Кости нашего города Как на городских кладбищах будут искать свободные места

"Надо расчистить Италию от бесконечного музейного хлама - он превращает страну в одно огромное кладбище... Музей и кладбище! Их не отличить друг от друга - мрачные скопища никому не известных и неразличимых трупов", - писал итальянский поэт Филиппо Томазо Маринетти в манифесте футуризма. Эти слова вполне подойдут к программе обновления петербургских кладбищ и проекту новой редакции закона о похоронном деле, что подготовлен администрацией Петербурга. Ярым противником программы Маринетти стал диктатор Муссолини. Противники у программы петербургских чиновников тоже могут найтись.

Извините, мест нет

Петербургские кладбища слишком долго были "мрачным скопищем никому не известных". Такими же мрачными скопищами устоявшихся догм были Закон Санкт-Петербурга "О погребении и похоронном деле" от 1999 года (а также одноименный закон РФ от 1995-го).

В самом деле, почему это "создаваемые, а также существующие места захоронения не подлежат сносу и могут быть перенесены только в соответствии с правовым актом администрации Санкт-Петербурга в случае угрозы постоянных затоплений, оползней, после землетрясения и других стихийных бедствий"?

Почему такие маловероятные для Петербурга ситуации, как землетрясение и оползни, предусмотрены, а такие естественные, как элементарная нехватка места, - нет?

Правда, в случае крайней необходимости (все те же наводнения, затопления) захоронение можно перенести на другое место, но тоже не раньше чем через 20 лет после последних похорон, а освободившийся пятачок разрешается использовать исключительно под зеленые насаждения.

Из-за этих и других ограничений в Петербурге сложилась странная ситуация. Официально в нашем городе сейчас 43 кладбища, в пригородах - еще 55, а открыты для захоронения без каких-либо ограничений только три - Южное, Северное и Ковалевское, на остальных только подхоранивают к родственникам.

Одно из первых кладбищ Петербурга, Смоленское, где лежали Александр Блок, Тарас Шевченко, Архип Куинджи и другие деятели культуры, искусства и т.п., закрыли для погребений "из-за отсутствия мест" еще в 1922 году. И хотя мест там с тех пор не прибавилось, возможности захоронить то и дело появлялись. Например, лет 10 - 12 тому назад начался новый этап освоения целого участка. Хоронить там стали без всякой связи с родственниками самых разных людей.

- На Смоленском кладбище был старый заболоченный участок, так называемый холерный (массовые захоронения начались в 1831 году, во время эпидемии холеры. - А. О.). Ценных исторических могил там не было. Теперь его осушили и снова хоронят, - рассказывает петербургский историк, член Топонимической комиссии Петербурга и большой знаток кладбищ Алексей Ерофеев. - На Никольском кладбище Александро-Невской лавры могилы Собчака, Старовойтовой, Селезнева (того, что возглавлял Ленинградский военный округ), Виталия Савицкого (христианский демократ, депутат Госдумы. - А. О.) тоже появились на месте чужих заброшенных захоронений.

Освобождение, но не продажа

Новый закон, подготовленный комитетом экономического развития, промышленной политики и торговли (КЭРППиТ), предусматривает отход от кладбищенских канонов советского и постперестроечного времени и широчайшие возможности для грядущих поколений смертных. За короткие сроки проделана колоссальная работа. Возможностей столько, что не умереть в самом ближайшем времени и всем этим не воспользоваться, просто стыдно!

В июне 2004-го КЭРППиТ подготовил проект постановления правительства о мерах по совершенствованию организации похоронного дела. Сейчас уже утверждена правительством программа развития материально-технической базы кладбищ до 2010 года и подготовлена новая редакция петербургского Закона "О погребении и похоронном деле". Она проходит правовую экспертизу и скоро будет внесена в Законодательное собрание.

На первый взгляд реформа предстоит не такая уж радикальная. Например, европейские стандарты нам пока не грозят. Частных кладбищ в Петербурге, как и во всей стране, не будет (свежий Земельный кодекс относит кладбища к землям специального назначения, которые не могут быть приватизированы).

- Расширение и реконструкция кладбищ останутся функцией государства, а бизнес может взять эксплуатацию и организацию самого процесса похорон, - рассказывает Екатерина Голоулина, заместитель председателя КЭРППиТ. - Мы предусматриваем расширение Колпинского кладбища и кладбища "Илики" в Курортном районе, - поясняет Голоулина. - По договоренности с администрацией Колпинского района там откроется участок для безродных, какие существуют уже на всех крупных городских кладбищах. В бюджете 2005 года заложены средства на расширение Северного и Южного кладбищ, реконструкцию крематория и покупку оборудования для него. Но развиваться только экстенсивным путем невозможно. Южное и Северные кладбища - и так крупнейшие в Европе.

