Людмила Нарусова: Власть разъедает душу

Прошло пять лет с тех пор, как не стало Анатолия Собчака. И примерно столько же времени минуло с того момента, когда команда "идейных наследников Собчака", как они сами себя тогда называли, во главе с Владимиром Путиным встала у кормила российской власти. И вот по прошествии лет очень многие задаются недоуменным вопросом: как же так вышло, что курс, проводимый президентом Путиным, оказался на 180 градусов противоположным "заветам Собчака"?

Ведь образ первого петербургского мэра по сей день ассоциируется в сознании многих с антиимперской, антитоталитарной - одним словом, демократической по духу политической линией. А курс президента Путина и его команды, напротив, приобретает все более законченные авторитарные, великодержавные черты. В чем причина этого исторического парадокса? Быть может, Владимир Путин оказался плохим учеником Анатолия Собчака? Или же Собчак на самом деле не был тем "демократом-фундаменталистом", которым рисует его легенда, и никакой видовой пропасти между ним и птенцами его политического гнезда в действительности нет? Тайну авторитарной мутации московских петербуржцев любезно согласилась приоткрыть одна из самых известных системообразующих дам российской современности, член Совета Федерации от Республики Тыва Людмила Нарусова.

- Прежде всего, хотелось бы избежать "канонизации" Анатолия Собчака. Разговор про его "заветы", извините, очень отдает пионерским прошлым: "Заветам Ленина верны!" Действительно, сейчас в оппозиционных СМИ появляются статьи, авторы которых задаются вопросом: "А был ли демократом Собчак?" На мой взгляд, причина появления такого рода публикаций понятна: всадника ударить страшно, и поэтому бьют лошадь.

Я, конечно, не могу претендовать на абсолютную объективность, но мне кажется, в нашей политике не было человека более искреннего и открытого - в ущерб, может быть, даже своей карьере, - чем Собчак. В своей прямоте и открытости он был последователен с первых же дней работы Съезда народных депутатов. Вы помните, как Собчак взлетел на трибуну? и первое, что услышала страна из его уст, - это фразу о том, что со времен Сталина все должности в государстве занимали только члены КПСС и что поэтому необходимо поставить в список для голосования по выборам президента страны беспартийного Оболенского.

Столь же принципиальной и бескомпромиссной была позиция Собчака и по вопросу об отмене приснопамятной 6-й статьи Конституции СССР, утверждавшей монополию компартии на власть. Я уже не говорю о его роли в расследовании тбилисской трагедии 1989 года.

К сожалению, уроки из той деятельности, которую осуществлял тогда Анатолий Александрович, извлечены не были. Возьмем хотя бы события в Тбилиси. Виновники применения оружия против собственного народа - а Грузия, напомню, в 1989 году входила в состав СССР - так и не были наказаны. Позднее, уже при Ельцине, на заседании Президентского совета Анатолий Собчак говорил, что если назначим Игоря Родионова - палача Тбилиси - министром обороны России, мы потеряем Грузию навсегда. Увы, это пророчество сбылось. К сожалению, наше военно-политическое руководство так и не смогло преодолеть "синдром старшего брата". И этот синдром проявляется постоянно: по отношению к Грузии, к Абхазии, к Украине...

- Вернемся все же к исходному вопросу. На заре своей всероссийской политической карьеры Владимир Путин публично называл себя "учеником Собчака"...

- Он и сейчас себя так называет!

- Тем более. Кроме того, Путин известен фразой: "Лучше быть расстрелянным за преданность, чем повешенным за предательство!", сказанной вскоре после поражения команды Собчака на губернаторских выборах 1996 года. В связи с этим вопрос: почему нынешний курс президента России кажется таким "антисобчаковским"? Путин оказался плохим учеником или все же предателем?

- В вашей газете недавно был круглый стол с Егором Гайдаром. И он произнес фразу, под которой я готова подписаться обеими руками: первый срок Путина - это иллюстрация из учебника "Как надо проводить реформы", а второй срок - образец того, как не надо их проводить. В период первого срока Путин сдерживал колоссальный натиск воспрявших духом и поднимавших голову силовиков, которые думали, что, наконец, "наша-то взяла!". И первые четыре года последовательно продолжались либеральные реформы. Но последние законодательные инициативы администрации президента и "Единой России" - партии, которая снова претендует на фактическую монополию, - говорят о том, что фундаментальные конституционные нормы находятся сегодня под угрозой. Напомню: одним из авторов нынешней Конституции РФ является Анатолий Собчак. И эта Конституция - при всех ее несовершенствах - в корне отличается от предшествующих тем, что в ее центр поставлен человек, а не государство. Главное, что нужно было провести в развитие этого конституционного постулата, - это правовую реформу, которая защитила бы человека от произвола власти. Но этого сделано не было. Вместо этого мы имеем нынешние инициативы, которые могут окончательно перевернуть все с ног на голову и подчинить интересы личности интересам государства, подавить личность и вновь превратить ее в "тварь дрожащую".

