Сапоги - лицо офицера Как наша армия готовится к встрече с главным своим врагом

Кажется, в годы застойного социализма в "Литературке" была рубрика "Они о нас". "Мы" строили коммунизм, а "они" клеветали и искажали. Рубрика не умерла. На этот раз "они" - это "представители СМИ", а "мы" - это Министерство обороны.

И чтобы "они о нас" знали только с лучшей стороны, а "мы" себя не компрометировали, подготовлено специальное учебно-методическое пособие "Организация информирования общественности о жизни и деятельности Вооруженных Сил Российской Федерации" (М., 2003). Книгу подготовил коллектив из девяти полковников и одного майора, выпущено пособие редакционно-издательским центром Генштаба под общей редакцией полковника Н. А. Дерябина, начальника пресс-службы Министерства обороны.

Уже из заглавия с двумя родительными падежами подряд ясно, что речь в книге идет отнюдь не о том, чтобы сообщать обществу правду об армии, - это было бы слишком просто, и для этого не требуются специальные пособия. Книга посвящена совсем другому искусству, гораздо более хлопотному, - "организации взаимодействия между органами военного управления и средствами массовой информации". Понимающим людям, слушавшим, например, помощника президента С. Ястржембского, не нужно долго объяснять, что это такое и чем оно отличается от правды.

Главное: в подтексте "организации взаимодействия" лежит образ СМИ, который фактически ничем не отличается от образа коварного врага. Взаимодействие с ним неизбежно, потому что существует целая законодательная база (перечислено все, начиная от закона "О СМИ" и кончая приказом министра обороны No 514 от 2001 г. "О порядке организации информирования о жизни и деятельности Вооруженных Сил РФ"), однако ничего хорошего от СМИ ждать не приходится, ибо, беззастенчиво пользуясь свободой, СМИ сообщают правду, а правда, как всем понятно, создает негативный образ всего в государстве, и в первую очередь - армии. Кстати, я сам являюсь автором книги "Обыкновенный садизм", посвященной пыткам в Российской армии, и знаю о тесной связи правды и негатива не понаслышке. Правда об армии действительно страшнее атомной войны.

Не случайно в самом начале книги авторы пересказывают ст. 1 Закона "О СМИ", сообщая, что под свободой массовой информации понимается не подлежащая ограничениям деятельность по поиску, получению, производству и распространению массовой информации; попутно упоминают ст. 4, где говорится о недопустимости призывов к захвату власти и разжигания национальной розни. После чего дают неожиданную рекомендацию для органов военного управления (ОВУ), прямо противоречащую духу и букве Закона "О СМИ": с одной стороны, "обеспечить общество полной, всесторонней и достоверной информацией о жизни и деятельности Вооруженных Сил"; с другой стороны, "защитить общественное и индивидуальное сознание от негативного информационного воздействия".

Из сказанного вытекает, что источником "негатива" являются СМИ и что они - главные "оппоненты" Вооруженных Сил РФ, потому нужна специальная "организация взаимодействия" с ними. Соответственно, книжка написана о том, как обеспечить, чтобы СМИ генерировали об армии полное, всестороннее, достоверное и - одновременно - позитивное "информационное воздействие". При этом информация, представляющая армию и ее руководство в выгодном свете, простодушно связывается с информационной безопасностью России.

Бегло перечислив основные способы информирования (подготовка сообщений для СМИ, пресс-релизы, пресс-конференции, организованное посещение военных объектов и мероприятий, официальные комментарии), авторы переходят к самому опасному - встречам представителей ОВУ с прессой. Понятно, что зачитать заранее написанные спичрайтерами релизы и комментарии - пусть и с ошибками в устном русском - нетрудно. Проблемы возникают, когда ОВУ выходит с журналистами один на один.

Хорошо понимая это, десять полковников и один майор дают целый ряд прямых рекомендаций своим коллегам. Сначала идут 11 принципов, причем некоторые из них, видимо, до ОВУ еще не дошли (например, No 1 - "никогда не говорите неправды" или No 11 - "никогда не думайте плохо о журналистах"), некоторые же, напротив, получили самое широкое распространение: "Никогда не конкретизируйте данные о потерях, пока этому нет документальных подтверждений" (No 7).

Некоторые же принципы противоречат один другому, что свидетельствует о том, что авторы запутались в хитроумии. Скажем, принцип No 2: "Никогда ничего не выдумывайте"; принцип No 3: "Никогда не комментируйте того, о чем у вас нет четкого представления". И в то же время принцип No 10 указывает: "Никогда не говорите: "Без комментариев"", причем, как тут же разъясняется, "всегда можно найти способ ответить на вопрос, даже если вы не знаете ответ или не можете говорить на какую-то определенную тему". В итоге так и осталось неясным, какой принцип главнее и можно ли врать согласно No 10 или надо фильтровать базар согласно NoNo 1, 2 и 3. При этом принцип No 1, прочитанный в контексте принципа No 10, проблематизирует само понятие "неправды".

