В очередь за классным чином Новые правила чиновничьей жизни получили одобрение думцев

В среду Госдума приняла во втором чтении президентский законопроект "О системе госслужбы". Из двух сотен поступивших поправок думское одобрение получили единицы. Депутаты пытались было запретить госчиновникам принадлежать к той или иной партии (с такой поправкой выступила группа "Регионы России"), но сами же, вспомнив про старт избирательной кампании, свою идею и отклонили.

Из правительственной ложи за депутатами зорко наблюдали "заинтересованные лица" - замглавы Минюста Александр Карлин (он был докладчиком в первом чтении законопроекта) и его коллега Вячеслав Евдокимов. Как сообщил докладчик от профильного комитета Владимир Южаков, между чтениями было внесено порядка 200 поправок, из них комитет поддержал около 40. По иронии судьбы, Южаков - член фракции СПС, которая с самого внесения проекта выступала резко против него. Например, зампред этой фракции Борис Надеждин, внесший массу поправок, так оценивал данный законопроект:

- Предлагаемый закон создаст закрытую, неподконтрольную обществу бюрократию, наполняемую по военно-полицейским принципам. Такие законы нельзя принимать без публичного обсуждения.

Между чтениями, как сообщил Южаков, "были уточнены статьи с определениями видов госслужбы". Их будет три: гражданская, военная и правоохранительная. Гражданская подразделяется на федеральную и госслужбу субъектов РФ. Будет сформирован федеральный кадровый резерв (и резервы субъектов федерации), который станет основой для замещения должностей чиновниками. Делать это они будут на конкурсной основе (кроме ряда исключений, которые сильно сужают конкурсные вакансии: например, допуск к гостайне, намерение занять руководящую должность). При поступлении в "государевы люди" с чиновником будет заключаться контракт. Законопроект отменяет разряды госслужащих - вместо них будут вводиться классные чины (там, где уже есть свое ранжирование, - в армии, МВД, Минюсте и на дипслужбе - оно сохранится).

После того как палата отклонила все поправки, которые требовали вынести на отдельное голосование члены СПС (часть из них - например, более четкое определение "конкурса" на замещение госдолжности - профильный комитет собирается внести позже отдельными поправками к уже принятому закону), законопроект "О системе госслужбы" был принят 243 голосами "за".

Михаил Дмитриев, замминистра экономического развития:

Мы отстали от развитых стран на поколение

Сколько и за что платить чиновнику? Кто имеет право решать, достоин ли человек госдолжности? На эти вопросы должен ответить закон "О государственной гражданской службе". О его нелегкой судьбе и перспективах член комиссии по реформе госслужбы, замминистра экономразвития Михаил Дмитриев рассказал корреспонденту "Известий" Екатерине Григорьевой.

- В какой стадии сейчас находится проект закона?

- Вариант этого закона был рассмотрен комиссией по реформе госслужбы под руководством премьера Михаила Касьянова. Было принято решение его поддержать и внести в Госдуму до конца апреля. До этого должен быть учтен ряд замечаний.

- Каковы ключевые претензии?

- Можно выделить 3 блока проблем. Первый связан с условиями оплаты труда. Получилось так, что нормы, предусматривающие зависимость уровня оплаты от качества и количества работы, оказались фактически неприменимы. По проекту они действуют только в условиях срочного контракта, заключаемого в узком круге случаев. Для всех других служащих зарплата привязана к должности и не меняется в зависимости от квалификации. Переменная часть - около 20%, никакого стимулирующего воздействия она оказать не в состоянии, это даже меньше, чем сейчас. Мы уже предложили решения, не требующие значительной переделки закона.

Второй блок связан с механизмами найма и увольнения. Закон написан так, что даже в случае масштабной реорганизации госоргана, например при административной реформе, уволить госслужащего можно только в случае ликвидации его должности. А если должность просто меняет профиль, то уволить служащего и нанять более квалифицированного почти невозможно. Подобные решения осложняют мобилизацию внутренних резервов госслужбы, которые, кстати, довольно значительны. По закону в его нынешнем виде административная реформа становится фактически невозможной.

- Каким образом реформа госслужбы сейчас коррелируется с административной?

- В рамках работы комиссии по оптимизации бюджетных расходов выяснилось, что внутренние резервы госслужбы могут быть мобилизованы только при условии проведения административной реформы в ближайшие полтора-два года. Эта реформа позволит более разумно использовать бюджетные деньги и решить целый ряд проблем в самой системе власти. В печати уже были данные - анализ возможной реорганизации всего 3 ведомств показал, что около 90% их состава может быть высвобождено благодаря наличию резервов в других органах власти, выполняющих аналогичные функции.

