Рабы немыНовый законопроект должен заставить их говорить

Весной этого года в СМИ активно обсуждался новый законопроект. Он касался внесения новых семи статей в Уголовный кодекс РФ, карающих за работорговлю.

Однако до парламентских каникул закон принят не был, и его рассмотрение перенесли на осень. Тем временем прошедшие два летних месяца показали, что работорговцы на каникулы не ушли, продолжают развивать свою деятельность и изобретают новые способы защиты от правоохранительных органов.

Новый законопроект носит название "О противодействии торговле людьми". На первых порах практиками в правоохранительных органах он был воспринят довольно скептически. В первую очередь потому, что в современном УК уже есть статьи, карающие за похищение людей и торговлю несовершеннолетними. Оперативники утверждали, что для борьбы с работорговлей можно использовать их: зачем городить огород увеличением статей УК, после чего может возникнуть сложность с классификацией преступления?

Авторы проекта не скрывают, что одной из главных задач появления нового закона является не только борьба с этой формой преступности, но и приведение российского законодательства в соответствие с рамками международного права. Например, в интервью одному столичному аналитическому журналу Елена Мизулина сказала:

- Правительства развитых стран ставят вопрос очень жестко - вплоть до применения экономических санкций против тех стран, где нет минимальных стандартов противодействия торговле людьми. Россия по международной классификации сейчас находится в третьей, самой неблагополучной, группе, в которую входят также Афганистан и Ирак. Наш законопроект как раз и призван оказать содействие правительству в обеспечении минимальных международных стандартов противодействия торговле людьми...

Иными словами, цель закона - оградить Россию не от работорговцев, а от экономических санкций других государств? Однако не будем столь суровы: авторы законопроекта делают много полезного и для использования его внутри страны. В частности, впервые вводят в юридический язык само понятие работорговли, которого в Уголовном кодексе просто не существует. Более того, предлагают привлекать к уголовной ответственности не только за торговлю людьми, но и за использование рабского труда.

Это прорыв, на котором следует сосредоточить максимальное внимание, поскольку боевиков и бандитов, ворующих людей, "силовики" худо-бедно, но ловить научились. В то время, как огромный рынок потребителей их специфических услуг избегает ответственности.

Группа без риска

В июне месяце в городе Шуя Ивановской области прозвучал судебный приговор семейной парочке - Александру и Зинаиде Елениным, промышлявшим торговлей несовершеннолетними девочками из неблагополучных семей. Подростков где силой, где хитростью заманивали в машину и отвозили в Москву, где перепродавали сутенерам. Часть девчонок сумела сбежать от владельцев секс-индустрии обратно домой и после их показаний работорговцы были задержаны сотрудниками милиции.

Сейчас после первого приговора, присудившего мужу и жене соответственно по 7,5 и 9,5 лет лишения свободы, они вновь предстали перед судом: оперативно-следственная группа смогла доказать их причастность еще к нескольким эпизодам работорговли в ивановском городке.

Однако на скамье подсудимых не оказалось сутенеров, которые пользовались услугами секс-рабынь. И дело не только в прорехах законодательства, но и в специфике работы оперативников. Чтобы провести необходимые мероприятия, операм из Иваново потребовалось бы жить в Первопрестольной не один месяц, причем положительный результат гарантировать никто не мог. На выплату командировочных на таких условиях милицейское начальство пойти не могло.

Как сказал корреспонденту "Российской газеты" сотрудник правоохранительных органов, "в таких случаях нужно вовремя остановиться и отправить на скамью тех подсудимых, чья вина доказана. Иначе расследование никогда не кончится".

Нужно заметить, что Ивановская область граничит с Московской и между двумя городами всего несколько сотен километров. О какой эффективной работе можно говорить, когда рабовладельцы и их жертвы живут в разных государствах или даже регионах России, находящихся далеко друг от друга?

Авторы законопроекта не особо скрывают, что плод их трудов ориентирован на благополучные страны, где работает сильная полиция. Мол, она при получении информации от своих российских коллег может на своей территории "разобраться" с доморощенными рабовладельцами и сможет защитить российских граждан, выезжающих в их страну на заработки.

Вопрос спорный, если вспомнить многочисленные истории с российскими гастарбайтерами в девяностые, оказавшимися на чужбине в полной власти новых хозяев при полном равнодушии полиции. Но здесь хотя бы есть надежда, что при соответствующих межгосударственных соглашениях там все же будут бороться с этим злом.

