Экстремисты в Петербурге - вызов обществу и власти

Правоохранительные органы наконец вынуждены признать - Петербург стал опасен для иностранцев и граждан России с "неарийской внешностью".

Зверские убийства, избиения и погромы стали такой же обыденностью, как свастика, нарисованная на стенах домов. Победа пока на стороне экстремистов: они успешно подрывают репутацию города как культурной столицы, туристического и научно-образовательного центра. У городской прокуратуры между тем есть свой взгляд на эту проблему и свои способы попытаться ее решить.

Дурная привычка

Еще свежи в памяти времена, когда петербуржцы узнавали о погромах, учиненных скинхедами, исключительно по телевизионным новостям из Москвы. Тогда никто не хотел и думать, что эта зараза может поселиться и в нашем городе. То ли до нас дошла дурная мода, то ли национал-радикалы ушли из политики в подворотни... Все начиналось с эпических драк между скинами и рокерами после концертов в СКК на проспекте Гагарина. Окрестности спортивно-концертного комплекса стали пользоваться в городе дурной славой как место сборищ неофашистов. Потом эта чума расползлась по всему городу.

Сначала они открыто и безбоязненно собирались в парках и подворотнях, пачкали стены, оскверняли могилы, а потом начали охотиться на людей. После первых убийств темнокожих студентов некоторые петербуржцы испугались, как бы наша культурная столица не стяжала позорную славу Москвы. И мы сами не заметили, как это произошло. Методично, раз за разом совершая свои дерзкие преступления, они заставили нас привыкнуть и к свастике, и к регулярно поступающим сообщениям о зверских убийствах иностранцев. Это стало первой, и далеко не последней победой экстремистов.

Дерзкие акции наталкивали на мысль: национал-радикалы намеренно бросают вызов обществу и власти. Как будто хотят проверить: разделяют ли их идеи общество и власть? Ведь иногда непротивление становится чуть ли не прямой поддержкой. Не случайно по городу поползли слухи, что правоохранительные органы разделяют идеологию бритоголовых мальчиков в кожанках. Иначе как простому горожанину относиться к тому, что люди с довольно характерной внешностью открыто и регулярно собираются в одних и тех же местах, проявляют агрессию даже в центре города.

Когда на плитах Марсова поля, возле Вечного огня, появилась фашистская свастика, многие были уверены, что уж это власть не сможет проигнорировать. Но ничего не произошло. Позорное граффити смыли, будто птичка испачкала.

В декабре 2003 года, когда убили Сергея Бельды, студента-нанайца с факультета народов Севера Педогогического университета, показалось, что зловещие слухи отнюдь не беспочвенны. Банда подростков напала на него в нескольких метрах от входной двери общежития на Новоизмайловской улице, 16. Студенты и преподаватели рассказали корреспонденту "НВ", что обитателей Студенческого городка и прежде терроризировали бритоголовые. В приватном разговоре студенты утверждали, что все обращения в милицию оставались без результатов. Но подтвердить это прокуратуре они не решились. О причинах остается только догадываться. Тогда в телефонном разговоре со мной начальник Московского РУВД заявил, что понятия не имеет о том, что на подведомственной ему территории собираются бритоголовые охотники на людей. Такой позиции придерживались и многие его коллеги.

Убийство Сергея Бельды не раскрыто до сих пор. В прошлом году городская прокуратура забрала это дело из районной и прекратила расследование по нему.

Цена прозрения

Некий перелом наступил в феврале 2004-го, когда в переулке Бойцова погибла девятилетняя Хуршеда Султонова. Впервые за многие годы городская власть открыто обозначила свою позицию. Губернатор Валентина Матвиенко буквально на следующий день потребовала "достать убийц хоть из-под земли".

Расследование продолжалось больше года. Проверялось множество версий. По одной из них, отец погибшей девочки приторговывал наркотиками и вовлекал в это свою дочь. Однако это оказалось неправдой. Маленькую девочку убили только за то, что у нее смуглая кожа и темные волосы. В тот роковой вечер она оказалась на пути озверевшей банды подонков, вооруженных цепями и бейсбольными битами. Изувер, который одиннадцать раз ударил ее ножом, оказался всего на четыре года старше своей жертвы. Во время следствия он заявил, что имел основания для этого поступка.

Только на прошлой неделе восьмерым участникам кровавой расправы предъявлено обвинение. Но лишь один из них будет отвечать за убийство на почве межнациональной ненависти. Остальных привлекут за банальнейшее хулиганство. По версии прокуратуры, участники нападения на семью Султоновых не были членами одной группировки. Они познакомились за несколько часов до убийства в Юсуповском саду. Следствие осложнялось тем, что подростки знали друг друга по кличкам. Следователям пришлось иметь дело сразу с несколькими Кирпичами, Свинами и прочей нечистью, прежде чем добраться до настоящих преступников.

