Адвокат выходит из "колхоза" Но его клиенты от этого должны только выиграть

Судебная реформа вошла в стадию первых юбилеев. Около трех лет действует обновленный закон о судьях. Чуть больше года новому Уголовно-процессуальному кодексу. Два года назад начались перемены и у российских адвокатов: вступил в силу новый закон об адвокатуре, была создана Федеральная адвокатская палата, которая объединила адвокатские палаты субъектов Федерации, - новое слово в российской правовой системе. О смысле и итогах этих перемен журналист Наталья Орлова беседует с заместителем президента Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Андреем Савичем.

- Андрей Сергеевич, что же изменилось в жизни адвокатского сообщества с введением в действие нового закона?

- Новизна состоит в самой организации адвокатской деятельности. Если до недавнего времени адвокаты были объединены в коллегии, то теперь они вправе сами определять форму своего профессионального существования: быть самостоятельными, открыв свой кабинет, или войти в состав одного из определенных законом адвокатских объединений. Палаты, созданные в субъектах Федерации, являются органами самоуправления всего адвокатского сообщества в целом. А на федеральном уровне руководство осуществляет Федеральная палата. Кстати, ее президентом избран глава нашей Санкт-Петербургской адвокатской палаты Евгений Васильевич Семеняко...

- Еще во время обсуждения проекта этого закона многие питерские адвокаты, особенно руководители коллегий, выступали резко против его принятия. Говорили, что создание палат, которые полностью повторяют вертикальную структуру государственной власти, может свести на нет декларированную свободу адвокатской деятельности. Очевидно, уже можно сказать, действительно ли нанесен ущерб независимости защитника?

- Нет, опыт последнего года показал, что этого не произошло... Адвокат был и остается независимым. Наоборот, возможности его расширились.

Скажем, до принятия нового закона в Петербурге было всего пять коллегий адвокатов. И все адвокаты должны были входить в одну из них. Эдакие "колхозы" на юридической ниве. Можно было перейти из одной коллегии в другую, но работать самостоятельно - никогда. Коллегии не были заинтересованы в том, чтобы на рынке юридических услуг появился конкурент.

Сейчас в городе 52 коллегии, 22 адвокатских бюро и 337 кабинетов. Всего около 4 тысяч адвокатов. Больше только в Москве - 7 тысяч. Но это не означает, что "адвокатские штаты" оказались чрезмерно раздутыми. Произошло лишь дробление пяти гигантских коллегий адвокатов на более мелкие самостоятельные структуры.

Одновременно произошло также ужесточение условий, при которых юрист может стать адвокатом. Квалификационная комиссия, созданная в соответствии с законом при Адвокатской палате, принимает экзамены у соискателей адвокатского статуса весьма строго. Состав комиссии определен законодательно: семеро членов адвокатского сообщества во главе с президентом нашей палаты, представители арбитражного и городского суда, исполнительной власти и органов юстиции, городские депутаты. В прошлом году в палату было подано 150 заявлений. 40 человек по различным причинам были к экзаменам не допущены. А из допущенных испытание выдержали лишь 54 юриста. Они-то и пополнили ряды питерской адвокатуры.

Так что с созданием палаты, я убежден, в отборе юристов, желающих заняться адвокатской деятельностью, стало больше порядка. В то же время открылись новые возможности для квалифицированных юристов. И реализация этих возможностей сейчас зависит только от их собственных знаний и инициативы.

- Что ж, охотно верю, что новый закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" улучшил жизнь адвокатов. А как это отразилось на их клиентах? Что изменилось для них?

- Граждане, нуждающиеся в юридической помощи, заинтересованы в том, чтобы у них была широкая возможность выбора и чтобы адвокаты имели только самую высокую квалификацию.

Забота о квалификации и о чистоте адвокатских рядов - одна из главных для палаты. За время своего существования Адвокатская палата Санкт-Петербурга лишила статуса адвоката более 60 человек. Причин, по которым это происходило, много. Мы знаем, что среди адвокатов встречаются и недостаточно профессиональные люди, а некоторые из них работают, как говорится, "на грани". И таких недобросовестных адвокатов мы выявляем и принимаем в их отношении соответствующие меры. Это делается на основании жалоб клиентов и представлений органов юстиции.

Кроме того, создание адвокатских палат улучшило наш контакт с властью. В недавнем прошлом одной из самых острых проблем была проблема бюджетной оплаты труда адвокатов по назначению. Напомню, что в любом уголовном процессе должен присутствовать такой адвокат. Если обвиняемый не может нанять защитника сам, адвоката по назначению обязан оплачивать бюджет. Однако многолетние долги государства за эти услуги делали назначение крайне невыгодной, нежелательной работой. К прошлому году государственная задолженность перед адвокатами Петербурга дошла до 4 миллионов рублей. Как результат, мало кто из действительно квалифицированных и опытных адвокатов соглашались на "назначение". Да и те, кто соглашались, нередко подходили к этой работе, не скрою, формально.

С момента создания палаты решение этой застарелой проблемы очевидно сдвинулось с места. И именно потому, что появилась структура, аналогичная властной, а следовательно, имеющая возможность вести с властью результативный диалог. Итогом чего явилось, к примеру, постановление правительства России об обязательной оплате услуг адвокатов по назначению в течение месяца. О решении проблемы в целом пока говорить рано, но то, что на нее обратили внимание на самом верху государственной власти, уже вселяет надежду.

- Отныне, надо полагать, если и не судебная система в целом, то хотя бы адвокатура может считаться реформированной, приближенной к мировым стандартам?

- Самым видимым из сохранившихся недостатков можно считать недостижимое пока равенство сторон в судебном процессе. Только с принятием нового УПК, к примеру, адвоката стали допускать к обвиняемому с момента ареста. А ведь это элементарная вещь в защите прав человека.

Адвокатура как законный механизм защиты прав граждан развивается медленно. Почему это происходит, всем нам очень доходчиво объяснили еще во время обсуждения проекта нового Уголовно-процессуального кодекса. Многие считают, что расширение возможностей адвоката мешает борьбе с преступностью, что стараниями адвокатов в судах рассыпается с таким трудом сформированная система доказательств виновности...

Впрочем, эту проблему настолько часто муссируют средства массовой информации, политики, представители правоохранительных органов, что споры эти стали общим местом. Известна и адвокатская точка зрения на сей счет: если дело рассыпается в суде, значит, вместо логики и законности в ход пошли натяжки и домыслы. Это извечное противоречие между делом обвинения и делом защиты.

Развитие адвокатуры - лишь часть сложнейшей задачи реформирования всей судебной системы. За последние полтора года мы неплохо продвинулись вперед. При этом, замечу, не наломав дров. Хотелось бы, чтобы именно таким подходом отличалась судебная реформа в целом. Принцип строительства нового на обломках старого здесь не может быть применен. Ведь цена ошибки - человеческая судьба.

Наталья Орлова

Частный ходатай по тяжбам  »
Юридические статьи »
Читайте также