Как бы молоко не убежало

Претензии налоговиков к стратегическим для Ленобласти инвесторам не только наносят серьезный ущерб инвестиционной привлекательности области, но и настораживают инвесторов в других регионах

Начиная с лета нынешнего года управление Федеральной налоговой службы России (ФНС) по Ленинградской области добивается взыскания с двух компаний с иностранным капиталом нескольких сотен миллионов рублей, якобы недоплаченных в бюджет по налогу на прибыль.

Первой жертвой активности налоговиков стало ЗАО "Филип Моррис Ижора". Объем предъявленных к табачной компании претензий - свыше 440 млн рублей. Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области отказал управлению ФНС в удовлетворении иска, такую же позицию заняла апелляционная инстанция Арбитражного суда, а потом и Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа. Однако теперь управление ФНС, вероятно, будет обращаться в Высший арбитражный суд.

По схожему сценарию развивается история взаимоотношений с налоговыми органами ЗАО "Форд Мотор Компани". С той лишь разницей, что сумма претензий чуть ниже - 310 млн рублей (это, впрочем, почти соответствует размеру чистой прибыли компании за прошлый год), а инстанций пройдено на одну меньше - до рассмотрения в окружном арбитраже дело пока не дошло. Между тем эти истории не только наносят серьезный ущерб инвестиционной привлекательности Ленинградской области, но и настораживают инвесторов в других регионах.

Изменения задним числом

Откуда именно возникли такие суммы недоплат в бюджет, в областном управлении ФНС не рассказывают. Не очень любят рассуждать на темы взаимоотношений с фискальными органами и в самих компаниях. Их представители доступны для комментариев лишь после того, как очередная судебная инстанция отклоняет требования управления ФНС, а сами комментарии сводятся к сухим фразам вроде "мы всегда платили налоги по закону, что и подтвердил суд". Эксперты в области налогового права уверены, что претензии управления ФНС связаны с налоговыми льготами, которые область предоставляет инвесторам. В пользу этой версии говорит и выбор "подсудимых": "Филип Моррис Ижора" и "Форд Мотор Компани" - крупнейшие накопители иностранных инвестиций в регионе. Областные власти приложили немало усилий, чтобы привлечь эти предприятия на свою территорию. В первую очередь, конечно, за счет налоговых послаблений.

Законы об инвестиционной деятельности действуют в Ленинградской области с 1997 года . Условием для получения льгот является заключение инвестиционного соглашения с областными властями. Такие соглашения и были подписаны с обеими компаниями. Однако через некоторое время федералы сократили региональным властям полномочия по предоставлению льгот и оказалось, что Ленобласть уже не может обеспечить инвесторам льготы в том размере, который указан в подписанных инвестсоглашениях. Чтобы не оказаться недобросовестным партнером, правительство Ленобласти нашло законную возможность предоставлять инвесторам бюджетные субсидии, компенсирующие разницу в налоговых льготах (между уровнем, прописанным в договорах с инвесторами, и тем, на который власти Ленобласти имеют право).

В результате механизм предоставления льгот усложнился. На период окупаемости проекта и два последующих года область снижает размер налога на прибыль для инвесторов на 4 процентных пункта - до минимально возможной ставки 20%. Кроме того, инвестор может получить на тот же срок из областного бюджета субвенцию в размере той части налога на прибыль (13,5%), которая поступает в казну региона. На такой же период (срок окупаемости плюс два года) инвесторы освобождаются от уплаты 2,2% налога на имущество.

В ноябре 2004 года областной суд по ходатайству прокуратуры оспорил ряд норм регионального законодательства об инвестиционной деятельности. Речь шла о том, что областной закон вводит льготу 4 процентных пункта не на всю прибыль, а лишь на ту ее часть, что получена в результате инвествложений. Такой порядок был актуален для компаний "Филип Моррис" и "Форд", которые, расширяя свое производство, реализовывали дополнительные инвестпроекты. Однако разделение налогооблагаемой базы на составные части противоречило новой редакции Налогового кодекса , вступившей в силу с 1 января 2004 года.

Администрация региона не согласилась с решением областного суда и обратилась за разъяснениями в Верховный суд, но тот в марте 2005 года занял сторону прокуратуры. И лишь в июне нынешнего года областные власти внесли изменения в законодательство, согласно которым налогом по льготной 20-процентной ставке должна облагаться вся прибыль предприятия, но только в период окупаемости. На последующие два года льгота будет действовать лишь в том случае, если в общем объеме прибыли не менее 90% приходится на инвестпроект.

