Внезапный обыск Сотрудники ОБЭП неожиданно нагрянули в офис московской фирмы «Мое право»

7 июля 2004 года в офисе Общественной правозащитной организации «Мое право» сотрудники ОБЭП УВД на московском метрополитене провели обыск. О том, с кем и с чем пришлось столкнуться в ходе этого оперативного мероприятия, поделился его непосредственный участник, председатель центрального правления организации «Мое право» Михаил Аншаков.

В офис организации «Мое право» вошла группа людей, которые позже представились сотрудниками отдела по борьбе с экономическими преступлениями УВД на метрополитене. С ними были еще два человека, которых представили как понятых.

Милиционеры сообщили, что проводят оперативные мероприятия по поступившему заявлению.

Работников организации попросили оставаться на своих рабочих местах, не мешать проведению обыска и не покидать офис до его окончания. Кроме того, им предложили выдать «предметы и вещи, которые не должны у них находиться». Правда, какие именно предметы и вещи имелись в виду, сотрудники милиции не уточнили.

Начали оперативники с осмотра офиса организации. Офис общественной организации «Мое право» расположен на улице Большая Татарская и состоит из четырех комнат. Две комнаты милиционеры только осмотрели. А вот в оставшихся кабинетах начали проводить полномасштабное изъятие: обшаривали ящики столов, стеллажей, тумбочки. Найденные документы складывали в картонные коробки, оказавшиеся под рукой.

Затем переключились на сейф. Потребовали его открыть. Документы, которые там находились, были отправлены все в те же картонные коробки.

Подробная опись конфискованных вещей при этом не велась. Список изъятых документов, который составили оперативники, чрезвычайно лаконичен: «Черная папка», «Синяя папка», «Желтая папка». Документы и папки просто складывали в общую стопку.

В итоге были изъяты кассовые и расходные ордера, ведомости по зарплате, товарные накладные, оригиналы учредительных документов (устав, протоколы собраний) организации «Мое право», пресс-релиз с информацией о массовых нарушениях прав граждан на метрополитене, документы граждан, обратившихся в организацию, личные документы ее сотрудников, которые находились в сейфе.

После этого милиционеры попросили отключить компьютеры, а потом изъяли системные блоки двух из них, а также сервер, который содержал всю базу данных организации. Пустых картонных коробок не осталось, паковать их было некуда. Поэтому оперативники просто обмотали компьютеры прозрачным скотчем.

На протяжении всего мероприятия вразумительных ответов о происходящем от сотрудников милиции добиться было невозможно. На любой вопрос руководителей организации следовал один ответ: «Не ваше дело».

По завершении оперативного мероприятия милиционеры вместо протоколов обыска и изъятия составили два «протокола осмотра места происшествия».

После проведенного обыска деятельность организации была парализована несколько последующих дней: не работали компьютеры, не было бухгалтерских и юридических документов, сотрудники напуганы и подавлены. Гадали: кто следующий?

Что нарушили сотрудники ОБЭП? Как работникам компании надо было вести себя с милицией? Ведущие эксперты комментируют эту ситуацию.

Эдуард Бабанов, адвокат Коллегии адвокатов г. Москвы «Барщевский и партнеры»

«Обыски стали нормой жизни…»

К сожалению, ситуация, рассказанная господином Аншаковым, встречается довольно часто. Обыски в офисах разных компаний стали нормой жизни. Не секрет, что подобные «проверочные мероприятия» все чаще используются как способ вымогательства или давления на неугодных лиц. При этом оперативники грубейшим образом нарушают нормы действующего законодательства. Ситуация с правозащитной организацией «Мое право», как явствует из рассказа Михаила Аншакова, не является исключением.

Начнем с того, что милиционеры не рассказали руководству организации о причинах своего визита. И, что самое главное, не предъявили постановление о проведении обыска или проверки, как того требуют Уголовно-процессуальный кодекс РФ (ст. 182) и Закон о милиции (п. 25 ст. 11). Уже одно это говорит о незаконности их визита.

Забегая немного вперед, скажу, что по результатам своих действий сотрудники ОБЭП составили документ под названием «протокол осмотра места происшествия». Но, чтобы приступить к такому осмотру, нужны законные основания. Главное из них само происшествие, указывающее, что в офисе фирмы совершено правонарушение (например, убийство, кража или какое-либо административное правонарушение). Только в этом случае осмотр оправдан. Как представляется, в офисе правозащитной организации «Мое право» ничего подобного не происходило. Возможно, оперативникам просто очень нужно было обыскать помещения фирмы. Вот они и попытались под видом осмотра провести фактически обыск принадлежащих этой организации помещений и личных вещей ее сотрудников.

