Таможня сдает добро Что такое конфискат и где его можно выгодно купить?

Словосочетание "таможенный конфискат" рождает в воображении потребителя сцены удачной и недорогой покупки. Кажется, что изъятый товар реализуется почти задаром. Но подсказать, где найти эту самую "качественную дешевизну", могут немногие. "Город" решил узнать - какой конфискат, откуда и почем попадает в розничную сеть Петербурга.

Только у нас

В нынешнем году в питерских пригородах и на рынках расцвела торговля под вывеской "таможенный конфискат". Обычно под такие распродажи арендуются окраинные клубы и дворцы культуры, нередко торговля идет прямо с машины. Сам не раз наблюдал у метро "Звездная" "Газель", рядом с которой молодой человек призывал в рупор: "Только один день и только у нас! Одеться всей семьей по ценам в два-пять раз ниже рыночных..."

Голосовую рекламу дополнял рукописный плакат "Конфискат с московского терминала... Джинсы - 450 руб., ботинки мужские - от 200 руб...".

Торговля шла бойко. Видя мой интерес, продавцы тут же предложили приобрести ветровку и спортивный костюм: как раз есть подходящий размер и дешевле, чем здесь, искать бесполезно. Посмотрел и примерил. Так себе. Обновки по ряду признаков явно не сходили за фирменный товар и до боли напоминали типичный "Hugo Boss" апрашкинского пошиба. Не было "родных" ярлыков, из трикотажа лезли нитки, да и странным был тот факт, что на "Газели", якобы прибывшей из Москвы, были питерские номера. Неужели этот товар нельзя было реализовать в самой столице?

В общем, искать ответы на возникшие вопросы о происхождении таможенного конфиската решено было у первоисточника - в Северо-Западном управлении Государственного таможенного комитета (СЗТУ).

Откуда у государства внеплановые доходы

В СЗТУ мне сразу дали понять, что сейчас таможенники к реализации конфиската никакого отношения не имеют. Правда, имели прежде - до 1998 года. Тогда таможенные органы на договорной основе передавали право реализации конфискованного товара ряду торговых организаций. Понятно, что такая схема вызывала зависть у конкурентов-оптовиков и, возможно, создавала почву для служебных злоупотреблений. Так или иначе, но привилегия таможенников была обжалована в Конституционном суде и отменена.

"Любопытно, что после этого решения в Петербурге продолжали существовать магазины, где якобы продавался конфикат, - рассказал мне один из сотрудников СЗТУ. - Я сам ради интереса в них заглядывал, но на полках нередко видел товар, который вообще ни разу через таможню не проходил. Так что это мошенничество чистой воды. То, что сейчас продают под вывеской конфиската, это - заурядный китайский ширпотреб".

Откуда берется конфискат? Как объяснили в ГТК - из Административного кодекса. В нем таможенным органам посвящена 16-я глава.

- В законодательстве достаточно четко прописаны нормы по работе с товаром, обращенным в федеральную собственность. Как только в статье фигурирует понятие "конфискация", административное дело передается в судебную инстанцию, - объясняет Сергей Касаткин, начальник отдела исполнения постановлений по административным правонарушениям СЗТУ. - Таможня, как это было раньше, не имеет права сама реализовывать конфискованный товар.

Как признаются таможенники, наиболее "рабочими" стоит признать 2 - 3 статьи Административного кодекса. А самая востребованная - ст. 16.2 "недекларирование либо недостоверное декларирование товаров". Например, фура загружена бытовой техникой, а в документах груз обозначен как "зеленый горошек". Но помимо возбуждения дела необходимо сосчитать ущерб, нанесенный государству. Это делается для того, чтобы выяснить: либо правонарушитель отделается штрафом, либо наказание тянет "на полную катушку" - то есть с конфискацией. На этом этапе и необходимо оценить задержанный груз.

Оценочные работы петербургские таможенники доверяют двум солидным организациям - Торгово-промышленной палате или Центру судебной экспертизы. На практике механизм оценки довольно громоздок и специфичен. Вкратце мне объяснили, что во внимание принимаются десятки факторов - размер партии, длительность хранения, температурный режим в помещении и т. д. Далее - каждому параметру присваивается определенный понижающий коэффициент. Все они перемножаются между собой и, как следствие, в разы могут уменьшить реальную оптовую цену товара.

Недавно, например, в СЗТУ получили документы на партию джинсовых брюк, которые по накладной оценивались в 200 руб./пара, а в результате экспертизы вышло, что им "красная" цена 1,95 руб./пара. Впрочем, как пояснили специалисты, не факт, что этот товар вообще напоминал джинсы. Скорее всего, условия хранения были таковы, что вечномодная ткань превратилась в ветошь.

Прозрачность требует процентов

Когда таможенники получают на руки оценку товара и постановление суда о его конфискации в пользу государства, начинается следующий этап процедуры изъятия - передача груза Российскому фонду федерального имущества (РФФИ). Именно эта организация сегодня уполномочена реализовывать все, что ей передают органы таможни, МВД, ФСБ и прокуратуры.

На продажу конфиската РФФИ обычно отводится два месяца, после чего вырученные деньги должны зачисляться на счета силовых ведомств, конфисковавших тот или иной товар. Но в эти сроки фонд далеко не всегда укладывается. В частности, в СЗТУ подготовили справку о том, что уже в течение года они не могут получить десятки миллионов рублей за изъятый товар. Так в РФФИ, по данным таможенников, "зависла" крупная партия китайских резиновых лодок при средней стоимости около 360 руб./штука. Логично предположить, что в сезон такой товар разлетелся бы мгновенно.

