Маленькие трагедии большого города В борьбе за жизнь ларечники и маршрутчики двинулись разными путями. И добились разного...

На последнем заседании правительства случилось нечто, на первый взгляд, волюнтаристски необъяснимое: одних представителей малого бизнеса губернатор Валентина Матвиенко решила "казнить", в то время как других вознамерилась вроде бы "помиловать".

Подписав свеженький транспортный закон, Валентина Матвиенко фактически уничтожила бизнес мелких перевозчиков. Однако чуть позже (уже не при телевизионных камерах) в горячих спорах все-таки зародила в сердцах владельцев остановочных торговых павильонов надежду на выживание.

В действительности, у этого "парадокса сердца" госпожи губернатора есть вполне конкретные логические обоснования.

Ларечный триумф?

Напомним, еще в конце прошлого года Смольный решил покончить как с "ларечниками", так и с "маршрутчиками", сочтя их экономически бесполезными и определив, таким образом, несколько десятков тысяч человек "с вещами на выход" с городского рынка. Тогда же владельцы остановочных павильонов создали Ассоциацию предприятий малого и среднего бизнеса для борьбы за выживание и пригласили туда мелких перевозчиков, однако те предпочли от открытой борьбы с градоначальством воздержаться.

В итоге на прошлой неделе представителям Ассоциации (то есть ларечникам, которые на протяжении нескольких месяцев донимали Смольный митингами, пикетами, письмами и листовками) удалось получить аудиенцию у губернатора. "То, что власть к нам все-таки прислушалась, - результат наших активных действий. Если бы мы не проявили инициативу, нас просто бы убрали по одному", - считает председатель Совета Ассоциации Елена Климова.

На сегодня "павильонщики" вроде бы договорились с властью о том, чтобы продлить договора аренды на полгода и демонтировать ларьки только после утверждения альтернативного места, а также попросили компенсировать затраты на установку новых павильонов. "Мы предложили губернатору убрать наши павильоны лишь после получения результатов мониторинга. В этом случае у нас есть шанс, что многие ларьки все-таки не будут снесены, а превратятся в стационарные точки. По словам "делегата" Ассоциации Марины Журавлевой, непосредственно общавшейся с губернатором, "на эти предложения Валентина Ивановна не сказала "нет"". Со своей стороны, Ассоциация предложила делегировать одного члена в президиум Совета по малому бизнесу при губернаторе. "Мы выбрали своего представителя, - пояснила Елена Климова, - чтобы участвовать в районных комиссиях по утверждению адресных программ выдачи альтернативных мест".

Умрем досрочно?

Тем временем, как уже говорилось, в тот же день был принят правительственный законопроект "О наземном маршрутном транспорте общего пользования". После утверждения в ЗакСе этот правовой акт отменит предыдущий транспортный закон 2000 года и узаконит все нововведения, о которых еще в прошлом году неоднократно говорили экономические и транспортные чиновники и которые фактически поделят город между крупными перевозчиками-монополистами, к которым в качестве "батраков" вынуждены будут наняться те из мелких перевозчиков, кому посчастливится таким образом "уцелеть" (см. "Дело" от 22.11.04 ).

Чиновники, впрочем, уверены, что новый закон, который сокращает количество рабочих мест и ведет к монопольному вздутию транспортных тарифов, для города очень полезен. "Пассажирские перевозки - прибыльная отрасль. Тем не менее, по предыдущему закону, вся убыточная часть, которая имелась в отрасли, финансировалась целиком из бюджета города. Новый закон позволит создать рыночные условия и сократить субсидирование общественного транспорта на 20-30%. Результаты нынешнего конкурса таковы, что почти половина всех заявок вообще не требует дотаций и субсидий на перевозки", - оптимистично презентует новый транспортный законопроект председатель комитета экономического развития, промышленной политики и торговли Владимир Бланк.

"Мы поддерживаем как закон, так и сам конкурс и будем принимать в нем участие", - вторят Бланку крупные перевозчики в лице председателя правления Ассоциации перевозчиков пассажиров Алексея Блинова. И усугубляют: "Хотелось бы обратить особое внимание организаторов на заявки не самых крупных перевозчиков. Представления о том, что они смогут обеспечить нулевые дотации из городского бюджета или даже сами будут доплачивать в городскую казну, иллюзорны. За этими заявками скрываются вовсе не те перевозчики, которые обладают реальными возможностями выполнить действительно безопасную и качественную услугу по перевозкам".

Факт явной дискриминации мелких перевозчиков практически не скрывают сами организаторы конкурса: "Небольшие компании окажутся в ущемленном положении и проиграют", - без тени смущения заявляет Владимир Бланк, но тут же начинает риторически увещевать "докучливых" журналистов, которых он почему-то всегда называет "коллегами": "Давайте, коллеги, зададим себе вопрос: что интересует нас в первую очередь, когда мы садимся в общественный транспорт, - малый это или крупный перевозчик либо все-таки качество автобуса и безопасность поездки? Рынок существует для потребителя, а потребитель требует безопасности!"

