самом тяжелом состоянии, над которыми нависла угроза утраты. И называет их: Графская Славянка, крепость БИП в Павловске, дача Фаберже. Эту ее позицию разделяет и председатель Контрольно-счетной палаты Санкт-Петербурга Дмитрий Буренин, с которым мы встретились в приемной

КГИОПа:

- Должен быть для начала создан список из пары десятков зданий, которые нужно спасать немедленно, и их-то и надо предложить предпринимателям в собственность. А потом оценить результаты. Если получится хорошо, тогда нужно составить следующий список. И так дальше. Чтобы не получилось, как с промышленностью, когда мы самые лучшие предприятия отдали в частные руки, а худшие оставили на государственной шее.

То есть сама идея в Петербурге особых сомнений у людей, хоть сколь-нибудь с этим связанных, не вызывает. Разнится только степень радикализма: срочно продать все, что можно, или двигаться шаг за шагом?

Но пока разговоры остаются только разговорами. Поскольку закона "О разграничении объектов культурного наследия..." так и нет. Нет, честно говоря, и большого наплыва желающих покупать исторические здания. По словам В. Дементьевой, с момента заявления Валентины Матвиенко о необходимости активизировать передачу зданий в частные руки только французская компания "Винчи" четко высказалась, что готова взять на себя ответственность за исторические здания в Петербурге. Слухов о том, кто еще хотел бы поучаствовать в приватизации культурного наследия, ходит много, но все это пока остается на уровне зондирования.

Юрий Звягин

Дойти до Верховного суда  »
Юридические статьи »
Читайте также