Потерпевший не слишком много знал можно ли найти справедливость по делам частного обвинения?

Конституционный суд РФ облегчил жизнь будущим потерпевшим по делам так нызываемого частного обвинения, утвердив несколько поправок в Уголовно-процессуальный кодекс. До этого решения российские граждане, считавшие, что их: а) избили, б) оклеветали, в) оскорбили -- вынуждены были переквалифицироваться в частных детективов и лично собрать сведения о своих обидчиках. Только после этого мировой судья принимал дело к рассмотрению. 94% потерпевших (такова официальная статистика), узнав про все эти трудности, прощали обидчика или -- пытались с ним разобраться неофициально. Что изменилось теперь?

Один на один с судьей

Если честно, о "неправильных" статьях УПК я узнала после того, как их отменил Конституционный суд. И спохватилась: наверное, у меня были широкие возможности для клеветы и оскорблений, а я ими не воспользовалась. Допустим, вышла бы в газете/журнале статья, подписанная псевдонимом. Установить адрес ее реального автора, чтобы дойти и вручить ему повестку, недовольный герой публикации вряд ли бы смог. Он прислал бы в редакцию запрос: "кто скрывается под таким-то именем?", а ему вежливо бы ответили, что редакция раскроет псевдоним по решению суда. Оскорбленный герой побежал бы в милицию или в суд, а его отправили бы восвояси, потому что по делам частного обвинения следствие должен вести сам потерпевший.

С другой стороны -- я сама могла попасть в такой же замкнутый круг. Допустим, обидела меня в магазине продавщица. Обозвала нехорошими словами. Для борьбы с хамами, в том числе за прилавком, была написана в свое время 129-я статья Уголовного кодекса -- "оскорбление". И для возбуждения уголовного дела требовалось всего ничего: узнать точные паспортные данные обидчицы, ее телефон и домашний адрес, а еще уговорить свидетелей сходить в суд и подтвердить, что оскорбление меня продавщицей имело место. Понятно, что добиться всего этого самостоятельно практически невозможно. Поэтому я бы так и осталась оскорбленной и неотомщенной.

Или -- совсем неприятная ситуация: нападение в подворотне и легкие телесные повреждения (статья 115 УК). Пострадавший от рук хулиганов бежит в милицию, а там ему объясняют, что дела такого рода рассматривает мировой судья. Побитый идет в суд -- судья просит его составить заявление: и в нем обязательно указать обстоятельства произошедшего, перечислить поименно и с адресами всех участников драки и указать, кто какие удары наносил. А где их искать? Конечно, есть вариант -- нанять частного детектива.

-- По таким делам нам работать не приходилось, -- говорит частный детектив Андрей Волков. -- Все-таки один рабочий день стоит дорого, и в таких мелочах нас не используют. А послать запрос и составить заявление может любой адвокат.

Представители питерской адвокатуры подтвердили: да, они помогут написать заявление, но выслеживать хулиганов на улице -- не их дело. А потом показали мне настоящее "отказное" постановление мирового судьи из Пушкинского района. "В поданном заявлении отсутствуют описания события преступления, в частности, мотивов его совершения". А откуда нам, потерпевшим, знать, что движет этими хулиганами? В том же постановлении судьи: "отсутствуют сведения о соучастниках преступления, поскольку, как усматривается из материалов проверки, повреждения наносил не только У., но и двое других лиц". В общем, потерпевший должен не только выяснить мотивы побивших его хулиганов, но и назвать их всех поименно, даже если он видел их лица мельком и в темноте. То есть -- понятно, что добиться справедливости по делам частного обвинения практически невозможно.

Правда, адвокат Елена Топильская, участник проекта "Гражданского контроля" по оказанию бесплатной юридической помощи потерпевшим, говорит, что самая большая проблема для потерпевших -- все-таки составить первичную бумагу. Если это сделать правильно -- дополнительных вопросов у судьи просто не возникнет.

-- В таких делах заявление -- это почти готовый приговор, и оно должно быть составлено безукоризненно. Например, у нас был случай, когда к мировому судье пришел потерпевший -- профессиональный адвокат в сопровождении своего официального защитника -- ученого-юриста. Они и то не смогли правильно оставить свою претензию, и мировой судья битый час им все растолковывал.

