Глубоко законспирированный контроль

Председатель Контрольно-счетной палаты Санкт-Петербурга Дмитрий Буренин сменил работу. "Гроза Смольного" перешел на работу... в Смольный, возглавив вновь созданный комитет по финансовому контролю (КФК). Теперь г-н Буренин намерен контролировать исполнительную власть не снаружи, а изнутри.

Представляя городскому правительству г-на Буренина в новом качестве, губернатор Валентина Матвиенко заявила, что КФК будет контролировать процесс расходования бюджетных денег прочими подразделениями администрации, а его статус будет выше, чем у них. Комитет находится в прямом подчинении губернатора и наделяется широкими полномочиями - ему обязаны будут предоставлять любую информацию, причем не только финансовую: Дмитрий Буренин получит право контролировать выполнение поручений губернатора.

"Я чувствую необходимость иметь объективную информацию от независимого контрольного органа, - заявила Матвиенко. - В нашем доме не должно быть темных углов, не должно быть ни малейших сомнений, что средства городского бюджета расходуются по назначению. Когда все поймут, что каждая копейка контролируется, дисциплина повысится".

В свою очередь, Дмитрий Буренин, отвечая на вопрос "Новой газеты", заявил, что он уверен в искреннем желании Валентины Ивановны навести порядок с расходованием бюджетных средств, и что создание КФК поможет решить эту задачу. На взгляд Буренина, ситуация с городскими финансами за последний год радикально изменилась к лучшему, и наиболее актуальным сегодня является контроль за главными распорядителями бюджетных средств. "Вертикаль исполнительной власти усиливается, - говорит Буренин. - Создание КФК - часть этого процесса".

Впрочем, если бы Валентина Ивановна действительно чувствовала необходимость в независимом контроле - она, наверное, всеми силами поддерживала бы КСП, которая является действительно независимым от администрации органом. Но похоже, что перед ней стоит иная задача...

"Главные распорядители бюджетных средств", о которых говорит Буренин, - это руководители комитетов администрации и главы территориальных образований, то есть люди, назначенные преимущественно лично Валентиной Матвиенко. Сегодня она приходит к выводу, что часть из них не оправдывает ее доверие, и образует "службу собственной безопасности", главе которого можно доверять всецело. Однако далеко не факт, что стоящий над другими комитетами КФК это доверие оправдает.

Известно, что административная команда крайне неоднородна и многие ее члены, мягко скажем, не питают теплых чувств к своим коллегам. В этой ситуации у КФК есть все шансы оказаться втянутым в аппаратную борьбу и стать средством сведения счетов с конкурентами. А раз так, то его тоже понадобится контролировать. В результате "исполнительная вертикаль", замкнутая на самой себе и лишенная внешних ограничений, может разрастаться до бесконечности.

Тем не менее решение Дмитрия Буренина вполне логично. Ведь независимый контроль - это всегда политика: итоги проверок, проведенных КСП, становились достоянием гласности и могли быть использованы (на деле - всегда использовались) оппонентами действующего главы исполнительной власти, в том числе и во время выборной кампании. Пока у власти был Владимир Яковлев, у Буренина не возникало сомнений в необходимости внешнего контроля, и федеральный центр активно его поддерживал. После того как с помощью этого самого центра к власти пришла Валентина Матвиенко, ситуация изменилась. Федеральная власть не заинтересована, чтобы информация о нарушениях, которые допускает ее команда, предавалась гласности. Питерские депутаты, числящие себя сторонниками губернатора (а таковых в Законодательном собрании большинство), также в этом не заинтересованы.

Таким образом - объективно - независимые ревизоры оказались никому не нужны. Раньше, когда в комитетах администрации им отказывались предоставлять необходимые документы, они могли жаловаться депутатам ЗакСа или в полпредство президента. Сегодня жаловаться некому.

С другой стороны, сам Буренин относит себя к той же части политического спектра, что и Валентина Ивановна. А как можно подставлять союзника, выступая с публичной критикой его назначенцев? Лучше обсудить возникшие проблемы за закрытыми дверями и не выносить сор из избы.

Собственно, именно это теперь и будет входить в должностные обязанности Буренина: "накопать" и доложить, но не обществу, - как это делала КСП, - а лично губернатору. После чего весь сор останется в избе, то есть в Смольном. Впрочем, это даже не главное. Главное, что решать судьбу проштрафившихся чиновников будет сама Валентина Ивановна, причем в подавляющем большинстве случаев - втихую. Нарушения не станут предаваться огласке. Проще говоря, нам не расскажут, сколько денег у нас украли. По крайней мере, КФК это точно не расскажет....

Впрочем, возможно, оно и к лучшему. Особенно сегодня, когда Дума готова отменить прямые выборы губернаторов. Ведь в ситуации, когда правом предлагать кандидатов законодательным органам обладает лишь президент, смысл в публичном обсуждении деятельности того или иного главы субъекта федерации теряется. Сигналы о выявленных нарушениях, в том числе финансовых, надо посылать не в СМИ, а в Кремль.

В этом смысле независимые КСП теряют былое значение. Не столь важно, кто станет ее следующим председателем: этот пост также утрачивает свое значение. Потому что ни до каких серьезных проверок независимых ревизоров не допустят и заниматься разоблачением чиновников высокого ранга не позволят. Ну зачем рассказывать гражданам плохое о губернаторе, на которого этот народ все равно не может повлиять? В каком-то смысле подобные отчеты даже вредны: перегруженный негативом народ может заволноваться и озлобиться на гаранта Конституции, который внес в законодательный орган такую неудачную кандидатуру...

Виктория Работнова

Из КСП - в КФК  »
Юридические статьи »
Читайте также