Изменения были внесены задним числом - с 1 января 2004 года. Это, как полагают наблюдатели, и позволяет налоговикам считать, что в прошлом году инвестсоглашения между областью и компаниями "Филип Моррис Ижора" и "Форд Мотор Компани" не действовали вообще.

Чиновники Ленобласти спокойны

Налоговая демотивация

Управляющий партнер ООО "Президент Консалт" Андрей Цветков: - Налоговая политика, проводимая государством, непосредственно связана с инвестиционной привлекательностью страны. Налоговые и таможенные органы можно назвать регуляторами инвестиционных потоков, с помощью которых государство имеет возможность влиять на них. В этом смысле высказанная позиция руководства Федеральной налоговой службы России (ФНС) и запланированные десятки миллиардов рублей, которые должны быть доначислены по итогам проверок в бюджет, весьма настораживают. Трудно предположить, что такая позиция будет являться стимулом для инвестиций со стороны как иностранных, так и российских компаний.

Заявление руководства ФНС о том, что теперь любая налоговая проверка должна заканчиваться доначислениями налогоплательщику, отражает не только общую политику государства, направленную на ужесточение налоговой дисциплины, но и существующее мнение, что полностью добросовестных налогоплательщиков в стране просто нет. При этом, как показывает практика, до сегодняшнего дня абсолютное большинство проверок заканчивалось подобными доначислениями. Все дело в размерах и обоснованности наложенных штрафов. Ни для кого не секрет, что огромное количество штрафов отменяется в судебном порядке и не попадает в бюджет даже временно, на период судебного разбирательства. Видимо, такое положение вещей не устраивает руководство ФНС.

Заместитель председателя Комитета экономического развития (КЭР) Ленинградской области Сергей Куклин считает, что никакого правового вакуума в этот период не было. "Суд также отменил статью нашего закона о налогооблагаемой базе для расчета льготы по налогу на прибыль задним числом, т.е. с момента ее принятия в 2003 году, - рассуждает Куклин. - Поэтому и мы задним числом, ровно с той же даты, заменили одну редакцию этой статьи на другую. Если бы это противоречило каким-либо федеральным законодательным нормам, прокуратура проявила бы новый интерес к нашему инвестиционному законодательству. Но протестов с ее стороны нет".

В КЭР полагают, что для вмешательства губернатора в сложившуюся ситуацию пока нет оснований. "Во-первых, наша позиция о законодательной чистоте инвестиционного процесса была доведена до руководства территориального управления ФНС. Во-вторых, налогоплательщики не проиграли в судах еще ни одного дела. В-третьих, мы не знаем, в чем именно заключаются претензии налоговиков к инвесторам, возможно, они и не связаны с реализацией инвестсоглашений. Прямых потерь, вызванных качеством нашей законодательной базы о налоговых льготах, у крупнейших компаний нет, и, пока такой прецедент не создан, у инвесторов - как нынешних, так и будущих - нет никаких поводов для беспокойства", - считает Сергей Куклин.

Между тем, по данным независимых источников, процесс проверок налоговиками предприятий, пользующихся областными льготами, принимает лавинообразный характер. По информации "Эксперта С-З", значительные доначисления по налогу на прибыль уже оспаривает в суде чаеразвесочная фабрика "Невские пороги", расположенная во Всеволожском районе области. В ее развитие концерном "ОРИМИ" с 1999 года было инвестировано 30 млн долларов. И если столкновение в судах юристов управления ФНС по Ленинградской области и крупнейших предприятий региона станет не исключением, как было до сих пор, а нормой, это неизбежно отразится на местном инвестиционном климате. Даже если налогоплательщики будут продолжать выигрывать все суды.

Табак табаку рознь

С проблемой влияния налоговиков на инвестиционный климат сталкивается и Санкт-Петербург. В нынешнем году широкую огласку получил процесс взыскания петербургским управлением ФНС 419 млн рублей в виде доначислений по налогу на прибыль с табачной фабрики "Петро", дочерней структуры Japan Tobacco Int. И это только по итогам проверки за 2001 год. В конце сентября Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области стал на сторону табачников, но, во-первых, это пока лишь первая из четырех возможных инстанций, а во-вторых, можно только догадываться о возможных суммах доначислений, когда дело дойдет до проверок за 2002-2004 годы.

Многие аналитики, учитывая короткий промежуток времени между победами в суде "Петро" и "Филип Моррис Ижора", а также территориальную близость двух табачных фабрик, успели подвести общий знаменатель: мол, налоговики вчистую проигрывают в петербургских судах транснациональным табачным компаниям. На самом деле территориальной близостью сходство и ограничивается.

