Практика привлечения к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов пересмотрена

В нашей организации происходят регулярные задержки уплаты налоговых платежей, связано это с особенностями производственного цикла и расчетов с заказчиками по проектам. Организация является крупным налогоплательщиком, и нас беспокоит сложившаяся в последнее время практика привлечения к уголовной ответственности по ст. 199 УК РФ не только за занижение налога, но и за задержку его уплаты, есть ли действенные методы борьбы с такой практикой?

-- Действительно, практика привлечения к уголовной ответственности за задержку уплаты налогов, в том числе правильно начисленных, на сумму свыше 1000 МРОТ трактовалась правоохранительными органами как уклонение от уплаты налогов с организации "иным способом". Положить конец порочной практике привлечения добросовестных налогоплательщиков к уголовной ответственности помогло решение Конституционного суда РФ от 27 мая 2003 года, в котором, в частности, указано:

1. Состав преступления, предусмотренного ст. 199 УК "Уклонение от уплаты налогов с предприятий", содержит не любую форму вины, а только вину в форме умысла. Но практика показывает, что большинство налоговых преступлений связано с неосторожностью, а не с умыслом. Обвинение обязано доказать в суде, что налогоплательщик специально занизил налогооблагаемую базу.

Сделать это очень сложно. Многие налогоплательщики научились справляться с давлением на них с целью выбить прямые доказательства вины -- признательные показания, которые, по обещанию следователя, будут засчитаны судом как деятельное раскаяние виновного должностного лица и позволят получить освобождение от уголовной ответственности в случае, если такое преступление было совершено впервые. Однако если работник не совершал умышленного преступления, то и необходимости в деятельном (то есть с содействием раскрытию "преступления" и возмещением бюджету ущерба) раскаянии нет, как и в том, чтобы записать в свою биографию факт привлечения к уголовной ответственности. Тем более если причиной несвоевременной уплаты явилась банальная задержка налогового платежа (за которую, кстати, государство взимает пени в установленном порядке и внакладе не остается) или неправильное истолкование нормы закона, в отношении которой, как это часто у нас бывает, мнение налогового органа и налогоплательщика расходится, а ясного толкования из статьи закона не следует. Например, всем известные неясности с вычетами, возмещением и восстановлением НДС.

2. Помимо этого обвинителям следует доказать, что действия компании были направлены непосредственно на избежание уплаты налога, а, скажем, не на перенос бюджетного платежа на более поздний срок. То есть имел место факт налогового мошенничества. Если же предприятие имело возможность перечислить налог в бюджет, но не сделало это, не используя никакие незаконные схемы уменьшения налоговой базы, то дело не должно возбуждаться. Также организация может оказаться жертвой поставщика, предложившего перечислить средства на расчетный счет и фактически поставившего товар, если при расследовании окажется, что поставщик использовал для получения денег фирму-однодневку, а покупатель не имел об этом ни малейшего понятия. В этом случае доказать вину покупателя также не представляется возможным.

3. Согласно решению Конституционного суда ответственность должна наступать только за неуплату законно установленного налога или сбора. Сегодня же в России есть масса сборов, региональных и местных, установленных с нарушением требований Конституции и Налогового кодекса (например, плата за загрязнение окружающей среды, налог на рекламу в СПб и другие платежи, по законности взимания которых имеются противоречивые решения судов и разбирательство не закончено). За их неуплату налогоплательщика не должны преследовать. При этом достаточно сослаться на решения судов по несоответствию сбора законодательству РФ или заявить ходатайство об отложении рассмотрения дела до принятия решения судом, если известно, что такое дело принято к рассмотрению. Так, например, рассмотрение дела по законности взимания налога на рекламу в Петербурге в настоящее время находится на стадии рассмотрения Горсудом СПб согласно определению ВС РФ.

4. Основанием для привлечения к ответственности может быть только нарушение именно налогового законодательства, а не каких-либо инструкций или иных законов.

Все эти принципы вытекали из смысла ст. 199 УК РФ, однако практика расходилась с законом. При этом значительная часть дел так и не доходила до суда и была нужна только для выбивания недоимки по налогам и статистики по заведению уголовных дел, затем прекращаемых по причинам чаще всего "деятельного раскаяния" виновных должностных лиц. Так что доказывать умысел и факт налогового мошенничества обвинителям не приходилось. Но теперь по новому УПК РФ уголовное дело может быть возбуждено только с согласия прокурора. И это дополнительная гарантия того, что Постановление Конституционного суда РФ от 27.05.03 будет учитываться и применяться. Кроме того, в соответствии с Указом Президента РФ от 11.03.03 №306 с 1 июля 2003 года ФСНП РФ будет упразднена, а ее функции будут переданы Федеральной службе по экономическим и налоговым преступлениям МВД РФ, которые, надеемся, сформируют иную практику применения ст. 198 и 199 УК РФ с соблюдением буквы закона.

Ольга Самойленко, руководитель Экспертного совета Купеческого клуба Санкт-Петербурга

Налоговые полицейские предлагают отменить раскаяние  »
Юридические статьи »
Читайте также