- Все же если мы вернемся к реалиям первого срока президента Путина, то увидим многое из того, что получило логическое продолжение в период второго срока. Сам приход Путина во власть сопровождался началом полномасштабной войны в Чечне и произнесением "сакраментальной" фразы о "мочении террористов в сортире", что прямо противоречило тому, о чем Вы говорите, - построению системы правовых гарантий личности. Один из первых шагов Путина уже в качестве президента - создание полпредств, фактически "взломавшее" ту модель управления, которая официально прописана в Конституции. Далее. Инспирирование возбуждения генпрокуратурой уголовных дел против представителей региональной элиты, в том числе петербургской, - ровно по образцу "дела Собчака" 1996 года. Широкое использование административного ресурса для пропихивания "партии власти" в представительные учреждения всех уровней. Восстановление тоталитарной госатрибутики. Разгром независимого телевидения. И ведь многие из представителей бывшей "команды Собчака" тогда этот курс приветствовали. Например, Вы, Людмила Борисовна, поддержали решение о восстановлении музыки старого советского гимна...

- Я говорила о том, что мне лично это не нравится, но что таково мнение большинства и что демократия - это подчинение меньшинства большинству!

- Став сенатором от Тывы, Вы приняли личное участие в процессе превращения выборов в Совет Федерации в фактическое назначение в него "путинских креатур". К слову, Анатолий Собчак, если Вы помните, в свое время жестко высмеивал стремление столичных номенклатурщиков избираться от национальных автономий...

- СССР был империей, а Россия сейчас - федеративное государство, и разница в социально-экономических уровнях развития регионов диктует необходимость сильного лоббирования. Что касается Тывы, то моя связь с этой республикой имеет 30-летний стаж, и меня там давно знают. Кроме того, есть реальная проблема отсутствия кадров, способных успешно лоббировать интересы этой республики. Я откликнулась на обращенную ко мне просьбу. Если бы я сама хотела любой ценой избраться в Совет Федерации, то могла бы, уверяю Вас, подыскать регион "полегче" - более благополучный во всех смыслах...

- Допустим. Но все же почему в эпоху первого срока Путина, когда активно проступали черты авторитарного, полицейского государства, московские петербуржцы, считавшие себя демократами, так охотно закрывали на все это глаза? В том числе, увы, и сам Анатолий Собчак...

- У меня сохранилась тетрадь, которую Анатолий Александрович вел в Калининграде незадолго до смерти. И там его рукой написано: "Первоочередные меры: 1. Создание "вертикали власти" с федеральными округами (семь)..." И не случайно идея создания федеральных округов пришла ему в голову именно в Калининграде. Столкнувшись с тем, что происходит в этом регионе, Собчак еще раз убедился, что власть глав таких регионов-анклавов, а также многих национальных республик, где закрепились бывшие секретари обкомов партии, оказывается фактически бесконтрольной и - в условиях соответствующих выборных технологий - несменяемой. Собчак, разумеется, думал при этом не о полицейских функциях системы полпредов, а лишь о восстановлении управляемости такой огромной страны, как Россия. Вообще, идея разделения страны на семь округов, которые должны управляться из столицы, - это идея еще декабриста Никиты Муравьева!

- Но ведь система полпредств, фактически учредившая в России четвертую, не предусмотренную демократическими канонами "президентскую" ветвь власти, противоречит духу и букве той самой Конституции, одним из авторов которой являлся сам Собчак...

- Эта идея отнюдь не противоречит фундаментальному постулату о том, что человек должен быть в центре внимания государственной машины. А управляемость, технология работы этой машины может совершенствоваться. К тому же создание федеральных округов не изменило президентский характер нашей республики, оно лишь укрепило ее структуру...

- Одним словом, Вы полагаете, что если бы Анатолий Собчак не ушел из жизни в феврале 2000 года, он, скорее всего, одобрил бы деятельность Владимира Путина в первый срок его президентства?

- История не терпит сослагательного наклонения... Но, насколько я знаю его позицию, его шокировало бы прежде всего отсутствие судебной реформы и правовой реформы в целом, с которой все должно начинаться. Мы не можем реформировать экономику, не имея абсолютно независимую судебную власть, иначе начинается пресловутое "басманное правосудие". Ведь мы сегодня имеем подчас не правоохранительную, а правохоронительную систему...

