Цивилизованная Европа занялась российской экологией

ОАО "Санкт-Петербургский картонно-полиграфический комбинат" и Юго-Западный филиал ГУП "Водоканал Санкт-Петербург" получили временные разрешения на природопользование на основе рекомендаций Хельсинкской комиссии (HELCOM). Инициативная группа пилотного проекта планирует закрепить такой подход к контролю за загрязнением окружающей среды в законодательстве Петербурга и Ленобласти.

Временные разрешения, содержащие сокращенный перечень показателей допустимых выбросов загрязняющих веществ, были вручены двум петербургским предприятиям в рамках совместного российско-шведско-финляндского проекта "Наилучшая существующая технология и система технологического нормирования в соответствии с рекомендациями Хельсинкской комиссии как основа для улучшения состояния окружающей среды".

С чего началось

В 1998 году Министерство природных ресурсов РФ (МПР) и Государственный комитет по охране окружающей среды РФ установили сотрудничество со шведским Агентством по охране окружающей среды (SEPA) и Министерством по охране окружающей среды Финляндии (FmoE) по вопросу пересмотра российских нормативов на выбросы и сбросы и приведения их в соответствие с рекомендациями HELCOM, занимающейся вопросами защиты природной среды района Балтийского моря.

Руководителем российской части проекта стал и.о. руководителя Департамента природных ресурсов по Северо-Западному региону МПР РФ Алексей Фролов.

Работа шведских и финских экспертов финансировалась правительствами этих стран, российские же участники работали первое время на энтузиазме. Однако в 2000 году они получили поддержку комиссии Европейского сообщества по программе LIFE, которая выделила 150 тысяч евро.

Базовой научной организацией проекта LIFETCY99/ROS/022 стал Санкт-Петербургский научно-исследовательский центр экологической безопасности Российской Академии наук (НИЦЭБ РАН).

Не все нормативы одинаково полезны

Российско-скандинавский проект нацелен на разработку таких нормативов загрязнений, содержащихся в выбросах воды и воздуха, которые были бы экономически достижимы для природопользователей. При этом должны учитываться технологии, используемые природопользователями (в основном промышленными предприятиями) и возможности модернизации их очистных сооружений. Как отметил Владислав Донченко, руководитель НИЦЭБ РАН, затраты, которые потребуются предприятиям для достижения установленных уровней загрязнений, должны быть сопоставимы с их оборотами.

Проблема российского природоохранного законодательства заключается в том, что установленные требования к уровню загрязнений сбросов практически невыполнимы. Поэтому предприятия вынуждены были платить за превышение норм значительные суммы в бюджет, не имея стимула вкладывать их в переоборудование своих очистных систем, так как требуемый уровень все равно недосягаем. Как отмечали представители предприятий, можно сбрасывать и дистиллированную воду, но тогда все средства уйдут на очистку и осуществление основной деятельности станет невозможным.

Таким образом, ситуация парадоксальна – имея одну из самых строгих систем экологических требований в мире, Россия отнюдь не отличается позитивной динамикой в сфере охраны окружающей среды.

Пилотный выпуск

Попытка достигнуть баланса интересов предприятий и экологической безопасности и была предпринята в рамках проекта. Те предприятия, которые были готовы инвестировать в очистное оборудование, получили возможность заниматься природопользованием по сокращенному списку требований к сбросам, составленному индивидуально.

Так, например, филиал "Водоканала" в Пушкине вместо 28 пунктов должен будет контролировать только три показателя загрязнений: ВПК, азот и фосфор. При этом в процессе подготовки к получению такого разрешения только в модернизацию очистных сооружений этого филиала "Водоканал" вложил около 30 млн рублей. По плану реконструкции, который пушкинский филиал обязан выполнить в рамках проекта, будет инвестировано еще около 40 млн рублей. При этом если предприятие нарушит нормы, установленные разрешением, выданным на 5 лет, то действие этого разрешения может быть отменено.

Другое предприятие, получившее аналогичное разрешение на выбросы – СПб КПК, – вместо 25 показателей будет отчитываться по пяти. В пилотном проекте участвуют также ОАО "Кожа", ОАО "Рыбообрабатывающий комбинат №1", ООО "Продуктовые терминалы" и очистные сооружения МРП, которые, возможно, получат подобные разрешения осенью этого года.

Всего заявок на участие в этом проекте было подано около 100, наиболее вероятными участниками были также ОАО "Светогорск", ГП "Дальняя связь", АО "Бавария", ОАО "Карбюраторный завод", АО "Канонерский судоремонтный завод", Кингисеппский ЖКХ.

