Владимир Литвиненко: "Закон "О недрах" спасет их от истощения"

Высокие мировые цены на российскую нефть вводят в эйфорию разве что чиновников федерального правительства. Золотовалютные резервы страны превысили 150 миллиардов долларов, Стабилизационный фонд пополнел до триллиона рублей, страна с опережением отдает внешние долги. Однако ученые и специалисты минерально-сырьевого комплекса бьют в набат. При нынешних темпах нефтедобычи и сырьевого экспорта, а также несовершенных законах Россия вскоре истощит свои запасы.

Как не допустить такого сценария развития событий? Своими соображениями делится ректор Санкт-Петербургского государственного горного института (Технического университета) Владимир Литвиненко.

- Владимир Стефанович, сколько нефти добывает страна?

- В прошлом году нефтяные компании выкачали из скважин около 459 миллионов тонн нефти и газового конденсата и более 250 миллионов тонн продали за границу. Примерно такие, и даже большие, цифры ожидаются и в 2005 году. Меня, как профессионала, пугает сырьевая направленность экспорта.

Недропользователи ежегодно извлекают и продают нефть, цветные металлы и другие полезные ископаемые на сумму 150 миллиардов долларов при валовом внутреннем продукте в 550 миллиардов. Вдумайтесь в эти цифры: более четверти ВВП формирует минерально-сырьевой комплекс! Самое страшное: 90 процентов добытого мы экспортируем и только 10 процентов - вовлекаем в переработку. Нефтяные компании теряют от 6 до 12 миллионов долларов с 1 миллиона тонна нефти, если они перерабатывают ее на своих заводах, а не продают на экспорт.

В условиях нефтяного голода в западных странах мы не используем свое главное конкурентное преимущество - запасы недр, которые, к сожалению, не восполняются. Это унизительно, но Россия до сих пор считается сырьевым придатком Запада. Ситуацию необходимо кардинально менять.

Все начинается с законодательства. Действующий закон "О недрах" , принятый в 1992 году, не в полной мере решает главную задачу государства как собственника недр. Во-первых, не стимулирует экономический рост, не создает новые рабочие места и прибавочную стоимость. Во-вторых, не повышает эффективность и действенность федеральных механизмов.

В-третьих, не обеспечивает устойчивое развитие страны.

Природные ресурсы, особенно углеводороды, в мире заканчиваются, и на этом фоне российские недра приобретают особое значение. Этим необходимо воспользоваться. Основной аргумент для введения месторождения в хозяйственный оборот - максимально глубокая переработка внутри страны и экспорт продукции переработки.

Пока все происходит с точностью до наоборот. В последние 20 лет, начиная с эпохи Горбачева, страна является сторонним наблюдателем за использованием своих природных богатств и практически устранилась от регулирования процесса работы с месторождением. Вертикально-интегрированные нефтяные компании, например, эксплуатируют только месторождения, разведанные еще во времена СССР. К этим скважинам проложены трубопроводы, при них существует инфраструктура. За последние 10 лет геологи не открыли ни одного нового крупного месторождения!

Непонимание значения минерально-сырьевого комплекса в экономике России - отличительная черта нынешнего правительства. Комплекс вступил в фазу прогрессивного кризиса и с точки зрения государственных интересов используется неэффективно.

В советские времена на каждую тонну извлеченной нефти прирастало 1,5 тонны разведанной. Сегодня пользователи природных ресурсов обязательств по воспроизводству этих ресурсов перед государством не несут. Многие недропользователи действуют по принципу "после нас хоть потоп". Основные фонды не просто в плохом состоянии - в реанимационном. Действующие месторождения при нынешних объемах добычи нефти - 450 миллионов тонн в год - истощатся через 20-25 лет.

- Вы достаточно жестко критикуете закон "О недрах". Является ли он "священной коровой", или этот нормативный акт можно поправить?