В общем, как следует из программных документов петербургского правительства, кладбища будут уплотнять. Но не просто так, а с благими намерением - привлечь внимание потомков к их собственным предкам.

- Надо увеличить ответственность бизнеса за предоставление ритуальных услуг и ответственность родственников или близких, взявших на себя обязанность осуществить захоронение, - рассказывает Екатерина Голоулина. - Имена таких людей в кладбищенских книгах. Мы хотим завести еще электронный учет захоронений и электронные карты кладбищ. Люди иногда забывают, что, взяв на себя обязанность осуществить захоронение, они обязуются также поддерживать могилу в определенном состоянии, присматривать за ней. Уже существует перечень работ, которые они должны выполнять, мы сделаем его более конкретным - покос травы, содержание поребрика и т.п. Если не по твоей вине снесли оградку - государство возместит ущерб, но если ты сам не поддерживал ее в должном состоянии, придется отвечать. Если могила явно не посещается, лицам, ответственным за захоронение, будут рассылаться уведомления с предупреждением. Если адрес устарел, разыскать гражданина будет обязана организация, отвечающая за эксплуатацию кладбища. Если не удалось, специальная комиссия фиксирует факт, что захоронение бесхозное, подается иск и захоронение признается бесхозным уже в судебном порядке. Только после этого возможна эксгумация или какой-то другой вариант и захоронение на этом месте другого человека.

Сколько мест на кладбищах освободится таким способом, пока неясно. Не произведена даже предварительная инвентаризация (за исключением могил великих людей). Ясно только, что процент бесхозных захоронений на исторических кладбищах в центре города будет выше. Получается отличный механизм для освобождения самых престижных участков, которые затем можно продать.

- Продажи не будет, - уверяет Голоулина. - Федеральным законом каждому гарантируется бесплатное место на кладбище. А город обеспечит предоставление новой услуги - такое место можно будет заранее зарезервировать, эта услуга будет платной.

На Западе места на кладбищах арендуются, обычно на 20 - 25 лет, средний срок смены поколений, если родственники сохранились - аренду можно продлить. Как нам объяснили в администрации Петербурга, в нашем городе такого не будет, потому что федеральные законы не позволяют.

Законы не позволяют, но необходимость как-то ограничить время пребывания усопшего на кладбищах существует. Городская администрация нашла выход - сносить заброшенные могилы. Куда девать останки - пока вопрос. Как вариант рассматривается захоронение на так называемых полях памяти (нечто вроде братских могил, но, возможно, какие-то таблички с упоминанием имен похороненных там все-таки будут, если удастся такие имена установить).

Похоронно-коммунальная реформа

Хотя считается, что перед Богом и перед смертью все равны, соревнование за лучшее место под солнцем продолжается и после отхода в мир без солнца. В Петербурге, пока что неформально, развивалось и продолжает развиваться еще одно явление - калибровка, введение иерархий среди усопших. Попытки узаконить ее предпринимались еще при Николае I.

Уже в 1841 году Смоленское кладбище поделили на семь разрядов. Бесплатный 7-й, где хоронили умерших в больницах, и самый дешевый 6-й располагались на самых дальних участках. Участки вблизи кладбищенских церквей, особенно близ Смоленской и у часовни Ксении Блаженной, отнесли к высшим разрядам. Они отличались благоустроенностью, песчаным грунтом и отличным дренажом.

Новое прочтение закона о похоронном деле не предусматривает разбиение кладбищ на зоны люкс, повышенной комфортности и социальные. Вводится только три категории - свободные места, места, где у вас есть родственники, и условно занятые. Свободные места остаются бесплатными. Кроме того, уточняется перечень минимальных услуг, которые можно получить на возмездной основе. Безродным и родственникам, желающим похоронить близких, но не имеющим на это денег или имеющим, но очень мало, государство за счет федерального бюджета гарантирует субсидию в размере 1000 рублей - на оформление всевозможных справок. А Петербург за счет своего бюджета - еще 2000 рублей на простенький гроб, саму операцию погребения (без оркестра) и транспортные расходы по минимальной стоимости (только в один конец). Гроб и услуги можно взять только в пакете. Либо можно полностью отказаться от бесплатного захоронения по минимальному пакету и за все платить самому, получив от государства социальное пособие, гарантированное федеральным законом (сейчас - 1000 рублей). Промежуточных вариантов похорон не будет.

Сейчас прейскуранты и тарифы устанавливают сами ритуальные организации. А будет государство. Городские власти подготовили свои экономически обоснованные тарифы и прейскурант.

- Мы не ограничиваем ритуальные организации, не требуем оказывать услуги по цене ниже себестоимости, но устанавливаем тариф, гарантирующий достойное погребение, - говорит Екатерина Голоулина.