Но надежда не видна, когда речь идет о "горячих" регионах самой России, где с рабовладельчеством если и воюют, то без участия Уголовного кодекса.

Чеченское рабство

Утверждение, что рабство в этой кавказской республике явилось следствием двух последних войн в этом регионе, звучит поверхностно. "Кавказские пленники", а по сути, рабы, воспетые классиками русской литературы XIX века, существовали на Кавказе и во времена "развитого социализма". Как и сейчас, большинство из них составляли не военнослужащие, а всевозможные бродяги, соблазненные возможностью подзаработать на теплых "югах".

Осенью 1994 года, еще до начала первой чеченской кампании, автор этих строк был свидетелем освобождения из ингушского рабства... чукчи, пасшего не оленей, а баранов в горах более десяти лет.

В апреле этого года оперативная группа ФСБ освободила в Урус-Мартановском районе костромича Владимира Калинкина, который провел в рабстве девять лет. Перед этим в родные места вернулся ярославец Владимир Епишин, угодивший в кабалу в 1989-м. При ближайшем рассмотрении личностей этих людей понимаешь, что бродяжий образ жизни во многом определил их дальнейшую судьбу.

Но кто даст гарантию, что беда не случится с любым, даже с самым благополучным человеком, в то время как в России пропадают без вести ежегодно десятки тысяч человек? В том же 1994 году спецназ МВД вытащил из плена врача из волгоградского Камышина, которого пригласили в горный аул полечить женщину гомеопатическими средствами...

Рабство на Кавказе будет процветать, пока не начнут сажать на долгие сроки тех, кто пользовался плодами рабского труда. Пока не сажают.

Автор этих строк поинтересовался в УФСБ по Костромской области, возбуждено ли уголовное дело по факту незаконного лишения свободы Владимира Калинкина (соответствующая статья есть в действующем УК, и утверждения, что сейчас в законах нет рычагов борьбы с рабством, - от лукавого). Сотрудники Костромского управления связались со своими северокавказскими коллегами и не получили оттуда вразумительного ответа, написал ли заявление о возбуждении уголовного дела потерпевший или нет.

Выяснилось, что старик, купивший Калинкина у похитителей, умер в 2000 году, передав "собственность" по наследству своему сыну. А тот для подстраховки от уголовного преследования время от времени начал заставлять Владимира писать под диктовку письма на родину с одинаковым текстом: "У меня все хорошо". Даже было отправлено несколько фотографий с изображением "счастливого" Калинкина его сестрам в Костромскую область.

Более того, рабовладелец очень обиделся, когда опера Северо-Кавказского УФСБ ворвались к нему в дом, положили всех лицом вниз и увезли в неизвестном направлении раба Калинкина. Как известно, нападение - лучшая защита, и бывший владелец уже в конце июня написал заявление в Урус-Мартановскую прокуратуру о незаконных действиях правоохранительных органов.

- Встречный иск - стандартная схема поведения подозреваемых. Видимо, у него есть консультанты с юридическим образованием, - прокомментировал ситуацию автору этих строк сотрудник Костромского УФСБ.

Сто против одного, что рабовладелец из Урус-Мартана не окажется на скамье подсудимых. Вернувшиеся с Кавказа бывшие рабы стараются быстрее забыть прошлое и меньше всего захотят ехать обратно в Чечню для очных ставок со своими бывшими хозяевами. Поэтому, как правило, заявления о возбуждении уголовных дел они не пишут. Известно точно: по факту рабства ярославца Епишина дело не возбуждалось.

Оперативникам работа в рамках уголовных дел больших дивидендов не приносит. Попробуй выдерни из горного села на допрос бывшего рабовладельца, когда нужно будет привлекать колонну бронетехники и после чего тебе обязательно повесят обвинение в "зачистке". Поэтому, вполне возможно, бывшим рабам говорят: "Тебя спасли? Так радуйся и беги отсюда как можно быстрее!"

Как ни прискорбно, но это суровая правда жизни. И остается только надеяться, что новый закон будет утвержден. И в нем будет прописана уголовная ответственность за использование рабского труда. Тогда всем будет сложнее отворачиваться от явления, уже прочно прописавшегося в нашей жизни.

Олег Татарченков

Ярославль

Пиратов будут сажать по-крупному  »
Юридические статьи »
Читайте также