В настоящее время прокуратура готовится передать это дело в суд. Начался процесс ознакомления с материалами дела. Это может затянуться на многие месяцы, поскольку в нем имеется более 30 томов, а некоторые обвиняемые практически не умеют читать...

Дело его жизни

Через несколько месяцев после убийства таджикской девочки новое преступление потрясло город. 19 июня 2004 года в своей собственной квартире был убит ученый-этнограф Николай Гиренко. Его застрелили прямо в прихожей, через деревянную входную дверь.

Гиренко не хотел ставить стальную дверь в своей квартире. Он не мог и не хотел жить в таких условиях, когда ученый должен бояться какой-то шпаны. Гиренко давал экспертные заключения по таким "громким" делам, как дело редактора газеты "Русское вече" Павла Иванова (Великий Новгород), по совершенному в сентябре 2002 года убийству азербайджанского торговца арбузами Мамеда Мамедова. А начавшийся незадолго до этой трагедии судебный процесс над членами экстремистской группировки "Шульц-88" несомненно был личной победой Николая Гиренко.

Впервые члены радикальной организации обвинялись не в хулиганстве, а по трудно доказуемой статье "Разжигание национальной, расовой или религиозной вражды" и "Организация экстремистского сообщества". Именно Николай Гиренко помогал прокуратуре готовить обвинительные материалы. Примечательно, что через несколько дней после гибели ученого некая экстремистская организация "Русская Республика" взяла на себя ответственность за это убийство. На ее сайте появилось сообщение о том, что Николаю Гиренко был вынесен смертный приговор. Тем не менее заместитель прокурора Александр Жуков заявил тогда, что Гиренко мог стать жертвой... бытового хулиганства. Эта версия в качестве одной из основных рассматривается и по сей день. Но поиски убийц пока не дали результата.

Впрочем, прокурор Петербурга заявил на днях, что активное расследование этого дела не прекращается ни на один день и возглавляемое им ведомство хочет найти и наказать убийц. Тон Сергея Зайцева не позволяет усомниться в искренности этих слов...

Тщетные усилия

В августе прошлого года под руководством прежнего прокурора города Николая Винниченко собралась расширенная коллегия руководства правоохранительных органов, чтобы решить наконец, как бороться с экстремизмом. В очередной раз поговорили об "отсутствии координации", о "недостаточных мерах", наметили "подробный план мероприятий".

Но события октября 2004 года снова продемонстрировали бессилие силовых структур. Поздно вечером 13 октября на Петроградской стороне был зверски растерзан студент из Вьетнама Ву Ань Туань. В тот роковой вечер первокурсник Санкт-Петербургского политехнического университета приехал на Петроградскую, чтобы отпраздновать день рождения своего соотечественника - студента Медицинского университета. Толпа подонков подстерегла его по дороге к метро, в темном сквере на пересечении улиц Рентгена и Льва Толстого. Позже эксперты-медики обнаружили на его теле 5 проникающих ножевых ранений и множество порезов. Студент скончался на месте.

Кровавая расправа над Ву Ань Туанем спровоцировала тогда массовые студенческие акции протеста. Иностранцы вышли на улицы Петербурга с плакатами, на которых было написано: "За что вы нас убиваете?" Потребовалось вмешательство руководства силовых структур и вице-губернатора города Олега Виролайнена.

Только после этого убийства в общежитии Первого меда на улице Рентгена появился милицейский пост охраны.

Тогда же руководителям соответствующих структур пришлось наконец перестать отрицать очевидные факты и признать: на улицах Петербурга бесчинствуют не просто хулиганы. Прокуратура решила взять ситуацию под контроль. Была создана межведомственная рабочая группа, ежедневно отслеживались оперативные сводки, чтобы выявить факты насилия над иностранцами. Из числа наиболее квалифицированных следователей была создана группа, которая и занималась делами "с экстремистской окраской".

Параллельно усиливалась плотность милицейских нарядов, особенно в местах проживания и обучения иностранцев. Пересматривали даже систему работы патрульно-постовой службы, составляли новые маршруты патрулирования.

Битва за Петербург

Правоохранительные органы не могут пока назвать точное число экстремистских группировок в городе и сколько людей в них входят. Однако впервые за все эти годы руководитель надзорного ведомства Сергей Зайцев заговорил о необходимости разогнать эти группировки и прекратить приток в них. Возможно, именно такого четкого и недвусмысленного приказа прежде не хватало милиции.

Конечно, на студентов-иностранцев и вообще лиц "неславянской внешности" нападают и в Воронеже, и в Краснодаре, а в Москве это случается гораздо чаще, чем у нас. И все же в Петербурге - особая ситуация.