Данный "силлогический крендель", вероятно, представляется г-ну Бланку исчерпывающе убедительным, хотя ясно, что "безопасность" и "крупные перевозчики" - далеко не тождественные понятия, что уже неоднократно доказывалось многими авторитетными экспертами, в том числе на страницах "Дела".

Сами мелкие перевозчики, в отличие от ларечников, до сих пор не предприняли попыток публичных протестов против "смертного приговора", вынесенного им Смольным и даже не выступили открыто против очевидного нарушения антимонопольного законодательства, которое было-таки обнаружено местным антимонопольным комитетом в конкурсной документации.

"Мы сознательно не идем на массовые протесты, потому что наши активные публичные действия могут быть обращены администрацией против нас же, - пояснил "Делу" руководитель компании-перевозчика "Престиж-Авто" Андрей Колосов. - Поскольку чиновники преподносят свой закон как социальный, направленный на минимизацию бюджетных расходов, а значит, повышение благосостояния наименее обеспеченных горожан (к примеру, пенсионеров), то вполне реально предположить, что агрессию пенсионеров в связи с монетизацией льгот можно легко обратить в сторону тех, кто выступает против этого закона, то есть нас... Пока мы пытаемся повлиять на власть законными действиями - через суды и письма. Но если эффекта по-прежнему не будет, наше терпение лопнет, и 1 апреля мы просто не выйдем на работу. И тогда посмотрим на реакцию власти и жителей!"

Утопающий, спасайся сам!

Под "законными действиями" маршрутчики подразумевают многочисленные письма, разосланные на имена президента РФ Владимира Путина, спикера Совфеда Сергея Миронова, главы антимонопольного ведомства Игоря Артемьева и руководителя его местного отделения Олега Коломийченко. Однако никаких результатов эти "эпистолярные акции" пока не принесли. Мало того, из канцелярии президента был получен ответ, в котором говорилось, что письмо жалобщиков направлено в... администрацию Санкт-Петербурга!

"К сожалению, мы убедились: для того чтобы власть нас услышала, нужны публичные выступления и массовые митинги, - замечает, со своей стороны, председатель совета ассоциации по малому и среднему бизнесу Елена Климова. - Мы ведь тоже надеялись, что юридические нарушения Земельного кодекса не позволят признать решение правительства легитимным. Однако наши надежды не оправдались: законы у нас таковы, что трактовать их можно по-разному. Перевозчики к нам не присоединились и, кажется, проиграли".

Помимо письменных "челобитных", владельцы маршруток, впрочем, обратились еще в Арбитражный суд и прокуратуру с жалобами на незаконное проведение конкурсов. Ознакомившись же с текстом нового транспортного закона, мелкие перевозчики решили также оспорить его отдельные положения. Кроме того, они собираются игнорировать его де-факто: "Этот закон не захватывает такое понятие, как маршрутное такси. Речь в нем идет лишь о коммерческом транспорте. По федеральному законодательству, коммерческий транспорт и маршрутное такси - разные понятия. Поэтому, получив лицензию на осуществление перевозок пассажиров автотранспортом на территории РФ, я просто напишу, что моя машина - это маршрутное такси", - проявляет юридическую смекалку Андрей Колосов.

Судебные упования маршрутчиков, по мнению председателя комитета по законодательству ЗакСа СПб, члена транспортной комиссии Игоря Михайлова, выглядят зыбкими: "В ведомстве Бланка так пишут конкурсную документацию, что в ней есть условия, которые далеко не всем по зубам. И такую конструкцию трудно оспаривать в суде: надо доказывать, что в тендерной документации содержатся дискриминационные требования к участникам конкурса. Затрудняюсь сказать, есть ли у перевозчиков шансы победить, потому что мне неизвестна их финансовая мощность".

Сами маршрутчики настроены депрессивно. Они убеждены, что даже если бы примкнули к "ларечной" Ассоциации малого и среднего бизнеса и активно участвовали вместе с ней в митингах и шествиях, власть все равно не пошла бы на уступки: "Рынок перевозок уже давно поделен, поэтому нам остается бороться только в судах".

К тому же перевозчики более одиноки в своей беде. На стороне владельцев торговых павильонов, как выяснилось, в итоге выступили оптовики и производители товаров.

В то же время ясно: если бы ларечники не ударили в медный таз и не вскричали: "Карабарас!", никто бы их просто "не увидел" и заступаться перед Смольным за них бы не стал. Пока сами утопающие не начинают хотя бы громко кричать и "хвататься за соломинку", "спасатели" их не замечают...

Оксана Попова

Мир маркетам, война ларькам  »
Юридические статьи »
Читайте также