Жадных торговых партнеров урезонивают квотами и пошлинами

В битве за рынки других стран Россия перешла от обороны к нападению.

На это у нее есть две причины: внутренняя и внешняя.

Внутренняя -- стране надоело быть экспортером сырья. В конце января 2003 года министр экономического развития и торговли Герман Греф выразил недовольство структурой российского экспорта: слишком большая доля приходится на экспорт сырья вообще и нефти в частности. Глава Минэкономразвития РФ предлагает обложить экспортеров сырья максимально возможными налогами, а экспортеров готовой продукции -- минимальными.

Вторая причина -- внешняя: торговые партнеры России, с удовольствием покупающие нефть и газ, нередко возводят таможенные барьеры на пути российских металлов, зерна, химических удобрений и прочего.

Долгое время (с 1990 г. до 2001 г.), на протекционистские действия других государств Россия не отвечала. Иностранные компании, пользуясь поддержкой своих чиновников, избегают конкуренции с российскими товарами не только на внутреннем рынке, но и теснят российских производителей на их родном рынке, предлагая товар дешевле.

С 2002 года в Правительстве РФ все чаще говорят о поддержке и защите внутреннего рынка, а точнее, о создании справедливых экономических условий для российских и иностранных компаний.

Поддерживать производителей материально -- госдотациями -- наравне со странами ЕС, США Россия пока не может. Остается только увеличивать ввозные таможенные пошлины и вводить квоты.

И в сложившейся ситуации это оказывается более эффективным оружием в торговых войнах, чем удержание низких цен на товар за счет государственной поддержки.

Высокая доля рынка иностранных компаний в России из силы превратилась в слабость. Так, иностранные поставщики мяса настолько крепко увязли в российском рынке, что любое ограничение импорта бьет по производителям, отрасли и экономике страны в целом. Например, США и Бразилия отправляют в Россию до 30% всего экспорта мяса. И, конечно, иностранные поставщики не оставят без внимания протекционистские действия России.

Первый звоночек

Некоторые государства -- члены Всемирной торговой организации уже припугнули Россию тем, что введенные ограничения на импорт мяса могут негативно отразиться на ходе переговоров о присоединении страны к ВТО. Среди них -- США, Австралия и члены Евросоюза. Они считают, что Россия нарушила договоренность о том, что страна, претендующая на вступление в торговую организацию, не должна принимать дополнительные протекционистские меры.

Между тем члены российского Правительства так не думают. Вводимые ограничения на импорт мяса не должны привести к реальному сокращению поставок, поскольку квоты превышают средний объем импорта за последние 3 года. То есть поставщики, пусть не так, как хотелось бы, но могут увеличить продажи мяса в Россию.

Для говядины и свинины это утверждение справедливо в отношении всех поставщиков. А вот по мясу птицы российское Правительство решило разделить квоты между странами. И получилось, что развитые страны оказались в плюсе, а развивающиеся -- в минусе.

Каждому по заслугам

Меньше всех пострадают экспортеры США. Выделенные этой стране квоты позволят американским птицеводам превысить уровень экспорта, достигнутый в 2002 году (см. табл.). Но преодолеть отметку 2001 года -- 985 тысяч тонн -- в ближайшие 3 года им не удастся.

Зато появляется прекрасная возможность укрепить пошатнувшиеся позиции на российском рынке.

В марте 2002 года Правительство России запретило ввоз куриных окороков из Америки. Российские ветеринары сочли, что американские птицеводы не выполняют элементарные санитарные требования по производству курятины. Иначе думали в Минсельхозе США: Россия предъявляет слишком жесткие требования к куриным окорокам.

После долгих споров американцы согласились с требованиями российской стороны и подписали новый ветеринарный сертификат.

Пока шли переговоры, импорт окороков из-за океана сократился. Так, с января по ноябрь 2002 года в Россию ввезено 643 тысяч тонн американской курятины, тогда как за аналогичный период 2001 года американцы экспортировали 903 тысячи тонн.