Идем дальше. Если уж милиционеры назвали проводимое ими мероприятие осмотром, то должны были соблюдать его правила. Осмотр проводится визуально. В нашем же случае оперативники принудительно вскрывали ящики столов, стеллажей, тумбочки, изъяли документы и компьютеры, находящиеся в офисе организации «Мое право». А это еще одно существенное нарушение. К сожалению, далеко не последнее.

Изъятие документов и компьютеров было проведено процессуально безграмотно. В Законе о милиции (п. 25 ст. 11) дан исчерпывающий перечень документов (заметьте, о компьютерах ни слова!), которые милиционеры могут забрать с собой. Это документы на материальные ценности или денежные средства. Очевидно, что пресс-релизы, документы граждан, обратившихся в организацию «Мое право», личные бумаги ее сотрудников к таковым не относятся. А значит, их изъятие незаконно.

Более того, как Уголовно-процессуальный кодекс РФ (ст. 182), так и Закон о милиции (п. 25 ст. 11) особо оговаривают обязанность милиционеров составлять подробнейшую опись всего изъятого. При обыске в организации «Мое право» этого сделано не было.

Грубейшие нарушения имели место и при привлечении понятых. Обратите внимание: обыск проводился одновременно в нескольких помещениях, а понятых было всего двое. Очевидно, что они не могли присутствовать при всех процессуальных действиях. По закону же понятые обязаны постоянно находиться рядом с сотрудниками милиции, совершающими процессуальные действия. Если обыск проводится в нескольких помещениях, ни в одно из них милиционер не может зайти как минимум без двух, понятых.

Изложенных обстоятельств вполне достаточно, чтобы сделать однозначный вывод: обыск в общественной организации «Мое право» был проведен незаконно. А это позволяет как самой организации «Мое право», так и непосредственно ее сотрудникам обратиться в суд с исками о взыскании убытков и компенсации морального вреда (ст. 16, 151, 1069, 1099-1101 Гражданского кодекса РФ).

Виктория Шилкина, главный редактор бераторов «Если на бизнес заводят дело» и «К вам пришла проверка».

«На любое действие есть противодействие…»

В такой ситуации сегодня может оказаться руководство любого предприятия. Однако избежать негативных последствий подобного визита можно, если грамотно вести себя с работниками ОБЭП. Давайте разберемся, как надо было действовать сотрудникам компании «Мое право», чтобы противостоять незаконным (а это очевидно) действиям милиции.

Прежде всего, необходимо внимательно ознакомиться со служебными удостоверениями пришедших милиционеров и переписать их данные. Это очень важно. Если придется писать жалобы или разыскивать изъятое имущество, надо знать, где «искать концы». Имейте в виду: одних удостоверений для обыска недостаточно: нужно еще постановление следователя. Оперативники, пришедшие в общественную организацию «Мое право», этот документ не предъявили. Значит, их визит однозначно незаконен.

В такой ситуации главное - не паниковать. На любое незаконное действие есть законное противодействие. Сопротивление оказывать не нужно. В противном случае оперативники могут применить силу. Письменно фиксируйте все, что делают визитеры в погонах. Это поможет в дальнейшем грамотно составить жалобу.

Если представители власти собираются забрать с собой документы или компьютеры (как в примере с организацией «Мое право»), постарайтесь добиться, чтобы они оставили хоть какой-то документ, подтверждающий изъятие. Иначе потом будет сложно вернуть свои вещи обратно. Составьте подробную опись всего изъятого.

При обыске в общественной организации «Мое право» сотрудники милиции вели себя крайне бестактно. Звонок в подразделение собственной безопасности МВД, охладил бы их пыл. Уверена, что после телефонного разговора они стали бы сдержанней или убрались бы восвояси.

И еще один совет. Незаконный визит оперативников можно записать на аудио- или видеопленку. Записи потом очень помогут в суде.

Это то, что касается поведения во время обыска. Однако не менее важны действия, как говорят, «по горячим следам». Я бы посоветовала руководителю общественной организации «Мое право» написать жалобу во все инстанции сразу: вышестоящим чиновникам (УВД вашего региона, МВД), прокуратуру, в суд. Чтобы жалобу рассмотрели быстрее, можно направить в Генеральную прокуратуру РФ и в МВД телеграмму, где кратко описать незаконные действия сотрудников милиции.

Действовать нужно активно. Если в одной инстанции жалобу не удовлетворят, писать в другую. Только так можно вернуть изъятые документы и компьютеры, а также возместить причиненные организации убытки.

Подробнее о том, как защитить свой бизнес от уголовного преследования, читайте в бераторе «Если на бизнес заводят дело» – Прим. ред.

Вас выследит по-мобильному Жена, муж, начальник, любой ваш абонент  »
Юридические статьи »
Читайте также