Вишневый сад с видом на залив Стариков переселят на землю подешевле

Самую грандиозную постановку известной чеховской пьесы берется осуществить правительство Петербурга. В качестве декораций - 430 га государственных дач в Курортном районе. В роли купца Лопахина - директор ГУП "Пригородное" Виталий Родионов. В роли вишенок - петербургские ветераны и инвалиды, до сих пор селившиеся на дачах по очень льготным ценам, а потому такие же бесполезные, как вишни в саду у Гаева. Правда, в отличие от классического сюжета, "вишенки" не вырубят под корень, а только переселят на другую, более дешевую землю, подальше от Финского залива, а вот денег с них, скорее всего, наоборот, будут брать побольше.

Назад, в коммуналки

Государственное дачное хозяйство давно уже мозолило глаза наиболее ответственным служителям отечества. На сегодня государственное унитарное предприятие "Пригородное" - это 2500 дачных домиков в поселках Белоостров, Солнечное, Репино, Курорт и Комарово. До 1992 года в них селилась партийная номенклатура. Трудно себе представить, как близкий к власти человек может жить в таких условиях - основную массу составляют примитивные щитовые строеньица с дровяным отоплением (при столь хилой теплоизоляции спасает только прохладным летом и ранней осенью). Вместо водопровода - колонка во дворе (горячей воды, понятно, нет и в помине). Вместо канализации - выгребные ямы. Большая часть построек - конца 60-х, самые поздние образцы - начала 80-х. Все домики примерно одинаковые. Немного выделяются добротностью старые финские, еще довоенной постройки избушки, которые доставались особо заслуженным партработникам и генералам, - но и там коммунальные условия аналогичны. А в 1992-м партийцев раскулачили и стали сдавать дачи в аренду всем желающим, ветеранам, инвалидам и прочим несчастным - на льготных условиях.

По закону Санкт-Петербурга "О государственном дачном обслуживании граждан льготных категорий" от 05.04.2000 г. сдавать в аренду льготникам разрешено 50% домиков (не менее 3000 мест, каждое из которых площадью в 40 квадратных метров), 50% - всем остальным по полновесному тарифу. Льготники - это Герои Советского Союза, Российской Федерации, Герои Социалистического Труда, лица, награжденные орденами Славы трех степеней, инвалиды ВОВ, просто инвалиды I и II групп, семьи, имеющие инвалидов, многодетные семьи и т. п. В этом году они сняли 3097 мест, 39% арендной платы по ним компенсируется из петербургского бюджета (в 2004 году на эти цели заложено 13 миллионов рублей).

То, что положено, и то, что получается, как известно - немножко разные вещи. Проверить, как это выглядит на самом деле, мы отправились в одно из крупнейших дачных хозяйств, входящих в ГУП "Пригородное", - "Солнечное-1", а затем в Зеленогорск, где расположен еще один крупный массив.

Домик N (арендаторы, любезно устроившие мне экскурсию по своему жилищу, попросили не называть их) - типичный льготный вариант. С виду - обыкновенный дачный домик ("я неприметен, может быть, снаружи"). Заходишь - настоящее сокровище, воплощенная мечта фантаста Жюля Верна. Машина времени переносит нас в типичную блокадную квартиру: печка точно такая же, как стояла в нашем старом доме на проспекте Елизарова, где семья во главе с моей бабушкой пережила лютую зиму 42-го. Самый поздний элемент интерьера представляет хрущевскую эпоху - неработающий холодильник конца 60-х - неважно, что неработающий, платить за него хозяйке комнаты приходится как за исправный - 30 рублей за сезон. Оплата нехитрой казенной мебели - дополнительная статья расходов, не входящая в аренду. Две железные, как в детских домах, кровати, два стола с тумбочкой - это обходится в 120 рублей за сезон.

Положенных 40 квадратных метров на ветерана при всем желании насчитать не могу. В доме три комнаты на три семьи (от 1 до 2 человек): маленькая - 10 квадратных метров (тут живет 86-летняя Валентина Ивановна, жертва сталинских репрессий, житель блокадного Ленинграда, инвалид, медалей не перечесть, ветеран дачного фронта - снимает комнатушку уже 12 лет), средняя комната - 10,75 квадратных метров (Ирина Зиновьевна со своим мужем, тоже житель блокадного Ленинграда и инвалид), и саа-амая большая, просто огроменная - 14 квадратных метров, с выходом на веранду (Ольга, молодая женщина и ее муж - тоже молодой, но уже инвалид, ветеран Афгана).

Кухня общая. Удобства - упомянутая выгребная яма. Вода - колонка во дворе. О горячей воде и душе речи нет. В теплую погоду ветераны моют голову, обливаясь на улице. Примерно раз в три недели ходят в баню, которая довольно далеко. До пляжа на заливе - полчаса ходьбы. К дому примыкает участок, приблизительно шесть соток, как в садоводствах, но на нем только трава и деревья. Подсобного хозяйства нет: дачники - не садоводы.