-- Терпения у судьи хватило?

-- Добросовестный судья -- их, к счастью, большинство -- рассматривает дело внимательно и справедливо. Но паршивые овцы тоже бывают. Которые, не стесняясь, называют черное белым. Я сейчас защищаю одного участкового... Вот он пишет, что у него произошел конфликт с соседом, фамилия такая-то, в квартире такого-то дома. Судья ему возвращает заявление с формулировкой: не указано место преступления. Участковый исправляет: инцидент произошел на пороге кухни в квартире номер 10, расположенной на третьем этаже дома 8 по такой-то улице в таком-то районе. Ему опять скидывают это заявление с той же формулировкой...

-- Но и участковые бывают хороши.

-- Бывают. Однажды мне позвонила старушка, пожаловалась на соседа по коммуналке, который пустил жильцов, торговцев из какой-то южной республики. Жильцы ее побили и уехали. А участковый велел ей написать заявление по всей форме: с указанием имен злодеев, их адресов, а потом, если дело дойдет до суда, лично развезти им всем повестки. Старушка же не знает даже, из какой страны они приехали. И вот таких потерпевших по тысяче в каждом районе.

Чем частное отличается от публичного

О том, чем дела частного обвинения отличаются от прочих, нам пояснила преподаватель Института Генеральной прокуратуры Марина Ковалева:

-- Если уголовное дело может быть возбуждено просто по факту -- это публичное обвинение. Если по заявлению потерпевшего, но расследовать дело будут независимо от его желания -- это частно-публичное. Это самый распространенный вариант. Дела частного обвинения заводятся только по заявлению пострадавшего и могут быть в любой момент закрыты, если он изъявит такое желание. Кстати, клевета может быть делом частного обвинения, только если она не была опубликована или произнесена с трибуны.

-- Судья может помочь потерпевшему по делу частного обвинения?

-- По правилам суд должен держаться в стороне. И судья не может даже помочь потерпевшему правильно изложить суть дела, потому что в таких заявлениях всегда присутствует обвинительный уклон. Он может только принять заявление или вернуть его для повторного составления. И, действительно, в бумаге должны быть перечислены и виновные лица, и свидетели.

-- Наверное, милицию и прокуратуру можно понять. Неохота им тратить время и силы на мелкие междусобойчики? А потом потерпевший с обвиняемым помирятся, и вся работа пропала.

-- В этом случае интересен пример Франции. У них действует принцип целесообразности. У потерпевшего больше прав, и он более центральная фигура в процессе. Если он хочет, чтобы возбудили дело, -- вносит определенную сумму на депозит суда. Она лежит там, пока по делу проводится проверка. Если основания для возбуждения дела ненадуманные и его возбуждают -- сумма возвращается к потерпевшему за вычетом небольших издержек. Сколько денег потребуется, зависит не от преступления, а от материального положения заявителя.

-- А я могу написать в заявлении в суд: "В качестве свидетеля прошу привлечь водителя машины номер такой-то, который проезжал мимо и все видел..." Такое заявление у меня примут?

-- Категорически нет. Но есть выход: пойти не в милицию, а сразу в прокуратуру и требовать возбуждения дела. Хотя бы потому, что одно правонарушение может потом вылиться в другое. Скажем, оскорбление -- в угрозу убийством, а побои -- в нанесение травм. А это уже серьезные преступления.

-- А наоборот бывает?

-- Может образоваться и противоположная ситуация: из тяжкого преступления образуется легкое, и преступник вообще уходит от ответственности. Был случай в одном из пригородов. Трижды судимый алкоголик (кстати, последний срок он получил за убийство) избил свою жену, которая от побоев скончалась. Уголовное дело возбудили сначала по статье "тяжкие повреждения, повлекшие смерть", потом "убийство на почве неприязненных отношений". Потом обвинение в убийстве сняли, и дело решили переквалифицировать в "нанесение легкого вреда здоровью". Правда, женщина уже умерла, а подать такое заявление может только она или ее законные представители, то есть родственники. Они такого желания не выразили. Может быть, этот мужчина и не должен сидеть за убийство, может быть, удары, которые он нанес, и не были смертельными, а женщина умерла от сердечного приступа. Но за побои-то он отвечать должен, тем более что имели такие последствия. А родственники, которым это объяснили, сказали только, что "она сама виновата". В общем, следователь на свой страх и риск возбудила уголовное дело, а суд его прекратил.

