Кто страшнее - судья или прокурор

В среду Конституционный суд (КС) России рассмотрел на предмет соответствия Основному закону Уголовно-процессуальный кодекс. Ряд его статей оставляет последнее слово в определении жесткости наказания за государственным обвинителем. Против этого выступили два областных суда, два городских, один районный, а также семеро потерпевших, которые не смогли добиться справедливого приговора. По мнению заявителей, эти положения УПК нарушают принцип равенства участвующих в процессе сторон.

У братьев Мамедовых была палатка у метро "Пролетарская". Торговали хлебом, булками. Как-то раз несколько подвыпивших мужиков расположились у киоска. Пили пиво и здесь же "отливали" - прямо на палатку. Когда братья сказали им, что здесь не туалет, мужики затеяли драку. На шум из метро выскочил милиционер, кинулся оттаскивать разошедшихся мужиков. Однако когда те показали ему служебные удостоверения, милиционер крепко задумался, чью сторону брать. Драчуны оказались работниками расположенного неподалеку отделения вневедомственной охраны. "Давай-ка вызывай машину и вези этого в обезьянник", - распорядились "вохровцы" и бросили милиционеру младшего из братьев, Махира. (Это его и спасло.) А сами накинулись на оставшегося в одиночестве Фуада. "Беги!" - успел крикнуть младший брат, когда его уводили.

Видя, что дело принимает нешуточный оборот, Фуад рванул во дворы. На свою беду побежал он именно туда, где располагалось отделение, в котором работали напавшие на него милиционеры, - на Динамовскую, 9. Там они его и догнали.

- Милиционер Маркин избил его так, что брат умер прямо там же, на месте, - закончил свой рассказ "Известиям" третий брат - Джангахир Мамедов.

Прокуратура Центрального округа Москвы предъявила убийце обвинение по статье 109, часть 1 - "Убийство по неосторожности".

- И следователь тут же направил дело в суд, - рассказывает адвокат Виктор Стрельников. - Мы заявили ходатайство о возвращении дела прокурору, надеясь на то, что он примет решение об изменении статьи на более тяжелую. Судья согласилась, но прокурор с ней не согласился. Надо проводить дополнительное расследование, а это в действующем УПК не предусмотрено.

Таких историй в Конституционном суде в среду было рассказано немало. Потерпевшие, адвокаты и даже судьи заявляли, что действующий УПК исключает принцип равенства в состязательности участвующих в суде сторон. Речь идет о статьях 237 (часть 1), 246 (части 7-10), 378 и 408. Суд не имеет права отправить дело на дополнительное расследование, даже если в суде открылись достаточные для этого обстоятельства. Когда эту норму принимали, считали, что дополнительное расследование только затянет процесс. Суд не может переквалифицировать преступление на более тяжелую статью. В итоге суд не может умышленные по сути убийства признать таковыми, если прокуратура квалифицирует их как убийства по неосторожности. Нередко убийство нескольких человек разбивается на несколько отдельных эпизодов, что тоже на руку обвиняемому. В суде государственные обвинители имеют в ряде случаев больше прав, чем сами судьи.

- Это безобразие, - сказал судья Верховного суда России Владимир Демидов, один из разработчиков нового УПК. - Я предупреждал, что такое может произойти, но меня не слушали, все говорили о том, что нужно избегать обвинительного уклона. А как же права потерпевших? Ко мне приходят судьи и говорят: "Как же так, Демидов?!"

То, что действующие нормы надо менять, признал и выступавший в Конституционном суде заместитель генпрокурора Сабир Кехлеров.

- 90 процентов, что Конституционный суд изменит УПК, - сказал "Известиям" один из сотрудников КС. - Кстати, по предыдущему УПК Конституционный суд заседал 40 раз.

Владимир Перекрест

Дедовщина в рублевом эквиваленте Впервые воинской части придется расплачиваться за казарменный  »
Юридические статьи »
Читайте также