После запрета на импорт куриных окороков из США российские покупатели пошли за курой в Бразилию. Доля южноамериканцев в этом сегменте к концу 2002 года приросла на 14%. И они заняли на российском рынке второе место после североамериканцев. И если бы Россия не ограничила в этом году импорт, то вполне возможно, что Бразилия вышла бы на первое место.

Меньше сомневаться

В неловкое положение рискуют попасть и бразильские экспортеры свинины. Начиная с 2001 года, когда в конце марта Ветслужба РФ запретила ввоз в Россию мяса из стран Евросоюза, Бразилия воспользовалась благоприятной конъюнктурой и увеличила свою долю на российском рынке к концу 2001 года на 31%.

В тот год делегации южноамериканских бизнесменов и чиновников приезжали в Москву почти каждый квартал. Они вели переговоры с российскими предпринимателями, членами Правительства. И не зря: в 2002 году доля Бразилии приросла еще на 21% и превысила отметку в 50%.

Но вот неприятность: в России бразильская продукция получила зеленый свет, а российская в Бразилии -- нет.

Южноамериканские чиновники и бизнесмены сомневаются, покупать в России химические удобрения или нет.

По этому поводу вице-премьер Правительства РФ недвусмысленно заметил, что Россия должна поступать относительно импортных товаров так же, как поступают другие страны в отношении российских товаров.

То есть если бразильцы не перестанут воротить нос от российских удобрений, то будут есть свою свинину сами. Таким образом, все усилия последних 2 лет по завоеванию российского рынка окажутся бесполезны.

И не подыгрывать другим

В июне 2002 года Китай ограничил импорт российской стали. Начались переговоры России с Китаем. Положение российских дипломатов осложнялось тем, что Китай -- крупнейший покупатель отечественной продукции.

В конце ноября 2002 года правительство Китая утвердило комплекс мер по ограничению доступа импортного металла на внутренний рынок.

В течение 2,5 года (с 20 ноября 2002 года по 20 мая 2005 года) иностранные производители металлопродукции смогут ввезти в Китай 37 млн тонн проката. Российская квота составляет 4,4 млн тонн горяче- и холоднокатаного проката, или 11,9%.

По данным Минэкономразвития РФ, такая квота позволит отечественным производителям довести долю на китайском рынке до 13,1% от всего импорта стали в Китай.

Зато китайским экспортерам курятины придется сократить поставки в Россию в этом году почти на 80%. И без того ничтожная доля Китая в совокупном импорте птицы в России опустится с 1,4 до 0,42% (см. табл.).

Время с квотами разбираться

Распределяя квоты на птицу, не забыла Россия и про Евросоюз, ему тоже досталось.

Осенью 2002 года страны ЕС объявили о намерениях ограничить импорт зерна. Министр сельского хозяйства России не растерялся и заявил о необходимости увязать экспорт российской пшеницы в страны Евросоюза и поставки мяса из этих стран в Россию.

Евросоюз ввел квоты на импорт зерна с 1 января 2003 года. Поставки злаковых из стран, не входящих в ЕС (за исключением США и Канады), облагаются льготной пошлиной в размере 12 евро за тонну, но только в пределах 2,4 млн тонн. На импорт сверх этой квоты установлены таможенные пошлины в размере 95 евро за тонну. Для сравнения, тонна продовольственной пшеницы в Европе стоит 115-120 евро.

В наибольшей степени введенные Евросоюзом ограничения затронули интересы России, Украины и Казахстана.

Во-первых, квота установлена на импорт пшеницы среднего и низкого качества, именно она выращивается в бывших советских республиках и России. На высококачественные сорта квоты не вводятся.

Во-вторых, рекордный урожай 2001-2002 гг. в России, на Украине и в Казахстане привел к падению цен на внутренних рынках этих стран. Экспорт оставался единственной возможностью избежать катастрофического падения цен на зерно.

В Минсельхозе РФ планировали, что в текущем году Россия отправит за границу 10 млн тонн зерна. Но это вряд ли произойдет, так как около 35% совокупного российского экспорта идет в Евросоюз.

Александр Сологуб

Упреждающий удар Минсельхоз помешал импортерам мяса подготовиться к введению квот  »
Юридические статьи »
Читайте также