Кто посчитает бомжей?

В Санкт-Петербурге для 50 тысяч официально признанных бездомными действуют только четыре ночлежки. В трех, расположенных в Московском, Центральном районах и Кронштадте, принимают только местечковых бомжей. Есть еще пристанище для бездомных в Петроградском районе, однако оно действует довольно странно: то открывается, то закрывается. Двери "Ночлежки" теоретически открыты для всех, однако вскоре их станет меньше. В ближайшее время "Ночлежка" должна отправиться на новое место жительства, "потеряв" по дороге почти половину коек.

Как всегда - не хватило...

Планы переезда известного ночлежного дома на Синопской набережной возникли около двух лет назад. "Ночлежке" выделили здание-развалюху на Боровой улице. К чести городской администрации, сразу после принятия решения постояльцев и персонал не выкинули на улицу, а дали возможность найти деньги, отреставрировать помещение и уже тогда переселяться. Что, собственного говоря, и должно произойти со дня на день. Переезд не задержит даже тот факт, что в новых "хоромах" нет холодной и горячей воды, а для прокладки пятидесятиметровой трубы требуется 520 тысяч рублей.

Самое страшное не это. Вместо 60-70 постояльцев новое здание может принять только 40 - больше мест нет. Куда девать оставшихся, для председателя фонда Максима Егорова остается загадкой. Всех пристроить не удастся. Для тех, кто останется за бортом, путь известен - на улицу, в прямом смысле слова. В свете последних событий оставшиеся еще не перестроенными и не оборудованными чердаки и подвалы скорее всего закроют. А уйти в другой приют невозможно - не примут.

И частный случай - переезд ночлежного дома - заставляет вновь вернуться к общим, никем не решаемым проблемам городских бездомных.

Кратное трем десяткам

В начале своего губернаторства Валентина Матвиенко, видимо, прониклась проблемами обитателей городского дна и вроде бы даже пообещала, что вскоре в каждом городском районе откроются приюты. "Версия в Питере" уже тогда высказывала сомнения на этот счет. Как выясняется, мы оказались правы. Прошел год, и торжественно открылась только одна ночлежка на 30 коек - на Предпортовой улице.

Справка. Приют на 30 постояльцев - это общемировая практика. Такие приюты, например, строят в Индии. Другое дело, что только в столице этой страны - Дели - ночлежек более 70. Соответственно, и мест около двух с половиной тысяч. Весь потенциал действующих городских приютов Петербурга составляет 150 коек.

Говорят, что даже под действующие приюты предпочитают отдавать старые, разваливающиеся дома. Но даже их выделяют с трудом. Любой дом, хоть в центре, хоть на окраинах, выгоднее продать инвестору, чем отдавать бездомным. Но если смотреть на перспективу, то это только так кажется.

Похоже, что мало кто из городской администрации знает, что в городе 30 тысяч трудоспособных людей вынуждены делать все что угодно, только не работать. Эти цифры предоставила регистрационная служба "Ночлежки". Но данными мониторинга, проводимого в течение многих лет, по словам Максима Егорова, не поинтересовался ни один чиновник. Исключение составляют только представители ГУВД. И в этом нет ничего удивительного. По сведениям общественной регистрационной службы, 30-35% бомжей - бывшие заключенные. Около 26% оказались на улице по семейным обстоятельствам, 17% - лишились жилплощади из-за афер. А если не начать решать эту проблему, хотя бы в виде профилактики, ряды бомжей, пострадавших от квартирного мошенничества, будут пополняться за счет притока выпускников детских домов.

Захочешь - не откажешься

Однако законодательной базы как не было, так и нет. А отсутствие каких бы то ни было нормативных актов создает питательную среду для государственной политики по выращиванию социальных иждивенцев. "Ночлежка", например, организация общественная и по закону не имеет права брать даже минимальные средства за постой со своих клиентов. Но точно по такому же пути идут и остальные три приюта, созданные за государственный счет: денег за проживание не берут. И стимула пытаться выбраться из ситуации, даже у имеющих крышу над головой, нет. Нужна одежда - можно обратиться в "Ночлежку", куда сердобольные петербуржцы иногда мешками приносят ненужные вещи. Там может одеться любой бомж. Еду - получить в разъезжающем по городу автобусе или, если совсем повезет, добраться до стационарной столовой. Так начинается в прямом смысле слова собачья жизнь: спишь где придется, а все остальное - подачки от зарубежных грантодателей, добрых граждан и государства (например, медицинские услуги бездомным петербуржцам). Получается, что оказавши йся на улице трудоспособный человек поставлен в условия вынужденной деградации. И вылезти со дна ему все равно не дадут. Даже если бороться и все время находить работу, невозможность законно платить налоги, отсутствие пенсионного страхового свидетельства, невозможность завести даже сберкнижку и попытаться скопить на старость сводят в конечном итоге все усилия на "нет".

Однако несмотря ни на что, около 80% бездомных не оставляют попыток найти постоянную работу. Наши чиновники этого видеть не хотят. А вот в соседнем регионе - республике Коми - подход к решению проблемы бомжей несколько иной.

Усушка в обмен на утруску

Государственная ночлежка в Сыктывкаре открылась в дефолтовом 1998 году. В этом приюте с первого дня все обитатели платят символическую "квартплату". По свидетельству директора ночлежки, прозванной "Домом надежды", Евгения Пыткина, те, кто хочет выбраться со дна, при оказании действенной помощи выбираются. И необходимость зарабатывать играет в этом процессе не последнюю роль. Похожий эксперимент проводили в подмосковном Люблино. Там при приюте организовали мастерские, но то ли бизнес наладить не смогли, то ли дорогу кому-то перешли - мастерские закрылись.

В который раз поднятая проблема сегодня приобретает особую остроту. На прошлой неделе в Комитете экономического развития, промышленности и торговли была представлена концепция "Программы социально-экономического развития Санкт-Петербурга до 2007 года". Впервые за много лет будет учитываться и подсчитываться так называемый человеческий и трудовой ресурс, от которого в конечном итоге зависит развитие экономики.

Но целый слой оказавшихся на улице горожан никто никогда не считал и не учитывал. Опрос, проведенный силами "Ночлежки", показал, что только 6% бездомных - беженцы, 10% прибыли из-за границы, 30% - жители России не петербуржцы, 27% - жители Ленинградской области и 27% - собственно жители города. Если откинуть беженцев, иностранцев и иногородних, то получается, что больше половины (а граница между городом и областью во многих вопросах стала условностью) бездомных - местные. Но как их существование будет учитываться новыми грандиозными планами развития Петербурга, и будет ли вообще? Вполне возможно, что им отвели место в основных показателях плавного сокращения численности горожан. При последней переписи, в 2003 году, петербуржцев было 4 миллиона 640 тысяч человек, к 2007 году останется 4 миллиона 528 тысяч. За два года наша численность сократится на 112 тысяч человек, и где гарантия, что как раз половину из них не составят бомжи, освободив, наконец, чиновников от необходимости решать эту проблему?

Версия Светланы Ножкиной

Госдума решает вопросы оплаты обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов, проживающих в домах-интернатах.  »
Юридические статьи »
Читайте также