Россия - страна загаженных туалетов

"Версия в Питере" и сайт "КОНКРЕТНО.ru" (проект издательского дома "Оперативное прикрытие") уже не раз обращались к такой деликатной теме, как наличие общедоступных туалетов в городе. Общественный резонанс на уровне всей страны она приобрела в прошлом году в дни празднования юбилея Санкт-Петербурга. Говорят, что даже нынешний спикер Госдумы Борис Грызлов высказал свое неудовольствие существующим положением.ЛИД (набор строк)

Однако до сих пор никаких особых изменений не видно. Скорее всего, именно поэтому мы вместе со столицей дождались, что наши санитарно-гигиенические нужды уже обсуждают на международном уровне. Сегодня мы предлагаем нашим читателям один из материалов по этой проблеме, опубликованный в итальянской газете "La Stampa". В Санкт-Петербурге насчитывается 275 общественных туалетов, в Москве - 257 (в древнем Риме их было 144, в современном Пекине - 7 тысяч), т.е. один туалет на 7 тысяч жителей, не считая туристов. И все они закрываются в семь вечера. Неудивительно, что каждую неделю три тысячи москвичей арестовывают на месте за "неэтичное поведение". Даже в городах в каждом четвертом доме нет канализации. А в деревне, на дачах, в населенных пунктах, в туристических деревнях, в казармах единственное удобство - это покосившаяся деревянная кабинка, поставленная над смердящей ямой. То немногое, что досталось в наследство от "коммунистического" прошлого.

Дмитрий Никишин, коммерсант из Орла, никак не мог распродать свои запасы туалетной бумаги, которыми вот уже несколько месяцев был забит кузов его фургона. Быстро проведя "маркетинговое исследование", Дмитрий выяснил, что "все это делают на улице", и решил сформировать спрос на свою продукцию, которую в провинции продать невозможно, построив на свои деньги двенадцать общественных туалетов. Дело оказалось провальным: потенциальные клиенты над ним насмехались, власти отказали ему в помощи, а туалетную бумагу, бесплатно предоставленную людям, просто украли. Вот так закончился маленький крестовый поход одного человека во имя дела, которое уже много веков терзает русскую душу.

Писатель Виктор Ерофеев, автор "Московской красавицы", пишет: "Общественные туалеты в России - это даже больше, чем учебник по истории отечества. Это соборы с опрокинутыми куполами. Либеральная Россия много веков стыдится своих сортиров".

Есть даже специалисты, которые занимаются данной темой, например Александр Мещеряков, автор книги "Сосуды тайн. Туалеты и урны в культурах народов мира", который считает проблему туалетов особой характеристикой России. "На вопрос, понравилась ли ему наша страна, честный иностранец вместо того, чтобы превозносить Третьяковскую галерею, ответит в ужасе, что туалеты загажены".

Об этом вас не предупредит ни один гид. Иностранцы испытывают все на собственной шкуре, когда автобус, направляющийся в какой-нибудь город Золотого кольца, останавливается у леса, и гид, смущенно улыбаясь, говорит: "Мальчики направо, девочки налево". Маршрут надо планировать с учетом того, где в следующий раз можно будет пописать, иначе переносные кабинки, как на стройках, которыми усеяна Москва, покажутся вам оазисом в пустыне.

На сувенирном развале в Измайлове женщины у кабинок предлагают иностранцам, известным своей брезгливостью, дополнительные услуги: кусочек туалетной бумаги, которая напоминает наждачку, немного дезодоранта перед входом, чтобы не упасть в обморок от вони, и водичку из пластиковой бутылки, чтобы те, кто выжил, могли ополоснуть руки.

Первые полные отвращения свидетельства иностранных путешественников уходят своими корнями в позапрошлый век. Один из тогдашних туристов писал о "всевозможном зловонии", царившем в Москве, где еще в 1870 году потоки мочи текли даже по Красной площади.

Сегодня, несмотря на то что недавно столичным властям была представлена новая супертехнологичная и антивандальная модель туалета, ситуация остается катастрофической.

Чехов в своем дневнике о Сахалине в 1890 году с презрением писал, что подавляющее большинство русских презирают данное удобство. А Булгаков в "Собачьем сердце" в знаменитом отрывке, в котором экономический и социальный упадок объясняется привычкой мочиться мимо унитаза, упрекал соотечественников в том, что они к тому же не уверены, нужно ли после этого застегивать штаны.

С того момента, как матрос в фильме Эйзенштейна разбил унитаз в императорском туалете, пользование санузлом превратилось в социальный и культурный водораздел, символ классовой ненависти (так же как и легенды о золотых унитазах новых русских в 90-х годах) и отсталости, которую нужно искоренить. Так же как и водка, сортиры являются предметом интеллектуальных дебатов, которые вот уже не один век ведут лучшие умы нации.

В России даже самая вульгарная и низменная тема становится центром дискуссии, охватывающей историю, философию и политику. Режиссер Андрей Кончаловский в предисловии к книге Александра Липкова "Все о сортирах" пытается объяснить это с исторической и географической точки зрения: при таких огромных пространствах и малом количестве городов россиянам не нужно было придумывать себе и держать в чистоте место, где можно уединиться.