Но сомнительные удобства ветеранов не смущают.

- Получается, что летом мы переселяемся из отдельных квартир в коммуналку, - говорит Валентина Ивановна. - Но мы очень довольны, живем дружно...

Однако коммуналка - она и есть коммуналка...

Средняя комнатенка за сезон с 15 мая по 15 октября вместе с коммунальными услугами обходится жителю блокадного Ленинграда и инвалиду в 5100 рублей.

Соблазн на стыке двух миров

В так называемом коммерческом секторе проживает несколько иной контингент: директора заводов, небольших строительных фирм, работники иностранных компаний, работники Смольного (некоррумпированные управленцы среднего звена), творческая интеллигенция - словом, те, кого причисляют к среднему классу. Цены вполне сопоставимы с их доходами - 15000 рублей за комнату плюс веранду в летний сезон.

Стоимость аренды целого домика - в среднем 40 - 50 тысяч рублей в год, но это зависит от месторасположения, доходит до 60 - 70 тысяч рублей. Такие цены обычному пенсионеру, понятно, не потянуть. Вместе с тем желающих снять такие дачи - хоть отбавляй. Полно людей, которые снимают их по много лет, из-за чего уже почувствовали их почти своими. В результате в соответствии со своими возможностями и привычками стали благоустраивать и переделывать дачки на свой лад. Бывает, что от госдачи остается одно название - стены, крышу, даже фундамент собирают заново, естественно, все за свой счет. В таких домах, как правило, уже есть и горячая вода, и душ, и нормальный туалет - словом, все удобства, причем все сами делали. Ах, если б они знали, что и под этот фундамент нарождающегося капитализма будет заложена бомба.

Дачи льготников и коммерческих сейчас равномерно перемешаны по земельным участкам. Не совсем равномерно, конечно. Чем ближе к заливу, к магазинам, ресторанам - тем больше коммерческих. Но и ветераны от всех этих благ пока специально не удалены.

Утопическая идея, положенная в основу реформы госдач в начале девяностых: льготники живут вперемешку с коммерческими, в том числе чиновниками, общаются, узнают о нуждах друг друга, дружат, - увы, потерпела фиаско. "Коммерческие", не все, но многие, повинуясь дремучему инстинкту собственника, отгородили свои участки заборами. За редким исключением общение проходит только на виртуальном уровне. Примерно так, как описала это наша "льготница" Валентина Ивановна: "Они жарят шашлыки, мы их нюхаем"...

А социальная неоднородность и как следствие - простая человеческая зависть - уже предпосылки революции. Но главное сейчас даже не это. Главное то, что земля в Курортном районе стремительно дорожает.

Стоимость участков земли на расстоянии до 40 километров от Петербурга, вдоль побережья Финского залива от Ольгино до Серово, особенно в Сестрорецке, Солнечном, Репино, Зеленогороске, достигает 15 - 17 тысяч долларов за сотку (при том, что в Пушкине и Павловске - только до 10 тысяч). Место, мягко говоря, самое лакомое - уникальный воздух, пропитанный фитонцидами растущих повсюду сосен, ласковая волна на побережье. Пляжи сейчас почистили, песочек поменяли. Нигде земля не пользуется таким большим спросом. Все свободные от госдач площади в основном уже распроданы - тут уже не только на собственных участках, но и в собственных коттеджах обитают.

Естественно, что и у руководителей ГУП "Пригородное" давно возник соблазн воспользоваться этим обстоятельством. С точки зрения бизнеса использовать такие земли для сдачи в аренду по смешной цене - настоящее расточительство. Но вот беда - по тому же закону Санкт-Петербурга "О государственном дачном обслуживании..." от 05.04.2000, который мы уже цитировали, землю под государственными дачами нельзя продать, как и сами дачи, - их разрешается только сдавать в аренду.

План купца Лопахина

- У героев СССР есть пожизненное право на казенную дачу, - рассказывает Виталий Родионов, назначенный на должность директора ГУП "Пригородное" этим летом с благословения петербургского губернатора, - но в законе не говорится, что за ним должен быть закреплен конкретный участок или постройка. Будет реконструкция, будет и смещение.

В сущности, идея Виталия Викторовича проста - привлечь деньги, желательно не из бюджета, снести к чертям старые щитовые домики, все две с половиной тысячи, вместо них построить современные, сдавать их в аренду по гораздо большей, чем раньше, цене (прибыль - в бюджет), но какую-то часть реконструированных дач, быть может не самых шикарных, но лучше, чем сейчас, тоже с водопроводом, газом, светом, душем, отоплением - оставить для льготников. Сдавать их, пусть не по рыночной цене, зато круглый год, а разницу между льготной ценой и рыночной компенсировать не из бюджета, а из прибыли от сдачи в аренду коммерческих дач, среди которых самые простенькие будут предлагаться в аренду по цене от 200 долларов в месяц (что уже в два раза больше, чем сегодня), а элитные - от $1000.