- Но почему юрист Собчак не высказался публично по поводу фразы юриста Путина о "мочении в сортире"?

- Прежде всего, хочу напомнить, что в 1994 году Собчак категорически выступал против идеи министра обороны Грачева бомбить Грозный. Но тогда никто не думал о том, что из Чечни поползет терроризм. А сейчас мы имеем дело не с борьбой за независимость "маленького, но гордого народа", а именно с террористическими бандами... Что же касается упомянутого путинского высказывания, то Собчак расценивал его как броскую фразу, которую человек может произнести в состоянии эмоционального возбуждения.

- Коль скоро мы заговорили о личных особенностях Владимира Путина, то какие качества, на Ваш взгляд, позволили ему в свое время стать самым близким к Собчаку и в силу этого самым влиятельным петербургским вице-мэром?

- Во-первых, дисциплина. Вы помните, что в те годы очень многие отождествляли демократию едва ли не с расхлябанностью и анархией. Четкая, военная дисциплина Путина на этом фоне, естественно, подкупала. Далее. Профессионализм...

- Какой именно? Владимир Путин, напомню, был профессиональным кагэбэшником...

- Объясню. В начале 90-х годов в город хлынула масса иностранцев, в том числе прохиндеев, которые хотели ухватить что плохо лежит и под видом "инвесторов" захватить значительную часть наших ресурсов. В функции Путина входила внешнеэкономическая экспертиза тех, кто к нам приходил. И здесь его профессиональные качества оказались очень востребованы...

- Как Вы тогда прокомментируете скандал 1993 года, когда, напомню, нарушения комитета мэрии по внешним связям во главе с Путиным, связанные с экспортом некоторых видов металлов, вызвали шумное разбирательство в Ленсовете и даже чуть было не закончились для Путина отставкой...

- Надо вспомнить, что это был период "тлеющего" конфликта депутатов с мэрией, и любая ошибка чиновников - а ошибки эти были неизбежны в пору становления капитализма - тут же оказывались "лыком" и ставились "в строку"... Одним словом, я бы не стала придавать этому эпизоду большого значения.

- Но разве другие вице-мэры (например, Алексей Кудрин) не были дисциплинированны и профессиональны? Почему все-таки именно Путин стал "правой рукой" Собчака - человеком, который во многом контролировал контакты мэра с внешним миром?

- Собчак Путину, безусловно, доверял. Когда уезжал в командировки, он даже оставлял ему чистые листы со своей подписью, чтобы можно было принять срочные, неотложные решения. Никому другому Собчак такого доверия не оказывал, и Владимир Владимирович никогда им не злоупотреблял.

- Вы и Путин в 1996 году занимались предвыборной кампанией Собчака, и она окончилась неудачей...

- Кампанией заведовал Александр Прохоренко. Я подключилась только на том этапе, когда поняла, что Прохоренко и Мокров играют "в двое ворот"...

- Все же официальным главой предвыборного штаба был Путин.

- Да.

- Нелепо, наверное, обвинять в своем поражении врагов. Враги на то и враги, чтобы "строить козни". Чего, на Ваш взгляд, не хватило Вам и Путину, чтобы помочь Собчаку победить?

- Слишком серьезные силы были задействованы: всемогущие тогда Коржаков и Барсуков, генпрокуратура, спецотдел ФСБ. В этой ситуации результаты выборов были предрешены независимо от подсчета голосов. И даже при этом непосредственно в самом Петербурге Анатолий Александрович победил! Ошибки, конечно, были... У нас просто не было тех средств, которые имелись у Яковлева, на профессиональных пиарщиков и политтехнологов. Мы не были профессионалами в этом деле и занимались им на энтузиазме, из сознания своей правоты... Я никогда не забуду позицию Владимира Владимировича - мы тогда много общались, - который знал, что идет вразрез с линией "своего" ведомства, но, тем не менее, работал абсолютно преданно и честно.

- Вам кажется реальным, чтобы сотрудник спецслужб демонстративно противопоставил себя своей системе и после этого не был бы ею отторгнут?

- Сыграли роль его личная честность и порядочность, а также мужская дружба.

- Система все-таки карает не за личную нечестность, а за системную нелояльность...

- Формально Путин в тот момент был в отставке. Напомню, что в августе 1991 года, во время путча, душой которого был шеф КГБ Крючков, Путин - он тогда занимал должность помощника председателя Ленсовета - находился в отпуске в Калининграде, но, оставив там семью, вернулся в Мариинский дворец и встал рядом с Собчаком.

Вообще, на мой взгляд, именно

КОТ, КОТорый гуляет: Мильоны – вас. Нас – тьмы, и тьмы, и тьмы  »
Юридические статьи »
Читайте также