Олег Коломийченко Нам не хватает поддержки "сверху"

Проблема удушения малого бизнеса петербургскими чиновниками не так давно стала предметом специального обсуждения в Совете Федерации на заседании Совета по развитию малого и среднего предпринимательства под председательством Сергея Миронова.

А 6 декабря малые предприниматели города - владельцы торговых павильонов на остановках и станциях метро, арендаторы нежилых помещений, водители маршрутных такси - в очередной раз выйдут на площадь перед Смольным, на сей раз облачившись в оранжевое, чтобы в очередной раз потребовать: "Господа чиновники, оставьте нас в покое, хватит душить нас монопольной удавкой!"

Но почему единственной надеждой малого бизнеса в борьбе за законность остаются акции прямого действия? Казалось бы, помимо судов, парламента, милиции, прокуратуры и прочих государственно-правовых аксессуаров, в городе есть специальный орган власти, призванный стоять на страже свободной конкурентной среды и защищать прежде всего интересы малых и средних субъектов рынка, - Управление федеральной антимонопольной службы по СПб и Ленобласти. Почему же оно фактически бездействует?

На этот и другие вопросы "Дело" попросило ответить руководителя УФАС по СПб и ЛО Олега Коломийченко.

- Как Вы оцениваете итоги рассмотрения "петербургского казуса" в Совете Федерации, где Вы, к слову, присутствовали? Напомню, в конце обсуждения Сергей Миронов предложил Смольному "провести встречу с представителями малого бизнеса", дабы докопаться до истины, которая, по мнению спикера СФ, лежит "где-то посередине"...

- На мой взгляд, ощутимых результатов встреча, увы, не принесла. Я в принципе считаю, что это проблема страны в целом, а не отдельного региона, и поэтому более эффективным было предложение, с которым выступила Ассоциация предпринимателей малого и среднего бизнеса Санкт-Петербурга: создать межведомственную комиссию под председательством Миронова и сделать на эту тему доклад президенту, потому что только он в ситуации назначения губернаторов способен повлиять на решения местных чиновников. В идеале же сама петербургская власть должна разработать и принять закон, который обеспечивал бы стабильные условия ведения малого и среднего бизнеса в городе. Решения, связанные с ухудшением позиций бизнеса (увеличение арендной платы, увеличение налогового бремени, внешний вид остановочных павильонов и т.п.), должны, во-первых, иметь серьезные основания, а во-вторых - определенный временной лаг, - например, не меньше пяти лет между принятием очередного такого решения. Кроме того, возможность принимать решения, ужесточающие правила для бизнеса, на мой взгляд, должна быть предоставлена только в последний год пребывания руководителя на посту: в этом случае исполнительная власть не сможет успеть извлечь выгоду из таких решений...

- Но, может, ничего придумывать не надо, а стоит просто обратиться к ст. 55, п. 2 действующей Конституции , где четко сказано: "В РФ не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина"?

- Предприниматель и гражданин - это все-таки разные понятия. Ужесточения в налоговом законодательстве относятся не к правам гражданина, а к ведению бизнеса. Поэтому исполнительная власть в рамках своей компетенции имеет право принимать такие решения.

- Но есть ведь еще и конституционное право на труд. Как в этой связи оценивать решения Смольного, фактически выбрасывающие на улицу до 50 тысяч владельцев и работников малых предприятий?

- А кто запрещает им всем зарегистрироваться на бирже труда, где, по словам чиновников, есть более 50 тысяч вакансий? Получается, что право на труд не ущемлено, - только теперь предприниматель будет получать не 3 тысячи долларов, а 300 долларов и уже за другую работу. Но в Конституции не сказано, что государство обязано гарантировать работу по специальности и зарплату в 3 тысячи долларов.

- Но почему УФАС, которое должно быть гарантом свободного развития малого и среднего бизнеса, столь "философски" взирает на его очевидные беды? Скажем, противозаконный конкурс на маршрутные перевозки был отменен судом отнюдь не по Вашей инициативе, а по иску самих предпринимателей. То же и с ларечниками - они борются со Смольным и в судах, и в прессе, и на митингах исключительно сами...

- Это не совсем так. Что касается перевозчиков, то мы тоже возбудили дело по факту неправомерности предыдущего конкурса. Отмечу, что наши коллеги из других регионов в таких случаях выигрывали у администрации дела и отменяли конкурсы на маршрутные перевозки (согласно федеральному законодательству, они, в принципе, неправомочны). Однако такие прецеденты играют положительную роль лишь в тех регионах, где "маршрутный" рынок еще не насыщен. Если перевозчик разрабатывает маршруты по каким-то поселкам, где, кроме него, никого больше нет, а чиновники все равно заставляют его идти на конкурс - фактически с одним участником, - то власть таким образом создает противозаконные барьеры. Но в Петербурге совсем другая ситуация. Федеральный закон , позволяя работать любому, не учитывает специфику нашего города. Рынок перевозок у нас достаточно конкурентен. Сегодня в эту сферу приходят все кому не лень, и возникает вопрос о безопасности горожан, об экологической обстановке и о транспортной проблеме в целом.

- Насколько я могу понять, Ваша функция - следить за соблюдением не безопасности граждан, а антимонопольного законодательства, которое Смольный де-факто нарушает...

- По условиям нового конкурса, никто не лишает мелких перевозчиков права участвовать в нем. Задача города, с которой мы тоже согласны, - сократить количество маршруток и вывести на улицу новые экологически чистые большие автобусы. Естественно, маленьким компаниям это не по силам, поэтому они должны либо объединиться и взять кредиты на закупку таких автобусов, либо пойти на работу к крупным перевозчикам.

