Адвокатам дали срок Судам объяснили, как надо работать с новыми нормами УПК

5 марта Пленум Верховного суда РФ принял постановление, разъясняющее порядок применения судами некоторых норм Уголовно-процессуального кодекса. Потребность в этом возникла после вступления в силу нового УПК и множества вопросов, возникших у судей в практике правоприменения. Разъяснения Пленума Верховного суда РФ по применению тех или иных норм носят характер директивный, то есть их исполнение не допускает иного толкования, кроме того, что указал Пленум.

Посмотрим, что принесет российским гражданам новый УПК, через призму разъяснений, представленных в некоторых пунктах постановления.

Меня заинтересовал пункт 3 постановления, где говорится об участии защитника в уголовном судопроизводстве. Раньше действовало строгое правило: если в процессе участвует государственный обвинитель, то обязательно и участие его процессуального оппонента - адвоката, причем вне зависимости от желания обвиняемого. Новый УПК закрепляет право обвиняемого в любое время отказаться от защиты. На первый взгляд это нововведение невинное и даже, казалось бы, вызвано заботой о возможности выбора у обвиняемого. Поэтому совершенно естественным представляется единственное требование к процедуре отказа от защитника - отказ должен быть не вынужденным. Отсутствие финансовых средств на оплату услуг адвоката не может быть основанием для отказа от защитника.

Для того чтобы суд принял отказ от защитника, такой отказ должен быть мотивированным, а обвиняемый должен быть признан вменяемым.

Пункт 4 постановления посвящен порядку рассмотрения вопроса об избрании меры пресечения. Согласно новому УПК решение о заключении под стражу может принимать только суд. Раньше такое решение принималось исключительно на основании тяжести преступления, в котором человека обвиняли. Сегодня же нужно мотивированно объяснить, почему конкретного гражданина следует заключить под стражу, - то есть не только указать преступление, но и добавить аргументы вроде того, что он может скрыться.

В пунктах 5 и 6 постановления наконец указаны четкие сроки, связанные с задержанием, - и это одно из тех нововведений нового УПК, которые радуют, потому что указанный раньше предел "в разумные сроки" мог далеко выходить за границы здравого смысла. Теперь в соответствии с частью 4 статьи 108 УПК РФ постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу должно быть рассмотрено судьей в течение 48 часов. Причем решение это должно приниматься в присутствии обвиняемого, прокурора и защитника. Кроме того, обозначен и предельный срок задержания - 48 часов.

С другой стороны, в постановлении Пленума Верховного суда РФ особо отмечается, что, если задержанного отпустили, это не означает, что он свободен: час прошел - и его опять могут задержать без санкции суда. На те же 48 часов. Подобная двусмысленность положения обвиняемого явно не в его пользу, а продумана, по всей видимости, для удобства следствия.

Пленум Верховного суда РФ в пункте 16 постановления обратил внимание судей на то, что срок содержания под стражей во время процесса (с момента поступления уголовного дела в суд и до вынесения приговора) не может превышать 6 месяцев. Но тут же уточнил, что суд вправе продлить этот срок для подсудимого, который обвиняется в совершении тяжких и особо тяжких преступлений.

Пункт 8 разъясняет, что обвиняемый может быть заключен под стражу не только по ходатайству сторон (обвинения и защиты), но и по непосредственной инициативе самого суда, если суд обнаружит некие основания, не замеченные прокурором. Как известно, большинство преступников разгуливает на свободе не потому, что адвокаты слишком хорошо делают свою работу, а в первую очередь потому, что следователи слишком плохо делают свою.

Казавшийся очень важным завоеванием нового УПК отказ от направления дела на доследование на деле обернулся мыльным пузырем, ведь суды будут применять его именно в рамках толкования Пленумом Верховного суда РФ. А он в пункте 17 постановления разъяснил порядок приостановления уголовного дела на предварительном слушании и изменения меры пресечения обвиняемого в связи с этим. То есть получается, что суд приостановил производство по делу по причине недостаточной подготовленности обвинения и отправил его следствию "для исправления ошибок". В ходе "работы над ошибками" легко поработать и над положением обвиняемого, задержав его в очередной раз или поместив под стражу.

В тексте постановления присутствует, кажется, единственный пункт, в котором отдали должное потребностям обвиняемого и защиты. Речь идет об 11-м пункте, указывающем суду как на руководство к действию на статью 45 Конституции РФ, которая гарантирует государственную защиту прав и свобод гражданина и человека. Благодаря новому УПК наконец у нас появилось законное право знакомиться со всеми материалами дела, на основании которых его взяли под стражу, и сможет строить свою защиту, опровергая аргументы обвинения или признавая их. Но этот реверанс в сторону защиты и обвиняемого не обошелся без дразнящих ужимок: например, в пункте 11 судьям разъяснили, что они должны ознакомить адвоката и его подзащитного с материалами, но "в разумные сроки", то есть в пределах, установленных судом. Степень разумности сроков определяется в первую очередь судьей.

Отмечу еще одно событие в новом УПК: особый порядок судопроизводства. Он применяется в тех случаях, когда обвиняемый после консультации со своим защитником ходатайствует перед судом о том, чтобы не проводить судебные заседания, не вызывать свидетелей и потерпевших, а просто вынести ему приговор на основании того, что он полностью признает свою вину. Этот хитрый обвиняемый знает (адвокат ему, наверное, сказал), что если суд примет в отношении него особый порядок судопроизводства, то приговор не может превышать одной трети соответствующего его преступлению наказания. Но только знает ли он (если об этой хитрости рассказал ему следователь), что по особому порядку бывает только обвинительный приговор. Обжаловать потом можно только наказание. Но никак не добиться оправдания, реабилитации, сколько потом ни доказывай, что следователь - Мефистофель соблазнил взять на себя еще пару чьих-то преступлений, чтоб "висяком" поменьше...

Андрей Князев, председатель Московской коллегии адвокатов, кандидат юридических наук

Верховный суд подтвердил законность базовой ставки тарифа по ОСАГО.  »
Юридические статьи »
Читайте также