За 12 000 рублей (самый дешевый, так называемый социальный пакет) можно будет приобрести гроб, арендовать машину на кладбище и обратно в течение 4 часов, получить все работы, нормальный венок. Предоставят услуги частные похоронные бюро, но, чтобы получить это право, они должны будут пройти конкурс, организованный ГУП "Ритуальные услуги", которому поручат управление всеми кладбищами и отбор подрядчиков.

Администрация гарантирует, что за 12 000 можно будет сделать захоронение на любом кладбище, однако не на любом месте, а только на свободном, или подхоронить в могилу к родственнику. Если же гражданин хочет какое-то определенное место, более престижное, удобное, поближе к церкви, за это нужно будет доплачивать. Столько, сколько установит эксплуатирующая кладбище организация. А если гражданину показалось, что ему чего-то недодали или оказали некачественную услугу, он может жаловаться, и это станет основанием для расторжения договора эксплуатирующей организации с городской администрацией. В общем практически полная аналогия с реформой ЖКХ.

Арину Родионовну уже не ищут

Разумеется, при реализации вышеописанной программы в части освобождения мест на кладбищах может погибнуть большое количество могил людей малоизвестных, хотя и заслуженных. Сейчас под охраной Российской Федерации и Санкт-Петербурга в общей сложности находится всего 750 захоронений. При том, что на одном только Смоленском кладбище за дореволюционный период погребено 700 - 800 тысяч человек.

По критерию "явно не посещается", например, под снос могла бы попасть могила изобретателя Александра Можайского (в очень плохом состоянии на Смоленском кладбище), но не попадет, потому что охраняется.

- Явно не посещается на Волковском лютеранском кладбище могила Густава Христиановича Госфорта (государством не охраняется. - А. О.), члена Вольного экономического общества, генерала от инфантерии, занимавшего важный пост в Омском крае, когда там отбывал ссылку Достоевский. Он помогал Федору Михайловичу выходить в город и вообще значительно ослабил для него режим пребывания в "гадком пыльном городишке", - рассказывает историк Алексей Ерофеев, осуществляющий постоянный мониторинг петербургских кладбищ по собственной инициативе. - Вряд ли кто-то ухаживает на Волковском православном за могилами семьи известного промышленника Варгушина (государством не охраняется. - А. О.), основавшего за Невской заставой известную бумажную фабрику; на Новодевичьем - за могилой фон Эссена, морского офицера, участника Русско-японской войны, командира Балтийской флотилии; за могилой Михаила Ивановича Горчакова, заслуженного профессора Петербургского универститета и, по всей видимости, родственника канцлера Горчакова; за могилой архитектора Гедике (федеральный памятник истории. - А. О.), создавшего множество доходных домов в Петербурге... Далеко не все могилы интересных людей находятся под охраной, многие запущены и не посещаются, но все они - это огромный пласт петербургской истории, который нигде, кроме кладбищ, и не хранится, и я бы крепко подумал, прежде чем его сносить.

Главный вход Смоленского кладбища украшает здание бывшей кладбищенской богадельни с полуциркульной аркой ворот. В арке укреплена мраморная мемориальная доска, на которой написано, что на кладбище похоронена няня А. С. Пушкина Арина Родионовна, кстати сказать, по фамилии Яковлева (1758 - 1828). Этот факт был установлен в результате многих лет изысканий в 30-годы, хотя ранее бытовала другая версия - что она похоронена на Большеохтинском кладбище (могила затерялась еще до революции).

- По документам Арина Родионовна покоится на Смоленском кладбище, но неизвестно, где именно. Где гарантия, что прах ее не пострадает? Что теперь с этим делать?

- На сегодня нет никаких сведений о месте захоронения Арины Родионовны, - говорит Екатерина Голоулина, - только данные в кладбищенских книгах, позволяющие говорить о том, что это именно на Смоленском. Никаких изысканий на действующем кладбище для установления места захоронения мы производить не будем. Археологические раскопки на всей территории - это нереально. Нет и таких технологий, которые позволят определить ДНК на глубине 3 метра.

В общем, ненайденную Арину Родионовну, похоже, уже не спасти, если вдруг не найдется внезапный свидетель похорон или гениальный ученый, который восстановит хронику событий. Зато при помощи историков и других специалистов комиссия под руководством председателя комитета по градостроительству Александра Викторова подготовила перечень из 598 захоронений, которые не охраняются ни как федеральные памятники, ни как памятники местного значения, но хранят останки людей, которые внесли вклад в развитие города. Город возьмет на себя уход за ними, не беря под охрану.

Что это за заслуженные люди такие, нам пока не стали рассказывать под тем предлогом, что это пока всего лишь проект, не утвержденный окончательно правительством. Да и должны же быть хоть какие-то тайны у мадридского двора.

Алексей Орешкин

Почтовая служба идет на риск  »
Юридические статьи »
Читайте также