Автогражданку поделят на четверых Виктор Христенко о едином полисе, крепком рубле и Калининграде

Вчера в нашей редакции побывал вице-премьер Правительства РФ Виктор Христенко - "министр иностранных дел по экономике", как определяют его зону ответственности компетентные люди. Человек, с которым связывается последняя надежда на сближение постсоветских государств, главный эксперт и переговорщик по созданию единого экономического пространства России, Украины, Казахстана и Белоруссии. Сегодня - три вопроса, которые наши читатели в своих письмах и звонках задавали чаще всего.

- Кажется, что единое экономическое пространство - это нечто "высокое и умное". Но вот Россия ввела обязательное страхование автогражданской ответственности. Это ударило по десяткам тысяч людей и в Украине, и в Казахстане, и в Белоруссии - тех, кто постоянно на своих машинах пересекает российскую границу. Теперь им, иностранцам, приходится покупать российские страховые полисы. Между тем если бы единое экономическое пространство на самом деле работало, им бы не пришлось этого делать. Когда высокие материи трансформируются наконец в конкретные результаты для людей?

- Проблема автогражданского страхования возникла неожиданно и "бурно", сразу ударив по множеству людей. Наша граница с Казахстаном - 7,5 тысячи километров. Вообразите число людей, которые на своих автомобилях ездят туда и сюда. И Россия, и Казахстан ввели у себя автострахование. Но сделали это по-разному. Системы не стыкуются. Получается, что человеку надо платить дважды - по своим, и по чужим законам одновременно. Казахстанский полис не действует в России и наоборот. Каждый раз, пересекая границу, человек вынужден покупать временный полис, который стоит денег. Моя личная почта загружена письмами граждан Казахстана, которые приехали в Россию, а выехать не могут, потому что все деньги оставили на границе, заплатив сполна за автогражданку.

Только что в Казахстане был с визитом Президент РФ, и этот вопрос возник в ходе переговоров. Россия и Казахстан создают совместную группу экспертов, которая попытается решить уникальную, никогда прежде не встававшую задачу - гармонизировать две системы страхования. Добиться, чтобы полисы одной страны признавались в другой. Я уверен, что эксперты найдут какое-то решение.

Могу сказать четко: если бы не было интеграционного процесса, если бы не было движения к единому экономическому пространству, мы бы вообще никогда не решали этот вопрос. Она прочно ушла бы в долгий ящик: вот есть такое стихийное бедствие и что с этим делать - никто не знает. Но после того, как в Ялте четыре президента решили строить единое пространство, мы просто не имеем права на этот долгий ящик. Если России и Казахстану удастся урегулировать проблему между собой, то наш опыт можно транслировать на всю "четверку", предложить подобный алгоритм и для Украины, и для Белоруссии. Это не случится "завтра", но есть уверенность, что это произойдет хотя бы "послезавтра".

- Рубль и евро крепнут, доллар слабеет. Люди волнуются: в чем хранить деньги? Экономисты переживают: на каком "финансовом топливе" работать нашей экономике?

- Начнем с простых граждан. Последствия укрепления рубля для долларовых сбережений частного человека зависят от того, о какой сумме идет речь. Если это сумма с четырьмя знаками, скажем, 5 тысяч долларов, вообще не стоит волноваться, потому что потери от курсовых колебаний составят в худшем случае десятки долларов, не более. Однако если вы получаете зарплату в рублях и раньше покупали доллары и их копили, мой совет - прекратите это делать. Нет больше смысла кредитовать американскую экономику. Копите деньги в рублях. Благо принят Закон о страховании банковских вкладов. Тем же, чьи сбережения исчисляются цифрами с шестью знаками, советы не нужны. Кто сумел такие деньги накопить, сумеет ими и распорядиться.

Теперь про "большую экономику". Львиная доля российского экспорта связана с долларом, ведь большинство нефтяных и газовых контрактов номинируется именно в долларах, да и рыночные площадки, где торгуют нефтью, работают на долларе. Высокая цена на нефть, которая держится уже довольно долго, покрывает валютные риски: в самой цене нефти уже заложено несколько долларов кросскурсовой "компенсации". Я думаю, такая ситуация сохранится.

С другой стороны, ясно, что мировое сообщество очень скоро вмешается в ситуацию. От укрепления евро страдает прежде всего сама Европа. Слабость доллара бьет прежде всего не по России (ведь наш рубль не является свободно конвертируемой валютой), а по самым развитым странам мира. В начале февраля будет встреча министров финансов "семерки", которые будут решать, как быть. Мы никогда не узнаем во всех деталях, о чем они будут говорить, но то, что они сделают все, дабы найти решение, - точно.

- На ваш взгляд, адекватно ли ведут себя в этой ситуации российские финансовые власти?

- ЦБ РФ в этой связи обязан следить за двумя процессами - инфляцией и укреплением рубля. С этой задачей ЦБ, на мой взгляд, справляется. Впервые в 2003 году удалось загнать инфляцию в заранее рассчитанный 12-процентный коридор. За это пришлось заплатить крепким рублем. Раздаются голоса: нужно "поддержать российских экспортеров", а значит, быстро опустить рубль. Но столь же быстрым следствием этого станет резкий рост цен, скачок инфляции. Можно ли пойти на это? Думаю, нет. Тем более что укрепление рубля не повлияло существенным образом на эффективность нашего экспорта. Экспорт рос, и многие экспортеры сумели, реагируя на новые риски, добиться снижения издержек, чего бы они, наверное, не делали в другой ситуации.

- Некоторые эксперты говорят, что Россия экономически потеряла Калининград. Что мы договорились с Евросоюзом, как возить людей (в запечатанных вагонах), но не договорились и не договоримся, как возить в "анклав" российские товары. В результате область станет маргинальной частью Европы, но де-факто перестанет быть частью России?

- Я думаю, такие опасения излишни. Вообще, хватит рассматривать Калининград как какую-то страшную проблему и головную боль. Калининград - уникальная площадка для отработки взаимодействия России и ЕС.

Россия и ЕС поставили цель: постепенная либерализация режимов по четырем направлениям (товары, услуги, капитал, перемещение граждан). Саммит в Риме принял концепцию формирования общеевропейского экономического пространства, там же горячо и активно обсуждалась перспектива единого визового пространства, то есть отказа от виз. Да, это не завтра, даже не через год, но это будет. И именно Калининград геополитически обязан быть первым, кто опробует на себе, как все это работает.

Если Россия считает, что либерализация - это хорошо, чего же тогда бояться того, что это произойдет в Калининграде? Более того, чем быстрее Россия включится в процесс либерализации, тем безболезненнее пройдет переходный период в Калининграде, тем меньше будет страхов. А вот если замкнемся, захлопнемся от Европы - тогда Калининград на самом деле мгновенно превратится в огромную проблему.

- А если взять конкретный вопрос: после присоединения Литвы к Евросоюзу (это случится в мае) владельцу каждой российской фуры, следующей в Калининград, придется платить на несколько сотен евро больше таможенных платежей, чем сегодня. Тут получится как-то договориться?

- Идут переговоры. Буквально вчера прошло очередное совещание, российские переговорщики отправляются в Вильнюс и в Брюссель. Думаю, что проблему удастся снять, заключив трехстороннее соглашение (Россия - ЕС - Литва). У этого оптимизма есть основания: таможенники России и ЕС научились работать в одной упряжке, заключили между собой нужные договора. К этому осталось добавить несколько пунктов конкретно по Калининграду - и вопрос может быть снят.

Евгений Арсюхин

Таможенный союз узаконили  »
Юридические статьи »
Читайте также