Общество надо успокаивать не словами, а решительными действиями

О том, что происходит в Северной Осетии после бесланской трагедии, о настроениях жителей республики и их требованиях к властям всех уровней в интервью корреспонденту "Росбалта" рассказал президент пивоваренной компании "Балтика" Таймураз Боллоев, потерявший в захваченной террористами школе пятерых родственников.

- Таймураз Казбекович, вы только что вернулись из Северной Осетии, какие там настроения?

Осетию навестить своих родственников, выразить свои соболезнования. В результате трагедии в Беслане погибли пять моих близких родственников: Боллоевы - 38-летний отец и две дочери, 9 и 11 лет; мать и 3-летняя дочь из другой семьи, Будаевых. У Боллоевых остался мальчик шести с половиной лет - он сейчас находится в больнице. Он до сих пор думает, что его отец жив и тоже в больнице. Хотя отца расстреляли у него на глазах...

Я был на кладбище, где похоронены родные, был в школе, общался с людьми. За полтора суток, думаю, можно почувствовать настроение в республике. Горе настолько велико, что люди, на мой взгляд, из шокового состояния до сих пор не вышли. Настроения в Осетии ничем не отличаются от настроений по всей стране.

Совершенно очевидно, и это понимает почти каждый человек, что главный мотив террористов заключался в том, чтобы втянуть Осетию в войну с соседями - ингушами, чеченцами. Даже самые горячие головы на месте это понимают. Хотя, конечно, призыв к мщению не означает, что население хочет схватить вилы. Месть в данном случае трактуется несколько по-другому: требовать от правоохранительных органов, от органов власти тщательного расследования причин трагедии, наказания тех, по чьей халатности подобное могло случиться.

Слухи ходят самые разные. Когда информация ограничена, люди домысливают сами. На сегодняшний день без вести пропавших - 170 человек, в связи с этим каких только слухов нет: что часть бандитов ушла и увела с собой заложников и прочее. В школе нет, наверное, квадратного метра стены внутри и снаружи, который бы не был отмечен пулями или кровью... Население Осетии ждет от властей, что будут приняты меры, будут найдены виновные.

- Как люди восприняли то, что изначально им говорили неправду о жертвах теракта?

- Некоторым кажется, что людьми можно манипулировать, давая им дозированную информацию, и так ими управлять. Но люди ничем не глупее тех, кто пытается это делать. А неправда вызывает, как правило, не только недоверие и озлобленность, но и серьезную, далеко идущую негативную реакцию. Как только по телевидению объявили, что в школе 354 человека, бандиты это услышали и начали зверствовать. Потому что они хотели показать, что у них более тысячи человек, и вдруг кто-то преуменьшает их "добычу". Поэтому на совести тех, кто говорил эту ложь, те погибшие, которых начали тут же расстреливать.

- На кого люди возлагают ответственность за такое количество погибших, на спецслужбы, власть?

- Российские спецслужбы, которые там действовали, - герои. Мне показали, как выносили детей из школы. Со второго этажа сотрудники спецслужб под шквальным огнем, подставляя свои спины, выносили детей. Те, которые погибли, умирали ради того, чтобы спасти ребенка. Это заслуживает большого уважения к их памяти, они настоящие герои. Действиями "Альфы" и "Вымпела" все восхищаются.

Я думаю, должно быть проведено серьезное расследование. Общество не словами надо успокаивать, а теми решительными действиями, которые власть обязана предпринимать в этой ситуации. Эти решительные действия могут быть и непопулярными. В Израиле, например, когда самоубийца что-то взрывает, разрушают его дом, а родственников арестовывают. Мы же все время ведем себя, как нам кажется, гуманно, в рамках закона, в рамках Конституции. У нас ситуация тяжелая, и наши действия должны быть адекватными ситуации. Надо спросить у всех, почему мы стесняемся?

- Говорят, что на месте школы будет построен мемориал в память о жертвах теракта. Не кажется ли вам, что сам школьный спортзал - уже памятник погибшим?

- Буквально на второй день после развязки трагедии пошли разговоры о том, что школа восстанавливаться не будет, там будет мемориал. Я бы не стал делать этих поспешных выводов. Это неправильный подход. Такое впечатление, что кто-то хочет замести следы, убрать кровь, чтобы ничего не напоминало о трагедии, построить красивый мемориал, отшлифованный гранитом. Зачем? Пусть все останется - спортзал, где происходили самые страшные вещи. Пусть это останется... Сделать там саркофаг из стекла, вокруг посадить деревья или придумать какой-то другой проект. Но все это убрать, смести бульдозерами - нельзя. Мне это напоминает случай, когда сносили Ипатьевский дом в Екатеринбурге, где расстреляли царскую семью. Это чудовищно, школа должна стать, на мой взгляд, местом скорби, туда должны приходить люди. Зачем прятать?