- А третий блок претензий?

- Проблема найма. С одной стороны, закон содержит прогрессивную норму - наем осуществляется на основе открытого конкурса. Но предполагается и значительное количество исключений из этой процедуры, так что в действительности конкурсный наем - уже не всеобъемлющий принцип. Конкурс - это серьезное организационное обременение, ясно, что любой руководитель не будет проводить конкурс, как только у него появится такая возможность.

- Кто должен решать, достоин ли человек госдолжности или нет?

- Логично, что оценивать претендента должен работодатель с точки зрения потребностей своей организации. Но сейчас руководитель часто старается привлекать людей не по квалификации, а по принципам личной преданности. Чтобы исключить такие ситуации, мы предлагаем в состав конкурсной комиссии, помимо представителей работодателя, ввести людей, которые позволят повысить объективность оценки, - членов структур гражданского общества. Как это делать, проект закона однозначно не определил.

- То есть в каждом случае проводить мини-расследование? К тому же эксперт в таком случае тоже должен хорошо разбираться в потребностях ведомства?

- Да, разумеется, и речь идет о том, как научиться экспертов выбирать. Механизм уже заложен в проект указа президента о формировании общественного совета по инвестированию средств пенсионного накопления. В него не могут входить чиновники, а только представители структур гражданского общества. Мы предусмотрели процедуру, при которой государство, формирующее совет, не говорит: Иванов, Петров и Сидоров, как это обычно делается. Мы просто направляем в структуры гражданского общества просьбы направить кандидатов. А кого направить, они решают сами. Таким образом могут быть затруднены возможности манипулирования.

- А как увязать идеи с практикой? Будут ли претенденты на этих конкурсах?

- В полной мере все эти механизмы заработают только с повышением конкурентоспособности государства как нанимателя на рынке труда. Для этого реформу госслужбы нужно увязать с проведением административной реформы. Там, где государство не в состоянии удержать необходимых специалистов, нужно создать механизмы (оптимизировать ресурсы в рамках административной реформы), которые позволят госорганам существенно повышать уровень вознаграждения. Прежде всего для квалифицированных менеджеров, юристов, специалистов в области финансов и учета, программистов.

- Что считать критерием оценки деятельности чиновника?

- Здесь Россия не первопроходец. Увязка с качественными и количественными показателями как метод оплаты труда очень распространена. Более того, методика такой оценки уже внедрена в нашем министерстве. Но система пока работает вхолостую, поскольку до сих пор не поддержана наша идея о повышении в экспериментальном порядке переменной составляющей оплаты труда. Любые формы деятельности чиновников поддаются экспертной оценке по балльной системе: инициативность, уровень компетентности, своевременность выполнения поручений и т.д. Кроме того, мы убедились еще в одном - неправильно доверять оценку сотрудника только его непосредственному начальнику. Желательно использовать более тонкий механизм, который, например, применяется Всемирным банком: анкета оценки деятельности сотрудника рассылается ряду знакомых с его работой специалистов. И на основании совокупных оценок делается вывод.

- Насколько, по вашим ощущениям как действующего чиновника, к переменам готов сам аппарат?

- В аппарате, особенно в низовом и среднем звене, есть понимание того, что работать в таком режиме, как сейчас, уже практически невозможно. Система ежечасно дает сбои. Она заставляет людей выполнять огромный объем работы впустую. Достаточно посмотреть, какое абсурдное количество людей просто занимается переносом документов от одного департамента к другому. Глубокие изменения неизбежны. Другое дело, каким путем им идти. Здесь существуют значительные расхождения. Многие полагают, что все проблемы можно решить, просто повысив оклады и надбавки и максимально защитив чиновника в социальном плане. Такой чиновник, говорят нам, будет заинтересован служить государству и не брать взяток. К сожалению, как показывает опыт, без принципиального изменения мотивации и степени ответственности систему изменить невозможно. В сфере госуправления мы отстали от развитых стран как минимум на поколение. Элементарный набор решений, который можно осуществить в течение ближайших 3-4 лет, на наш взгляд, способен снизить коррупцию и на порядок повысить эффективность госвласти.

Михаил Виноградов

Городские парламентарии намерены привести закон о зарплатах чиновников в соответствие с решением Уставного суда Санкт-Петербурга.  »
Юридические статьи »
Читайте также