Найдутся ли охотники на такую добычу? По оценкам риелторов, общая потребность в дачках вокруг Петербурга со стоимостью аренды $200/мес. - от 5 до 15 тысяч штук. Заново отстроенные госдачи утолят не больше половины жаждущих. Немало желающих и снять коттеджи по цене от $1000 в месяц.

Найдутся ли инвесторы? Общие затраты на проект, который планируется реализовать с 2005 под 2010 годы (подготовительный этап уже идет), оцениваются в $100 миллионов, а реконструкция одного метра хозяйства - в $700 - 800, что соответствует себестоимости строительства жилья повышенной комфортности, которое пользуется высоким спросом в городе. Правда, инвесторов хотят обременить еще и строительством дач для ветеранов, с которых прибыли не будет, зато им, скорее всего, предложат совместное с городом владение коммерческими дачами. Схема для этого хорошо отработана - сначала ГУП реорганизуется в ОАО со стопроцентным участием государства, потом акции города постепенно распродаются частным лицам. Кстати, осуществив этот план, и нынешний директор хозяйства обеспечит себя до конца дней своих.

- В любом случае ГУП "Пригородное" остается единым заказчиком и застройщиком, а после реконструкции мы хотели бы превратиться в управляющую компанию всего хозяйства, - говорит Виталий Родионов.

Единственная закавыка во всей этой истории - куда девать ветеранов? Виталий Родионов предлагает внести поправки в закон и закрепить ими не соотношение льготных и нельготных мест 50:50, а число мест, которые оставят льготникам, - 2900 - 3100. Суть этой идеи достаточно прозрачна - при таком раскладе можно будет строить только "коммерческие" дачи, не добавляя к каждой из них по льготному двойнику, как требует нынешний закон. Но это потом. На первом же этапе предлагается как раз построить новые дачи для ветеранов, зарезервировать примерно 150 га из 430, а не 50 на 50%, как сейчас (намечается легкое уплотнение). И поместить эти дачи льготников не равномерно размазанными по всем участкам, как сейчас, а на самой дешевой земле. В Солнечном, например, это хозяйство "Солнечное-2" с северной, противоположной от залива стороны железной дороги. В районе максимально удаленном от залива, а потому не пользующемся большим спросом у желающих инвестировать в недвижимость. Оттуда до залива примерно час ходьбы пенсионерскими темп ами. В концепции, разумеется, говорится только об ориентации этих дач относительно железной дороги, так что не представляющий карты местности депутат или губернатор, принимая эти предложения, и не заподозрит, что внутри дачного фонда формируется своеобразное гетто.

Зато описание будущих мест в домиках для ветеранов весьма соблазнительно: каждое из них - это комната в 20 метров (а не 10 - 15, как сейчас), плюс веранда в 20 м, участок в 2 сотки и все коммунальные удобства, как в городе.

- Не может быть, чтоб нам дали по 20 метров со всеми удобствами, это против всех экономических понятий. Или это будет, но за такую цену, которую мы не потянем, - считает наша льготница Валентина Ивановна.

- Какая арендная плата для вас приемлема? - спрашиваю ветерана.

- Уже сейчас она неприемлема, - отвечает Валентина Ивановна. - За последние четыре года цена выросла настолько, что от годовой аренды пришлось отказаться. Я теперь плачу 4000 рублей за комнатку в сезон, из них 500 рублей вернули компенсациями (как-то это не стыкуется с данными директора ГУП "Пригородное", по которым компенсируется 39%).

- Какая будет льготная арендная плата в дачах после реконструкции? - спрашиваю Виталия Родионова.

- Не знаю, это будет решать КУГИ.

Тем временем все решено

Концепция развития дачного хозяйства, предложенная ГУП "Пригородное", уже получила одобрение Смольного. Окончательное обсуждение этого проекта должно было состояться на заседании правительства Петербурга в конце августа, однако его отложили.

- Концепция находится в стадии доработки, - рассказал нам председатель КУГИ Санкт-Петербурга Игорь Метельский. - Высокая стоимость земли делает ее актуальной. Часть дачного фонда можно будет продать, за счет чего реконструировать оставшийся. (Как будто и нет Закона Санкт-Петербурга "О государственном дачном обслуживании...", запрещающего продавать городской дачный фонд!)

Тем временем руководство ГУП "Пригородное" уже начало реализовывать смелый план. Идет кадастровая съемка участков (впоследствии их нужно будет официально размежевать и зарегистрировать в ГБР), определен порядок постепенного переселения. Дачники, чьи домики попадают под расселение в следующем сезоне, предупреждены.

"Слышится отдаленный звук, точно с неба, звук лопнувшей струны, замирающий, печальный. Наступает тишина, и только слышно, как далеко в саду топором стучат по дереву"...

Алексей Орешкин

Товарищи дачники! С новых собственников загородных имений дерут три шкуры  »
Юридические статьи »
Читайте также