ДисКОТека: А «Медведь» – без друга Фигуры политического танца

Я никогда и не сомневался, что обитатели Кремля и Старой площади искренне полагают: Люди — с большой буквы — живут исключительно в пределах Садового кольца. Еще несколько человек обитают в ареале, ограниченном МКАД, плюс оазис на Рублево-Успенском шоссе. Все. Зачем остальным создавать какие-то партии, помилуй бог? Партии должны создаваться вертикальненко, по воле населяющих вышеупомянутые заповедники столпов административной мудрости. То есть сама мысль о том, что интересы населения Калининградской области или Приморского края могут не полностью совпадать с интересами населения, так сказать, Большого Кремля, даже не приходит в их изумленные головы.

На днях я в очередной раз убедился в собственной правоте. Конституционный суд принял решение по иску Балтийской республиканской партии, которая пыталась опротестовать законодательную норму, согласно коей любая российская партия должна иметь не менее десяти тысяч членов, а также отделения в половине субъектов РФ. Правда, пока в суде дошла очередь до рассмотрения этого иска, Госдума сама пересмотрела собственное решение. Десять тысяч маловато для партии, — подумали единороссы, — запишем-ка сразу пятьдесят, чтоб мало не показалось. И записали. То есть Конституционный суд мог бы и не напрягаться — после такого «улучшения» закона бедная региональная партия, не насчитывающая и тысячи членов, должна была сама все понять — и тихо самораспутиться. Но у нас ведь правовое государство, так что суд напрягся и вынес вполне ожидаемое решение. Укреплять вертикаль так укреплять. В большинстве цивилизованных стран для создания партии достаточно нескольких желающих, но у нас особый путь. Отдельного доброго слова заслуживает формулировка решения суда. Вот она:

«В современных условиях, когда имеют место серьезные вызовы со стороны сепаратистских, националистических, террористических сил, стремящихся злоупотребить в своих целях конституционными правами и свободами, а российское общество еще не приобрело прочный опыт демократического существования, именно поэтому существование региональных партий могло бы привести к нарушению государственной целостности и единства системы государственной власти». Нормально. Раз мы, придурки, не успели приобрести демократический опыт — нечего и начинать. Только один вопрос меня тревожит: существует ли в природе идиотизм, который нельзя было бы оправдать террористической угрозой? Я не имею в виду необходимость разуваться в аэропорту, я имею в виду отмену губернаторских выборов и укрупнение партий до полного политического ожирения. Отмену президентских выборов по причине «серьезных вызовов со стороны террористических сил» наш Конституционный суд, полагаю, тоже одобрил бы не задумываясь.

Однако есть во всей этой идиллии одна маленькая проблема: как быть с небольшими партейками, которые обожают Кремль не меньше «Единой России», но не могут похвастаться таким же обилием прихлебателей? Видимо, перед лицом террористической угрозы им придется объединяться, ведь не вступать в коалиции могут себе позволить разве что «Медведи» и КПРФ. И процесс уже пошел. На минувшей неделе к соглашению между «Народной партией» (Гудков) и «Патриотами России» (Семигин) присоединилась и «Народная воля» Бабурина. Последний сначала тяготел все больше к «Родине», но, видимо, перспектива голодать по любому поводу его не порадовала. Кроме общих слов и малоосмысленных заявлений, могучая коалиция (а ведь НПР сама по себе объединяет три карликовые партии, а «Патриоты России» — целых девять) пока ничем не порадовала. Лозунги вроде «Мы объединяем свои усилия, чтобы совместно защищать законные права и интересы граждан России, способствовать построению в нашей стране подлинно социального государства, достижению высокого уровня жизни российских граждан» назвать осмысленными, согласитесь, трудно. Сами члены и руководители коалиции как-то уж очень старательно увиливают от комментариев — видимо, кроме отчаянного нежелания свалиться в политическое небытие, им пока трудно что-либо декларировать. Зато их политические противники за словом в карман не лезут.

Владимир Федоров, первый секретарь горкома КПРФ:

— Когда я об этом объединении услышал, то в первую очередь подумал о Бабурине. Ну чего ты мечешься? Взрослый ведь мужик, должен понимать — куда идешь, за чем идешь… Вроде нормальные мысли раньше излагал, представлялся мне патриотом со своим видением ситуации. А сейчас лезет прямо в денежный мешок. Или нужно не понимать совсем уж ничего в происходящем, или он просто продался с потрохами. Ведь что такое Семигин, все прекрасно знают — это деньги Кремля, которые тратятся на скупку представителей патриотических движений и компартии. И вдруг Бабурин — для меня это стало сюрпризом. Ну, Гудкова я меньше знаю, не могу судить о том, что именно его к Семигину привело, но, скорее всего, та же причина.

— Получается, будущие «социал-демократы» — изначально кремлевский проект?

— Их главная и единственная задача (не только у Семигина, появляется много маленьких семигиных) — это оттягивать левый электорат на себя. Раскалывать, вводить в заблуждение. Это главная задача Кремля. Деньги у них есть, и очень большие деньги. Но это лишь до тех пор, пока у них будет что-то получаться. Сейчас, я вижу, у них возникли затруднения — это заметно даже по выпуску их изданий. Попытки расколоть компартию и народно-патриотический блок провалились, и власть не видит, куда и зачем дальше вкладывать. Поэтому, я думаю, создание новой партии — это лишь очередная попытка Семигина как-то оправдать себя перед властью, чтобы и дальше жить безбедно.

— Какое же будущее может быть у очередного партийного проекта?

— Избиратели разберутся в том, что будет предлагать им эта партия. Ничего нового они ведь предложить не сумеют. Ну, смогут что-то «срисовать» с нас, но это ведь придется подтверждать действиями, одними декларациями здесь не обойдешься. Но по заявлениям Семигина еще в тот период, когда он пытался перехватить НПСР, было ясно, что по главным, ключевым вопросам он не решается выступать. Так, например, о передаче народу и государству всех полезных ископаемых и стратегических отраслей промышленности — ни слова. Люди у нас не глупые, они понимают, что если принципиальные вопросы остаются в стороне — значит, все остальное блеф.

Дмитрий Мотрич

Церковь открестилась от государства Патриарх поднялся на борьбу с монетизацией  »
Юридические статьи »
Читайте также