Цифровая подпись получает новую прописку

В конце мая Михаил Касьянов подписал постановление N 313 "Об уполномоченном федеральном органе исполнительной власти в области использования электронной цифровой подписи" (опубликовано в "Российской газете" от 3 июня).

В соответствии с постановлением эти обязанности возложены на Минсвязи. Ему теперь предстоит реализовывать централизованную политику в области ЭЦП, намеченную "Концепцией правового регулирования применения информационных и коммуникационных технологий в Российской Федерации".

Вопрос об уполномоченном федеральном органе исполнительной власти всегда требовал дополнительной разработки, поскольку в Законе "Об электронной цифровой подписи" по сей день представлен лишь отсылочной нормой. Раньше постановлением Правительства от 11 февраля 2002 года N 135 "О лицензировании отдельных видов деятельности" осуществление лицензирования деятельности по выдаче сертификатов ключей ЭЦП, регистрации владельцев ЭЦП, оказанию услуг, связанных с использованием ЭЦП, и подтверждению подлинности ЭЦП, а также осуществление лицензирования ряда других видов деятельности было возложено на Федеральное агентство правительственной связи и информации (ФАПСИ). После упразднения ФАПСИ существовало несколько претендентов на вакантное место. Возглавило этот список, естественно, Минсвязи России (поскольку данное ведомство отвечает за информатизацию), затем шли Гостехкомиссия России (так как применение ЭЦП есть элемент защиты целостности конфиденциальной информации) и Минюст России (деятельность удостоверяющих центров сродни деятельности нотариусов, а сама подпись - элемент придания документу юридической силы).

По сути, Минсвязи отныне будет выполнять функции универсального арбитра, причем арбитра государственного. Дело в том, что два незнакомых человека могут обмениваться юридически значимыми документами только с помощью третьего лица, арбитра, которому оба заведомо доверяют.

Сейчас с применением ЭЦП могут подписываться довольно крупные сделки, в том числе между государственными органами и организациями. Цена лицензии очень высока, и получить ее смогут далеко не все. Отсутствие лицензии предполагает уход из рыночного сектора с использованием электронного документооборота. В 2003 году ЭЦП решили использовать для собственных нужд несколько крупных финансово-кредитных организаций и объединений. Компании это солидные и влиятельные, поэтому не исключен некоторый элемент лоббирования интересов. Например, касательно привлечения иностранных инвестиций. Наперекор мировой практике по нашему закону сертификат ключа ЭЦП может выдаваться только физическому лицу. То есть все цифровые подписи иностранных компаний, выданные за границей, окажутся в России недействительными, и им, скорее всего, придется заводить в России новые ЭЦП, а сертификат на них получать в отечественных удостоверяющих центрах. Это неприятно и неудобно для западных партнеров. Таким образом, пожелания о разрешении проблемы наверняка не заставят себя долго ждать.

Несомненно, Минсвязи будет прислушиваться к мнению представителей бизнеса, но не идти слепо у них на поводу. Есть недоработки и в Законе об ЭЦП. Ведь до сих пор не существует системы, позволяющей производить временные метки, необходимой исходя из буквы закона и предпринимательской практики для решения таких вопросов, как определение первенства или регистрация заявок на торговые марки, или приостановление и аннулирование сертификата. Сегодня такую систему единых меток времени возможно создать на основе технической службы синхронизации Минсвязи РФ (другому ведомству эту задачу решить будет намного труднее). Пока остается без ответа и вопрос о разработке и распространении криптографических алгоритмов.

Анна Будневич юрист

Центральный банк России утвердил рекомендации по информационному содержанию и организации web-сайтов кредитных организаций.  »
Юридические статьи »
Читайте также