"Петро", как отмечают эксперты в налоговом праве, пользовалось (и, возможно, пользуется до сих пор) схемами минимизации налогообложения, не поощряемыми, но и прямо не запрещенными российским законодательством. То есть это путь, по которому шел ЮКОС: что не запрещено, то разрешено. Только в случае с империей Михаила Ходорковского имел место еще и политический мотив, вследствие чего суды неизменно вставали на сторону фискальных органов. У "Петро" политического момента нет и, видимо, быть не может. В то же время возможный уход JTI из России (а дело "Петро" для холдинга уже не единственное в нашей стране), в экономику которой компания проинвестировала 600 млн долларов, может окончательно разрушить добрую ауру отношений между российской властью и крупным иностранным бизнесом. Так что ввиду отсутствия политического мотива суды в деле "Петро", скорее всего, будут беспристрастны.

Случай с "Филип Моррис Ижора" лежит совсем в иной плоскости. Здесь ФНС пытается играть на разночтениях федерального и регионального законодательств, выискивая между ними дыры и противоречия. А меняется в последние годы федеральное законодательство, в том числе и налоговое, с такой скоростью, что найти эти дыры - дело техники.

Петербург шлифует законы

Крупнейшие предприятия Ленинградской области пришли в регион во многом из-за благоприятного инвестклимата, а сейчас имеют проблемы с налоговыми органами. Их судьбу могут повторить инвесторы, вкладывающие в экономику Петербурга. В городе, как известно, с 2005 года также действует закон о налоговых льготах . В нынешнем году в соответствии с законом происходит лишь накопление инвестиционных вложений, позволяющих предприятиям претендовать на льготы по налогам на прибыль и имущество, а вот со следующего года эти льготы могут реально предоставляться. Поспешат ли инвесторы воспользоваться налоговыми льготами или предпочтут ради отсутствия в будущем трений с налоговиками от них отказаться - еще большой вопрос.

"По моим сведениям, случаев отказа от налоговых льгот в городе сейчас нет, - говорит председатель Комитета экономического развития, промышленной политики и торговли Санкт-Петербурга Владимир Бланк. - Мы внимательно изучаем и изучали опыт прошлых лет и шлифуем свое законодательство, чтобы сделать его понятным и не допускающим двойного толкования, а именно это чаще всего и приводило к спорам ФНС с налогоплательщиками".

Административная реформа в действии

Главный вопрос, который возникает при появлении новых сообщений о многомиллионных доначислениях крупным российским компаниям: а зачем ФНС это нужно? Если вынести за скобки случай с ЮКОСом, объяснение получится банальным: ФНС, подчиняясь Минфину, отвечает за наполнение бюджета, а за обеспечение здорового инвестиционного климата отвечает Минэкономразвития, не имеющее рычагов влияния на ФНС. Все это - один из результатов проведенной в недавнем прошлом административной реформы. Ранее, напомним, Министерство по налогам и сборам было самостоятельной структурой, равной по статусу Минфину и Минэкономразвития и потому проводившей более взвешенную политику, отвечающую интересам всех правительственных структур.

Следствием подчинения ФНС Минфину стало введение новых критериев эффективности работы налоговиков. Теперь результаты деятельности территориальных органов ФНС - в прямой зависимости от объема доначислений, а с июля стал зависеть от этого показателя и размер премии каждого инспектора. Более того, заместитель руководителя ФНС Татьяна Шевцова заявила недавно, что "цель выездной налоговой проверки - это стопроцентная ее эффективность, иначе инспектору просто нецелесообразно проводить проверку". Примечательно, что прозвучало это заявление не на встрече Шевцовой с подчиненными, а на пресс-конференции - первой, кстати, за последние полтора года в стенах ФНС.

Презумпция невиновности отменяется?

Определенную тревогу вызывает и планируемое с Нового года законодательное расширение полномочий ФНС. Привело к этому, как ни парадоксально, весеннее заявление президента о необходимости прекратить террор в отношении налогоплательщиков. Однако вышедший из властных коридоров законопроект (разумеется, он был без проволочек принят парламентом), призванный наполнить слова президента реальным содержанием, напротив, лишь усилил тревогу в бизнес-сообществе.

Новым законом введен так называемый досудебный порядок урегулирования споров между ФНС и налогоплательщиком . Иными словами, налоговые органы получили право бесспорного списания некрупных штрафных санкций (до 50 тыс. рублей с юридического лица и до 5 тыс. рублей с индивидуального предпринимателя). То есть если раньше бремя доказательства нарушений налогоплательщиком законов ложилось на налоговиков, то теперь, не договорившись с ними в досудебном порядке (причем процедура таких договоров пока нигде не прописана), предприниматель будет вынужден в суде доказывать,

Таможня руководствуется письмами  »
Юридические статьи »
Читайте также