- Руслан Аушев в интервью "Новой газете" заявил, что власть долго не могла решить, кто пойдет на переговоры с террористами. По-вашему, власть должна понести за это ответственность?

- Аушеву лучше видно, потому что он там находился. Наверное, он может, если захочет, сказать больше, потому что он военный и ему лучше понятна та обстановка, которая была, и те действия, которые должны были быть, а их не было. Я могу только сделать выводы из рассказов людей.

Хочу сказать о другом. Для того чтобы ограничить рекламу пива, Госдума продлила свою работу в период летних каникул, и мы слышали их истерические крики, насколько это важно. Когда более тысячи человек, детей расстреливают из автоматов - собрался только Совет Думы. Что главное, что второстепенное? У нас в обществе происходят порой странные вещи. Люди должны знать, почему такое второстепенное внимание данному событию было уделено. Почему те, кому положено остановить машину, проверить груз, паспорта, не выполняют своих обязанностей, но остаются на своих должностях, продолжают себя называть высоким словом "офицер".

- Каково общее отношение населения Северной Осетии к руководству республики?

Люди понимают, что Осетия является форпостом на юге России. Хотя это не преуменьшает значения других северокавказских республик. На протяжении длительного времени во Владикавказе происходили взрывы на рынках, которые уносили десятки жизней, но ничего кардинального предпринято не было. Какие-то меры принимались, но их, видимо, недостаточно. Если принятые меры не исключают повторения подобного, а еще усиливают - значит, не те меры принимаются или принимаются некомпетентно. На встрече с творческой интеллигенцией выступил руководитель еврейской национальной общины

в Осетии. Он сказал: когда была перестройка, многие грамотные специалисты в спецслужбах по разным причинам ушли на пенсию - может, их вернуть к работе, раз нынешняя власть не может нас защитить?

- Как вы думаете, президент Дзасохов должен был уйти в отставку?

- Я не присутствовал на митинге, где он сказал: дайте время, я должен решить некоторые вопросы, а потом, если вы сочтете нужным, уйду. Уход одного человека или чья-то отставка - не выход, такие вопросы должны рассматриваться более внимательно. Если вина на этом человеке, то давайте его отправим в отставку, а просто отдавать "на съедение", чтобы успокоить общественность, - только во вред. Что касается Дзасохова, пусть другие скажут, те, кто его знает, кто с ним работает. Уходить ему в отставку или нет - должно быть на совести самого человека. Однозначно я не могу сказать, что он должен или не должен уйти. Пусть решает он и его избиратели. Идеального руководителя не бывает. На любом уровне руководства есть ошибки, но степень этих ошибок не должна приводить к такого рода серьезным катаклизмам.

- Вы выступаете за отмену моратория на смертную казнь?

- Конечно. Почему мы должны этих бандитов, которым сидеть посмертно, содержать на те деньги, которые мы платим в качестве налогов?

- По вашему мнению, чего ждет народ Осетии от президента Путина и ждет ли вообще?

- Конечно, ждет! Его приезд в Беслан имел большое значение для людей. Чем больше людей разделяет горе и сочувствует, тем легче переносить эту боль. Ожидания от президента в основном находятся в рамках принятия жестких и строгих мер не только к заказчикам и исполнителям трагедии, но и к тем людям, которые по своему служебному положению несут ответственность.

- Народ верит в то, что ему скажут правду?

- Народ знает одно - для чего все это было сделано. Для того, чтобы вызвать у людей неосознанную или бессознательную злость, чтобы люди потеряли контроль над чувствами, над собой и пошли напролом воевать с соседями.

- Кому это выгодно?

- Затухает чеченская война, нужно чтобы появились новые очаги в России, и наиболее благоприятным здесь выглядит, конечно, Кавказ. Почему более десяти лет в Грузии не вспоминали, что существует южная часть Осетии в границах Грузии. Пришел новый президент, активно поддерживаемый американцами, и начал тут же "наводить порядок", решая не экономические проблемы, а выясняя отношения с теми, о ком давно даже не вспоминали. Кому это выгодно? Совершенно очевидно: это выгодно тем, кто хочет, чтобы Россия вновь обрела образ "страшилки", слаборазвитой страны, чтобы Россией можно было пугать остальной мир.

- Как вы считаете, возможны ли столкновения между Осетией и Ингушетией?

- Мести, на мой взгляд, не должно быть, если государство примет те меры, которые должно принять. Все нужно сделать таким образом, чтобы были найдены и убежавшие преступники, если такие есть, и те, кто их послал и кто им помогал. Если государство этого не сделает - это начнет делать население. Этого допускать ни в коем случае нельзя. Должно быть проведено расследование, названы заказчики - тогда не будет никаких самосудов. Но если этого не произойдет, то ничего хорошего ждать не приходится...

Елена Панова

Борьба с терроризмом - приоритет бюджета-2005  »
Юридические статьи »
Читайте также