"Мы - европейская столица России и четвертый по масштабу мегаполис Европы. Наши геостратегические, интеллектуальные, экономические, культурно-исторические преимущества поистине уникальны. Историческая миссия нашего города состоит в том, чтобы стать лидером российской модернизации, центром передовых инновационных идей, естественным мостом, связывающим Россию с Европой". Это слова из ежегодного послания губернатора Валентина Матвиенко.

Шпана, выслеживающая иностранных студентов, вряд ли знает слова "инновация" и "модернизация", однако ее действия отнюдь не будут помогать решению перечисленных здесь задач. Искусство и наука XXI века не знают национальных и расовых границ, молодой японец, гуляющий по центру Питера, может оказаться гениальным пианистом, приехавшим к нам на конкурс. Если по пути в Консерваторию он встретится с неприятными типами и попадет в больницу, то конкурс, независимо от распределения наград, следует признать неудачным. Если организаторы научного конгресса посоветуют ученым с темным цветом кожи не перемещаться самостоятельно по городу, эти ученые будут правы, выступая за то, чтобы следующий конгресс прошел не в Санкт-Петербурге.

Еще в последние годы существования Советского Союза нашу страну называли "Верхней Вольтой с ядерными ракетами". Это неправда, хотя бы потому, что в Верхнюю Вольту и сопредельные государства никто не приезжает учиться. И сегодня в России учатся тысячи иностранных студентов. Пока некоторые наши земляки мечтают посетить Индию, чтобы встретиться с каким-то знаменитым гуру, индусы отправляются на берега Невы, желая получить современное европейское образование. Но вряд ли они захотят рисковать ради этого жизнью. Тем более что иностранцы платят немалые деньги за обучение и вправе требовать обеспечить им безопасность.

До тех пор, пока в Россию приезжают на учебу студенты из стран третьего мира, Россию страной третьего мира назвать нельзя. Но если мы позволим своим доморощенным "скинам" изгнать иностранных студентов из России, мы станем такой страной. Для Санкт-Петербурга это будет особо обидно.

"Однозначно могу сказать, что прокуратура города не намерена ни мириться с этими проявлениями, ни скрывать их", - заявил прокурор Петербурга Сергей Зайцев. После этих слов горожане вправе ждать от него решительности и принципиальности. У бритоголовых малолеток, возомнивших себя спасителями отчизны, еще не поздно раз и навсегда отбить охоту нападать на людей. Их нужно сажать в тюрьму не только за убийства, избиения и хулиганство, но и за разжигание межнациональной розни. Да, Сергею Зайцеву и его подчиненным предстоит выполнить очень тяжелую работу. Но от этого зависит будущее Петербурга.

С начала этого года в Петербурге совершено по меньшей мере шесть нападений на иностранцев - выходцев из Азии и Африки.

11 января был избит студент из Пакистана Риаз Мухашад. Пятеро подростков напали на него возле станции метро "Черная речка". Один из них - 15-летний ученик 9-го класса - задержан по горячим следам.

15 января на набережной канала Грибоедова жестоко избит 21-летний студент из Камеруна Мори Досараден Маврикия. С серьезной травмой головы он был доставлен в Мариинскую больницу.

19 января на Ланском шоссе (Приморский район) было совершено нападение на 30-летнего гражданина КНР Чжен Пэниэ. Сотрудникам отдела вневедомственной охраны удалось по горячим следам задержать троих несовершеннолетних в возрасте 16-17 лет, которые назвали себя скинхедами. Китаец был госпитализирован с серьезными травмами.

30 января на платформе станции метро "Площадь Александра Невского" несколько подростков напали на 20-летнего студента из Палестины Кхаледа Алдолоу. Один из нападавших - 16-летний подросток - задержан на месте происшествия. Иностранца пришлось госпитализировать.

26 марта на Невском проспекте избит 40-летний гражданин Китая - студент Консерватории имени Римского-Корсакова. Его доставили в больницу с травмой головы.

27 марта в вагоне метро между станциями "Сенная площадь" и "Невский проспект" совершено нападение на чернокожего студента Аграрного университета из Анголы - 27-летнего Маркеша Мануэля Шитумбу. Задержаны 23-летний москвич и 22-летний курсант Военно-транспортного института.

Убийство вьетнамского студента прокуратура считает раскрытым. По делу проходят четырнадцать человек. Следствие уже выяснило роль каждого из них. Все - жители Санкт-Петербурга в возрасте от 14 до 18 лет. Каждому предъявлено обвинение по статье 105 (умышленное убийство). Девять подозреваемых находятся под стражей. Следствие

Генералам нужен злодей?  »
Юридические статьи »
Читайте также