-- Вернемся к делам частного обвинения -- потерпевшему могут помочь адвокаты?

-- Элементы параллельного адвокатского расследования, согласно УПК, допустимы. Адвокаты вправе брать объяснения у граждан. Иногда они вслед за прокуратурой проводили повторное обследование места происшествия и находили новые улики. Но можно обойтись и без адвокатов. Была история в соседнем с нами регионе. Очень активная потерпевшая в деле об изнасиловании сама себя защищала на процессе. Сама находила свидетелей и писала ходатайства следователю, чтобы он их допросил.

-- Она была юристом?

-- Она была профессиональная проститутка, очень грамотная. Часто бывает, что потерпевшие задерживали преступника на месте. В общем, они далеко не всегда так беззащитны. А нынешние поправки в Уголовно-процессуальный кодекс были написаны в основном для пенсионеров, у которых нет денег на адвокатов или влиятельных знакомых.

-- Все равно адвокаты находятся в менее выгодном положении, чем прокуратура.

-- Почему? Был такой случай: расследовалось дело об экономическом преступлении, и защитник успел забрать из некой конторы все документы, которые планировалось приобщить к делу. Потому что официально он имеет такое же право на сбор доказательств, как и следователи. В итоге, когда прокуратура затребовала эти бумаги, чтобы приобщить их к делу, среди них уже не было самых главных. И в организации, которая эти ведомости выдала, не знали, что нужно было брать расписку, что нужно было их пронумеровать: они просто вручили пачку, и все. В общем, дело развалилось.

-- А дел о побоях и легких травмах в прошлом году развалилось восемь тысяч. И кто должен нести за это ответственность?

-- В каждом городе, даже в каждом районе работа с потерпевшими строится по-своему. В Петербурге ситуация складывалась еще более-менее. Скажем, состоялась специальная коллегия с участием ученых, прокурорских работников и мировых судей, на которой был разработан алгоритм: кто и что должен делать в делах частного обвинения. Лучше всего эта система работала на Васильевском острове.

На участкового надейся, но сам не плошай

Бороться с не до конца продуманными законами можно по-разному. Вот жители Мурманска дошли до Конституционного суда и победили. Петербуржцы придумали, как этот закон обходить, и, по сути, предвосхитили решение конституционных судей, возложивших бремя собирания доказательств по делам частного обвинения на правоохранительные органы. Правда, в Петербурге такая система прижилась только на Васильевском острове -- в Центральном районе она уже не заработала. Председатель Совета мировых судей Анна Никитина рассказала "Городу", что для решения проблемы потребовалась самая малость: собрать вместе представителей милиции, прокуратуры и мирового суда и распределить обязанности, расписав от и до весь процесс. Отдельно -- что должен делать потерпевший, отдельно -- что милиция, прокуратура, судья.

Теперь, после решения Конституционного суда, во всем Петербурге следственная работа по делам частного обвинения будет вновь возложена на участковых.

Итак, сейчас, если вас оскорбили или слегка побили, и вы не хотите оставлять это безнаказанным, вы можете, как и раньше, напрямую обратиться в мировой суд -- если, конечно, знаете, как зовут вашего обидчика и где он живет, тогда вся проблема будет заключаться лишь в правильно составленном заявлении. Возможно, со второй-третьей попытки это получится.

Если личность обидчика вам неизвестна -- надо идти к участковому, требуя, чтобы работу по установлению злоумышленника сделал он. Будет отказываться -- жалуйтесь в прокуратуру. Или -- дайте ему почитать постановление Конституционного суда.

Правда, если злодея не найти даже с помощью милиционера -- никакой Конституционный суд не поможет. Так что не гуляйте по темным дворам, а при встрече с хулиганами первым делом запоминайте их приметы.

Нина АСТАФЬЕВА

Автор всегда прав  »
Юридические статьи »
Читайте также