Вслед за одиннадцатью принципами идут 9 правил "содержательного блока" и 16 правил "поведенческого". Они предварены сентенциями: "Если вы все-таки нашли в себе мужество согласиться на пресс-концеренцию и вам не удалось, несмотря ни на какие ухищрения, найти уважительного предлога для того, чтобы не явиться на встречу с прессой..." "Сложность пресс-конференции с присутствием электронных СМИ заключается в том, что на протяжении часа или около того вам приходится держать себя в строгости, ни жестом, ни словом нельзя дать усомниться собравшейся публике в правдивости и правильности сказанных вами слов". Раз есть опасность, что публика усомнится в правдивости, неужели речь идет о лжи?

После этих откровений даются уже практические рекомендации - как случайно не выдать себя прямо на глазах у врагов словом или жестом.

Постулаты "содержательного блока" потрясают глубокомыслием. "Держите в уме заготовленные заранее тезисы". "Не спешите отвечать на вопрос, подумайте". "Избегайте односложных ответов" (в память о покойном генерале Лебеде).

Затем следует блок "поведенческий" (жесты). "Не опускайте глаза и не отводите взгляд в сторону", потому что тогда "вас можно уличить в неискренности..." (еще при Николае I в военных правилах опущенные вниз глаза навлекали подозрение в лукавстве и нечистой совести). "Следите за выражением лица. Оно должно гармонировать с содержанием сказанного" (словно речь идет о компьютерной анимации).

Забота о маске на лице подкреплена заботой о конечностях. "Не складывайте руки на груди". "Не держите руки в карманах". "Не ставьте руки на бедра". Первое, комментируют десять полковников и один майор, означает, что вы ушли в глухую защиту, второе - гигиеническую неопрятность (руки грязные?) и недостоверность ваших сведений, третье - агрессию.

Вообще из 16 правил лицу (глазам) посвящено 5, рукам - 9, ногам - 2 правила. В частности, представителям ОВУ настойчиво напоминают, что пресс-конференция - это не казарма и не служебный кабинет, и потому "не стучите по столу кулаком" (правило 11). На худой конец, коль скоро пальцы непроизвольно сжимаются в кулак, когда видишь представителей СМИ, да еще в таком количестве, "можно держать кулак одной руки в ладони другой" (правило 10), удерживая его от стучания с размаху об стол президиума.

Правила по ногам настолько симптоматичны, что придется привести оба. "Не сидите с расставленными широко ногами, положив руки на колени". "Не сидите нога на ногу". Ибо первая позиция означает готовность к схватке или желание побыстрее смыться, а вторая - мнимую расслабленность. Все это не годится, нужна поза задумчивости. Допустимо, пишут авторы, "скрестить ноги в области лодыжек". Однако "при этом надо следить за тем, чтобы носки были темного цвета и покрывали икры" (осталось неясным, почему ничего не сказано, например, о ширинке или о том, что на носках не должно быть дырок).

Резюме: на пресс-конференции представителям ОВУ официально рекомендовано являться в черных гольфиках, стараться скрещивать ноги исключительно в области лодыжек, кулак правой руки изо всех сил удерживать в ладони левой. При этом внешне держаться спокойно, задумчиво и непрерывно следить не только за тем, чтобы гольфик не сполз с икры, открыв кальсоны, но и за тем, чтобы выражение лица гармонировало с содержанием сказанного. Перед тем как говорить, надо думать, а так как говорить приходится всякое (см. выше про коллизию принципов 1 - 3 и 10), то надо все время удерживать глаза - чтобы они не отклонялись ни в сторону (неискренность), ни к потолку (осточертело).

Образ полковников и генералов, которым дают такие рекомендации, сформирован своеобразный и в чем-то даже трогательный. Смесь дебильного с инфантильным, сами не знают ни куда ручки деть, ни как ножки поставить... И сколько нужно ловкости и смекалки, чтобы ни жестом, ни словом не "дать усомниться собравшейся публике в правдивости и правильности сказанных... слов". А то гольфик предательски сползет во время пресс-конференции, и журналисты сразу создадут негативный образ армии.

На поверхностный взгляд, учебно-методическое пособие пародирует книгу Алана Пиза "Язык жестов" (кое-что кажется списанным именно оттуда) и воспроизводит армейскую инструкцию по посещению туалета ("при отправлении малой нужды военнослужащие должны повернуться лицом к сиденью и...", "при отправлении большой нужды повернуться к сиденью спиной, присесть, прижав ягодицы к нему с таким расчетом, чтобы...").

На самом деле книга является диагнозом наших Вооруженных Сил, по неосторожности напечатанным тиражом 2000 экз. В этом - спасибо полковнику Дерябину и его товарищам - ее несомненная познавательная ценность.

Михаил Золотоносов

Журналиста обвиняют по уголовной статье  »
Юридические статьи »
Читайте также