- Выходит, чиновники, перемещающиеся по городу в иномарках с мигалками, решили за горожан, что для них будет "экологичнее" ездить в больших автобусах, ожидая их по часу? И как же все-таки быть с законом "О конкуренции", который в этом случае, похоже, все же нарушается?

- Мне удалось побывать во многих зарубежных мегаполисах. Там ездят троллейбусы, двухэтажные автобусы, но ни в одном городе нет такой оравы маршруток, как у нас. Поэтому мы поддерживаем стремление администрации перевести горожан на цивилизованный и экологический вид транспорта. В Петербурге должно быть нормальное движение, без погони за пассажирами...

- По условиям первого конкурса, который был признан незаконным, Ваше управление высказывалось более критично. Что изменилось?

- По отмененному конкурсу вообще не было предусмотрено участия мелких предпринимателей, но теперь они имеют право бороться за лоты - правда, только на субподряде...

- Они и в первый раз могли пойти в субподрядчики к ГУП "Пассажиравтотранс"...

- Могли, но это не было прописано в условиях конкурса, а сейчас прописано .

Вообще, защищая малый бизнес, я убежден, что есть сферы, в которые его не стоит пускать. К примеру, в производство лекарств и в общественный транспорт крупного города. Я - за конкуренцию в этих видах бизнеса, но с достаточно сильным регулированием.

- Откуда у Вас такая уверенность, что крупные компании "более безопасны" для граждан? Мы нередко слышим, как водители, работающие на крупных перевозчиков, также нарушают технику безопасности...

- Мы с Вами говорим о том, как должно быть в принципе, а не о том, как есть. И если крупные перевозчики не выполняют правил и требований, их надо лишать права участия в конкурсах и наказывать.

- А как насчет ларьков? Их закрывают, поскольку они тоже "экологически небезопасны"?

- Я бы так не сказал. В принципе, городская власть вправе определять места размещения мелкорозничной торговли , вид торговых павильонов, размер налогов и т.п., однако все эти правила не должны часто меняться. Бизнес должен ощущать правовую стабильность. Что касается ларька, то сам по себе он не несет никакой опасности для горожан. Опасность представляют контрафактная продукция или угроза терроризма. Но ведь, согласитесь, гораздо удобнее устроить теракт в большом автобусе или в крупном магазине, поэтому я считаю, что это надуманный предлог, за которым могут стоять разные интересы. А что касается контрафактной продукции, то для этого есть специально обученные люди из СЭС, органа по защите прав потребителей и т.п., которые вправе отбирать лицензии у нарушающих закон предпринимателей, лишать их права ведения бизнеса.

Я не знаю, кто придет на место 1500 остановочных павильонов, но уверен, что экономически это уничтожение будет выгодно крупным сетевикам. Кроме того, могу сказать, что после того, как возле моего дома с остановки убрали павильон, то, во-первых, это стало крайне неудобно для ожидающих транспорт, а во-вторых, в двух метрах от бывшего павильона появился круглосуточный магазинчик, чуть побольше бывшего ларька. Поэтому я сомневаюсь, что аргументы о террористической угрозе чиновники действительно выдвигают всерьез...

- Когда мы с Вами встречались в начале прошлой весны, Вы утверждали, что, если владельцам остановочных павильонов не будут предоставлены альтернативные места до 1 апреля, а демонтаж уже начнется, чиновников можно будет обвинить в нарушении собственных законов. Альтернативных мест до сих пор нет, а часть ларьков уже снесена. Почему же Вы безмолвствуете?

- По этому поводу мы уже возбудили дело против администрации Кировского района и вынесли соответствующее предписание. Другое дело, согласится ли с нашими выводами сама администрация. Меня несколько смущает позиция председателя КЭРППиТ Владимира Бланка. Он утверждает, что если суд ни разу еще не вынес решений, которые бы отменили те или иные действия администрации, следовательно, она поступает законно. Скорее всего, наше предписание будет оспариваться в суде. Если же чиновники исполнят наше предписание, но предоставят место, которое не будет являться де-факто альтернативой, тогда мы будет обсуждать эту проблему на встрече с губернатором.

- Не кажется ли Вам, что роль УФАС в жизни малого и среднего бизнеса по факту почти ничтожна? Может, Вам не хватает полномочий?

- Прежде всего нужно отметить, что у нас теперь отсутствуют функции поддержки предпринимательства. Да и ранее наши предложения имели чисто рекомендательную природу. Для осуществления же своей функции борьбы с административными барьерами нам полномочий хватает. Что касается диктата монополий, то, с моей точки зрения, не хватает политической поддержки со стороны высшего руководства страны.

Хочу также сказать, что переход к назначаемым губернаторам требует изменения функций антимонопольных органов. С одной стороны, губернатор отныне получает полномочия из рук президента, с другой - местное УФАС, которое может отменять противоречащие антимонопольному законодательству решения губернатора, подчиняется руководителю ФАС РФ, который, в свою очередь, подчиняется премьеру, а премьер - президенту.

Очевидно, что в новых условиях наш статус должен быть откорректирован.

К тому же, если в новой редакции закона "О конкуренции" будет принята норма о дисквалификации чиновника за нарушение антимонопольного законодательства, то это создаст дополнительный ресурс в защите интересов бизнеса.

Кроме того, было бы хорошей помощью для нас создание специальных судов, которые рассматривали бы антимонопольные дела. А пока наши дела зачастую рассматривают судьи, которые мало понимают или не хотят понимать, что на самом деле происходит.

Оксана Попова

Назначение членов Общественной палаты  »
Юридические статьи »
Читайте также