- Еще 3,5 года назад Владимир Владимирович Путин дал поручение подготовить новую редакцию закона, чтобы изменить отношение к воспроизводству недр. Профессионалы взялись за дело с энтузиазмом, сформировали несколько экспертных групп, которые вносили свои предложения. Одну из групп возглавлял и я. Каково же было изумление специалистов, когда осенью 2005 года безымянные, как всегда, "редакторы" из правительства РФ выдали на-гора совсем не тот документ! Замечания руководителей регионов и специалистов были не просто не учтены - не проанализированы. Фактически не использовались и предложения рабочей группы при Госсовете РФ. Вместо рыночного закона, направленного на наведение порядка в сфере недропользования, безымянные, как бывает в таких случаях, авторы подготовили политический манифест.

Более того, некоторые положения нового закона носили откровенно лоббистский характер и наносили ущерб собственнику - государству. Хорошо что наш президент в начале ноября 2005 года документ вернул на доработку.

- В "завернутом" проекте редакции федерального закона доступ к недрам сводился к одному принципу - аукциону. Механизм вполне рыночный, но он вызвал в профессиональной среде массу споров...

- Аукцион - это только деньги. Он эффективен исключительно там, где на начальном этапе государство хочет получить за месторождение как можно больше денег, а компания - повысить свою капитализацию. Но аукционы в минерально-сырьевом комплексе принесут государству больше вреда, нежели пользы.

К примеру, уникальное Удоканское месторождение меди в Иркутской области, возможно, последнее по своим огромным масштабам в мире. Если его продать с аукциона, победитель направит сырье на переработку, к примеру, в Китай, и Россия будет покупать у соседа изделия из собственной меди.

В новой редакции закона "О недрах" государство должно ограничить экспортные сырьевые аппетиты пользователей ресурсов. Хочешь новое месторождение - будь добр, неподалеку построй завод по переработке сырья и транспортную инфраструктуру.

Месторождение и переработка должны рассматриваться как единое цедое. Мы уже пожинаем плоды двоевластия собственников: Магнитка, завод в Пикалево Ленинградской области, Металлургический завод в Волгограде и другие примеры конфликта интересов, когда месторождение в одних руках, а переработка - в других.

В некоторых регионах губернаторы находятся под влиянием сырьевых олигархов. Показательный пример - Республика Коми. Уголь там принадлежит "Северстали", бокситы - СУАЛу, нефтяные скважины - "ЛУКОЙЛу". Чиновникам в условиях такой монополизации сырьевых рынков трудно отстаивать государственные интересы. Недропользователи должны работать с месторождениями, а не с властью.

- Владимир Стефанович, каковы концептуальные недостатки проекта нового закона "О недрах"?

- В документе не прописаны задачи государства как собственника недр, не установлен механизм его публичных действий по воспроизводству сырьевой базы, оптимальным объемам извлечения полезных ископаемых, охране недр. Считаю, что добыча 450 миллионов тонн нефти в год - перебор для России, достаточно и 350 миллионов. Таких объемов вполне хватит для внутренних нужд и разумного экспорта.

Нефтяным компаниям ограничения, конечно, не понравятся, но необходимо думать и о перспективе, создавать стратегические резервы. В США, например, есть приличные запасы той же нефти, но они их законсервировали, импортируют сырье, несмотря на высокую стоимость. Штаты, в отличие от России, думают о своих национальных интересах, не пускают в минерально-сырьевой комплекс чужаков. По этому пути следует идти и нам.

Об аукционах я уже сказал. Полный переход на аукционный механизм приведет к монополизации добывающих отраслей промышленности, не будет способствовать применению высокозатратных технологий при освоении перспективных, но сложных месторождений.

Кроме того, в законопроект не заложен дифференцированный налог на добычу полезных ископаемых в зависимости от горно-геологических особенностей месторождения, степени его выработанности и других факторов. А отсутствие четко прописанных рыночных правовых норм, стимулирующих воспроизводство запасов, заставляет серьезно задуматься: что же мы будем добывать и продавать в самое ближайшее время.

Новый федеральный закон должен стимулировать исследование недр как предмет государственной политики и гарантировать пользователю недр право на разработку месторождений, открытых на условиях риска.

Ведущие специалисты минерально-сырьевого комплекса внесли эти замечания к проекту. Надеемся, что на этот раз разработчики их учтут.

Беседовал Сергей Тачаев

Евгений Ясин: Нас нельзя полностью уничтожить  »
Юридические статьи »
Читайте также