Несмотря на то что список ограничений на допустимые загрязнения сокращен по сравнению с российским законодательством, он соответствует европейским требованиям. При этом эти разрешения являются полностью легитимными в России, они заверены всеми необходимыми инстанциями. Кроме того, после завершения реконструкции очистных сооружений предприятий нормы будут несколько ужесточены.

История HELCOM

2 марта 1974 года странами Балтийского региона (ГДР, Дания, Польша, СССР, Финляндия, ФРГ, Швеция) впервые была подписана Хельсинкская конвенция по охране морской среды Балтийского моря.

Конвенция 1974 года стала первым международным соглашением, затрагивающим все источники загрязнения, поступающие как с суши, от морских судов, так и из атмосферы.

В середине 80-х годов HELCOM (Хельсинкская комиссия) активизирует международное сотрудничество в исследованиях, в объединении возможностей и партнерстве для решений общих природоохранных проблем. При этом конвенция не предусматривает механизмов воздействия на страны для безусловного выполнения рекомендаций. В конце 80-х HELCOM приняла Министерскую декларацию, установившую достаточно амбициозную цель: достичь к 1995 году 50%-ного сокращения сброса всех загрязнений и обеспечить тем самым продвижение по пути восстановления экологического баланса Балтийского моря. Для обеспечения достижений целей Министерской декларации было разработано и принято более 40 рекомендаций HELCOM, которые далеко не в полном объеме были выполнены к 1995 году. Многие рекомендации рассчитаны на более длительный период или предполагают использовать наилучшие технологии, что, естественно, требует достаточного финансового обеспечения. Именно с отсутствием необходимого финансирования связана недостаточность усилий на национальном уровне в странах с переходной экономикой. На дипломатической конференции в 1992 году была подписана обновленная Конвенция. Германия, Дания, Латвия, Литва, Польша, Россия, Финляндия, Швеция, Эстония, а также Европейское Сообщество подписали одно из крупнейших многосторонних международных соглашений по охране окружающей среды. В этом же году была утверждена "Балтийская совместная всеобъемлющая программа природоохранных мер" (JCP), которая связывала общие природоохранные приоритеты с возможностями мобилизации финансовых источников как на национальном, так и на международном уровне. В настоящее время политика HELCOM направлена не на увеличение количества новых рекомендаций, а на необходимость выполнения ранее разработанных. Для этого HELCOM пытается привлечь международные финансовые институты, банки, неофициальные организации, но основная ответственность за выполнение обязательств Хельсинкской конвенции – на национальных правительствах. Балтийская арена становится районом с возрастающим количеством политически активных организаций и инициатив, что нашло отражение в разработке новых программ, таких, как "Видение и стратегия Балтики" (VASAB) и "Балтийская повестка в 21 век" (Baltic Agenda 21). В этих программах HELCOM – ведущая природоохранная международная организация в Балтийском регионе.

Законодательные перспективы

Как отметил один из участников рабочей группы проекта LIFETCY99/ ROS/022 Леонид Коровин, генеральный директор РОО "Экология и Бизнес", успешный опыт пилотного проекта может стать основой для принятия ЗС Петербурга и Ленобласти соответствующих законов, регулирующих природопользование.

Как известно, в начале июня Верховный суд РФ признал, что Постановление Правительства РФ №632 от 28 августа 1992 года "Об утверждении Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей среды и другие виды вредного воздействия" противоречит Налоговому кодексу и Закону РФ "Об охране окружающей среды" (в части порядка установления федеральных налогов). С тех пор предприятия получили возможность не платить в бюджет за свои загрязненные выбросы, а также взыскать по суду уже уплаченные суммы. Впрочем, ситуация эта, как уверяют в Правительстве, временная.

Алексей Фролов, и.о. руководителя Департамента государственного контроля и перспективного развития в сфере природопользования и охраны окружающей среды МПР России по СЗФО, заявил, что Закон об экологических платежах должен выйти из стен Госдумы до конца этого года. Причем взимать средства с предприятий государство будет именно в форме платежей, а не в виде налога (см. "ДП" №134/02, www.dp.ru).

По мнению Алексея Фролова, экологический налог по сути своей нецелесообразен, так как, по идее, государство должно заботиться о расширении налогооблагаемой базы, а в данном случае это будет означать, что государство должно быть заинтересовано в увеличении загрязнений, сбрасываемых предприятиями.

Однако пока ситуация далека от разрешения, на фоне неразберихи в экологическом законодательстве России страны Балтийского региона предлагают Петербургу свой вариант регулирования сбросов предприятий в окружающую среду. (Е.Ш.)

Елена Шушунова

Союз пивоваров, Молочный и Мясной союзы предлагают разработать новые нормативы и требований по экологии для предприятий пищевой отрасли  »
Юридические статьи »
Читайте также