Впрочем, в РФФИ считают такие претензии беспочвенными. Во-первых, говорят там, требуется еще раз убедиться в том, что конфискат действительно можно продавать. Для этого фонд Федерального имущества обращается в региональное представительство Ростеста для сертификации товара. А если передаются арестованные продукты питания, то требуется еще и ветеринарная экспертиза. Ясно, говорят в фонде, что все эти процедуры требуют времени.

Во-вторых, в Северо-Западном отделении фонда мне рассказали, что конфискат от таможенников они, как правило, получают не напрямую, а через Службу судебных приставов. В свою очередь, и сотрудники РФФИ, и приставы вправе привлекать экспертов для новой оценки товара.

- Это делается из двух соображений. Во-первых, потому что с момента ареста груза прошло время, и он мог морально устареть. А во-вторых, чтобы окончательно убедиться в ликвидности товара, - рассказывает Алексей Капаев, зам. начальника Северо-Западного межрегионального отделения РФФИ. - Был у нас недавно в практике случай - задержали партию китайской обуви. По документам отделения таможни ее оценили в 3 млн рублей. Было принято решение о конфискации, обувь дошла до нас. Но когда мы пошли в Ростест, то нам там сказали, что эту обувь реализовывать нельзя - в ней не хватает каких-то частей, поэтому люди просто испортят ноги. Получается, что, с одной стороны, у нас есть оценка - 3 миллиона, а с другой - мы ее и за 3 копейки продать права не имеем! Поэтому нам надо было найти переработчика обуви, который взялся бы ее доделать. С учетом этого обстоятельства была заказана еще одна оценка, по которой обувь упала в цене почти в 10 раз и по новой стоимости ее приобрела одна фирма для доделки.

Когда таможенный конфискат реализован, вырученные средства зачисляются на специальный счет таможни. Но не все. В 7% оценивают свою работу судебные приставы, 5% остается у РФФИ. Еще часть средств идет на оплату труда оценщиков. Поэтому на таможне считают такую посредническую схему не слишком эффективной.

- На практике, когда мы напрямую занимались реализацией конфиската, то таможня приносила государству в три раза больше денег, - рассказывает Сергей Касаткин. - Если в 2000 году по нашему региону эта цифра составляла около 300 миллионов рублей, то за половину текущего года в бюджет перечислено всего порядка 80 миллионов.

Однако в РФФИ, напротив, уверены в том, что новый механизм реализации изъятого товара абсолютно прозрачен, а издержки делопроизводства совсем незначительны в сравнении с получаемым доходом.

Бюджету телевизоры не нужны

Реализацией конфиската РФФИ занимается как самостоятельно, так и через поверенные организации - по Северо-Западу их около 20. Без частных помощников, как объяснили мне, государственным органам никак не обойтись.

- Проблема в том, что конфискованного груза очень много, а деньги бюджету нужны как можно скорее. Мы не можем выставить товар на реализацию и ждать год-два, - рассказывает Алексей Капаев. - Особенно трудно бывает с какими-то дорогими вещами. Например, конфисковали плазменные телевизоры. А через три месяца вышла новая модель и на старую уже никто не смотрит. Два фактора, которыми руководствуются оценщики, это - размер опта, поскольку желательно продать сразу всю партию, и срок, в течение которого длилось административное дело. То есть время, за которое товар либо морально устарел, либо физически испортился. Ведь бюджету телевизоры не нужны!

- Где появляется конфискат в продаже?

- Где им торгуют в розницу, я сказать не могу. Просто не знаю. В силу специфики работы мы не можем содержать магазины, так как нет четкой специализации и вообще неясно, будет ли завтра контрабанда в таких количествах. Но опт у нас приобретают многие фирмы, в том числе и те, которые широко известны потребителям, - "Эльдорадо", "Техношок" и т. д.

По словам Алексея Капаева, оценочная стоимость конфиската вполне рыночная. Но это в теории. Если "дробить" партию новых телевизоров и продавать поштучно, то их стоимость будет примерно на 10% ниже магазинной. А при реализации всей партии она будет составлять процентов 60 - 70.

Впрочем, быстро обернуть конфискат в деньги получается лишь тогда, когда товар ликвидный и на него есть повседневный спрос. Но РФФИ в силу возложенных обязанностей приходится искать покупателей и на вещественные доказательства, и на скоропортящийся товар, и на бесхозный груз. Так что не обходится без казусов и неясностей. В местном отделении фонда до сих пор пересказывает ряд анекдотических историй. Например, как по решению суда начали искать покупателей на ничейные железные шкафы. Но когда пригласили экспертов, те не смогли понять их предназначение и, как следствие, произвести оценку.

Другой случай - на таможне задержали партию цемента. Пока рассматривалось дело, прошел год. Когда же груз наконец передали РФФИ, цемент превратился в камень - его пришлось вывозить на полигон и уничтожать.

Нередко сотрудникам отдела фонда, отвечающего за реализации конфиската, приходится часами сидеть на телефоне и обзванивать торгующие организации по всей стране. "Очередь к нам не стоит, и времена, когда на конфискате можно было разжиться, давно прошли".

В общем, как нам показалось, гоняться за конфискатом потребителям особой выгоды нет. Но если у кого-то есть такое желание - может зайти на сайт регионального отделения РФФИ http://www.czmo.spb.ru. Сейчас там в разделе "комиссионная реализация" выставлены на продажу 6 позиций - от детских складных стульев до офисной техники.

Павел Урвачев

Депутаты защищают ГТК Ужесточая санкции за нарушения на таможне  »
Юридические статьи »
Читайте также