Любопытно, что по тем же причинам - географические пространства и малая степень урбанизации - обычно оправдывают неизбежность имперской и авторитарной судьбы России. И дискуссия по поводу отечественных сортиров обязательно раскалывается традиционной разделительной линией "западники - славянофилы". Первые устами Кончаловского объявляют, что, "пока туалеты загажены, демократии не будет", вторые отождествляют себя с поэтом, националистом и славянистом Алексеем Широпаевым, который в гневной оде воспевает привокзальный провинциальный туалет как "крепость Азии".

То, что туалет - это нечто, импортированное с Запада, становится понятным, в частности, и, по словам, которые сценаристы одного классического фильма 40-х годов вложили в уста Петру Великому, главному российскому западнику, когда тот грозит боярину запереть его в отхожем месте как у иностранцев.

Именно в московских общественных туалетах в советское время процветал черный рынок контрабандных западных товаров.

А когда дискуссия от вопросов гигиены переходит к национальной идее, не надо удивляться, что самой знаменитой фразой Владимира Путина, которая принесла ему любовь избирателей, превратив из незнакомца в народного лидера, было пресловутое и неудачное обещание "мочить в сортире".

Унитаз - это что-то вроде указателя на шкале "свобода - диктатура". Таким образом, можно объяснить, почему первыми частными предприятиями, возникшими в период горбачевской либерализации в конце 80-х, были платные туалеты с туалетной бумагой и дезодорантом (сегодня они исчезли) и почему, в то время как в модных московских заведениях сооружаются туалеты невероятной роскоши и дизайна (которые заслуживают отдельного обсуждения), рядовые россияне корчатся над "толчком" в "позе орла", лишь бы не касаться грязного стульчака.

Кому-то даже пришла в голову мысль организовать "партию чистых туалетов", которая неизбежно потерпит фиаско.

Но, может быть, вместо того, чтобы дискутировать по поводу национального позора, будет лучше взять губку, чистящее средство и заняться уборкой?

Комментарий Роберта Шмеркина, генерального директора фирмы по производству городской мебели, в том числе модульных и мобильных туалетов, "Рекор".

- Статья производит странное впечатление. Возможно, она переведена некорректно, но некоторые указанные в ней сведения просто не соответствуют действительности. Никто не спорит, что существующие туалеты надо содержать в чистоте, но, извините, если их катастрофически в городе не хватает, то как губка, чистящее средство и уборка смогут помочь в решении проблемы?

Так называемых мест общего пользования в Петербурге очень мало. Но надо сказать, что нас их числом никогда не баловали, даже в советские времена. По санитарным нормам, подобного рода заведение должны стоять через каждые 500 метров. Чтобы обеспечить потребности Петербурга с учетом туристов, количество общественных туалетов надо исчислять не сотнями, а тысячами. А их сегодняшнее количество - это прямое издевательство над человеческим достоинством. Если же у человека еще и проблемы со здоровьем, то его состояние и положение вообще приличными словами передать невозможно.

Тем не менее нельзя сказать, что проблема вообще никак не решается. В какой-то степени дело сдвинулось с мертвой точки. Например, к 2007 году планируется довести число общественных туалетов до 416. Но такими темпами существующую проблему будут решать еще сотню лет.

А менять что-то кардинально необходимо. И судя по статье в итальянской газете - незамедлительно. О какой культурной столице и развитии туризма можно говорить, если существует такая проблема? Более того, на мой взгляд, статья носит отчасти заказной характер, между строк читается призыв туристам не посещать Россию, а особенно Петербург и Москву.

От редакции.

Мы согласны с нашим собеседником в том, что указанные в статье сведения, мягко говоря, взяты с потолка. Каким образом журналист высчитывал соотношение унитазов на тысячу жителей, не считая туристов, остается загадкой.

По нашим данным, стационарных туалетов в Петербурге раза в два меньше, чем указано. В декабре прошлого года их было 142. Плюс к тому примерно 600 кабин и десяток модульных клозетов. Вряд ли сегодня положение изменилось кардинально.

А сколько таких санитарно-технических заведений необходимо для того, чтобы Петербург действительно соответствовал имиджу культурной столицы, толком не знает никто. Шесть лет назад, в 1998 году, их было около 500. По данным Комитета по градостроительству и архитектуре, для удовлетворения потребностей необходимо не только вернуться к этой цифре, но и прибавить к ней еще сто новых заведений. Однако, судя по программе развития сети общественных туалетов, мы даже и через три года не сможем получить этого.

Сегодня при участии Общественного совета Петербурга в городе активно проводятся обсуждения градостроительного плана развития. Наверное, стоит предложить поставить на повестку дня обсуждение и этого "деликатного" вопроса. Иначе мы со стыдом будем вынуждены читать о том, как наши сортирные проблемы обсуждаются на страницах зарубежных газет, да еще в невыгодном для нашей экономики свете.

Анна Зафесова

Клуб потребителей: Сапожник пострижет, швея побреет. С точки зрения нынешнего законодательства, это вполне допустимо.  »
Юридические статьи »
Читайте также